Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » «Греки Балаклавы и Севастополя»

Ф. Янници. Из истории моей семьи

Мне хотелось бы рассказать об истории моей семьи, моих предков — выходцев из Архипелага, поселившихся на юге России, о моем прадедушке Ангелосе Сидератосе.

Уроженец острова Хиос, Ангелос Сидератос, как и многие его соплеменники, во второй половине XIX в. решил обосноваться на юге Российской империи, а конкретнее — в городе Севастополе, где развернул заметную предпринимательскую и общественную деятельность.

По имеющимся у нас, а также недавно полученным архивным данным1, СИДЕРАТО Ангели Михайлович, турецкий подданный, православного вероисповедания, 24 года, «бракосочетался» 13 октября 1894 г. в греческой Трехсвятительской церкви с севастопольской мещанкой Анастасией Ивановной Степановой, православного вероисповедания, первым браком, 19 лет, брат которой служил адъютантом российского императора. Поручители: по жениху — турецкие подданные: Георгий Федорович Серафимов и Николай Федорович Блипитс; по невесте — Феодосийский мещанин Михаил Иванович Пляцкий и турецкий подданный Маргарити Апостолович Вафиади2. У них родилось 11 детей: 3 сына и 8 дочерей. Старший был Михаил, потом родились Евгения, Феодора (моя бабушка, 1898 г. р.), Марика, Хрисула, Иулиа (Юлия), Николай, София (Софика), Елена, Александра и Георгий (при очередности допускаются ошибки, поскольку далее повествование пойдет на основе моих личных воспоминаний от рассказов моей бабушки).

Дедушка достиг почетного звания потомственного почетного гражданина г. Севастополя, поставщика Императорского двора. Ангели Сидерато пользовался большим авторитетом и популярностью среди своих соотечественников. Его большой дом, в котором трудились, и домашние, и служащие, был всегда открыт для собрания диаспоры, для проведения торжеств, праздников, заранее спланированных или спонтанных. Все его дети хорошо знали греческий язык, как родной, очевидно ходили в греческую школу или занимались у греческих учителей. Ангели Михайлович был довольно известен своей благотворительной деятельностью. По рассказам моей бабушки, ежедневно в определенное время (скорее всего, после 10:00 утра) он распоряжался, чтобы торговля рыбными изделиями была приостановлена и начиналась раздача товаров малоимущим и нуждавшимся, которые к этому времени уже выстраивались в очереди.

Семья жила в достатке, по крайней мере, вплоть до 1916 г., до кончины Ангели Михайловича. Большая часть финансового состояния семьи находилась в виде ценных бумаг, потерявших свою стоимость после Октябрьской революции 1917 г., что заставило Анастасию Ивановну срочно выдавать дочерей замуж. Большинство вышли замуж за греков: Феодора — за грека Константина Ян-нициса, уроженца понтийского города Иной и сбежавшего в 1913 г. в Крым из османской Турции в период насильственной исламизации, дабы избежать знаменитые «амеле табуру», принудительные трудовые лагеря.

Константин ЯННИЦИС, мой дедушка, встретил Феодору Сидерато, мою бабушку, на греческой свадьбе и сразу влюбился в нее. В 1922 г. родился их первенец, которого назвали тоже Константином, мой отец, а пятью годами позже — их второй сын Ангелос-Владимир. Его назвали Ангелосом-Владимиром в честь дедушки Ангели Михайловича, который в свое время, судя по архивным данным и по воспоминаниям моей бабушки, свое греческое имя Ангелос переделал на славянское — Владимир. Анастасии Ивановны Степановой-Сидерато не стало в конце 1922 г.

Феодора с мужем и детьми обосновались в Симферополе, где Константин по приезде из Османской империи открыл свою кондитерскую, в которой продолжал работать, и во время НЭПа, и в последующий за ним период национализации.

Ночью с 14 по 15 декабря 1937 г. Константиноса Яннициса (Ян-ницо) постигла судьба многих его соотечественников, неразрывно и трагично связанная с началом террора и репрессий (все члены семьи имели греческие паспорта и греческое подданство). Из НКВД пришли за ним домой и попросили последовать за ними на несколько часов, при этом, на всякий случай, взять с собой одеяло. Феодора больше не видела своего мужа никогда. От него она получила лишь записку, в которой он кровью написал: «Били сильно, пошла кровь, береги детей...».

В июне 1940 г. Феодора Сидерато-Янници с двумя сыновьями сумела уехать в Грецию, причем на последнем рейсовом пароходе «Сванетия», в поисках мужа, поскольку шли слухи о том, что арестованных греков направили в Грецию. В Греции к этому времени уже обосновались ее братья — Николай и Георгий, а также сестры — Евгения и Юлия с мужьями и детьми и младшая — Александра. (Евгения, правда, с семьей позже вернулись в Советский Союз. Остальные сестры жили в Советском Союзе, а старший брат Михаил к тому времени давно скончался).

Подплывая к порту Пирей и увидев с палубы маленьких, босых детей, перевозивших грузы и коляски, Феодора в отчаянии крикнула: «Боже мой, куда я привезла своих детей!». А спустя несколько месяцев Греция вступила во Вторую мировую войну...

Можно долго рассказывать и писать о последующем периоде жизни Янници и Сидерато в Греции и, не скрываю, очень хочется снять фильм об истории греческой диаспоры в России на фоне истории конкретных личностей, отдельных людей, на фоне истории моей семьи и жизни моей бабушки.

Константин ЯННИЦИС, сын Феодоры, женился в 1966 г. на моей матери, коренной гречанке Варваре Петропулу, родом из Пелопоннеса. В 1970 г. родилась я; меня назвали в честь бабушки Феодоры, которая жила с нами вплоть до своей кончины в ноябре 1991 г., воспитывала меня и всегда рассказывала о своей родине, о Севастополе, Крыме, России.

В нашей семье всегда царил дух России. За воскресными обедами, когда собиралась вся семья, мой отец рассказывал о своем счастливом детстве: о духе коллективизма и альтруизма, царившем в школьных и юношеских коллективах того времени, о пионерских лагерях и кружках, своей школе, лучшем друге — Жоре Адамове и песне «Давай пожмем друг другу руки и в дальний путь на долгие года!», которую они напевали, поднимаясь на пароход «Сванетия».

Именно это и подтолкнуло меня в августе 1989 г. приехать в Россию учиться. В Москве первым делом посвятила себя глубокому изучению русского языка и русской культуры. Спустя несколько месяцев я обратилась в Комитет по реабилитации жертв сталинских репрессий, который находился на Лубянке, и подала заявление о поисках своего родного дедушки Константиноса Яннициса. Спустя три месяца пришел ответ о том, что он был расстрелян в мае 1938 г. Моей бабушке Феодоре мы не стали говорить об этом. Она до конца своих дней верила в предсказание цыганки, которая когда-то пообещала, что пройдет очень много лет, но своего мужа она обязательно встретит. Возможно, она была права?

Примечания

1. За что я бесконечно благодарна Н.М. Терещук, до недавнего времени заместителю директора Государственного архива города Севастополя.

2. Государственный архив города Севастополя. Ф. 30. Оп. 1. Д. 30. ЛЛ. 33об. — 34.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь