Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

На правах рекламы:

Стоматология Москва рейтинг — стоматология в Москве. Безболезненное лечение. Звоните (lecardodent.ru)

Главная страница » Библиотека » В. Рунов, Л. Зайцев. «Битва за Крым 1941—1944 гг. От разгрома до триумфа»

Действия Черноморского флота

Накануне Великой Отечественной войны Черноморский флот, как и все остальные флоты Советского Союза, в соответствии с действовавшими в то время документами, определявшими и регламентировавшими оперативную и боевую деятельность военно-морских сил, предназначался для обеспечения неприкосновенности морских границ и морских сообщений. Для решения этих задач Черноморский флот располагал более чем 300 кораблями и катерами различных классов. В их числе линейный корабль (линкор) «Парижская коммуна», переименованный в 1943 году в «Севастополь», крейсера «Ворошилов», «Красный Кавказ», «Красный Крым», «Коминтерн», «Молотов», «Червона Украина», три лидера, 14 эсминцев, 47 подводных лодок, тральщики, канонерские лодки, сторожевые корабли, минный заградитель, торпедные катера, катера-охотники, вспомогательные суда. В составе ВВС флота имелось 625 самолетов, из них 315 истребителей, 107 бомбардировщиков, 36 торпедоносцев. В составе ПВО имелось 50 зенитных батарей (186 орудий, в основном 76-мм калибра), зенитные пулеметы, прожектора. В составе береговой обороны флота было несколько отдельных сухопутных частей и подразделений и береговая артиллерия, имевшая 26 батарей (93 орудия калибром 100—305 мм, не считая орудий меньшего калибра). Командовал флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, начальником штаба флота был контр-адмирал И.Д. Елисеев.

Следует сразу сказать, что командующий флотом так охарактеризовал эсминцы эскадры: «Как правило, корабли имели недостаточный район плавания. Это сильно ограничивало их боевое использование. Когда обстановка настоятельно потребовала использовать эсминцы на коммуникациях противника, при базировании на Поти — Батуми, мы не могли этого сделать. Для Черного моря район плавания эсминцев должен быть не менее 2—2,5 тысячи миль, а не 1200—1600»1.

В состав Черноморского флота входила Дунайская военная флотилия (командующий — контр-адмирал Н.О. Абрамов, начальник штаба — капитан 2-го ранга В.В. Григорьев). Бригада имела 5 мониторов, 29 различных катеров, несколько других судов, 6 батарей береговой обороны (24 орудия калибра 45—152 мм) и переданную в оперативное подчинение 96-ю истребительную авиаэскадрилью. Дунайская флотилия имела задачу не допустить форсирования противником Дуная на участке от устья реки Прут до Килийского гирла; не допустить прохода вражеских кораблей на участке г. Рени-Килийское гирло; содействовать сухопутным войскам в проведении их операций.

В июле 1941 года в состав Черноморского флота вошла сформированная на основе решения Государственного Комитета Обороны от 20 июля 1941 года Азовская военная флотилия, включавшая в свой состав дивизионы сторожевых кораблей, катеров, тральщиков, батареи береговой обороны и части морской пехоты. Командующий флотилией — капитан 1-го ранга А.П. Александров (с 13 октября 1941 года — капитан 1-го ранга С.Г. Горшков), начальник штаба — капитан 2-го ранга И.А. Фроликов.

В документах, отражавших официальные взгляды на оперативную и боевую деятельность флота, большое внимание уделялось наступательным операциям и видам боевых действий. На первое место выдвигалась традиционная для флота операция по уничтожению сил противника в море. Среди боевых задач Черноморского флота были такие, как воспрепятствование активными минными постановками действиям подводных лодок, проходу флота противника в Черное море, воспрещение действиями на морских коммуникациях перевозок через Черное море войск и военных грузов в порты враждебных держав, недопущение высадок морских десантов противника на советское побережье, содействие приморскому флангу войск Красной Армии в их наступательных операциях, защита своих морских коммуникаций. Полагалось, что требуется тщательная координация задач флота и его взаимодействия с сухопутными войсками для достижения общей цели. Предусматривалось, что задачи, поставленные перед Черноморским флотом, могут выполняться им как в результате проведения самостоятельных операций на морском театре, так и совместных с сухопутными войсками. Совместными операциями флота и армии считались: операции по поддержке флотом фланга армии, десантные и противодесантные операции, операции против баз и береговых объектов противника.

В 1940—1941 годах была разработана и введена в действие система оперативных готовностей флота, целесообразность которой оправдалась в начале Великой Отечественной войны.

К началу войны Черноморский флот располагал развитой системой базирования: главная база — Севастополь, военно-морские базы — Одесса, Николаев, Новороссийск, Батуми. Военно-морские базы были надежно прикрыты со стороны моря береговой артиллерией, однако сухопутного фронта обороны они не имели. Но, как отмечал Ф.С. Октябрьский, «наши военно-морские базы перед войной были немощны, за исключением главной базы (ГБ) — Севастополя. Да и севастопольская имела много минусов, недостатков, недоделок...»2.

Следует отметить, что румынский флот, как вероятный противник, имел четыре эсминца, три миноносца, три канонерских лодки, два минных заградителя и ряд вспомогательных судов. Военно-морские силы Болгарии состояли из четырех старых миноносцев, двух сторожевых кораблей и нескольких сторожевых и речных катеров. Немецких кораблей в то время на Черном море не было. Поэтому задача по борьбе с флотами противников перед Черноморским флотом не могла стоять как первоочередная. Начавшаяся война поставила перед ним совершенно другие проблемы.

Верховное главнокомандование фашистской Германии придавало большое значение захвату Черноморского побережья СССР. Это вызывалось необходимостью решения ряда военно-политических и экономических проблем, среди которых важнейшими для гитлеровцев являлись удержание нефтеносных районов Румынии, последующий захват Крыма и Кавказского побережья для обеспечения доступа к кавказской нефти и, наконец, подготовка к реализации идеи фюрера — поход через Иран на Индию.

Овладение военно-морскими базами Черноморского флота со стороны суши должно было, по мнению германского Верховного главнокомандования, исключить для советских кораблей возможность противодействовать приморскому флангу немецко-фашистской армии, кроме того, помешать использованию морских коммуникаций для снабжения советских сухопутных войск и в то же время благоприятствовать снабжению морским путем южной группировки германских и румынских войск.

Директивами Главного командования сухопутных войск Германии овладение Крымом являлось одной из первоочередных задач немецко-фашистских войск на южном участке советско-германского фронта. Гитлеровцы рассматривали Черное море как единственно надежную и ближайшую коммуникацию между европейской частью Советского Союза и Англией. Опасаясь, что в результате потери Черноморским флотом своих баз его боевые корабли и наиболее ценные суда торгового флота (особенно танкеры) могут уйти через проливы в английские порты Средиземного моря, они считали необходимым не допустить этого.

Гитлеровское руководство предполагало, что захват северного побережья Черного моря, и в первую очередь Крымского полуострова с находившимися на нем военно-морскими базами, может способствовать вовлечению Турции в войну с СССР на стороне Германии.

К началу войны гитлеровцы не имели на Черном море своих боевых кораблей и рассчитывали на боевое применение флотов Румынии и Болгарии. В мае-июне 1941 года в соответствии с разработанным планом в Румынию и Болгарию были доставлены материальная часть для береговой артиллерии, 2000 морских мин, тральное имущество, оборудование для строившихся румынских подводных лодок, торпедные катера для Болгарии. Военно-морские силы фашистских государств имели пассивные задачи чисто оборонительного характера. Содействие флота приморскому флангу немецко-фашистской армии при ее наступлении и взаимодействие с ней при захвате военно-морских баз Черноморского флота предусмотрены не были. Этот серьезный просчет в немецко-фашистском плане войны сказался на темпах продвижения приморских флангов германской и румынской армий, что сыграло определенную роль в провале гитлеровской ставки на блицкриг.

Командование противника, учитывая соотношение военно-морских сил, для борьбы с превосходством советского Черноморского флота решило массированно применять авиацию. Для этого к началу войны на румынских аэродромах германское командование сосредоточило из состава своего люфтваффе (die Luftwaffe) 1195 самолетов, из которых 420 были бомбардировщики. Эти самолеты намечалось использовать не только для поддержки действий сухопутных войск, но и для нанесения ударов по военно-морским базам, кораблям, для постановки мин на входных фарватерах советских военно-морских баз. На территории Румынии и Болгарии прокладывались вторые железнодорожные пути, расширялась сеть аэродромов и посадочных площадок.

Чтобы лишить советский Черноморский флот мест базирования и обезопасить тылы южного крыла своих армий, Гитлер потребовал уничтожения советских военно-морских баз: «Для Германии решающее значение имеет скорейшая ликвидация русских военно-морских баз на побережье Черного моря». Захват военно-морских баз и портов позволил бы фашистской Германии впоследствии использовать их для бесперебойного снабжения и питания южного крыла своих войск3.

В середине июня 1941 года в северо-западном районе Черного моря проводилось большое двухстороннее учение сил флота и войск Одесского военного округа. Задачей учения была отработка действий войск и флота по высадке и отражению морского десанта. Отрабатывались также вопросы маскировки и мероприятия по организации МПВО (местной противовоздушной обороны). Прибывший на флот заместитель народного комиссара Военно-морского флота, начальник Главного морского штаба адмирал И.С. Исаков сообщил о концентрации немецких войск около наших границ и о возможности проведения любой провокации. Однако учения закончились благополучно, и 19—20 июня корабли стали сосредотачиваться в главной базе. Ввиду напряженной обстановки на границе Военный совет флота, согласно указаниям наркома ВМФ, оставил флот в состоянии повышенной оперативной готовности. Корабли и военные объекты продолжали сохранять светомаскировку.

В час ночи 22 июня в адрес Военного совета Черноморского флота поступила телеграмма наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова о введении на флоте оперативной готовности № 1. С этого времени началось оповещение командования флота, кораблей, частей береговой обороны и руководителей города Севастополя и переход флота на оперативную готовность № 1. Главная база, город стали медленно погружаться в темноту. Корабли, части береговой обороны, ПВО и авиация принимали боезапас, топливо, продовольствие и другие виды снабжения. К 2 часам 30 минутам все разнородные силы Черноморского флота перешли на оперативную готовность № 1.

Около 3 часов 22 июня посты службы наблюдения и связи (СНиС) и посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), находившиеся в районах Евпатории и мыса Сарыч, доложили о пролете самолетов курсом на Севастополь. Начальник штаба флота приказал дать сигнал «Воздушная тревога» и быть готовыми к открытию огня по воздушным целям. Вскоре появилось несколько самолетов, шедших на небольшой высоте со стороны моря. Контр-адмирал И.Д. Елисеев отдал приказ об открытии огня по неизвестным самолетам и сразу же донес о налете наркому ВМФ. Над базой вспыхнули лучи прожекторов и сразу же раздались первые залпы зенитных орудий. Огонь открыли батареи зенитной артиллерии ПВО, кораблей флота. Огонь зенитной артиллерии был довольно интенсивный, но налет авиации противника продолжался.

Вскоре после появления самолетов противника раздалось два мощных взрыва: один в районе Приморского бульвара и второй в центральной части города. Командующий флотом доложил наркому, что город бомбят. Как выяснилось впоследствии, с самолетов сбрасывали не бомбы, а мины на парашютах. Поступали донесения о том, что противник сбрасывает что-то на парашютах. Думали, что это десант, что также не подтвердилось.

Немецкое командование рассчитывало внезапной ночной постановкой неконтактных мин запереть корабли флота в бухтах главной базы, а затем уничтожить их ударами бомбардировочной авиации.

Несмотря на интенсивный огонь зенитной артиллерии, налет авиации противника продолжался. Было сбито два самолета. Остальные, сбросив свой смертельный груз куда попало, ушли на свои аэродромы. В результате налета были повреждены жилой дом, школа, здание санатория. Были убитые и раненые.

После отражения этого первого налета авиации противника штаб флота получил донесение командования Дунайской флотилии о том, что с 4 часов с румынского берега из районов Галац, Исакча велся артиллерийский огонь по городу и порту Рени. Одновременно интенсивному обстрелу подвергся Измаил и находившиеся в этой базе корабли флотилии. Береговая артиллерия и корабли Дунайской флотилии открыли ответный огонь по вражеским батареям и заставили их замолчать.

Так началась война на Черном море.

В период борьбы за Крымский полуостров Черноморский флот и Азовская военная флотилия выполняли целый ряд задач, связанных в основном с решением проблем сухопутных войск: морские перевозки войск, боевой техники и грузов, высадка морских и воздушных десантов, артиллерийская и авиационная поддержка наземных войск, прикрытие от ударов авиации противника с воздуха, эвакуация своих войск из Одессы и с Керченского полуострова. В трудные дни борьбы за Крым флот помогал приморским группировкам сухопутных войск, выделяя для их усиления значительные формирования морской пехоты, которая сыграла видную роль при обороне военно-морских баз с суши.

Одной из первых задач для Черноморского флота явилась, в соответствии с распоряжением наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова, постановка оборонительного минного заграждения в районе Севастополя. Постановка началась 23 июня и закончилась 25 июня. В районе Одессы минное заграждение было выставлено в соответствии с решением командующего флотом. Постановка минного заграждения осуществлялась крейсерами, эсминцами и надводными заградителями. Обеспечивалась постановка заграждения в районе главной базы воздушной разведкой, базовыми корабельными и дальними дозорами, которые в том числе несли подводные лодки. Прикрытие постановки мин осуществлялось кораблями эскадры, стоявшей в главной базе в трехчасовой готовности к походу, авиацией, дежурившей на аэродромах, и артиллерией береговой обороны.

Начало активным боевым действиям Черноморского флота в борьбе за Крым положило его участие в обороне Одессы. В начале августа 1941 года немецко-фашистским и румынским войскам удалось отрезать войска Приморской армии от основных сил Южного фронта и осадить их в Одессе. Непосредственная угроза нависла над Одесской военно-морской базой. Важность и актуальность защиты Одессы подчеркнул в своем приказе нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов, потребовавший: «В случае окружения Одессы организовать поддержку и питание с моря. Для обороны базы, поддержки сухопутных войск по обстановке использовать корабли и авиацию основного ядра Черноморского флота»4.

Ставка ВГК 5 августа своей директивой потребовала: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот»5.

По характеру боевых действий оборона Одессы делилась на три основных этапа: первый — с 5 по 19 августа — подготовка к обороне и бои на дальних подступах к городу; второй — с 20 августа по 30 сентября — бои на ближних подступах к городу; третий — с 1 по 16 октября — подготовка и проведение эвакуации войск Одесского оборонительного района.

Черноморский флот принимал необходимые меры для отражения ударов морских и воздушных сил противника. Корабли флота с 24 июня начали ставить в районе Одессы минные заграждения. Позднее эти заграждения были усилены на флангах оборонительного района и на подходах к нему. Оборона с моря осуществлялась 42-м и 44-м отдельными артиллерийскими дивизионами береговой обороны, имевшими 54 орудия калибром от 45 до 203 мм.

Для прикрытия Одессы с воздуха флот выделил авиагруппу в составе 40 истребителей и штурмовиков (командир — капитан Ф.И. Демченко), которая оперативно подчинялась командиру 69-го истребительного полка ВВС Приморской армии майору Л.Л. Шестакову.

В первой половине августа для артиллерийской поддержки войск, защищавших Одессу, командованием флота был создан специальный отряд кораблей Северо-Западного района (командир — контр-адмирал

Д.Д. Вдовиченко). В отряд вошли крейсер «Коминтерн», эсминцы «Шаумян» и «Незаможник», 4 канонерские лодки, 6 тральщиков, два минных заградителя, 2-я бригада торпедных катеров, отряд сторожевых катеров.

Черноморский флот выделял людские резервы для пополнения рядов Приморской армии. Было сформировано два полка и несколько отрядов морской пехоты. Всего на сухопутном фронте под Одессой было до 8 тыс. моряков6.

Боевые действия шли с большим напряжением. Охватив город, противник наносил удары по войскам Приморской армии, стремясь как можно быстрее овладеть Одессой. Защитники города, поддерживаемые ударами авиации и огнем кораблей Черноморского флота, упорно обороняли каждую пядь родной земли. В результате контрудара, нанесенного по левофланговой группировке врага, командование противника было вынуждено отдать приказ о переходе в конце сентября к обороне на всем фронте. Защитники города были полны решимости продолжить борьбу за Одессу.

Подводя краткий итог действиям Черноморского флота при обороне Одессы, следует отметить, что флот прилагал огромные усилия для оказания помощи войскам, оборонявшим Одессу. С 20 августа по 15 октября морская авиация совершила 5400 самолето-вылетов, береговая артиллерия израсходовала 11 тыс. снарядов, корабли 165 раз выходили в море для обстрела позиций противника. Транспортные суда совершили около 700 рейсов в Одессу в конвоях и 200 — без охранения. На них было доставлено 64 тыс. военнослужащих и 18,2 тыс. тонн различных грузов.

Однако общая обстановка на огромном советско-германском фронте продолжала ухудшаться. На южном его крыле противник занял Киев, вторгся в Донбасс и рвался в Крым. Ему удалось прорвать перекопские позиции и овладеть Турецким валом. Опасность нависла над Крымским полуостровом. Дальнейшее удержание Одесской военно-морской базы становилось все менее целесообразным. В случае захвата противником Крымского полуострова захват Одессы был также неминуем. Поэтому Ставка ВГК 30 сентября приняла решение в кратчайший срок эвакуировать войска Одесского оборонительного района в Крым для усиления находившихся там войск. В Одессу прибыл заместитель наркома ВМФ вице-адмирал Г.И. Левченко с директивой об эвакуации войск. Черноморский флот провел специальную операцию по выполнению этого решения. Следует отметить особенность эвакуации Одессы. Она проводилась не под нажимом сил противника, а была организована на основе всесторонней и глубокой оценки обстановки, сложившейся на южном фланге советско-германского фронта.

Суда с войсками и грузами начали отправляться из Одессы 1 октября и закончили 16 октября. В эвакуации принимали участие 37 транспортов и 10 боевых кораблей, включая крейсера эскадры, которые совершили в общей сложности 129 рейсов. Из Одессы было эвакуировано около 121 тыс. военнослужащих, 51 тыс. тонн воинских грузов, более 300 тыс. человек гражданского населения, 310 тыс. тонн народно-хозяйственных грузов. Перевозки прикрывали с моря 23 боевых корабля и истребительная авиация флота.

В ходе боев за Одессу Ставка ВГК создала новую оперативную форму организации и обеспечения защиты военно-морской базы — оборонительный район, в котором объединялись разнородные силы и боевые средства различных наркоматов под единым командованием, что обеспечивало централизованное использование сил и боевых средств для удержания важного оперативно-стратегического пункта. В дальнейшем в Крыму создавались Севастопольский и Керченский оборонительные районы.

Успех обороны Одессы и эвакуации ее гарнизона был достигнут благодаря тесному взаимодействию сухопутных войск с разнородными силами Черноморского флота. Береговая артиллерия выполняла задачи только по обстрелу сухопутных сил противника. За время обороны пять стационарных береговых батарей провели почти тысячу стрельб, израсходовав больше 10 тыс. снарядов. В огневой поддержке сухопутных войск приняли участие 22 боевых корабля, совершив более 180 выходов для артиллерийской поддержки. Авиация флота с аэродромов Крыма наносила бомбовые удары, истребители Черноморской группы, базировавшиеся на Одессу, отражали налеты воздушного противника.

Переброска войск Приморской армии и Одесской военно-морской базы морем в Крым являлась оперативно-стратегическим маневром силами и средствами на приморском направлении. Эвакуация из Одессы такого количества людей, техники (военной и гражданской), вооружения, различного имущества явилась единственным примером за все годы Великой Отечественной войны.

После эвакуации Одессы все усилия Черноморского флота сосредоточились на защите Крымского полуострова и его главной базы — Севастополя.

В начале сентября 1941 года обстановка в Крыму резко изменилась. Противник прорвал оборону войск Южного фронта и основными силами устремился к Перекопу и Чонгару. Оценивая возможности сухопутных войск в борьбе за полуостров, командование Черноморского флота начало усиливать войска 51-й армии. В августе — сентябре в северной части полуострова было установлено семь стационарных береговых и две подвижные артиллерийские батареи, сведенных в артиллерийский дивизион под командованием капитана В.Ф. Моздалевского. Той же армии были переданы прибывший из Николаева зенитный артиллерийский полк и имевшийся бронепоезд, укомплектованный моряками. Из состава военно-воздушных сил была выделена авиационная группа.

Моряки оказывали активную помощь войскам 51-й армии в сдерживании превосходящих сил противника. Мощный огонь с первых дней боев вела подвижная батарея № 725. Береговые батареи № 126 и № 124 вели огонь по наступающему противнику до выхода из строя орудий. Корабли флота и Азовской военной флотилии 17 сентября вели огонь по вражеским танкам, прорвавшимся на Арабатскую Стрелку. Крейсер «Ворошилов» обстреливал позиции противника в районе Скадовск, Алексеевка. В конце сентября развернулись ожесточенные бои на перекопско-ишуньских позициях. В этих боях отличились моряки 1-го и 4-го батальонов 7-й бригады морской пехоты (впоследствии эти батальоны стали 1-м и 2-м Перекопскими полками).

Начав 18 октября прорыв перекопско-ишуньских позиций, противник к исходу 22 октября прорвал их и вышел на степные просторы Крыма. 28 октября 11-я немецкая армия начала наступление по всему фронту. К 4 ноября ее войска овладели всем побережьем от Ялты до мыса Чауда.

В связи с тем, что противник занял большинство крымских аэродромов и создалась опасность массированных воздушных ударов по главной базе и находившимся в ней кораблям, по приказанию командующего флотом в ночь на 1 ноября часть кораблей эскадры, включая линейный корабль «Парижская коммуна», крейсер «Молотов» и лидер «Ташкент», вышли из Севастополя в порты Кавказского побережья. В последующие дни были перебазированы и другие корабли, эвакуированы в кавказские порты и некоторые службы флота, в районе Туапсе развернут запасной командный пункт флота.

Артиллерийская поддержка войск Севастопольского гарнизона была возложена на специальный отряд кораблей в составе крейсеров «Красный Кавказ» и «Червона Украина», эсминцев «Шаумян», «Железняков», «Незаможник». Командовал отрядом корабельной поддержки начальник штаба эскадры капитан 1-го ранга В.А. Андреев.

Поскольку основные аэродромы Крыма были захвачены противником, авиация Черноморского флота перебазировалась на аэродромы Северного Кавказа и Кавказского побережья. В главной базе стала дислоцироваться специально созданная Севастопольская авиагруппа, на которую возлагалось прикрытие базы с воздуха и авиационная поддержка действий войск гарнизона. На 1 ноября в авиагруппе было 82 самолета, из которых 41 истребитель и 10 штурмовиков. Командовал группой командир 8-го истребительного авиаполка полковник К.И. Юмашев.

Около 16 часов 30 октября корректировочный пост 54-й береговой батареи доложил о движении войск противника. В 16 часов 05 минут расположенная в районе деревни Николаевка четырехорудийная 102-мм 54-я батарея береговой обороны Черноморского флота, которой командовал лейтенант И.И. Заика, открыла огонь по мотопехоте и танкам немецкой бригады Циглера, прорвавшимся из района Саки. Началась героическая оборона Севастополя, моряки Черноморского флота вписали в неё свою славную страницу.

Понимая, что сил для обороны Севастополя явно недостаточно, в тот же день, 30 октября, из Новороссийска крейсер «Красный Крым» и транспорт «Украина» доставили основной состав 8-й бригады морской пехоты под командованием полковника В.Л. Вильшанского, а крейсер «Червона Украина» — батальон Дунайской военной флотилии капитана А.Г. Петровского. Из личного состава кораблей, береговой обороны, военных учебных заведений, отдельных мелких подразделений было экстренно сформировано 11 батальонов морской пехоты.

Разгорелись упорные бои на подступах к Севастополю. Существенную помощь в первые дни боев оказали береговые и зенитные батареи базы, а также авиация Севастопольской авиагруппы.

Ставка Верховного главнокомандования следила за обстановкой на Крымском полуострове и 7 ноября 1941 года телеграфировала командующему войсками Крыма: «С целью сковывания противника в Крыму и недопуска его на Кавказ через Таманский полуостров, Ставка Верховного главнокомандования приказывает:

1. Главной задачей Черноморского флота считать активную оборону Севастополя и Керченского полуострова всеми силами; 2. Севастополь не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами»7. Одновременно этим же документом Ставка возложила руководство обороной Севастополя на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.С. Октябрьского.

В течение 8—9 ноября сухопутные войска отбивали атаки противника, стремившегося прорваться к Северной бухте. Активную помощь им оказывали своим огнем береговые батареи и крейсера «Червона Украина» и «Красный Крым». Не добившись успеха атакой сухопутных войск, командование противника решило ослабить оборону города ударами с воздуха. С утра 12 ноября начались массированные налеты авиации противника. Утром 23 бомбардировщика Ю-88 атаковали корабли на рейде. От прямых попаданий вражеских бомб затонул крейсер «Червона Украина», получили повреждения эсминцы «Совершенный» и «Беспощадный», находившиеся в ремонте.

Большую роль в отражении ноябрьского штурма сыграла береговая артиллерия, особенно батареи № 10, 19, 30. В ходе ноябрьских боев мощные удары по врагу наносили боевые корабли эскадры Черноморского флота. Они 54 раза вели огонь по береговым целям, израсходовав более 2300 снарядов. Транспортные суда в охранении боевых кораблей совершили 178 рейсов в Севастополь с войсками, вооружением, боеприпасами и продовольствием. Из осажденного города они вывезли более 26 тыс. жителей и раненых бойцов, более 25 тыс. тонн грузов.

Не добившись успеха в ноябрьских боях, гитлеровское командование начало ускоренную подготовку к новому штурму. Активную подготовку к новым боям за Севастополь развернуло и советское командование. Войска СОР были пополнены живой силой и техникой. За период с 7 по 13 декабря боевые корабли и транспорты перевезли в Севастополь из портов Кавказа 388-ю стрелковую дивизию и около 6 тыс. человек маршевого пополнения.

Одновременно корабли и авиация флота продолжали наносить по противнику огневые удары. Так, 28 ноября огонь по противнику вели линкор «Парижская коммуна» и эсминец «Смышленый», 3 декабря — крейсера «Красный Крым» и «Красный Кавказ», эсминец «Железняков» и два тральщика.

Противник продолжал ускоренно готовить новое наступление на Севастополь. После артиллерийской и авиационной подготовки 17 декабря гитлеровцы начали новое наступление на Севастополь. Обстановка с каждым днем становилась все тяжелее. Для оказания помощи защитникам города из Новороссийска во главе с командующим флотом 20 ноября вышел отряд кораблей в составе крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», лидера «Харьков» и эсминцев «Бодрый» и «Незаможник», имевших на борту 4 тыс. бойцов 79-й бригады морской пехоты (командир — полковник А.С. Потапов). Одновременно в Туапсе на лидер «Ташкент», эсминцы и транспорты шла погрузка частей 345-й стрелковой дивизии (командир — полковник Н.О. Гудзь), маршевых рот, вооружения и боеприпасов.

В полдень 21 декабря под вражеским артиллерийским огнем и ударами авиации корабли прорвались в Северную бухту и начали высадку войск и выгрузку грузов. Одновременно они открыли огонь по наступавшему противнику. Враг был задержан, а с прибытием 345-й стрелковой дивизии и маршевого пополнения отброшен за Камышловский овраг. При отражении второго наступления противника корабельная артиллерия провела 203 стрельбы, израсходовав 5600 снарядов. Огонь по врагу вели 18 кораблей, в том числе линкор «Парижская коммуна», три крейсера, два лидера, семь эсминцев, четыре тральщика и даже одна подводная лодка (Л-6).

В срыве наступления противника большую роль сыграла начавшаяся Керченско-Феодосийская десантная операция. На время ее проведения Черноморский флот был оперативно подчинен Военному совету Закавказского фронта, а Азовская флотилия и Керченская военно-морская база — командующему 51-й армией.

Готовясь в начале июня 1942 года к штурму Севастополя, противник резко усилил блокаду города с моря. Наряду с авиацией, являвшейся главным средством блокады, командование противника использовало и корабли флота. С этой целью в Ак-Мечеть, Евпаторию и Ялту были переброшены 19 торпедных катеров, 30 сторожевых и 8 противолодочных кораблей. В блокаде участвовало шесть итальянских подводных лодок. Доставка подкреплений СОРу боевыми кораблями и транспортными судами затруднялась также тем, что все подходы с моря, внешние рейды и бухты простреливались вражеской артиллерией. И все же моряки Черноморского флота прорывались в блокированный Севастополь и доставляли пополнение, боеприпасы, продовольствие, другие грузы и вывозили из города раненых, ценные грузы, мирное население.

В июне 1942 года в Севастополь прорывались крейсера «Красный Крым», «Молотов», лидеры «Харьков» и «Ташкент», эсминцы «Бдительный», «Безупречный», «Сообразительный», «Свободный» и другие корабли. Всего они совершили 110 рейсов и одновременно своим огнем оказывали поддержку оборонявшимся войскам. Когда после 26 июня в Севастополь могли прорываться только подводные лодки, они доставили в город около 4 тыс. тонн боеприпасов, продовольствия, бензина и вывезли из него 1300 раненых и эвакуируемых севастопольцев.

Оборона Севастополя продолжалась восемь месяцев. Большую роль в его обороне сыграли разнородные силы Черноморского флота. Трудно переоценить вклад в оборону города кораблей и судов Черноморского флота. Морские перевозки войск, вооружения, боеприпасов и различных военных грузов, эвакуация раненых, больных, мирных жителей, ценных грузов, включая полотно знаменитой панорамы Ф.А. Рубо «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.».

С оставлением Севастополя закончилась борьба за удержание Крыма в первом периоде Великой Отечественной войны. Черноморский флот перебазировался в кавказские порты.

Наступил 1944 год, и наступил период освобождения Крыма. В связи с намечавшейся в апреле 1944 года Крымской наступательной операцией 4-го Украинского фронта Ставка ВГК предписала Черноморскому флоту систематически нарушать коммуникации противника в Черном море, причем главной задачей определила срыв вражеских перевозок из Крыма и содействие сухопутным войскам на приморских флангах. Для действий на коммуникациях Ставка приказала использовать подводные лодки, бомбардировочную и минно-торпедную авиацию, а на ближних коммуникациях — бомбардировочно-штурмовую авиацию и торпедные катера. Что касалось крупных надводных кораблей, то их Ставка приказала тщательно готовить к морским операциям, о которых при изменении обстановки должны были последовать соответствующие указания.

Готовясь к Крымской операции, командование Черноморского флота провело ряд мероприятий, которые придали действиям сил флота форму операции на морских сообщениях противника. Планировалось использовать в операции катера 2-й бригады торпедных катеров (командир — капитан 2-го ранга В.Т. Проценко) первоначально из Скадовска, а по мере освобождения побережья Крыма — из бухты Караджа, а затем из Евпатории. С целью приближения к району боевых действий 1-я бригада торпедных катеров (командир — капитан 2-го ранга Г.Д. Дьяченко) должна была действовать в районе Феодосии, Судака. Она была перебазирована из Поти в Фальшивый Геленджик, а после освобождения — в Ялту.

Для участия в операции первоначально выделялось 404 самолета, количество которых было увеличено до 430. Развернуть на коммуникациях противника большого количества подводных лодок не представлялось возможным, так как более 60% их находилось в ремонте.

В подготовительный период была проведена большая работа по организации взаимодействия разнородных сил флота, прежде всего по поиску кораблей противника и наведению на них ударных сил флота.

С началом наступления войск 4-го Украинского фронта в нем приняли участие сухопутные части и авиация Черноморского флота. В соответствии с директивой Ставки ВГК от 11 апреля действия авиации флота по сухопутным войскам противника были прекращены. Перед Черноморским флотом основной задачей были действия на его морских коммуникациях.

Для уничтожения кораблей и транспортов противника на коммуникациях стал применяться метод нанесения комбинированных ударов в тесном взаимодействии бомбардировочной, штурмовой, минно-торпедной и истребительной авиации. Характерной особенностью использования штурмовой авиации являлось широкое применение ею нового для того времени топ-мачтового бомбометания. Комбинированные удары авиации по конвоям противника наносились в мае ежедневно. Черноморские летчики топили корабли и транспорты с войсками, которые противник пытался вывести из Севастополя. Следует отметить, что командование противника принимало все меры для эвакуации личного состава, бросая артиллерийские орудия, автотранспорт, другое тяжелое вооружение и прочее имущество.

Комбинированные удары авиации флота по конвоям противника наносились в мае ежедневно. Черноморские летчики топили корабли и транспорты с войсками, которые противник пытался эвакуировать из Севастополя. При этом широко применялась система последовательных повторных ударов по одному и тому же конвою. Особенно результативными были действия авиации 10 мая 1944 года, когда по кораблям и транспортам противника, вышедшим с войсками из Севастополя, было последовательно нанесено несколько массированных ударов. Было потоплено 25 единиц плавсредств с войсками, в том числе два крупных транспорта — «Тея» и «Тотила».

Подводные лодки имели задачей уничтожение транспортов и других плавсредств в северо-западной части Черного моря. Затем позиции подводных лодок приблизились к Севастополю. Особенно успешными были боевые действия подводников в мае, когда командование противника спешило вывести свои войска из Севастополя.

Дерзко действовали на коммуникациях противника катерники. Катера действовали, как правило, ночами. Данные о противнике они получали через штабы флота и базы, иногда их наводили на цель самолеты-осветители, используя для этого светящиеся авиабомбы. Катерники придумали новый тактический прием, суть которого заключалась в том, что свободно маневрирующие катера с «катюшами» сковывали боем вражеское охранение, давая возможность торпедным катерам успешно атаковать основную цель.

При действиях разнородных сил Черноморского флота в период освобождения Крыма и Севастополя они успешно справились со стоявшими перед ними задачами. За период с 9 апреля по 13 мая 1944 года противник потерял свыше 100 судов, кораблей и катеров, а около 60 его судов и кораблей были повреждены, По данным штаба 17-й немецкой армии, только с 3 по 13 мая при эвакуации из Крыма противник потерял в море около 42 тыс. солдат и офицеров.

5 ноября 1944 года Черноморский флот во главе со своим флагманом линкором «Севастополь» вернулся в главную базу — родную севастопольскую бухту.

Примечания

1. Октябрьская Р.Ф. Штормовые годы. К.: Политиздат Украины, 1989. С. 52.

2. Октябрьская Р.Ф. Штормовые годы. К.: Политиздат Украины, 1989. С. 51.

3. Ванеев Г.И. Черноморцы в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1978. С. 5.

4. Краснознаменный Черноморский флот. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Воениздат, 1979. С. 139.

5. Ванеев Г.И. Черноморцы в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1978. С. 238.

6. Кузнецов Н.Г. Курсом к Победе. М.: Воениздат, 1975. С. 104.

7. ЦАМО. Ф. 407 Оп. 0852. Д. 1. Л. 228—229.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь