Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » Г.Т. Чупин. «Предыстория и история Крыма»

Первая героическая оборона и ее герои

При рассмотрении истории Крыма нельзя обойти молчанием два важных события, две героические обороны Севастополя в XIX и XX столетиях, имеющих огромное историческое значение: Крымская (Восточная) война 1853—1856 годов и Великая Отечественная война 1941—1945 годов. Как известно, история — это своего рода политика, упирающаяся одним концом в прошлое, другим — в будущее. За всю историю Крыма в нем было множество битв и сражений, но таких, как эти, по своей жестокости и массовости кровопролития на ограниченном участке земли, не было. Их можно вполне сравнить с такими, как «битва народов» на Каталаунских полях и битвой при Ватерлоо, имевших международное значение.

Битва на Каталаунских полях произошла на равнине в Северо-Восточной Франции к востоку от Парижа, недалеко от города Труа, в июне 451 года. С одной стороны, в ней участвовали объединенные войска Западной Римской империи в союзе с франками, вестготами, бургундцами, аланами под руководством римского полководца Аэция (около 390—454 гг.), с другой — объединенные войска гуннов, остготов, гепидов и других во главе с гуннским предводителем Аттилой. О жестокости этой битвы сохранились воспоминания очевидцев, рассказывающие о том, что ручей, протекавший через поле, где проходило сражение, покраснел от человеческой крови погибающих и раненых воинов.

Битва при Ватерлоо (населенный пункт в Бельгии) в 20 км южнее Брюсселя. 18 июня 1815 года произошло сражение англо-голландских войск под командованием А.У. Веллингтона, английского фельдмаршала, и прусских войск под командованием генерала-фельдмаршала Г.Л. Блюхера (1742—1819) — общей численностью около 130 тысяч человек с армией Наполеона — 172 тысячи человек. Французская армия после жесточайшей и кровопролитной схватки была разгромлена.

Эти битвы проходили без участия в них мирного населения, поэтому можно сказать, что они были менее жестоки, чем битвы за Севастополь, в которых вместе с регулярной армией принимали активное участие в оборонительных боях жители города всех возрастов и даже дети.

Первая героическая оборона — это противостояние усилению экспансии Великобритании и Франции в этом регионе с целью захвата новых рынков сбыта, получения дармового сырья и колониального влияния, столкнувшейся с интересами России, имевшей аналогичные намерения.

Первоначально события стали развиваться в следующем порядке. После провала дипломатических переговоров русские войска заняли в июне 1853 года Молдавию и Валахию, находившиеся под протекторатом Турции, последняя после этого, подстрекаемая английскими и французскими дипломатами и вынашивая планы отторгнуть от России Крым и Кавказ, 4 октября 1853 года начала войну против России.

Англия и Франция 23 декабря 1853 года ввели объединенную эскадру в Черное море, где после синопской победы русский флот безраздельно господствовал. В феврале 1854 года в ответ на ввод в Черное море кораблей англо-французского военного флота Россия объявила войну Великобритании и Франции. В марте 1854 года Англия и Франция объявили войну России.

Российские стратеги явно просчитались. Россия выставила армию в 700 тысяч человек, союзники — до 1 миллиона. Русская армия уступала им не только по численности, но и по качеству вооружения. Ее воины были вооружены главным образом гладкоствольными ружьями, а противники уже нарезным оружием. Русский военно-морской флот состоял в основном не из кораблей, оснащенных паровыми двигателями, а из устаревших парусных судов, у противника флот был оснащен исключительно паровыми двигателями. Кроме того, Россия вынуждена была, ввиду угрозы вмешательства в войну на стороне противников Австрии, Пруссии и Швеции, держать значительную часть своих войск на западной границе, а флот — в Балтийском море. К тому же, в связи с Кавказской войной 1847—1864 годов, часть российских войск была отвлечена туда.

Но, несмотря на это, на первом этапе войны Россия имела определенные успехи на Балканах и Кавказе. Русский военно-морской флот на Черном море блокировал турецкий флот в его северных портах, а в Синопском морском сражении уничтожил турецкую эскадру Осман-паши.

Видя такое положение, коалиционные войска, чтобы спасти Турцию от полного поражения, активизировали свои военные действия. Весной 1854 года англофранцузский флот блокировал русский военный флот в Балтийском море, атаковал Петропавлово-Камчатский, провел ряд демонстративных налетов в Белом и Баренцевом морях. Но этого было недостаточно.

В сентябре 1854 года при содействии 89 боевых кораблей и 300 транспортов, англо-французская армия высадила десант в Евпатории из 62 тысяч человек под командованием А.Ж. Сент-Арно и Ф. Дж. Раглана, и эти войска двинулись в сторону Севастополя. Это было главной целью союзников — взять его, как главную базу русского Черноморского флота.

Царь и русское правительство возложили оборону Крыма, а, следовательно, и Севастополя на А.С. Меньшикова1, в распоряжении которого была 37 тысячная армия.

Коалиционная армия, чтобы ввести русских в заблуждение и отвлечь часть войск, предназначенных для обороны Севастополя, еще 12 (24) мая 1854 года направила эскадру в составе 57 кораблей с десантом в 17,4 тысяч человек к берегам Керчи. Небольшой гарнизон русских не мог оказать достойное сопротивление и оставил город, предварительно взорвав пороховые погреба, батареи и городские склады. Захватчики подвергли город варварскому разбою и грабежу. 21 сентября этого же года вражеские суда высадили десант в Ялте, которая даже не имела военного гарнизона и была беззащитной. Город несколько дней подвергался грабежу и насилию.

Коалиционные войска, движущиеся от Евпатории в сторону Севастополя, встретили первое ощутимое для них сопротивление русских 8 (20) сентября 1854 года. Здесь была сделана первая, к тому же, неудачная попытка русских войск остановить противника. Однако состоявшееся сражение показало, с одной стороны, бездарность верховного командования русских, с другой — героизм, мужество офицеров и рядовых солдат, непосредственно принимавших на себя удары вражеских войск. Обе стороны понесли большие потери: союзники до 4,3 тысяч человек, русские — около 6 тысяч. Русские войска отступили в сторону Бахчисарая. Дорога на Севастополь, таким образом, оказалась открытой для противника. Над Севастополем нависла неотвратимая опасность. 11 сентября коалиционные войска двинулись на Севастополь, рассчитывая совместными действиями со своим флотом овладеть городом. Севастополь, расположенный по берегам большой бухты протяженностью в 7 км, состоял из двух частей: Северной и Южной, был плохо защищен с суши. На южной стороне были старые и недостроенные укрепления со 145 орудиями. На северной, со стороны моря, укрепления, построенные еще в начале века, с 30 орудиями. Однако со стороны моря Севастополь был защищен лучше. Вход в бухту прикрывало 8 батарей с 610 орудиями.

Русским командованием, как нами уже говорилось, было принято решение закрыть вход в Севастопольскую бухту вражеским кораблям затоплением своих. В ночь 11 (23) сентября при входе в бухту было затоплено пять старых парусных линейных кораблей и два фрегата, с которых предварительно сняли орудия (2000). Экипажи с затопленных кораблей были переведены в ряды защитников города.

Войска противника приблизились к Севастополю 13 (25) сентября 1854 года, к Северной стороне, но не атаковали, ошибочно считая, что она сильно укреплена, и сделали обходное движение, чтобы атаковать город с Южной стороны, как слабее укрепленной. При этом вражеские войска, расположенные с Южной стороны между Балаклавой и Черной речкой, получают поддержку своего флота из Балаклавской бухты.

14 (16) сентября английские войска захватывают Балаклаву, а французские — Камышевую бухту, и разворачивают свои войска на Федюхинских высотах. Постепенно коалиционные войска, кроме Северной стороны, обложили Севастополь, гарнизон которого состоял из 22 тысяч матросов, солдат и офицеров. Это было началом 349-дневной обороны Севастополя. Плохо защищенный с суши город, благодаря инициативе вице-адмирала Корнилова Владимира Алексеевича (1806—1854), вице-адмирала Нахимова Павла Степановича (1802—1855) и контр-адмирала Истомина Владимира Ивановича (1809—1855) силами моряков, солдат и всего трудоспособного населения города строились укрепления в то время, когда враг уже двигался к городу. Непосредственное руководство строительными работами осуществлял талантливый инженер-фортификатор Тотлебен Эдуард Иванович (1818—1884), получивший позднее (1869) звание инженера-генерала русской армии.

Благодаря самоотверженному труду десятков тысяч будущих защитников города к началу 1854 года на Южной стороне, на холмах соорудили 7 бастионов (пятиугольное долговременное или полевое сооружение, примыкающее к углам крепостной стены или ограды) и другие укрепления с 341 орудием. Строились подобные укрепления и на других направлениях.

Таким образом вокруг города было сооружено 8 бастионов, связанных между собой оборонительной стеной, на которой были размещены редуты2, батареи и несколько люнетов3. Линия обороны состояла из четырех дистанций (расстояний по глубине обороны), которые возглавляли опытные военачальники: генерал-майор А.О. Асланович, вице-адмирал Ф.И. Новосильский, А.И. контрадмирал Панфилов и В.И. Истомин.

Северная сторона, по недомыслию вражеских генералов, не была занята противником, что позволило осажденному городу поддерживать связь с тылом: получать продовольствие, боеприпасы, вывозить раненых, получать подкрепления. С 13 сентября город был объявлен на осадном положении. Руководство обороной города было возложено на вице-адмирала Корнилова В.А. 15 сентября он обратился к осажденным воинам с речью: «...Будем драться до последнего. Отступать нам некуда: сзади нас море... Если кто из начальников прикажет бить отбой, заколите такого начальника. Товарищи! Если б я приказал ударить отбой, и тот подлец будет из вас, кто не убьет меня...»4.

Обустроившись вокруг Южной части города, подтянув и разместив на выгодных позициях осадную и другую артиллерию, генералы коалиционной армии после проведенных рекогносцировок и артиллерийских пристрелок решили 5 октября 1854 года штурмом взять Севастополь. Штурму предшествовала сильная артиллерийская подготовка или первая массированная бомбардировка города, начатая ранним утром из 126 осадных орудий, которые вели основной огонь по оборонительным сооружениям. Было выпущено около 59 тысяч снарядов. Защитники города отвечали огнем из 118 наземных орудий и артиллерией линейных кораблей: «Гавриила», «Ягудиила», военных пароходов «Владимир», «Крым» и «Херсонес». Артиллерийская перестрелка продолжалась четыре часа. Большинство вражеских батарей было подавлено.

Но к середине дня к Севастополю подошли 29 линейных вражеских кораблей и 21 пароход-фрегат. Они открыли по береговым батареям и кораблям защитников огонь из 1340 орудий. Им противостояли только 115 орудий береговых батарей. Бомбардировка с моря велась около пяти часов. На город было пущено около 50 тысяч снарядов.

Стойкость защитников города и их ответного огня по кораблям и позициям противника вынудили его отказаться от штурма и перейти к осаде. Однако радость первого успеха обороняющихся в этот день была омрачена гибелью организатора обороны вице-адмирала Корнилова В.А. на Малаховом кургане, откуда он руководил боем — «Отстаивайте же Севастополь...» — были последние его слова перед смертью5.

Через неделю после этого — 13 октября произошло Балаклавское сражение. Главнокомандующий русскими войсками в Крыму А.С. Меньшиков с целью помощи севастопольцам, войска, отведенные в Бахчисарай после альминского поражения в долине между Севастополем и Балаклавой, навязал бой союзникам и нанес им серьезное поражение. Почти полностью была разбита английская королевская конница, на поле боя осталось около 1,5 тысяч убитых кавалеристов из представителей аристократических кругов Англии. Русские потери в этом бою 238 человек убитыми, 312 ранеными. Эта победа обеспечивала русским войскам и осажденным севастопольцам дальнейшее успешное развитие боевых действий вплоть до разгрома врага, но успех не был развит, да и не освободили Балаклаву, ставшую основной базой англичан в Крыму, из-за нерасторопности русского командования и недостатка войск в их распоряжении. Балаклавская победа фактически не изменила тяжелое положение осажденного Севастополя, однако вдохновила русских на новые подвиги. 24 октября (5 ноября) было предпринято новое наступление. Было установлено, что враг готовит новое наступление на город. Русское командование решило упредить его и отдало приказ атаковать противника в районе Инкермана. Со стороны русских участвовало в бою около 82 тысяч человек с 282 орудиями. Ставилась задача: сорвать готовившийся штурм Севастополя, вынудить союзников снять блокаду города. У них было 63 тысячи человек для участия в боях с 174 полевыми и 175 осадными орудиями. Однако состоявшееся сражение окончилось для русских полной неудачей и большими потерями — около 21800 человек убитыми и ранеными, союзники потеряли 5700 человек. Несмотря на неудачный бой, штурм Севастополя был сорван, и противника вынудили перейти к изнурительной для него зимней осаде. Война приняла затяжной характер, наступил напряженный период для обеих сторон. В войсках союзников увеличилось дезертирство, резко подскочила заболеваемость кишечными и другими болезнями. Армия союзников уменьшилась до 65 тысяч человек, что ослабило ее боеспособность. Наступил удобный момент для контрнаступления и даже снятия блокады. Но русское командование проявило нерешительность и не воспользовалось этим. Боевые качества противников были на одном уровне, и выиграл бы тот, кто проявил бы большую армейскую находчивость и инициативу — этого не случилось, генералы обеих сторон оказались не на том уровне. Вскоре русская армия оказалась в худшем положении. В декабре 1854 и в январе 1855 годов коалиционные войска получили большое подкрепление: 30 тысяч французов, 10 тысяч англичан и 35 тысяч турков. Это резко изменило ситуацию в пользу противника. К тому же, убедившись в невозможности овладеть городом с наземных позиций, англо-французское командование решило это осуществить с помощью ведения подземно-минной войны. Русские пошли в контрнаступление по этому методу. В ходе всей подземно-минной войны русские проложили около 7 км подземных галерей в два яруса, произвели 94 подземных взрыва, израсходовав при этом 12 тонн пороха. Противник сделал 118 взрывов, израсходовав при этом 68 тонн пороха.

Надо отметить, что в это напряженное, полное тревог и опасностей время в Севастополь почти одновременно прибыли для прохождения службы Л.Н. Толстой (1828—1910) и Н.И. Пирогов (1810—1881). Первый прибыл 7 ноября 1854 года, второй через 5 дней — 12 ноября.

Лев Николаевич Толстой прибыл в чине младшего офицера в воинском звании подпоручика в 3 батарею 14 артиллерийской полевой бригады, в составе которой он принимал активное участие в обороне города и, как пытливый человек, изучал повседневную жизнь, быт его защитников. Он еще не был в то время знаменитым русским писателем, но вскоре опубликованные им Севастопольские рассказы: «Севастополь в декабре», «Севастополь в мае», «Севастополь в августе 1855 года» принесли ему славу и сделали его известным на всю Россию и за рубежом. Его рассказами зачитывались все, кого интересовала героическая оборона Севастополя. В своих рассказах писатель показал реальную жизнь обороняющих город людей, простых жителей города, находящихся под постоянной угрозой смерти от артиллерийских обстрелов англо-французской артиллерии, их страдания и героизм. Он писал: «...увидите войну не в правильном красивом и блестящем строе, с музыкой и барабанным боем, с развивающимися знаменами, гарцующими генералами, а увидите войну в настоящем ее выражении — в крови, в страданиях, в смерти»6. И все это непосредственно касалось защитников Севастополя, соприкасаясь с ними в повседневной жизни и в боевой обстановке, он писал о них: «Вы ясно поймете, вообразите себе тех людей, которых вы сейчас видели, теми героями, которые в те тяжелые времена не упали, а возвышались духом и с наслаждением готовились к смерти, не за город, а за родину... надолго оставит в России Великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский...»7. Л.Н. Толстой в своих Севастопольских рассказах продемонстрировал не только жизнь в осажденном городе, героизм и отвагу солдат и офицеров в боях за Севастополь, мужество, самоотверженность и самопожертвование всех севастопольцев, но и пережитые им чувства при обороне города, как непосредственного участника боев за него. Можно безошибочно сказать, что эти чувства были вложены им в образы героев в его всемирно известном труде «Война и мир», где его герои показывают себя положительно в годы Первой Отечественной войны.

Николай Иванович Пирогов, академик, известный хирург, прибыл в Севастополь с группой подготовленных и отобранных им лично молодых хирургов (9 человек) и одного опытного фельдшера. К его приезду состояние оказания медицинской помощи раненым в осажденном городе было самое отвратительное. В письме жене вскоре по прибытии от 24 ноября он пишет: «...раненые валяются, как собаки, и долго, долго нужно хлопотать, пока их сколь-нибудь приведут в положение мало-мальски сносное»8. Используя свои организаторские способности, он взялся за это и коренным образом изменил всю медицинскую службу осажденного Севастополя. В созданном им госпитале и перевязочных пунктах привезенные им врачи и медицинские сестры, взятые из гражданского госпиталя, самоотверженно и на высоком уровне стали бороться за жизнь каждого раненого защитника города. Н.И. Пирогов впервые в истории медицины ввел институт медицинских сестер, основные положения военно-полевой хирургии, внедрил в практику вопросы сортирования и плановой эвакуации раненых. По его инициативе Симферопольский госпиталь, который существовал еще задолго до войны, становится боевым и принимает более 80 тысяч раненых защитников и участников героической обороны. Для оказания помощи пострадавшим привлечены сестры милосердия, называемые теперь медицинскими сестрами. Всего на добровольных началах на театры военных действий ушло около 250 медицинских сестер, из них 120 работало в Крыму. За чуткое и душевное отношение к раненым сестру милосердия Дашу Александрову любовно прозвали «Севастопольской». За героические действия по оказанию помощи раненым Даша Севастопольская была награждена боевой медалью «Золотой крест». Большой любовью и уважением у обороняющихся пользовались сестра А.С. Грибоедова — П. Графова и старшая медсестра К. Бакунина. Их действиям подражали и многие другие, беззаветно посвятившие себя делу по оказанию медицинской помощи.

При оказании хирургической помощи раненым севастопольцам Н.И. Пирогов применил впервые в мире хлороформ и эфирный наркоз для обезболивания при первичной обработке ран и иммобилизации конечностей с повреждением костей. В зарубежных армиях при таких ранениях, особенно при смещениях костей, как правило, широко практиковалась, как единственное средство сохранить жизнь раненому, первичная ампутация раненой конечности. Пирогов же, чтобы избавить раненого от инвалидности, применил в этих случаях жесткую гипсовую повязку. Им были также разработаны и применены для этих целей различные костно-пластические операции: вытягивание конечностей при переломах костей с их смещением, резекция суставов, глубокая обработка раны с иссечением разорванных ее краев и извлечением инородных предметов, в том числе пуль, осколков снарядов и т. п.

Оборона Севастополя имела всенародную поддержку, во многих губернских и уездных городах создавались Комитеты помощи, которые занимались сбором средств в фонд помощи семьям защитников города, вдовам и сиротам. По их призыву много молодежи, особенно студенческой, шли добровольцами (волонтерами) на войну, девушки-студентки, молодые женщины шли на курсы сестер милосердия, чтобы после окончания их посвятить себя раненым воинам. В декабре 1854 года вышел указ императора для поощрения солдат и офицеров, по которому месяц пребывания на бастионах Севастополя засчитывался за год службы. Для усиления подводного заграждения на Севастопольском рейде по приказу главнокомандующего в Крыму 13 февраля 1855 года дополнительно было затоплено еще три линейных корабля и 3 фрегата между Николаевской и Михайловской бухтами.

Во второй половине февраля 1855 года А.С. Меньшиков был отстранен от командования войсками в Крыму и отправлен в отставку. Временно командующим был назначен барон генерал-адъютант Остен-Сакен, начальник севастопольского гарнизона. Вместо себя официальным приказом он назначил вице-адмирала П.С. Нахимова, который, вступив в должность, сразу же издал несколько приказов по укреплению дисциплины и безопасности, по улучшению снабжения осажденных продовольствием.

7 марта 1855 года командующим войсками в Крыму стал генерал-адъютант князь М.Д. Горчаков9. Замена Меньшикова на Горчакова мало что дала защитникам Севастополя. Один из защитников города дает Горчакову следующую характеристику: «Ветхий, рассеянный, путающийся в словах и в мыслях старец... был менее всего похож на главнокомандующего»10.

В этот же день на Камчатском люнете погибает контр-адмирал В.И. Истомин, герой Севастопольской обороны. Руководил обороной Малахова кургана, господствующего над осажденным городом. Вице-адмирал Нахимов очень скорбел о погибшем, ближайшем своем помощнике. Он распорядился похоронить его в склепе недостроенного Владимирского собора рядом с захороненными там прославленными адмиралами М.П. Лазаревым и В.А. Корниловым.

Защитники Севастополя проявляли массовый героизм. Некоторые воины показывали невиданные образцы храбрости. Так, унтер-офицер Зинченко, будучи раненым, отразил наседавших на него французов, вынес с поля боя своего раненого командира батальона, спас знамя полка. Матрос Кошка Петр Маркович участвовал в восемнадцати вылазках в расположение вражеских войск, захватил десять «языков», за что был награжден Георгиевским крестом. Подобные вылазки защитники осажденного города совершали почти ежедневно. Кроме П. Кошки, в этих вылазках проявили чудеса храбрости Игнатий Шевченко, Афанасий Елисеев, Алексей Рыбаков, Иван Димченко, Федор Заика, Андрей Сасонов и многие другие. Кроме воинов, в защите города принимали участие гражданские люди и даже дети. Так, десятилетний мальчик Коля Пищенко был награжден боевым орденом за участие в боях при защите пятого бастиона. Вместе с рядовыми защитниками Севастополя проявляли чудеса храбрости и находчивости офицеры и некоторые генералы. Примером может служить генерал-лейтенант Степан Александрович Хрулев (1807—1870), который с начала Крымской войны командовал и участвовал в боях в составе Дунайской армии, а с декабря 1854 года стал участником обороны Севастополя в качестве командира дивизии, затем с мая 1855 года руководил юго-восточным участком обороняющегося города, с июня — обороной Корабельной стороны. Под его командованием в конце марта 1855 года была совершена самая большая вылазка в боевые порядки врага. В ней участвовало 11 батальонов, которые ворвались на английские и французские позиции, разрушили большую часть укреплений, нанесли врагу большой урон и взяли много пленных.

28 марта 1855 года противник начал вторую бомбардировку города, которая продолжалась до 6 апреля. На город и его защитников было обрушено 160 тысяч снарядов. Из-за нехватки снарядов обороняющиеся ответили только 89 тысячами выстрелов. В ходе вражеской бомбардировки четвертый бастион был практически полностью разрушен. Вице-адмирал Ф.М. Новосильский собрал более 1500 рабочих и под огнем противника за ночь восстановил его. Несмотря на то, что враг имел значительный перевес в живой силе и технике, ему не удалось овладеть городом.

25 мая 1855 года город подвергся новой сильной бомбардировке, после которой противник начал штурм города, ему удалось захватить Камчатский люнет, Селенгинский и Волынский редуты. Защитники города несколько раз выбивали противника из этих укреплений, но к концу дня, под давлением превосходящих сил наступающих, вынуждены были отойти к Малахову кургану. В этих боях защитники города потеряли 5500 солдат и офицеров, противник — 620011.

Сделав небольшой перерыв (передышку), интервенты 5 июня утром начали четвертую бомбардировку города, 548 осадных орудий открыли ураганный огонь по Севастополю и его оборонительным сооружениям. К концу дня к бомбардировке подключились подошедшие корабли захватчиков. За сутки интервенты выпустили 62 тысячи снарядов. Были нанесены значительные разрушения на Малаховом кургане и на третьем бастионе. Надеясь на то, что позиции русских разрушены, противник предпринял штурм Корабельной стороны города, которая была отбита с большими потерями для врага — 7 тысяч человек, русские потеряли 4800 человек. В отражении противника большую роль сыграли пароходы-фрегаты: «Владимир», «Громоносец», «Херсонес», «Крым», «Бессарабия», «Одесса». 28 июня на Малаховом кургане был смертельно ранен адмирал Нахимов, вскоре он умер. На другой день его похоронили в склепе Владимирского собора рядом с погребенными там адмиралами М.П. Лазаревым, В.А. Корниловым, В.И. Истоминым, погибшими ранее при защите Севастополя.

Новый главнокомандующий войсками в Крыму Горчаков М.Д., по настоянию императора, 4 августа предпринял наступление в районе Черной речки, чтобы отвлечь часть войск противника от истерзанного Севастополя. Однако его нерешительность и несогласованность действий других генералов привели к провалу этого наступления, русские войска понесли большие потери, вынуждены были отступить на исходные позиции. На следующий день после этого неудачного наступления интервенты подвергли город пятой бомбардировке, которая продолжалась несколько дней. Только в первые два дня по обороняющимся было выпущено 34 тысячи снарядов. Из-за недостатка боеприпасов русские ответили только 15 тысячами выстрелов, однако наступление врага было предотвращено. Опять начались и продолжались почти три недели изнурительные позиционные бои.

24 августа (по старому стилю) 1855 года противник предпринял шестую и последнюю бомбардировку города, продолжавшуюся три дня. Основной удар был направлен на Корабельную сторону и особенно на Малахов курган, на который было выпущено 150 тысяч снарядов12. 27 августа в 12 часов дня начался генеральный штурм города. Корабельную сторону атаковало 39 тысяч, городскую — 18500 воинов противника. У противника было еще 60 тысяч человек резерва. Защитники имели только 22300 человек на Корабельной стороне и 12700 — на Городской. Было успешно отбито 11 атак, в результате 12-й атаки противнику удалось захватить Малахов курган, господствующий над городом. Дальнейшая защита Южной части города становится нецелесообразной и с наступлением темноты по заранее наведенному мосту через бухту обороняющиеся отходят на Северную сторону. Одновременно с отходом в бухте было затоплено 6 кораблей: 1 фрегат, 1 корвет и 5 бригов. 28 августа (12 сентября) защитники города, уничтожив батареи, пороховые погреба и другие боевые сооружения, стали отходить на Северную сторону. 30 августа (11 сентября) Александр II заступил на престол и отдал приказ прекратить оборону Севастополя. Однако оборона Северной стороны города продолжалась еще 174 дня до самого подписания перемирия 17 (29) февраля 1856 года. Славные защитники города не хотели отдавать его бесславно. За весь период осады союзники потеряли 54 тысячи человек (по их данным). Другие источники, учитывая умерших от ран и болезней, считают, что потери их превышают 150 тысяч человек. Потери русских составили 102669 человек. В 1856 году 18 марта воюющие стороны подписали в Париже очень ущербный для России мирный договор. По этому договору России запрещалось иметь на Черном море военный флот и арсеналы на его берегах. Через 15 лет русская дипломатия добилась отмены этих статей.

Примечания

1. Меньшиков Александр Сергеевич (1787—1869), адмирал (1833). С 1827 года начальник Главного морского штаба и член кабинета министров. В Крымскую войну главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму. (прим. автора)

2. Редут — сомкнутое полевое укрепление прямоугольной или многоугольной формы, подготовленной к круговой обороне. (Военно-энциклопедический словарь. М., 1984)

3. Люнет — открытое с тыла полевое или долговременное оборонительное сооружение. Тыл люнета прикрывается засекой или специально выделенным резервом. (Военно-энциклопедический словарь. М., 1984, с. 630)

4. Винеев Г.И. Севастополь 1783—1983 — страницы истории. Симферополь. «Таврия» 1983, с. 26

5. Боевая летопись русского флота. М., 1948, с. 28

6. Толстой Л.Н. Избранные рассказы. М., 1954. с. 68

7. Толстой Л.Н. Избранные рассказы. М., 1954, с. 75

8. Ванеев Г.И. Севастополь 1783—1983 — страницы истории. Симферополь «Таврия» 1983, с. 230

9. Горчаков Михаил Дмитриевич (1793—1861), русский генерал (1844) участник Отечественной войны 1812 года, участник походов русской армии 1813—1814 годов. В Крымскую войну командующий войсками на Дунае. С 7 марта 1855 года главнокомандующий войсками в Крыму. (Военно-энциклопедический словарь. М., 1984, с. 204)

10. Боевая летопись русского флота. М., 1948, с. 32

11. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII веке (Очерки), с. 133

12. Дюличев В.П. Рассказы по истории Крыма. 1998, с. 136

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь