Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » «Греки Балаклавы и Севастополя»

С.И. Мосхури. Неизвестные представители семьи Мавромихали в России

К фамилии Мавромихали принадлежат члены большой и влиятельной семьи из области Мани (Лакония, Греция), гербом которой являлся двуглавый византийский орел на фоне княжеской мантии, до настоящего времени украшающий их сохранившиеся родовые замки. По свидетельству Мендельсона-Бартольди, 49 членов этой семьи погибли во время восстания в Морее 1770 г. и в последующих сражениях с турками в Архипелаге на стороне графа Алексея Орлова в кампании 1771—1774 гг.

Одним из видных представителей семьи являлся Стефан Мавромихали (1734—12.02.1801) — основоположник и организатор переселения греков в Россию в 1775 г., участник Морейского восстания 1770 г., Русско-турецких войн 1769—1774 гг. и 1778—1791 гг., Русско-шведской войны 1788—1790 гг., подполковник российской службы, который с 21 июля 1794 г. и по день своей смерти командовал Греческим пехотным полком, поселенным с 1784 г. в Балаклаве. Он был похоронен с большими почестями на кладбище Балаклавского монастыре Св. Георгия близ Севастополя.

О жизни и деятельности Стефана Мавромихали известно многое из библиографии, изданной в России еще в XIX в. Информация о его единственном сыне, Павле Мавромихали (1771—1822), и внучках, живших в Севастополе, также известна широкому кругу историков благодаря многочисленным исследованиям и публикациям1. Одной из таких работ является книга исследователя-энтузиаста С.А. Сапожникова «Шевченко, Бларамберги, Мавромихали»2. Однако неисследованными остаются многие вопросы, связанные с членами семьи Мавромихали, переселившимися в Россию в самом конце XVIII в.

В 1775 г. Стефан Мавромихали прибыл в Россию во главе «Греческого войска» и других переселенцев один, «укрыв семью свою в благонадежном месте». О подготовке и проведении операции, связанной с вывозом из Мореи его семьи и родственников, нам известно из переписки генерал-губернатора Новороссийского края князя Платона Зубова3, правителя Таврической области Семена Жегулина и чрезвычайного посланника и полномочного министра в Константинополе Виктора Кочубея4. Членов этой влиятельной в Мани греческой фамилии предполагалось вывести «для лучшей безопасности сухим путем через Триест»5. Операция прошла успешно, и 15 октября 1796 г. Кочубей уведомлял Жегулина: «Прапорщик Ксанто Мавромихали, которого прислали ко мне с рекомендательным письмом вашего высокопревосходительства для вывоза из Мореи семейства и родственников албанских войск подполковника и кавалера Стефана Мавромихали, поручение, данное ему, успешно выполнил и родственников указанного подполковника в составе 11 человек обоего пола, тайным образом сюда вывез»6. Вопрос о том, кто именно из родственников Мавромихали был вывезен в Россию, до настоящего остается открытым для греческих историков.

Частично ответ на этот вопрос неожиданно был найден в Крыму. В Центральном государственном архиве Автономной республики Крым хранится дело «По прошению надворного советника и кавалера Мавромихали о признании его в дворянском достоинстве»7. На первых двух листах дела рукой Павла Мавромихали кратко изложена история его семьи в период жизни в Мани на протяжении XVIII в. Здесь мы находим подтверждение тому, что еще в конце XVII в. Сенатом Венеции семье Мавромихали был дарован дворянский титул, утвержден герб, и из членов этой влиятельной семьи администрация Венецианской республики в Пелопоннесе назначала проведиторов в крепостях Келефа и Пассава8 (прежде считалось, что только Келефа. — С.М.), расположенных во внутренних районах Мани.

В «Формулярном списке» отца Павла Мавромихали, приложенном к делу, мы находим очень важную для нас запись, из которой неожиданно узнаем, что он был «Стефан Ксантов сын Мавромихали». До этого, в соответствии с родословной росписью, составленной Гиоргисом Мавромихалисом, ошибочно считалось, что отцом Стефана является Георгий (Георгакис) Мавромихали9, экзарх Мани, в доме которого в 1764 г. останавливались российские эмиссары Capo и Папазогло10, факт прибытия которых собственноручно подтверждает и Павел Мавромихали, называя при этом Георгия Мавромихали своим «прадедом»11.

Далее, в «Семейном списке» Павла Мавромихали, датированным 1819 г., мы впервые встречаем сведения о трех неизвестных нам ранее родственниках Стефана и Павла Мавромихали, живших на тот момент в Балаклаве: это указанные двоюродными братьями Павла Мавромихали «Михаил Степанов сын Мавромихали», «Петр Степанов сын Мавромихали», а также «Николай Ксантов сын Мавромихали», родственное отношение которого к Павлу и его двоюродным братьям не указано12.

Изученные нами документы позволили сделать еще одно очень важное открытие. Известно, что женой подполковника Стефана Мавромихали была Фотиния Стамати — сестра его соотечественника и сподвижника Михаила Стамати. Это навело нас на мысль ознакомиться с делом «По прошению капитана и кавалера Стефана Стамати о внесении его в родословную книгу дворян Таврической губернии». В «Семейном списке» изученного дела указано, что Стефан Стамати был «женат на дочери капитана Мавромихали, Елене Михайловне»13.

Стефан Михайлович Стамати (1800—1871) — сын отставного майора Греческого пехотного полка Михаила Стамати, племянник Екатерины Стамати, жены Стефана Мавромихали. В службе в российской армии с 1817 г., с 1842 по 1851 гг. в составе двух рот Балаклавского греческого пехотного батальона находился в Новороссийске, участвовал в Кавказской войне. 14 (26) сентября 1854 г., командуя ротой строевых солдат и отставников общим числом в 110 человек, отличился в бою при занятии англичанами Балаклавы. Тогда в плен к англичанам попали раненый полковник Манто, 6 офицеров и около 60 нижних чинов. Остальные защитники города во главе с майором Маландраки скрытно ушли горными тропами, унеся с собой знамена Балаклавского греческого батальона.

Англичане, как пишут некоторые исследователи, были поражены стойкостью и мужеством защитников Балаклавы. Собрав пленных и допросив командира греческого батальона полковника Манто, лорд Раглан обратился к нему с упреком: «Безумец! Неужели думали вы с горстью своих солдат, остановить целую армию?» Оправдывая сопротивление роты греческих стрелков, капитан Стефан Стамати произнес: «Безусловно, сдачею [своей] я навлек бы на себя и гнев моего начальства, и ваше презрение; теперь совесть моя спокойна, потому что я исполнил свой долг»14.

В дальнейшем изучение коллекций церковных метрических книг, хранящихся в Центральном государственном архиве Автономной республики Крым и Государственном архиве города Севастополя, позволило составить целостную картину родственников «подполковника и кавалера Стефана Мавромихали» в России, проследить их родственные связи, установить годы рождения и смерти, места погребения.

Таким образом, удалось установить имена пока лишь четверых из 11 человек, вывезенных в Россию 15 октября 1796 г:

1. Фотиния Мавромихали, урожденная Стамати, супруга Стефана Мавромихали.

2. Павел Мавромихали, сын Стефана Мавромихали.

3. Михаил Мавромихали, племянник Стефана Мавромихали.

4. Петр Мавромихали, племянник Стефана Мавромихали.

Сын прапорщика Ксанто Мавромихали, Николай Ксантович Мавромихали, указанный в семейном списке Павла Мавромихали, родился в 1802 г. в Балаклаве, поэтому к числу 11 человек, вывезенных в Россию, не относится.

Кто остальные семеро членов семьи и родственников? Этот вопрос остается открытым и ждет своего исследователя.

Стефан Мавромихали был одним из наиболее состоятельных землевладельцев-греков, живших в конце XVIII в. в Крыму. Ему принадлежали 10.000 десятин земли при деревне Тарханлар в Перекопском уезде и при реке Чердаксу, отведенные 23 июля (3 августа) 1793 г. по именному повелению Екатерины II «во уважение ревности службы из казенных земель»15. Он являлся также владельцем имения «Карловка» и фруктовых садов при деревне Нижний Чоргун, дачи и участка земли при деревне Ашага Керменчик, расположенной в горной части междуречья Качи и Бельбека, земли при деревнях Альма-Тамак и Бурлюк Симферопольского уезда16, «высочайше дарованного имения» при реке Каче17 и постоялых дворов в Феодосии и Балаклаве18. В общей сложности Стефану Мавромихали принадлежало более 15.000 десятин удобной и неудобной земли в окрестностях Севастополя, Балаклавы, на территории Симферопольского и Перекопского уездов.

После смерти подполковника Мавромихали в 1801 г. эти земли перешли в собственность его сына Павла и племянников — Михаила и Петра Мавромихали.

Главное имение семьи Мавромихали находилась при татарской деревне Чоргун на правом берегу реки Черной. Фруктовые сады располагались по обоим берегам впадающей в нее речки Ай-Тодор. Считавшееся лучшим в Крыму имение было куплено подполковником Мавромихали у Карла Ивановича Габлица19, и по имени прежнего его владельца носило название «Карловка». Наряду с этим, оно назвалось еще «Царским имением», но первое название оставалось более предпочтительным среди крымских помещиков и аристократов, и сохранялось за ним на протяжении многих десятилетий.

Одно из первых описаний имения «Карловка» составил в 1823 г. Иван Матвеевич Муравьев-Апостол20: «Деревянный дом восточной архитектуры; на дворе бассейн из дикого камня, обсаженный высокими тополями, и подле него двенадцатигранная башня; насупротив дома <...> прелестный зеленый холм, на коем хижины, как сказывали мне, поселенных цыган; на другом холме, влево, татарская деревня Чорганы; позади сады, виноградники; вокруг всего — горы; а вот долина, принадлежавшая одному из султанов Гиреева дома, о которой так часто упоминает Паллас21, но тогда она была во власти друга его Габлица, по имени коего и усадьба называлась Карловкою»22.

В 1840 г. Чоргун посетил Иван Федорович Бларамберг — будущий муж Елены Павловны Мавромихали. Он так же оставил описание имения: «Я побывал в роскошных фруктовых садах и на виноградниках, на мельнице богатого имения и любовался могучими, столетними ореховыми деревьями, в тени которых стоял дом, — писал он. — Многочисленные яблони сгибались под тяжестью плодов. Почти под каждой было по 50—70 подпорок, чтобы не обломились ветки. Знаменитые крымские яблоки (синап) составляют главный доход тамошних имений. Они долго хранятся и отправляются в огромном количестве в Москву, Санкт-Петербург и в Сибирь»23.

Сады простирались вниз по течению по обоим берегам реки Черной. Кроме яблонь, в них росли черешневые, айвовые, сливовые, ореховые деревья, инжир, а по берегам были насаждения вербы, тополей и ракитовых кустов. Здесь же находились сенокосные угодья24. Усадебный дом располагался на окраине татарской деревни, состоявшей примерно из 100 дворов: «Сооруженный из дубовых бревен, солидный, просторный, двухэтажный, с кольцевой верандой, он насчитывал 150 лет. Он был построен в турецком стиле неким могущественным мирзой, который тогда, естественно, не мог предположить, что в будущем его дом, как и весь Таврический полуостров, попадет в руки неверных»25.

По соседству с владениями Павла Мавромихали и его жены Ксении Эммануиловны при деревне Чоргун, находилась усадьба Петра Мавромихали. Два других, принадлежавших ему имения, располагались в долине реки Альма при деревнях Бурлюк и Алма-Тамак26. Петр Мавромихали был холост и в российской службе не состоял. В 1821 г. с началом национально-освободительной войны в Греции он покинул Крым и уехал на родину, завещая принадлежавшие ему земли дочерям Павла Мавромихали. Назад он не вернулся и дальнейшая его судьба не прослеживается по архивным документам.

Михаил Мавромихали состоял в службе в Балаклавском греческой пехотном батальоне, откуда вышел в отставку в чине капитана. Он был женат на Екатерине Пападимато, дочери подпоручика, от которой имел сына Дмитрия и дочь Елену. Дмитрий Михайлович Мавромихали, как и отец его, состоял в службе в Греческом пехотном батальоне, находясь в крепости Новороссийска, учувствовал в войне на Кавказе. Во второй половине XIX в. он вышел в отставку и жил в имении при деревне Керменчик, подаренном ему по завещанию его дядей, Стефаном Мавромихали.

Об этом упоминает Александр Львович Бертье-Делагард: «В первую турецкую войну, — пишет он, — при императрице Екатерине II эскадра Орлова с войсками поддерживала восстание на турецких берегах Средиземного моря, населенных греками. По окончании войны участникам восстания — грекам были предоставлены особые права и льготы для переселения в Россию и службы в ней. Эти «албанцы» или «арнауты», как у нас тогда неправильно называли греков, были перевезены в Еникале; но во время присоединения Крыма в 1783 г. их двинули для занятия всего южного берега Крыма. Распространяя ужас между татарами, они дошли до Балаклавы, где и были поселены окончательно, на особых правах; там и доныне живут их потомки. Земли вокруг Балаклавы с окрестными деревнями оказалось недостаточно, и вскоре им же были прирезаны опустелые деревни Лака и Керменчик. Все «албанцы», впоследствии чины Балаклавского батальона, были наделены участками земли; многие старшие чины, офицеры, получили имения в Нижнем Керменчике. Давно уже их нет на свете, исчез и самый Балаклавский батальон, даже их земли, дома принадлежат большею частью посторонним лицам; но их самих еще помнят. Более века прошло с тех пор, но в Керменчике это все равно, что вчера, и эти лица стоят, как живые, в глазах населения; они только выросли на расстоянии и в народной легенде все называются генералами; но самый видный и старший из них Мавромихали (Стефан), тот был и остался несравненно большим: он «байрактар», т. е. знаменоносец, точнее сказать «имеющий знамя». Он был главным начальником легионов и считался знатнейшим лицом, с которым вели переговоры Панин и Орлов; с 1775 по 1790 гг. он был первым командиром во время перехода греков в Россию и занятия Крыма, а потом вновь командовал тем же батальоном, в чине подполковника с 1794 по 1801 гг., когда умер и был похоронен в Георгиевском монастыре (Св. Георгия) близ Севастополя. Его именье здесь в чужих руках, но и до сих пор любой мальчишка знает и с гордостью укажет дом «байрактара»27.

Прямой потомок этой ветви семьи Мавромихали в настоящее время живет в г. Мариуполе Донецкой области Украины. Встреча с ним прояснила многие интересные моменты из биографии его прадеда, Дмитрия Михайловича Мавромихали (1802—1878).

Еще один представитель этой влиятельной семьи неожиданно предстал перед нами в метрической тетради греческой Петропавловской церкви за 1810 г. Из выявленной в ней записи следует, что некий неизвестный нам по имени «отставной майор Мавромихали» крестил сына севастопольского городского головы Ивана Ризаки28. Вопрос, кем приходился по родству подполковнику Стефану Мавромихали этот майор, остается открытым. Удалось установить, что женой его была Елена Георгиевна, сестра Константина Георгиевича Чапони (1759—1829), балаклавского жителя, отставного полковника, а с 1790 по 1794 гг. командира Греческого пехотного полка. Из записи в метрической книге церкви св. Николая в Балаклаве становится известно, что в 1861 г. она была уже вдовой29.

Столь незначительное, на первый взгляд, открытие, сделанное в архивах Крыма, позволило внести важные коррективы и восполнить недостающие звенья в родословной семьи Мавромихали, изложенной в труде Гиоргиса Мавромихалиса — общепризнанном по настоящее время как наиболее верный в Греции. Вместе с тем, это служит еще одним аргументом для греческих историков (Мани) искать ответы на многие интересующие нас всех вопросы, касающиеся истории наших соотечественников, за пределами Греции — в архивах России и Украины.

Примечания

1. См. Иванова Ю.В. Греки России и Украины. СПб., 2004.

2. Сапожников С.А. Шевченко, Бларамберги и Мавромихали. М.; Оренбург, 1999. С. 43.

3. Платон Зубов (1767—1822), князь, генерал-губернатор Новороссийского края, последний фаворит императрицы Екатерины II.

4. Кириенко Г.К. Ордера князя Платона Александровича Зубова правителю Таврической области Жегулину за 1794 г. // Известия Таврической ученой архивной комиссии. № 17. Симферополь. 1892. С. 34.

5. Там же. С. 54—55.

6. Арш Г.Л. Этеристское движение в России. Освободительная борьба греческого народа в начале XIX века и русско-греческие связи. М. 1970. С. 131.

7. По прошению надворного советника и кавалера Мавромихали о признании его в дворянском достоинстве. См.: Центральный государственный архив Автономной республики Крым (далее ЦГА АРК). Ф. 49. Оп. 1. Д. 6373.

8. ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6373. Л. 1.

9. Γιώργης Μαυρομιχάλης. Οι Μαθρομιχαλαίοι. Με τα Μάτια Ένος Απογονου. — Κέρκυρα, 2007. Σ. 40. (Tab).

10. Дружинина Е.И. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 г. (его подготовка и заключение). М. 1955. С. 103.; Маркевич А.И. О посылке грека Георгия Папазогли на Балканский полуостров в 1763—1764 г. // Записки Одесского Императорского общества истории и древностей. 1869. Т. XIX. Протоколы. С. 42—45; Мосхури И.В. Греки в истории Севастополя. Т. 1. Севастополь, 2006. С. 13.

11. ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6373. Л. 1.

12. Семейный список надворного советника и кавалера Павла Степанова сына Мавромихали. 1819 год. — ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6373. ЛЛ. 59 об. — 61.

13. Семейный список капитана и кавалера Стефана Стамати». — ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6098. Л. 13.

14. Зеленкевич В. Нападение на Балаклаву. Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя // Сборник, издаваемый комитетом по устройству Севастопольского музея (Под. ред. Н. Дубровина). СПб., 1872. Вып. 3. С. 131.

15. Сборник документов по истории крымско-татарского землевладения // Известия Таврической ученой архивной комиссии. № 25. Симферополь, 1896. С. 25; Ведомость о всех селениях в Симферопольском уезде состоящих с показанием в которой волости сколько числом дворов и душ и на чьей земле поселение имеют. 9 (20) октября 1805 г. // Известия Таврической ученой архивной комиссии. № 26. Симферополь, 1897. С. 84.

16. Ведомость дачам и виноградным садам, которыя Высочайшим Ея Императорскаго Величества указами повелено отвесть в области Таврической с показанием в которых уездах и кому именно оные отведены и отмежеваны // Известия Таврической ученой архивной комиссии. № 26. Симферополь. 1897. С. 113.

17. Семейный список надворного советника Павла Степанова сына Мавромихали. 1819 г. — ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6373. ЛЛ. 59 об. — 60.

18. Родословная книга дворян Таврической губернии за 1815 г. — ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6596. ЛЛ. 14 об. — 15.

19. Габлиц Карл Иванович (1752—1821), писатель, путешественник.

20. Муравьев-Апостол Иван Матвеевич (1762—1851), дипломат, писатель.

21. Паллас Петр-Симон (1741—1811), известный ученый-натуралист, действительный член Петербургской академии наук.

22. Муравьев-Апостол И.М. Путешествие по Тавриде в 1820 году. СПб., 1823. С. 214.

23. Бларамберг И.Ф. Воспоминания. М. 1978. С. 198—203.

24. Иванов П.А. Описание нескольких дач, назначенных к отводу разным особам из состоящих в Таврической области земель // Известия Таврической ученой архивной комиссии. № 19. Симферополь. 1893. С. 49.

25. Бларамберг И.Ф. Указ. соч. С. 202.

26. Семейный список надворного советника и кавалера Павла Стефанова сына Мавромихали. — ЦГА АРК. Ф. 49. Оп. 1. Д. 6373. ЛЛ. 60 об. — 61.

27. Бертье-Делагард А.Л. Указ. соч. С. 27.

28. Метрическая тетрадь, данная из Симферопольского духовного правления города Севастополя греческой Петропавловской церкви. 1810. — ЦГА АРК. Ф. 142. Оп. 5. Д. 14. Л. 78.

29. Метрические книги Ялтинского уезда г. Балаклавы за 1860—1865 гг. — Государственный архив города Севастополя. Ф. 9. Оп. 1. Д. 4. Л. 59.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь