Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

На правах рекламы:

Биография бизнесмена Романа Василенко — Биография бизнесмена Романа Василенко (progorod43.ru)

Главная страница » Библиотека » В.Д. Блаватский. «Античная археология Северного Причерноморья»

Азиатская часть Боспора

По сравнению с европейской частью Боспорского государства, менее исследованной является азиатская часть, в особенности районы, населенные местными племенами. Внимание археологов до сего времени было преимущественно направлено на изучение городов и притом не всех.

Исследования топографии1 Таманского полуострова ведутся уже давно, однако многое еще остается неясным. Дело в том, что географические условия там подвержены довольно быстрым и сильным изменениям, гораздо более значительным, чем на Керченском полуострове. В древности Таманский полуостров имел совершенно иной облик2, чем теперь, — он состоял из островов, число которых точно не установлено. Сбивчивость и неясность показаний нашего основного источника по географии античного времени — Страбона3 допускает предположение, что он сам представлял недостаточно отчетливо топографию этой части Боспорского государства. Наибольшее значение среди городов азиатского Боспора имела Фанагория; Страбон4 сообщает, что главным городом для европейских боспорцев был Пантикапей, а для азиатских — Фанагория.

Развалины древней Фанагории находятся на южном берегу Таманского залива примерно в 3 км к западу от хутора Сенного. Исследованиями5, производившимися с середины тридцатых годов текущего столетия до последнего времени, установлены границы Фанагории и выявлен характер культурных напластований в различных частях города. Древнее городище расположено на двух больших террасах, тянущихся вдоль узкой полосы берегового песка; длина его с востока на запад достигает 900 м, а ширина колеблется от 650 м в восточной части до 350 м в западной; это составляет площадь около 37 га. Однако, как показали раскопки 1939—1940 гг., а также подводные6 археологические работы 1958—1959 гг., значительная часть древнего города, размером около 15 га, отчасти размытая, ныне затоплена морем, уровень которого поднялся с древних времен не менее чем на 4 м.

Фанагорийское городище имеет сложную стратиграфию — 14 культурных слоев, пять из них средневекового, а остальные античного периода. Сохранность сооружений в Фанагории нередко заставляет желать лучшего. Таманский полуостров беден строительным камнем, в силу чего там с древнего времени постоянно имела место выборка камня из старых построек. Раскопками обнаружены остатки построек, начиная с последних десятилетий VI в. до н. э.; к этому времени относятся развалины дома с винным погребом. В V—IV вв. до н. э. были сооружены полы, тщательно выложенные из гальки. В IV в. до н. э. в западной части города было возведено дважды перестраивавшееся в дальнейшем монументальное общественное здание, возможно гимнасий; толщина стен этого сооружения достигала 1,60 м.

97. План Фанагории (наземной и подводной части)

Ко II в. до н. э. относится построенный примерно посередине прибрежной части города большой, богато украшенный дом. Сохранившиеся обломки штукатурки, украшенной раскраской и росписью, отличаются высоким уровнем исполнения.

Среди построек периода сарматизации следует упомянуть остатки винодельни7, обнаруженные неподалеку от дома II в. до н. э. и, по-видимому, терм в западной части города. От последних сохранились обломки широких глиняных теплопроводных труб — гинокаустов, которые проводились под полом горячей бани.

В юго-восточной части города были открыты развалины оборонительной стены III—II вв. до н. э., четырехметровой ширины в основании, субструкцией ее служил пласт наклонно расположенных камней на глиняном растворе. На субструкции лежали большие каменные глыбы. В I в. до н. э. стена прекратила свое существование, а в I—IV вв. н. э. данный участок стал керамиком — районом гончарных мастерских. Там обнаружены круглые в плане печи различной величины. Лучше других сохранилась печь диаметром 5,30 м, раскопанная в 1930 г.8

К западу от Фанагорийского городища были открыты незначительные остатки древних дорог и большой монументальный колодезь, сооруженный в первые века нашей эры, заключавший около двухсот битых амфор III—V вв. н. э. С трех сторон и особенно с западной и восточной9 к городу прилегают грунтовые могильники, где преобладали простые ямные захоронения античной эпохи (начиная с VI в. до н. э.) и средневекового периода.

Простые грунтовые могилы античного времени по большей части небогатые. Изделия из драгоценных металлов встречаются в них весьма редко, погребальный инвентарь обычно ограничивается глиняной посудой, немногочисленной и невысокого качества. Трупоположение явно преобладает над кремацией. Значительно богаче захоронения в земляных склепах, относящихся к периоду сарматизации. Устройство их следующее: выкапывалась глубокая прямоугольная яма, форма и размеры которой позволяли удобно опустить в нее гроб; затем с одной или обеих узких сторон прокапывался невысокий ход — дромос, который вел в погребальную комнату. Покойники в таких гробницах нередко погребались в деревянных гробах. В могилы клали стеклянные, краснолаковые и простые сосуды, серебряные пряжки, фибулы, различные виды бус, монеты, оружие. Помимо грунтовых могил, около Фанагории находится много курганов10, расположенных преимущественно к востоку и западу от города. Кроме того, длинная цепь курганов тянется на юг от города на протяжении нескольких километров; нужно думать, что эти курганы были расположены вдоль дороги, проходившей здесь в древности.

Курганы в фанагорийском некрополе, видимо, появились в V в. до н. э. и в основном относятся к периоду Спартокидов. Курганные захоронения производились по преимуществу в грунтовых ямах; нередко встречаются могилы со стенками, обложенными сырцовым кирпичом и сверху накрытыми деревянными брусьями. Как и в грунтовом могильнике, преобладающим погребальным обрядом было трупоположение. Наиболее богатые погребения в фанагорийских курганах относятся к IV—III вв. до н. э., среди них выделяется гробница, раскопанная в 1869 г. Эта могила, с сырцовыми стенками и деревянным перекрытием, заключала женское погребение начала IV в. до н. э., в инвентарь которого входили художественно исполненный головной убор из золота и три полихромных фигурных сосуда, представлявших Сфинкса, Афродиту, выходящую из раковины, и сирену11. Обнаруженные в курганных насыпях гробницы сарматского времени близки по характеру пантикапейским. Также довольно близки по общему типу и времени пантикапейским рельефным надгробиям аналогичные намогильные памятники Фанагории.

Наконец, следует упомянуть о мусорных свалках, расположенных отчасти к западу и главным образом к востоку от городища. Там было обнаружено очень большое количество битой глиняной посуды, в том числе керамического брака, позволившего установить наличие гончарного производства в Фанагории с VI в. до н. э. В фанагорийских мастерских изготовлялись терракотовые статуэтки, небольшие мерные клейменные кувшины (ойнохои), остродонные амфоры, черепица и пр. Раскопанная в 1947 г. свалка12 II—I вв. до н. э. содержала много обломков терракотовых статуэток из мастерской коропласта. Это были преимущественно женские задрапированные фигурки, вероятно изображавшие Афродиту Уранию.

Другой значительный город азиатской части Боспора — Гермонасса, по всей вероятности, находился на месте нынешней станицы Таманской. Городище Гермонассы исследовано значительно меньше, чем Фанагорийское, систематические работы13 там начались совсем недавно и пока затронули небольшую площадь. Исследование Гермонассы затрудняется тем обстоятельством, что над античным культурным слоем лежат значительные напластования (около 3½ м толщиной) более позднего времени, в том числе древнерусского города Тмутаракани.

98. Винодельня, обнаруженная в синдском поселении, предполагаемой Коракондаме (раскопки 1953 г.)

Античные напластования Гермонассы достигают в толщину 6 м. Как показали раскопки последнего времени, Гермонасса возникла еще в первой половине VI в. до н. э. В ранних напластованиях обнаружены остатки построек с сырцовыми стенами на каменных цоколях и обломки боспорской керамики с незамысловатым узором в виде полос. При раскопках Гермонассы в 1957 г. были обнаружены две зерновые ямы VI в. до н. э.; емкость их была 1,3 и 1,4 куб. м. Во второй яме было обнаружено около 1200 кг ячменя с небольшой примесью пшеницы и ржи.

Недавно опубликованный14 грунтовой могильник некрополя Гермонассы состоял по преимуществу из погребений VI—V вв. до н. э. Среди них довольно много погребений с оружием. Курганные погребения Гермонассы в общем близки по времени фанагорийским. Наиболее интересна каменная гробница15 начала III в. до н. э. на Лысой горе к западу от станицы Таманской, заключавшая великолепный мраморный саркофаг в виде ящика, украшенного розеттами, закрытого крышкой наподобие двускатной кровли с фронтонами, обрамленными акротериями.

Недалеко от Гермонассы находится могильник, расположенный около мыса Тузлы16, раскапывавшийся преимущественно в 1911 и 1913 гг. В.В. Шкорпилом. Обнаруженные там гробницы относятся ко времени от VI в. до н. э. до IV в. н. э ., но большинство их датируется VI—III вв. до н. э. В этом могильнике погребались представители небогатого, вероятно, сильно эллинизованного населения. Изделия из драгоценных металлов там почти не встречались, а различные мелкие украшения (серьги, браслеты, перстни) были бронзовые. Расписные вазы известны в небольшом числе; глиняная посуда была преимущественно простая или чернолаковая, невысокого качества; к тому же чернолаковые сосуды нередко встречаются со следами античной починки посредством металлических скреп, следовательно, эти сосуды очень ценились. В мужских погребениях постоянно встречалось оружие: мечи, наконечники копий и стрел.

К югу от тузлинского некрополя был обнаружен другой некрополь17, заключавший погребения с VI в. до н. э. до первых веков нашей эры. Эти могилы, вероятно, принадлежали синдскому населению, подвергшемуся некоторой эллинизации. Обычный погребальный обряд — трупоположение. В могилах постоянно встречается привозная греческая керамика: остродонные амфоры, чернолаковые сосуды, реже довольно скромная расписная посуда. Иногда попадались туалетные сосуды из «финикийского» цветного стекла и бусы. Довольно обильна простая и расписанная незамысловатыми узорами посуда античного типа боспорского производства. В рассматриваемые могилы часто клали оружие: железные мечи и наконечники копий, а также наконечники стрел. Особенностью этих погребений являются остатки мясной пищи, которую клали покойным, а также встречающиеся в могилах конские кости.

Описанный некрополь принадлежал обитателям поселения, расположенного неподалеку от морского берега, и, по всей вероятности, идентичного с древней Карокондамой, довольно хорошо локализуемой, благодаря указаниям Страбона18.

99. Оборонительная стена Семибратнего городища

Раскопками19, производившимися на этом поселении в 1953 г., установлено наличие там мощных культурных напластований, заключавших находки от VI в. до н. э. до IV в. н. э. Остатки каменных сооружений показывают, что строительство в этом поселении по своему характеру не отличалось от последнего в малых боспорских городах. Среди открытых сооружений выделяется своей хорошей сохранностью винодельня III в. н. э., имевшая две площадки для давления винограда ногами виноделов, каменное основание для механического пресса и три цистерны для сусла.

На северном берегу Таманского залива находится большое городище, которое некоторые исследователи отождествляют с древним селением Патраем, упоминаемым Страбоном20. Это городище сравнительно мало исследовано. Отметим обнаруженную там в 1948 г., хорошо сохранившуюся винодельню II в. н. э.21, отличающуюся сложным устройством. Наконец, из других древних поселений на Таманском полуострове следует упомянуть городок Кепы (к северу от нынешнего поселения Сенная) и Тирамбу (на Азовском побережье, возле теперешней Пересыпи).

На месте нынешней Анапы в древности находился эмпорий — торговая фактория, возникшая в VI в. до н. э. и именовавшаяся Синдской гаванью. В IV в. до н. э. ее сменил город — Горгиппия, бывший главным центром Синдики. Размеры Горгиппии были не более 20 га.

Горгиппия мало подвергалась раскопкам: древние напластования, сильно нарушенные жизнью на городище в последующее время, находятся под современным городом и трудно доступны. Наиболее существенные находки на городище, обнаруженные случайно при земляных работах, представляют собою памятники лапидарной эпиграфики. Заключая большое количество имен горгиппийцев, они проливают свет на состав населения города, наиболее эллинизованного из всех боспорских городов. Таков прежде всего «агонистический каталог»22, относящийся к III в. до н. э. и заключающий список победителей в состязаниях в честь Гермеса — бога-покровителя палестры. В Горгиппии была найдена первоклассная мраморная статуя второй половины II в. н. э., изображающая, вероятно, одного из представителей местной знати23.

100. План дома в Семибратнем городище

В грунтовом некрополе Горгиппии обнаружены погребения с IV в. до н. э. до позднеантичного времени. В них встречалась керамика чернолаковая, краснофигурные вазы, так называемые акварельные пелики и простая посуда горгиппийского производства. К первым векам нашей эры относится ряд намогильных памятников с рельефными изображениями, значительно более «варваризованными», чем изваяния на пантикапейских или фанагорийских надгробиях.

В окрестностях Горгиппии расположен курганный могильник, который, вероятно, тянулся вдоль дорог, шедших из города в северо-восточном и юго-западном направлениях. В этих курганах были открыты каменные склепы с уступчатыми перекрытиями различных видов, а также с полуциркульными сводами.

Выше мы упоминали небольшой город, обнаруженный в 12 км к западу от станицы Варениковской; площадь этого городища, обычно называемого Семибратним, достигает 9 га. Этот город возник, вероятно, на рубеже VI—V вв. до н. э. и в начале V в. до н. э. был окружен оборонительной стеной24 шириной в 2,5 м, сложенной из грубо отесанных известняковых камней. Стена была усилена прямоугольными башнями, выдававшимися на 3,5 м за ее линию. Башни расположены на расстоянии 15—18 м одна от другой. В интервалах между башнями к внутренней стороне крепостной стены были пристроены лестницы, в силу чего в этих местах толщина стены превосходила 4 м. Описанные укрепления подверглись частичному разрушению, примерно, в начале IV в. до н. э. В скором времени восстановленные, они снова подверглись на этот раз более сильному разорению в конце того же столетия. Над развалинами старой стены в III в. до н. э. была построена новая стена 1,9 м толщиной, также снабженная башнями.

Внутри города был раскопан монументальный жилой дом25. Построенный в III в. до н. э., он существовал около двух столетий. Это была большая постройка площадью свыше 400 км. м, состоявшая из внутреннего дворика и пяти комнат. Внутри дворика находился колодезь. Стены дома были возведены насухо из тщательно отесанных блоков. Толщина наружных стен здания достигала 1,70 м, внутренних — 1,40 м. Возможно, что дом хотя бы частично был двухэтажным.

Если общий характер оборонительных сооружений Семибратнего городища, в сущности, не отличается от фортификации античных городов, то в жилом доме того же городища резко выступают своеобразные черты синдского зодчества, что особенно сказывается в его монументальных стенах, словно рассчитанных на осаду.

Около Семибратнего городища находится группа курганов26 «Семь братьев», по имени которой и названо городище. Эти курганы заключают погребения V—IV вв. до н. э., принадлежавшие местной знати. Могилы либо плитовые, либо обложенные с боков камнем или сырцовым кирпичом и крыты деревянными брусьями. В богатый погребальный инвентарь входили многочисленные золотые бляшки, серебряная с золотыми украшениями посуда, краснофигурные и чернолаковые вазы, различная бронзовая утварь. Постоянно встречалось оружие: панцири из бронзовых и железных чешуек, наконечники копий и стрел. Вместе с покойными погребались и лошади, вероятно те, которые запрягались в погребальные колесницы, и верховые.

Семибратние курганы были погребальными сооружениями эллинизированной синдской знати. Такие погребения встречаются и в других частях Синдики. Отметим расположенный к юго-западу от Фанагории курган Большой Близницы, заключавший неодновременные погребения примерно конца IV в. до н. э. Захоронения в нем сопровождались погребальной тризной с кровавыми возлияниями над жертвенной ямой. Отрытое в этом кургане захоронение жрицы Великого женского божества заключало очень богатый золотой убор. В мужском погребении обнаружено греческое вооружение. Остальной погребальный инвентарь представлял собою предметы античного обихода — художественно украшенные глиняные вазы, золотые монеты и проч.

Городища и особенно некрополи Синдики уже давно подвергались археологическим исследованиям, и о них мы располагаем в общем довольно обильными материалами. Совершенно по-другому обстоит дело с поселениями в синдской хоре — сельскохозяйственном районе, исследование которых производилось в ограниченных масштабах. В настоящее время обследовано 16 таких поселений27. Установлено, что эти поселения были двух типов: обычных деревень и временных кошей.

Постоянные поселения типа деревень (их раскопано десять) по большей части располагались на берегу моря в устьях ныне высохших ручьев и протоков, реже мы находим их на некотором расстоянии от моря, но в таких случаях всегда около нынешних или недавно заброшенных колодезей. Возникали эти поселения обычно в VI в. до н. э., реже в V—III вв. до н. э. и существовали до средневекового или реже до позднеантичного времени. Эти поселения, по-видимому, не имели укреплений; для строительства домов в них широко применялся рваный камень. Основными занятиями населения было земледелие и скотоводство. О хлебопашестве говорят находки ручных мельниц и очагов для хлебопечения, а о скотоводстве — многочисленные кости крупного и мелкого рогатого скота, лошадей и особенно свиней. Наличие глиняных грузил особого типа (сильно вытянутых по форме) в прибрежных поселениях указывает на рыболовство. Находки остатков гончарных печей, керамического и металлического шлака свидетельствуют о том, что в этих поселениях были также ремесленники, гончары и металлурги.

Поселения второго типа — коши (их раскопано шесть) находятся довольно далеко от берега и располагаются нередко в горах. Возникали они в различное время: в VI, IV, III—II вв. до н. э. и существовали иногда два-три века, а иногда значительно дольше. В этих временных стоянках скотоводов остатков построек не наблюдалось, там встречались только обломки посуды и кости животных.

Хуже, чем Синдика, исследованы другие районы азиатской части Боспорского государства. Большое городище находится на южном берегу Адагума, одного из притоков Кубани, примерно в 30 км к востоку от Семибратнего городища, на месте нынешнего Красно-Батарейного хутора28. Судя по керамическим и монетным находкам, время жизни на этом городище — V в. до н. э. — VII в. н. э. В западной части городища находится укрепление типа акрополя; северной стороной оно примыкает к реке, с остальных окружено рвом. Это укрепление было обнесено стеной толщиной 1,75 м. На южной стороне акрополя был устроен въезд. Там была найдена большая плита с изображением личного знака боспорского царя Савромата II (175—211 гг. н. э.).

На восток и юго-восток тянулся город. Основные укрепления его находились с восточной стороны, там теперь виден вал с рвом перед ним. Вал продолжается к югу от городища до цепи курганов, образуя оборонительную линию длиной около 1,5 км. Другая оборонительная линия находилась, примерно на 0,5 км южнее курганов. Расположенная между двумя речками Псиф и Непетил, она тянулась с востока на запад на протяжении 3,7 км, состоя из вала и рва к югу от последнего. Высота сильно расползшегося вала достигает 2,15 м при ширине, по верху, 4 м.

Примечания

1. К. Герц. Археологическая топография Таманского полуострова. М., 1870; его же. Исторический обзор археологических исследований и открытий на Таманском полуострове. М., 1876.

2. С.Ф. Войцеховский. Опыт восстановления рельефа Таманского полуострова, применительно к эпохе Страбона и позднейшему времени. — Зап. Сев.-Кавк. Краев. Общ. археолог., истор. и этнограф., кн. 1, т. III, вып. 5—6, 1929, стр. 4 и сл.; Е.Н. Невесский. Исследование толщ прибрежных отложений с помощью вибропоршневой трубки. — Доклады АН СССР, 1957, т. 112, № 3, стр. 418 и сл.

3. Strab., XI, 2, 4—10.

4. Strab., XI, 2, 10.

5. В.Д. Блаватский. Раскопки Фанагории в 1938—1939 гг. — ВДИ, 1940, № 3—4, стр. 287 и сл.; М.М. Кобылина. Фанагория. — МИА, № 57, 1956, стр. 5 и сл.

6. В.Д. Блаватский, В.И. Кузищин. Подводные разведки древней Фанагории. — Вестник АН СССР, 1959, № 1, стр. 130 и сл.; В.Д. Блаватский. Подводные раскопки Фанагории в 1959 г. — СА, 1961, № 1, стр. 277 и сл.

7. М.М. Кобылина. Новые данные о фанагорийских винодельнях. — КСИИМК, вып. 74, 1959, стр. 20 и сл.

8. В.Ф. Гайдукевич. Античные керамические обжигательные печи. — Известия ГАИМК, вып. 80, 1934, стр. 50 и сл.

9. И.Д. Марченко. Раскопки восточного некрополя Фанагории в 1950—1951 гг. — МИА, № 57, 1956, стр. 102 и сл.

10. М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор, стр. 262 и сл.

11. Б.В. Фармаковским Три полихромные вазы в форме статуэток, найденные в Фанагории. Пг., 1921.

12. М.М. Кобылина. Терракоты Фанагории местного производства. — ВДИ, 1949, № 2, стр. 167 и сл.

13. И.Б. Зеест. Раскопки Гермонассы. — КСИИМК, вып. 58, 1955, стр. 114 и сл.; ее же. Раскопки Гермонассы. — КСИИМК, вып. 74, 1959, стр. 58 и сл.

14. В.Ф. Гайдукевич. Некрополи некоторых Боспорских городов. — МИА, № 69, 1959, стр. 154 и сл.

15. Случайные находки и приобретения за 1916 и 1917 гг. — ИАК, вып. 65, 1918, стр. 166 и сл.

16. В.В. Шкорпил. Отчет о раскопках в г. Керчи и на Таманском полуострове в 1911 г. — ИАК, вып. 56, 1914, стр. 21 и сл.; ОАК, 1913—1915, стр. 140 и сл.

17. В.В. Шкорпил. Указ. соч., стр. 58 и сл.

18. Strab., XI, 2, 8.

19. В.Д. Блаватский. Четвертый год раскопок в Синдике. — КСИИМК, вып. 70, 1957, стр. 118 и сл.

20. Strab., XI, 2, 8.

21. А.С. Башкиров. Отчет об историко-археологических изысканиях на Таманском полуострове в 1948 г, М., 1950, стр, 22 и сл.

22. IOSPE, IV, № 432.

23. М.М. Кобылина. Скульптура Боспора. — МИА, № 19, 1951, стр. 171 и сл.

24. Н.В. Анфимов. Раскопки Семибратнего городища. — КСИИМК, XXXVII, 1951, стр. 238 и сл.; его же. Исследования Семибратнего городища. — КСИИМК, вып. 51, 1953, стр. 99 и сл.

25. Н.В. Анфимов. Новые данные к истории Азиатского Боспора. — СА, VII, 1941, стр. 258 и сл.

26. М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор, стр. 351 и сл.

27. В.Д. Блаватский. Пятый год работ в Синдике. — КСИИМК, вып. 74, 1959, стр. 41 и сл., стр. 46 и сл.; Д.Б. Шелов. Раскопки Западно-Цукурского поселения на Тамани. — КСИИМК, вып. 51, 1953, стр. 159 и сл.

28. Н.В. Анфимов. Городище восточной окраины Боспорского государства. — «Историко-археологический сборник». Научно-исследовательский институт краеведческой и музейной работы. М., 1948, стр. 136 и сл.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь