Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » В.Т. Свистов. «Есть местечко в Крыму»

Здесь артековская слава начинала свой поход

 

На заре Советской власти
Над Артеком взвился флаг.
С этих пор приютом счастья
Стал горбатый Аю-Даг.

С. Маршак.

Жаркое лето 1925 года...

У входа в лагерь столпились сотрудники, негромко разговаривали, нетерпеливо поглядывали на дорогу.

— Едут! — закричал кто-то из глубины маслиновой рощи.

Все заговорили, засуетились.

В глубине аллеи показалась телега, за ней еще и еще...

На телегах сидели малыши, тут же были сложены чемоданы. Ребята постарше шли рядом, оживленно разговаривая с возницей.

Это были первые артековцы.

Ребятишек окружили взрослые, помогли разгрузить телеги, несли баульчики и корзинки в лагерь.

Главный врач лагеря Федор Федорович Шишмарев расспрашивал ребят, как они доехали, беседовал с пионерскими вожатыми, которые привезли детей.

Все артековцы прибыли из Московской губернии. Поездом до Симферополя, а потом на скрипучих телегах добирались они крымскими горными дорогами к лагерю.

И вот в полдень 16 июня семьдесят самых первых артековцев выстроились для торжественной линейки. Сигнал горна, барабанная дробь — и вверх по мачте стремительно взвился красный флаг, возвестивший о славном событии в жизни пионерской организации страны — открытии Всесоюзного лагеря-санатория в Артеке.

С гордостью и восхищением смотрели пионеры на алое полотнище, реявшее в голубом крымском небе.

Звонкие детские голоса, серебристые звуки пионерских горнов зазвучали на морском берегу.

Артек начал свой неудержимый марш в счастливое будущее. В первое лето в лагере отдохнули пионеры Московской, Самарской, Иваново-Вознесенской и Ленинградской губерний.

Очарованные прелестью южной природы, ребятишки резвились в прозрачной морской воде, терзали мячи на волейбольной площадке, взбирались на самый загривок огромного Аю-Дага, жгли вечерами костры и пели веселые песни.

В гости к ребятам из Гурзуфского военного санатория приходили прославленные командиры Красной Армии. Притихшие, посерьезневшие дети слушали, затаив дыхание, рассказы о боевых делах красных воинов на фронтах гражданской войны.

Однажды собрались ребята под старым, разлапистым дубом. Дружно спели «Смело, товарищи, в ногу», «Вихри враждебные», а потом начали наперебой слагать куплеты про Артек.

Так родилась веселая песенка:

Лагерь наш устроил РОКК,
Комсомол ему помог.
Наш Артек! Наш Артек!
Не забудем тебя ввек!

Пионеры не дремали,
Комсомолу помогали.
Наш Артек! Наш Артек!
Не забудем тебя ввек!

Распевали куплеты на мотив «Жура, жура, журавель, журавушка молодой».

Эта первая артековская песенка живет уже тридцать шесть лет.

А в одном из походов на вершину Аю-Дага кому-то пришла в голову мысль: большой, дуплистый дуб на вершине горы сделать артековским почтальоном. Написали письма, вложили их в дупло. И с тех пор из смены в смену три десятилетия дуб-почтальон исправно несет свою почетную службу.

Однажды темной июльской ночью налетел с гор свирепый ураган «бора». Невиданной силы ветер валил деревья, сорвал палатки, разметал одеяла, подушки. Ливень хлестал ошеломленных, перепуганных детей.

Суета в непроглядной мгле, озаряемой лишь вспышками молний, крики детей — все смешалось с раскатами грома и ревом волн.

Но среди этого грохота раздался твердый, уверенный голос Зиновия Петровича Соловьева:

— Всех детей наверх, в квартиры сотрудников!

Подхватив на руки двух трясущихся малышей, скользя по грязи, Зиновий Петрович пошел вверх через парк к маленькому селению под горой. Навстречу ему бежали сотрудники лагеря. Кто-то подскочил к Соловьеву и хотел взять у него детей.

— Ступайте вниз за остальными, — строго сказал Зиновий Петрович.

Все дети были переведены в поселок и остаток бурной ночи провели в квартирах сотрудников лагеря.

Наступило тихое, солнечное утро. Глазам ребят предстало печальное зрелище. Палатки исчезли. По всей территории лагеря валялись опрокинутые раскладушки, тумбочки, мокрые истоптанные подушки и одеяла, уныло торчали палаточные колья.

Но на помощь артековцам уже спешили шефы из соседнего санатория Суук-Су, из военного Гурзуфского санатория.

Закипела работа, палатки были водружены на прежнее место, и к вечеру лагерь принял свой обычный вид. О буре скоро забыли.

А в Москве помнили о ней. Там готовили проект, подбирали необходимые материалы для строительства деревянных домиков. Палатки палатками, романтика романтикой, а жилье для ребят нужно было строить надежное, крепкое.

Летом 1926 года артековцев часто навещала немецкая революционерка Клара Цеткин. Много больших, задушевных разговоров было у нее с детьми. Артек и его обитатели произвели на замечательную революционерку неизгладимое впечатление.

«Хотите ли вы видеть свободных, счастливых детей? — писала она впоследствии. — Посетите летний лагерь, устроенный в Артеке, недалеко от Суук-Су на Южном берегу Крыма. Я там была три раза, и если бы мне не надо было уезжать, я посетила бы его не знаю сколько раз...

Свободные, счастливые красные пионеры из лагеря Красного Креста в Артеке — это богатство Советского Союза, всего человечества. Этот лагерь — рассадник физической и моральной силы, пункт огромного культурного значения».

Летом 1927 года в Крыму произошло сильное землетрясение, и лагерь закрылся досрочно С октября в нем развернулись строительные работы. Осень и зиму стучали топоры, визжали пилы.

К весне 1928 года на площадке у моря, где еще совсем недавно ветерок шевелил брезентовые кровли палаток, возвышались свежеокрашенные, голубенькие домики с серебристыми цинковыми крышами.

Вокруг зашумели на ветру кусты роз, лавра, магнолии.

Лагерь осветили электролампочки, по водопроводным трубам из горных источников пришла свежая, холодная вода.

В начале мая в обновленный Артек приехали пионеры. Тем летом их часто навещал Анри Барбюс — известный французский писатель-революционер. Он целые дни проводил в «королевстве без короля и без подданных, где было очень много маленьких братцев вокруг нескольких больших братьев».

На лагерной линейке в торжественной обстановке Анри Барбюс был принят в почетные пионеры Артека, и ему повязали красный галстук.

Несколько вечеров замечательный писатель рассказывал ребятам о Франции, о борьбе ее народа против капиталистов, о французских детях. Через шесть лет в своем письме артековцам от 20 июня 1934 года Анри Барбюс писал: «Артек — настоящий рай, но рай земной, реальный, где жизнь детей трудящихся проходит в оздоровлении своих физических сил, приобретении знаний и в спорте...»

* * *

Шли годы, росли и ширились пионерские ряды страны. Уже не отдельные группы ребят с красными галстуками на груди, а тысячные красногалстучные отряды пришли на помощь старшим строить новую жизнь. В посильном труде на фронте индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, в яростной и ожесточенной борьбе с классовым врагом мужала советская пионерия. Лучшим из них вручались путевки в Артек.

Однако в лагере за лето могло отдохнуть немногим более тысячи ребят. Слишком мал он был и много было пионеров, своими делами заслужившими почетное право побывать в Артеке.

Советское правительство приняло решение построить еще один лагерь, но такой, чтобы дети могли жить в нем круглый год.

В майский полдень 1929 года вокруг глубокого котлована, вырытого на лужайке, собрались пионеры из Нижнего лагеря.

На строительной площадке, среди досок, извести и песка состоялся митинг, посвященный закладке первого камня в фундамент здания Верхнего артековского лагеря.

Директор и главный врач Артека Ф.Ф. Шишмарев объявил о решении Совета лагеря и вожатых предоставить право заложить первый камень в фундамент двум лучшим пионерам-артековцам.

История, к сожалению, не сохранила нам их имена и фамилии.

Радостные и смущенные такой честью, они подошли к краю котлована, поднатужились и столкнули вниз большущий камень. Вслед за ним в котлован было сброшено еще несколько камней. Ребята вместе с мастерами спустились вниз и начали прилаживать камни друг к другу, скрепляя их раствором.

А спустя год, в мае 1930 года, Верхний артековский лагерь уже принял первую группу лучших пионеров страны. В большом одноэтажном здании были устроены светлые просторные спальни, библиотека, столовая, душевые и ванные комнаты, террасы, увитые душистой глицинией.

В 1932 году в двухэтажном доме, бывшей даче замечательного крымского врача В.Н. Дмитриева, открылась детская техническая станция. В ней начали работать различные технические кружки, фотолаборатория и радиоузел.

Старый потемкинский дом стал краеведческим музеем. Экспонаты для него собирали пионеры.

Летом 1934 года Центральный Комитет комсомола премировал путевками в Артек двести лучших пионеров страны. Среди них была пионерка Оля Балыкина из Татарии, разоблачившая своего отца и вместе с ним группу расхитителей колхозного урожая.

Митя Борцов, Петя Иваньковский и Маруся Николаева из Ленинградской области заслужили право поехать в Артек за отличное выращивание колхозного молодняка.

Саша Катаев, приехавший с Урала, Федя Жиговский с Украины и Коля Клементьев из Чувашии предотвратили крушение поездов. Они подали сигналы о том, что пути неисправны, и остановили составы.

Пионерка Тоня Дударенко с Кавказа завязала переписку с зарубежными детьми. Девочка помогла голландским ребятам организовать пионерский отряд.

К концу лета артековцы встречали новых товарищей — детей австрийских шуцбундовцев, героев революционных боев на баррикадах Вены.

В играх, увлекательных экскурсиях и походах, спортивных состязаниях незаметно прошло лето, наступила чудесная крымская осень.

Тихо, пустынно стало в Нижнем лагере, разъехались его неугомонные жители.

Но Верхний лагерь продолжал жить кипучей, деятельной жизнью. С волейбольных площадок доносились пронзительные звуки судейских свистков, из раскрытых настежь окон Детской технической станции слышался дробный перестук молотков, гул токарных станков, ребячьи голоса.

По крымским дорогам мчались автобусы. Прохожие прислушивались к пионерской песне:

Везут, везут ребят.
Машины встречные гудят:
— Куда везеге столько человек'
Прохожий смотрит вслед,
И слышит он в ответ:
— В Артек! В Артек!..

Приближался новый, 1935 год, десятилетний юбилей лагеря.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь