Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.В. Неменко. «Крым 1941—1944. Обратная сторона войны»

Вместо заключения

Восстания в восточных частях вермахта и уход к партизанам

Многие авторы, описывающие партизанское движение в Крыму, несколько тенденциозно освещают источники, за счёт которых в 1943 году возродилось партизанское движение в Крыму. Для этого есть объективные причины. Во многом история партизан Крыма является «неудобной».

Традиционно много пишется о заброшенных в лес разведотрядах ЧФ, действовавших в Крыму, группах «Антона» и «Старика». Очень много работ посвящено группе «Сокол», достаточно много пишется об «организованном» партизанском движении, руководители которого после подготовки и отдыха в Сочи вновь были заброшены в Крым. Это, безусловно, славная страница в истории партизанского движения полуострова, но...

Есть ещё одна сторона. Историки чаще всего обходят глухим молчанием тот факт, что 74% личного состава партизанских отрядов осенью 1943 года состояло не из тех, кого забросили с «Большой земли», а из крымчан, ушедших в лес, спасаясь от вывоза в Германию и Румынию и, как это ни странно звучит, из бывших коллаборационистов. Причём, отряды, состоявшие из бывших военнослужащих «восточных» батальонов вермахта, являлись наиболее активными, опасными для противника. Этот тезис, возможно, покажется крамольным, но анализ немецких и, особенно, румынских документов полностью подтверждает эту информацию. Противник очень часто пишет, что нападавшие были в немецкой, польской или русской форме, без знаков отличия.

Ещё одной «неудобной» информацией является то, что при возрождении партизанского движения была допущена ошибка. Рассчитывая на то, что Крым будет освобождён уже осенью 1943 года, руководство партизанским движением инициировало уход местного населения в лес.

30 сентября 1943 года Македонский и Селимов сообщали Булатову данные о личном составе, вооружении и боевых делах 1-го отряда: «1. В отряде было 67, принято 8, все здоровы, боеспособны. Опергрупп 3, спецгрупп 2. Имеем 1 пулемёт, 67 автоматов, 17 карабинов, 1 СВ. В сентябре проведено на железной дороге 3 диверсии, уничтожено 215 рельс. Устроено в лесу 4 засады, в результате убито 3 немецких офицера, 7 добровольцев, проведён 21 выход разведгрупп. Захвачено 5 языков, из коих один предатель расстрелян. В начале октября в отряде было уже 80 человек: рядовых бойцов — 66, начсостава — 14, военных — 42 человека. По партийной принадлежности: членов ВКП/б — 40, кандидатов — 15, комсомольцев — 9, беспартийных — 16». Это сообщение было отправлено через день после того, как комиссар М. Селимов провёл партийное собрание, на котором «единогласно приняты кандидатами в члены ВКП/б Джемилев Ваап — врач отряда, в члены ВКП/б — Мамутов Асан и Исламов Сеит-Амет».

Если говорить точнее, то с советской стороны был инициирован подъём партизанского движения, а уход в лес всего населения ряда деревень инициировали немцы. Учитывая угрозу советского десанта, в октябре была начата реализация фазы «Михель-1». Началась «очистка Крыма», т. е. эвакуация материальных ресурсов и насильственная «эвакуация» населения, которая и инициировала массовый уход части мирного населения в лес.

С.Н. Ткаченко в своей работе указывает: «Численность крымских партизан в этом периоде характеризуется постоянной положительной динамикой в результате роста количества партизан за счёт приходящего в лес наиболее активного населения, случаев перехода на сторону партизан добровольцев из формирований коллаборационистов».

Если о румынах, присоединившихся к партизанам в Крыму, есть более или менее подробные сведения, есть сведения и о словаках из 20-го полка, то о «предателях» пишут крайне мало и неохотно.

Безусловно, можно встать на позицию ряда советских авторов и писать о том, что, мол, только после того, как советские войска подошли к полуострову, коллаборационисты начали спасать свою шкуру.

Да, можно говорить о том, что присягу дают один раз, и переход на службу к противнику — уже преступление, караемое смертью. Если подходить к вопросу с государственной точки зрения, т. е. цинично и прагматично, то эти слова имели хоть какой-то смысл только в начале войны, когда очень многие командиры сдавались в плен вместе со своими частями и поодиночке. В конце 1943 года, возможно, стоило бы изменить политику, пропагандируя прощение. Карать — дело не хитрое, гораздо важнее выбить из рядов противника тех, кто был вовлечён обманом.

На самом деле ситуация гораздо сложнее и многограннее. За исключением добровольческих формирований и «хиви», «восточные» батальоны формировались в лагерях военнопленных, и методы вербовки в них были достаточно изощрёнными.

В сети нацистов попало достаточно много бывших советских солдат и офицеров, причём многие были поставлены перед фактом: вместо обещанной отправки на родину от них требовали служить вермахту. Да, те, кто шёл служить оккупантам осознанно и запятнал себя кровью, сохраняли верность оккупантам до их логического конца. Но были и те, кто просто проявил минутную слабость или ошибся, или, поддавшись обману, в душе сохранил верность Родине. И далеко не все они имели «восточное» происхождение. Идейных «казачьих» и «русских» коллаборационистов было очень много. Добровольно эвакуировавшиеся с Таманского полуострова через Крым 87 тысяч жителей Краснодарского, Ставропольского краёв и, частично, Калмыкии (60 тысяч до 8 августа 1943 года и ещё 27 тысяч до 1 октября) были частично эвакуированы на «материк», а частично стали пополнением частей вермахта, ягдкоманд, охранных частей в Крыму. К примеру, 15 сентября 1943 года ушло донесение на имя Булатова с сообщением о том, что «8 сентября из Кубани в Севастополь эвакуировано 250 семей, ожидается прибытие 150 новых семей в Саблы. Большинство из них — семьи предателей».

Как следует из немецких документов, подпольные организации возникали даже в боевых «восточных» батальонах.

Автор пока не располагает данными о состоянии «восточных» формирований в других регионах, но в Крыму произошло достаточно много инцидентов, связанных с восстаниями в «восточных» частях. Причём, оказалось, что подпольные организации были во ВСЕХ «восточных» формированиях, находившихся в Крыму.

Первым вышел из повиновения азербайджанский батальон 806. Подпольная группа предприняла попытку восстания и ухода к партизанам 20 октября 1943 года, задолго до начала советского наступления. Стоит отметить, что на тот момент советские войска были ещё очень далеко от Крыма. Противнику удалось раскрыть группу, но, как указывается в немецких документах, «зачинщики ушли к партизанам». Перед строем расстреляны 17 человек.

Октябрь и ноябрь 1943 года ознаменованы целой серией инцидентов в восточных частях. Причины были разными.

В рамках реализации плана «Михель» началась подготовка к насильственной «эвакуации» населения. СД, по традиции, начала «эвакуацию» с Бахчисарайского района, в связи с чем восстание произошло в 149 Бахчисарайском батальоне «Шума», и одна рота этого батальона в составе 87 человек полностью ушла к партизанам.1

Это была рота того самого А. Раимова, которого ныне предают анафеме. Парадокс заключается в том, что именно эта рота сыграла важную роль в партизанском движении в Бахчисарайском районе. В описании легендарного Бешуйского боя, безусловно, нет упоминания о том, что на стороне партизан сражались бывшие бойцы батальона «шума», но так было. А. Раимов был арестован органами НКВД и приговорён судом к высшей мере наказания (ВМН), несмотря на то, что его отряд достаточно долго был активной боевой единицей партизан. Его вина заключается в том, что сначала он был партийным работником, а затем служил в батальоне самообороны. Он был осуждён только за то, что предал партию.

Следующим инцидентом стало раскрытие подпольной организации и попытка восстания во 2-м батальоне полка «Бергман». Сейчас очень многими западными идеологами полк «Бергман» позиционируется как элитная «восточная» часть, которая боролась с СССР и коммунизмом. Но, как выясняется, в этой «элитной» части не всё было гладко. Большая часть 6-й роты полка, убив «рамочный» немецкий персонал, смогла уйти к партизанам, и составила отдельный партизанский отряд. Противник указывает: «Схваченные зачинщики расстреляны перед строем, батальон разоружён, ведётся расследование. Поставлен вопрос об исключении «опозоренного» батальона из списка частей вермахта».2

Следующим «отметился» 804-й азербайджанский батальон. Современные авторы, восторгающиеся вермахтом, пишут о якобы высокой боеспособности этого батальона, но и в нём нашлись те, кто не побоялся начать борьбу с фашизмом, за что перед строем были расстреляны 14 человек. Это случилось 28 октября 1943 года.

Пришлось разоружить и 245-й Туркестанский батальон, т. к. часть батальона, задействованная в противопартизанских мероприятиях, перебежала к партизанам. На следующий день, 01.11.43 года, происходит восстание в грузинском батальоне I./9. Запись в журнале боевых действий 17-й армии: «Разоружён грузинский батальон I./9 (65 легионеров убежало к партизанам)».3 Грузинские легионеры создали партизанский отряд «Сулико», действовавший очень активно.

13.11.43 года на Перекопском направлении из 2-го батальона 20-го словацкого полка к советским частям перебежали 24 бывших словацких военнослужащих.

Происходит восстание в 1-й роте татарского 153-го батальона самообороны: зачинщики ушли к партизанам, расстреляны 5 человек. Из Симферопольского батальона самообороны к партизанам уходит целый взвод — 27 человек, 154-й батальон расформирован, его остатки переданы в другие батальоны, в основном в 149-й и 153-й.

25—27 ноября 1943 года на Перекопе 11-я армянская рота полка «Бергман» открыла свой участок на Турецком валу и повернула оружие против оккупантов. К сожалению, переброшенные на этот участок две штрафных роты не смогли развить успех и понесли потери, достигающие 60% личного состава.

Волнения в «восточных» частях продолжаются и в начале зимы 1943 года.4 В составе партизанского движения появляется 8-й азербайджанский отряд (командир — ст. лейтенант Алиев), два грузинских, два красноармейских.

Я никоим образом не оправдываю тех, кто сражался против своей Родины на стороне оккупантов. Я просто пытаюсь показать, что события войны намного сложнее и многограннее. Вопрос этот не простой, и требует более тщательного изучения. Даже в рядах врага можно найти союзников.

Всё далеко не однозначно и в партизанском движении. По донесению азербайджанца-подпольщика Мамеда Алиева: «Около 400 солдат из бывших военнопленных, которые в течение полугода находились под влиянием агитации подпольщиков, 20 октября 1943 на территории Херсонской области убили всех офицеров немецкого командования и перешли на сторону Красной Армии».

Численность крымских партизан в конце 1943-го — начале 1944 года:5

Дата 01.06.1943 г. 01.12.1943 г. 01.01.1944 г. 15.01.1944 г. 20.02.1944 г. 01.04.1944 г. 15.04.1944 г.
Численность, человек 262 3506 3998 3733 3800 3679 3750

Анализируя имеемые данные, можно сделать следующий вывод: несмотря на то, что к лету 1943 года партизанское движение было почти уничтожено, и активно действовали только забрасываемые группы, уже в октябре этого года начался мощный подъём партизанского движения.

Первая волна ухода населения в крымские леса была вызвана началом мероприятий по реализации операции «Михель-1». Операция предусматривала принудительную «эвакуацию» жителей Крыма. Подход советских частей к Крыму и высадка десантов сыграли свою роль в динамике ухода населения к партизанам. Слабость немецкой власти способствовала тому, что уход проходил почти без помех.

Численность партизан резко возрастает (в 10 раз) именно в октябре—ноябре 1943 года. К сожалению, партийные и советские органы Крыма, которые спровоцировали уход населения в лес, не просчитали ситуацию, что привело к трагическим результатам.

Как указывает С.Н. Ткаченко, «...не оценив полностью создавшуюся обстановку, областной подпольный партийный центр (ОППЦ), находившийся в Зуйских лесах, после приказа оккупационной администрации от 29 октября 1943 года о «добровольной» эвакуации населения из Крыма принял недостаточно обоснованное решение (не задумываясь серьёзно о его последствиях) разослать своих представителей в сёла Симферопольского, Зуйского, Карасубазарского (Белогорского), Старокрымского, Алуштинского и Бахчисарайского районов с «задачей поднять народ на уход в лес к партизанам». К этому же призывало и обращение «К населению Крыма» (письмо жителей, ушедших в лес), выпущенное в виде листовки 3 ноября 1943 года».6

Уход населения в лес осложнил вопрос питания партизан. Наличие большого количества гражданского населения, большую часть которого составляли женщины и дети, снизил мобильность отрядов. Существование таких «отрядов» было возможно только до того момента, пока силы противника были связаны боями на Керченском полуострове и в районе Перекоп — Сиваш.

В течение осени 1943 года к партизанам Крыма продолжали летать легкомоторные самолёты. С середины сентября на аэродроме в Сочи при 1-й эскадрильи ЧФ стало базироваться звено самолётов, прибывшее из 8-го авиаполка.

К сожалению, начав наступление на Перекопском направлении, а также в районе Сивашского плацдарма, и высадив десанты на Керченский полуостров, советские войска останавливаются. В начале декабря 1943 года разгромлен Эльтигенский десант. Наступление на плацдарме севернее Керчи приостановлено. Воспользовавшись этим, противник снимает с фронта румынские части и начинает борьбу с партизанами.

17 декабря 1943 года начинается операция против партизан в районе Карасубазара. Одновременно, с 16 по 23 декабря, проводится операция по вывозу населения из Крыма.

Наибольшую активность партизан противник отмечает в Бахчисарайском районе. В журнале боевых действий 17-й армии указано: «В результате 19 нападений, 22 грабительских нападений на посты сорван вывоз гражданского населения, потеряно много продовольствия. Станции Альма и Шакул сожжены».7Сопоставив данные по партизанам и немецкие документы, можно сделать вывод о том, что диверсии были произведены группой Мемета Молочникова.

И вот тогда начинается «трагедия сожжённых деревень Крыма». Это тема отдельного, сложнейшего исследования, результаты которого будут опубликованы чуть позже.

Следует очень хорошо помнить, что история для всех народов Крыма является общей. Несмотря на то, что часть населения (и не только крымскотатарского) пошла на сотрудничество с противником, большая часть населения Крыма не приняла оккупации, и трагедия, разыгравшаяся зимой 1943—1944 года, была общей для всех. И враг был общим. Для всех. В сообщении № 743 от 21.11.1943 Македонский и Чусси (начальник штаба 4-й бригады) срочно просили сбросить 60 пулемётов, 200 автоматов, 30 батальонных миномётов и «достаточного количества к ним патронов и мин», подчёркивая, что «всё население восстало против немцев». Партизаны 4-й бригады контролировали достаточно большой район, включавший деревни Стиля, Коуш, Улу-Сала, Авджикой, Бия-Сала, Мангуш, Балта-Чокрак, Н. Бодрак, Тав-Бодрак, Салбы, Бешуй, Тавель, Терскунда, Экиташ, Поляры, Биюк-Янкой. Естественно, такая ситуация не устраивала противника, и поэтому 4—7 декабря были сожжены деревни Бешуй, Саблы, Биюк-Янкой, Пайляры, Терскунду, Тавель, Эки-Таш.

24.12.43 года. Генерал-лейтенант Войкулеску назначен командиром 1-й ГСД румын, и в первый же день его командования были сожжены ещё 10 селений в 24 км юго-восточнее Бахчисарая.8 В немецких документах указывается, что эта акция проводилась по инициативе тыловиков 17-й армии («105 команда военной экономики и промышленности» 105 WiKo). С точки зрения штаба тылового района 17 армии (Корюк 550), операция позиционируется как насильственное взимание налога (к осени 1943 года налог достигал 80% прибыли), однако в документах SD указывалась истинная причина.

После войны бывший командующий 17-й немецкой армией Эрвин Йенеке на судебном процессе давал следующие показания: «В отданном мною приказе было предусмотрено выселить всё население ближайших к Яйлинским горам деревень, которые, по нашему мнению, являлись как бы опорными пунктами партизан, а сами деревни подлежали сносу. Приказ был выполнен. Часть гражданского населения этих деревень, оказавшая сопротивление, была ликвидирована, а оставшиеся жители были направлены в фильтрационные лагеря».

Эта информация подтверждается и составом частей. В состав отряда была включена пионерная рота (огнемётчики и склад подрывных средств), сформированная из маршевого пионерного батальона пополнения. Отряд был пополнен отрядом немецкой морской пехоты и тремя румынскими горными батальонами (1-я ГСД румын).

После упорного боя между партизанским отрядом самообороны села и оккупантами была захвачена деревня Улу-Сала. Чтобы выбить партизан из домов, были применены огнемёты. После захвата деревня стала штабом противопартизанской операции и перевалочной базой для вывоза награбленного.

Румынские горные стрелки ограбили деревни Стиля, Биюк-Узенбаш и Кучук-Узенбаш, Ауджикой, Бия-Сала, Шуры и Пычки, уводя их население в Дулаг. После этого немецкие пионерные подразделения взорвали часть домов.9

Деревня Улу-Сала была полностью сожжена, а её население перемещено в Дулаг. В одном из домов партизанами были обнаружены изувеченные трупы 27 человек.

Масштаб и активность партизанского движения, если доверять немецким документам, в ноябре—декабре 1943 года при той же численности партизан намного выше, чем в то же время в 1941 году.

26.12.43 года. В ЖБД 17-й армии указано: «Нападения партизан на дорогах в районе Алушты и Салы, нападение на д. Кояш и Булганак (южнее Симферополя)». Ещё одна запись в том же документе. «27.12.43. Нападение 500 партизан над. Старые Бурачи (дорога Симферополь — Феодосия) после 2,5-часового боя удалось отбить 12 грузовиков и 58 лошадей».

Но силы были неравны. В конце декабря были сожжены ещё 24 села в Бахчисарайском и Симферопольском районе.

29.12.43 года на борьбу с партизанами в районе Зуи были направлены 8 батальонов румын и немецкие тревожные батальоны. Ситуация у партизан вновь осложнилась. Произошла трагедия в Васильковской балке.

Операция проводилась в районе Карасубазар — Куртлук — Улу-Узень — Чавке — Зуя.10

Румынские авторы дают следующие данные:

«Были созданы три тактические группы. Первая (полковник Балан) включала 8-й, 10-й и 16-й батальоны 2-й горнострелковой дивизии, один батальон из 3-й горной дивизии, один отряд связи, три артиллерийские батареи из 2-й горнострелковой дивизии, четыре 120-мм миномёта, одна противотанковая батарея, один взвод военной полиции из 2-й горнострелковой дивизии и одна батарея из 3-й горнострелковой дивизии.

Вторая (полковник Мавричи) — 2-й горнострелковый батальон из 1-й горнострелковой дивизии, один немецкий батальон, два 120-мм миномёта, четыре немецких 20-мм моторизованных орудия, один отряд связи из 2-й горнострелковой и один взвод из 1-й горнострелковой дивизии.

Третья тактическая группа (подполковник Бориславский) состояла из двух батальонов: 3-й горнострелковой дивизии, артиллерийского батальона и одного сводного отряда из подразделений 3-й горнострелковой дивизии и горнострелкового корпуса.

1-я и 2-я группы были подчинены 2-й горнострелковой дивизии генерал-майора Иона Думитраче».11

Эта информация не в полной мере соответствует немецким документам. Район ранее контролировался 2-й ГСД румын, но операцию проводил весь румынский горный корпус. Причина проста: 2-я ГСД генерала Думитраче в начале ноября была снята со своего участка и направлена на Сивашский плацдарм, где понесла тяжёлые потери, и румынские дивизии были укомплектованы личным составом лишь наполовину. В пехотных частях нехватка личного состава достигала 70%.

Немецкие документы указывают, что в операции принимали участие следующие подразделения:

— 58-й отдельный разведывательный батальон (рум.) из 1-й ГСД;

— 1-й горный пионерный батальон (рум.) из 2-й ГСД;

— 3-й пионерный батальон (рум.) из 3-й ГСД;

— 12-й горный батальон (рум.) из 3-й ГСД;

— горные батальоны 7, 8, 9, 16 (рум.) — все из 2-й ГСД;

— артиллерийские дивизионы 1-й и 2-й горных дивизий (рум.) — горная артиллерия и один сводный батальон пехоты;12

— два немецких «тревожных» батальона.

Изначально операцию должен был вести только Горный корпус румын 8 батальонами, но этих сил не хватило. По немецким данным, в операции участвовали 9 румынских батальонов, два немецких «тревожных» батальона и три батальона «шума» (148 «Карасубазар», 150 «Зуя» и, частично, 151 «Алушта»).13 Правда, непосредственные действия батальонов «шума» ни в немецких, ни в румынских документах не показаны.

Причём для ликвидации партизан были привлечены даже пикирующие бомбардировщики «Ju-87» из румынской группы Grupul 3 Pikaj (15 Ju-87D-3/D-5).

Хронология событий была следующей:

Сначала, 29.12.43 года, продвижение румынских частей шло почти без сопротивления. Запись в журнале боевых действий 17-й армии: «В результате действий 1-го румынского Горного корпуса партизаны южнее Баксана потеснены».14

31 декабря в журнале стоит запись: «1-й Горный корпус прижимает противника, уничтожены 9 лагерей со 127 землянками, убито 112 партизан15, взято 11 пленных».16

01.01.44. Отдан приказ хватать всех «мужиков»17, в возрасте от 14 до 60 лет, двигающихся по дорогам, и доставлять их в лагерь задержанных.18

Полковая группа «Балан» (2-й ГСД) в составе двух батальонов столкнулась с упорным сопротивлением партизан в районе 2 км севернее высоты 909,3.19 ЖБД 17-й армии фиксирует: «В связи с упорным, непрекращающимся сопротивлением генерал Мочиулски получает приказ занять западный сектор для создания непрерывного фронта».20 Из боевого донесения 17-й армии за день 01.01.44 года: «1-й Горный румынский корпус закончил передислокацию сил для операции против партизан. Задача — 02.01. нанести удар против окружённых партизан в лесистой местности южнее Баксана».21

«02.01. Сопротивление партизан юго-западнее Карасубазара усилилось. ...Из-за плохой погоды (туман и дождь) удар против партизан имел лишь незначительный прогресс».22

«03.01. В результате боя с партизанами убито 343 человека, перебежало 230 человек, в том числе много женщин и детей; 4 партизана и 36 женщин пленены. Захвачены три пушки 7,62-см, 2 пусковых установки для РС, уничтожены 8 лагерей. Задача на 4 число — уничтожить котёл с партизанами. Удар поддерживался авиацией».23

«04.01. В результате боя Горного корпуса котёл сужен до 1 км в диаметре. 05.01 ожидается его уничтожение».24

«06.01 завершена операция против партизан. В ней были задействованы 3 батальона «шума», 2 немецких тревожных батальона и 9 румынских батальонов».

С.Н. Ткаченко указывает: «Точных данных о гражданском населении Карасубазарского и Зуйского районов, ушедших в леса, не найдено — общие оценки указывают на 3—3,5 тысячи человек. В частности, А.В. Басов пишет о 3000 гражданских лиц под защитой партизан в Зуйских лесах, в заповеднике — 4735, в старокрымских лесах — 2000 человек».

По немецким данным: «За период с 29.12 по 06.01 уничтожено 1200 партизан, 2856 человек (из них ⅔ женщины и дети) захвачены в плен. Уничтожены 340 землянок. Захвачены 3 пушки, 2 залповых реактивных системы, 1 одиночная пусковая установка, 7 миномётов, 8 ПТР, 11 пулемётов, 17 автоматов, 636 винтовок. Собственные потери: 51 убитый и 213 ранены».

С.Н. Ткаченко приводит достаточно интересные данные отчёта немецкой военно-экономической инспекции, которые целесообразно привести полностью: «27 декабря 1943 года особое подразделение военно-экономической инспекции 105 (Крым) под руководством старшего лейтенанта Хартмана было задействовано в широкомасштабной операции против партизан. Подразделению, сформированному из частей различных подразделений, принадлежали 20 членов военно-экономической инспекции 105 (Крым). Отбытие подразделения 27 декабря 1943 года в 23 часа в Чавку, 23 километра юго-восточнее Симферополя, по шоссе на Алушту.

28 декабря 1943 года, 3 часа: восхождение подразделения в качестве третьего подразделения особо составленного истребительного батальона для борьбы с партизанами на высоту 1001 восточнее Чавки. Восхождение было крайне тяжёлым. До 11 часов утра 29 декабря 1943 года — сопротивление партизан, поддержанных орудийным и миномётным огнём. Лишь около 15 часов высота была взята при поддержке батальона ротмистра Брендель. Трофеи захвачены не были, трупы партизан были убраны. Батальон ночевал на высоте при дожде, снегопаде и резком падении температуры. На протяжении следующих дней нападение было продолжено, и был прочёсан лежащий в северном направлении лес.

5 января 1944 года батальон достиг Тау-Кипчак и был там распущен на постой. Результат боя всех строевых подразделений: около 1200 мёртвых бандитов, 2865 пленных (около 3/4 женщин и детей), 3 артиллерийских орудия 7,62-мм, 2 орудия залпового поражения [катюши], 7 миномётов, 17 пистолет-пулемётов, 8 противотанковых ружей, 11 пулемётов, 636 ружей и винтовок. Доля особого подразделения военно-экономической инспекции 105 (Крым) в этом результате: 9 убитых бандитов, 59 пленных, 5 парашютных контейнеров с боеприпасами, 1 противотанковое ружьё. Итого было уничтожено: 31 партизанский лагерь и 340 хижин. Собственные потери строевых подразделений: 31 убитыми, 213 ранеными. Особое подразделение военно-экономической инспекции 105 (Крым) потерь не имело».

Несмотря на тяжёлое поражение в зуйских лесах, партизанское движение разрасталось. ЖБД 17-й армии отмечает 1 января 1944 года нападение на лагерь «Организации Тодт» в районе Аранчи.

03.01.44. Два подрыва путей и две попытки подрыва путей в районе станции Булганак. Один подрыв путей в районе станции Китай на трассе Симферополь — Джанкой. В этот же день около полуночи, нападение 15—20 человек на охрану Дулага в Симферополе. Потери: 1 Хиви, 4 винтовки, 400 патронов.

05.01.44. Нападение 70 партизан на селение в 1 км юго-восточнее Бахчисарая. После введения в бой отряда «шума» партизаны после короткой перестрелки ушли.

06.01.44. Два акта саботажа на перегоне Альма — Шакул, нападение на охрану станции. Четыре грабительских налёта в районе Бахчисарая. Взорван мост в 6 км юго-западнее станции Альма, полотно взорвано в пяти местах.

Советское командование начинает эвакуацию населения из крымских лесов. Всего было вывезено 776 человек, из которых больных и раненых — 747 человек, отозванных — 7 и 22 ребёнка. Снова в партизанский лес с «Большой земли» отправлено (без учёта заброски людей спецгрупп ЧФ и фронтов) 137 человек: 78 излечившихся партизан, 30 подрывников, 15 партийных активистов, 14 человек командно-руководящих кадров. В январе—феврале 1944 года было сформировано семь партизанских бригад, объединённых позже в три соединения: Северное (командир П.Р. Ямпольский), Южное (командир М.А. Македонский) и Восточное (командир В.С. Кузнецов). Общее руководство осуществлял Крымский штаб партизанского движения (КШПД) во главе с В.С. Булатовым.

В связи с тем, что с 10 января 1944 года вновь начинается наступление Приморской армии, активность противопартизанских мероприятий снижается. Противник был вынужден задействовать все свои резервы для отражения наступления, которое продолжалось до 30 января 1944 года. На 15 января 1944 года, по данным партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в Крыму насчитывалось 3733 партизана, из них русских — 1944, украинцев — 348, татар — 598 человек. В справке не указывается национальная принадлежность 843 партизан. В большинстве это были бывшие бойцы «восточных» формирований: грузины, армяне, азербайджанцы, а также бывшие союзники Германии — словаки и румыны. Парадокс заключался в том, что наиболее боеспособной частью партизанских отрядов являлись не многочисленные выжившие бойцы «старых» партизанских отрядов, возвращённые с Кавказа в партизанский лес, разведчики, а... бывшие бойцы «восточных» формирований вермахта. Именно поэтому в советской литературе отмечается подъём партизанского движения в Крыму, но события описываются очень глухо и невнятно.

После неудачного наступления Отдельной приморской армии вновь наступает затишье. Воспользовавшись ситуацией, противник начинает операцию против партизан Бахчисарайского и Симферопольского районов, которые проявляли наибольшую активность.

Документы противника отмечают:

«Батальоны «шума» и ягдкоманды комплектуются добровольцами из числа русских. Ведётся вывоз эвакуированного в Крым населения. Необходимо вывезти 28 тысяч человек».

27.01.44. Бандитами в немецкой форме был похищен сын бургомистра Бахчисарая, взорван участок ж/д в районе станции Шакул. Обнаружен ещё один заряд весом 18 кг.25

28.01.44. — нападение на команду заготовщиков леса (гражданских) в Симферопольском районе, похищены 14 лошадей. Нападение было осуществлено 15 партизанами26 в немецкой форме. Двое гражданских сотрудников убиты.

Бой с партизанами в районе Старого Крыма, 1 человек из батальона «шума» убит, 2 ранены, убит жандармский вахмистр. Взяты в плен 3 партизана, убиты 2.27 Для прочёса задействован 9-й горный батальон (рум.).

В 20:50 вновь взорвано ж/д полотно между Булганаком и Альмой на 938 километре.

На 29.01 намечена двухдневная операция по зачистке в районе Зуи силами 15-го и 2-го горных румынских батальонов и двух батальонов «шума», которым придаются противотанковая и артиллерийские батареи (румынские).

Операция в районе Зуи полного успеха не имела. Как указывает противник, 29.01. Похищены 4 человека, включая бургомистра Булганака, 4 человека в немецкой форме похитили 5 лошадей в районе Коджук Эли.

30.01. ...В результате боя 24 партизана убиты, 4 ранены, 59 пленены... от 250 до 300 партизан ускользнули, пользуясь снегопадом и туманом. Организовано преследование. Потери румын: 11 убиты, 19 ранены. Немецкие потери: 1 офицер убит, 4 рядовых ранены.

31.01. Село Черекез-Кермен (под Севастополем) захвачено партизанами (25—30 человек), украдено продовольствие, уведены 5 лошадей; 4 человека были в румынских шинелях, остальные в немецких.

02.02. Нападение на заготовщиков леса в районе Сююрташ (Бахчисарайский район).

03.02. В районе Бахчисарая похищены 6 гражданских сотрудников из управления промышленности.

04.02. На линии Севастополь — Симферополь взорваны три столба высоковольтной линии.

05.02. Попытка 11 партизан в немецкой и польской (! — А.Н.) форме похитить бургомистра д. Адым-Чокрак (19 км южнее Бахчисарая).28

06.02. Нападение 20 партизан на д. Ангара отражено румынским гарнизоном. Нападение партизан на водокачку в районе Бахчисарая.

07.02. (9:00) — нападение 50—60 партизан в районе Джалманчик (10км юго-восточнее Симферополя) на колонну из 200 гражданских повозок, конвоируемых немецким унтер-офицером и 30 Хиви.

В районе Шумхая грузовик взорвался на мине. Действия партизан в 1944 году совершенно не похожи на партизанскую борьбу 1941—1942 года. Они не ведут борьбу за выживание, а наоборот, действуют очень активно, ежедневно нанося удары противнику, добывая лошадей, продовольствие, оружие и боезапас. Обращает на себя внимание большое количество партизан в немецкой и румынской форме, что вполне объяснимо, т. к. ушедшие к партизанам бойцы «восточных» частей были обмундированы в немецкую форму.

В связи с тем, что партизаны в Бахчисарайском районе проявляли наибольшую активность, была предпринята операция против соединения М. Македонского. 8 февраля 1944 года произошёл так называемый Бешуйский бой.

Противник указывает, что «тревожный батальон Симферополь» не смог сломить сопротивление партизан в районе высоты 498, 1. Потери: 1 румынский офицер, два офицера ранены, 30 немецких и 7 румынских солдат получили ранения. Потеряны одно зенитное орудие, подорвавшееся на своей мине, и одна пушка.29 Противнику удалось захватить один лагерь партизан, были взяты в плен 2 партизана, 7 женщин и 2 ребёнка. Но одновременно с этим основные силы партизан захватили село Фоти-Сала, ранены 3 румынских солдата.

Приложения к журналу боевых действий 17-й армии дают описание множественных активных действий партизан. Основные районы активности — Зуя, Карасубазар и, особенно, Бахчисарайский и Симферопольский районы, где действовали партизаны М. Македонского и Х. Чусси.

К концу боевых действий соединения крымских партизан имели следующий состав:30

Северное соединение — две бригады, восемь отрядов:

1-я бригада «Грозная» (командир Федоренко Ф.И.), отряды: № 2 (Сорока Н.А.), № 17 (Горбий Ф. 3.), № 18 (Сырьев И.Е.), № 19 (Сакович Я.М.).

5-я бригада «Непобедимая» (командир Соловей Ф.С.), отряды: № 3 (Корольченко И.П., Сендецкий В.И.), № 6 (Прокопов В.Я.), № 20 (Галлямов К.К.), № 21 (Лобанов А.П.).

Южное соединение — три бригады, двенадцать отрядов:

6-я бригада (командир Самойленко М.Ф.), отряды: № 3 (Грузинов Г.Ф.), № 4 (Урсул И.И.), № 5 (Гордиенко Н.Г.).

7-я бригада (командир Вихман Л.А.), отряды: № 1 (Лаврентьев С.И.), № 8 (Алиев Мамед Керим Оглы), № 9 (Парамонов М.Ф.), № 10 (Крапивный И.В.), № 12 (Голдовский М.Г.).

4-я бригада (командир Чусси Х.К.), отряды: № 2 (Гвалия П.Г., Ястремский В.С.), № 6 (Дементьев Н.И.), № 7 (Гвоздев М.Д.), № 11 (Чхеидзе И.М.).

Восточное соединение — две бригады, восемь отрядов:

2-я бригада (командир Котельников Н.К.), отряды: № 1 (Галич Н.Д.), № 2 (Гринёв Т.П., Заика И.И.), № 3 (Беляев М.П., Тынчеров Т.С.), № 4 (Черкез С.И.).

3-я бригада (командир Куликовский А.А.), отряды: № 5 (Вахтин А.А.), № 6 (Коваленко Л.И.), № 7 (Картвелишвили А.С.) № 8 (Богданов И.Н.).

Кроме того, на Керченском полуострове находился, но боевых действий практически не вёл, отряд им. Сталина (Чередниченко А.Т.) — с 3 октября 1943 года по 10 апреля 1944 года дислоцировался в Старокарантинских каменоломнях.31

Численность и вооружение партизанских соединений на апрель 1944 года

Силы и средства Южное соединение Северное соединение Восточное соединение Итого
Люди 2218 774 687 3679
Винтовки 1511 520 530 2561
Автоматы 329 373 171 873
Станковые пулемёты 1 5 2 8
Ручные пулемёты 89 38 21 148
ПТР 3 23 3 29
50-мм миномёты 15 1 2 18
82-мм миномёты 4 4
Пистолеты и револьверы 183 106 60 349

Согласно справке о партийном, национальном и возрастном составе партизан Крыма на апрель 1944 года, среди партизан было: русских — 2075 человек (56%), татар — 491 человек (13,5%), украинцев — 356 человек (9%), прочих — 754 человека (20,5%). Под «прочими» по-прежнему подразумеваются грузины, армяне, азербайджанцы, румыны, словаки и т. д.

Это означает, что более 20% партизан составляли бывшие бойцы «восточных» формирований. Картина получается не совсем «удобной» для «официальной» точки зрения, поэтому, к примеру, действия отряда «Сулико» были вычеркнуты из «официального» описания боевых действий. Это же касается и отряда А. Раимова.

В апреле 1944 года партизанские отряды перекрыли основные коммуникации в направлениях Феодосия — Симферополь, Симферополь — Севастополь, оседлали дороги и перерезали пути отхода отступающему противнику, громя отходящие подразделения и части противника, задерживая и подставляя его под удары частей Красной Армии.32

В документах Приморской армии указывалось: «В развернувшихся апрельских боях за освобождение Крыма партизанские соединения, выполняя приказы командования Отдельной Приморской армии, блокировали шоссейные магистрали, нападали на отдельные подразделения и части противника, перерезая пути отхода противнику. Своими решительными действиями партизаны способствовали разгрому оборонительных рубежей противника и быстрейшему продвижению наших войск. В этих боях партизаны и партизанки Крыма покрыли себя неувядаемой славой и проявили исключительный героизм. Военный Совет Отдельной Приморской армии считает, что партизанское движение в Крыму вполне себя оправдало и на протяжении всего периода боевой работы и, особенно в момент наступательных операций, оказало большую помощь частям Красной Армии».33

При освобождении Крыма советскими частями в остававшихся в Крыму «восточных» частях наступил раскол. Часть личного состава ушла к партизанам.

Восточное партизанское соединение 11 апреля 1944 года оседлало шоссе Феодосия — Симферополь в районе Старый Крым — Изюмовка, периодически захватывая Старый Крым и Изюмовку, перерезало отход противнику, отступающему под натиском частей Отдельной Приморской армии. Действуя на этом участке шоссе в течение суток, партизанское соединение вынудило главные силы противника передвигаться обходными, дальними, дорогами через Карагоз и Цюрихталь. Только за этот один день уничтожено: автомашин — 41, автобусов — 2, бронемашин — 1, орудий 76-мм — 3, тракторов — 3, мотоциклов — 6, подвод — 18, лошадей — 28, велосипедов — 1, автоматическая пушка — 1. Трофеи: легковая автомашина — 1, винтовок — 23, автомат — 1, 1 станковый пулемёт и много обмундирования. Уничтожено 240 человек противника, пленных — 1 офицер.34 Руководил операцией командир 2-й бригады Н.К. Котельников. Всего в трёхдневных боях соединение истребило 804 солдата и офицера, взяло в плен 1167 гитлеровцев, подбило 3 танка, уничтожило 126 автомашин, 7 тракторов-тягачей, 1 бронемашину, 5 орудий и захватило большие трофеи. Уничтожило радиолокационную установку на мысе Меганом.35

Северное партизанское соединение 13 апреля 1944 года оседлало шоссейные дороги Карасубазар — Симферополь, Карасубазар — Ускут, Симферополь — Алушта. Содействовало занятию г. Карасубазар и укреплённой полосы противника в районе д. Беш-Терек, что в 12 км северо-восточнее Симферополя и, нападая на подразделения и части противника, отступающего под натиском войск 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии, содействовало успешному продвижению советских войск. Стремительное продвижение частей Красной Армии и активные действия партизанских отрядов, ворвавшихся одновременно с передовыми частями Красной Армии в г. Симферополь, не дали возможности противнику уничтожить крупные здания и хозяйственные объекты города. Северное соединение истребило 1167 солдат и офицеров противника, взяло в плен 1216 гитлеровцев, захватило 13 орудий, 130 автомашин, 645 лошадей, 121 пулемёт, 3200 винтовок и другие трофеи.36

Южное партизанское соединение, действовавшее на коммуникациях Симферополь — Севастополь, Алушта — Симферополь, 13 апреля 1944 года захватило город и станцию Бахчисарай. 15 апреля 1944 года при подходе передовых частей Красной Армии завязало бои и ворвалось в г. Ялта. В результате решительных действий партизанских отрядов соединения были сохранены от разрушения объекты хозяйственного значения: Аянское водохранилище, крупнейшие винные подвалы Крыма Массандра № 1 и № 2, санатории. В боях соединение истребило 1906 солдат и офицеров противника, взяло в плен 718 гитлеровцев, уничтожило и повредило 10 орудий, 91 автомашину, подбило 4 танка, на ст. Бахчисарай захватило 1 паровоз, 83 вагона, 37 автомашин, 2 орудия, 35 пулемётов, 418 винтовок и другие трофеи.37

На 12 апреля 1944 года, после освобождения Крыма, партизан по учётным данным числилось 8149 человек, в том числе в действующих отрядах — 3750 человек, в госпитале — 249 человек.

Но оставались и те, кому было уже некуда деваться, те, кто реально запятнал себя сотрудничеством с немцами. Некоторые советские историки утверждают, что крымскотатарские батальоны участвовали в боевых действиях в Крыму. В частности, утверждается: «В апреле — мае 1944 года крымскотатарские батальоны сражались против освобождавших Крым советских войск. Так, 13 апреля в районе станции Ислам-Терек на востоке Крымского полуострова против частей 11-го гвардейского корпуса действовали три крымскотатарских батальона (по-видимому, 148-й, 151-й и 153-й), потерявшие только пленными 800 человек. 149-й батальон упорно сражался в боях за Бахчисарай».

Подать информацию можно по-разному. Если три батальона (Алуштинский, Феодосийский и Карасубазарский) потеряли пленными 800 человек, это означает, что они фактически сдались без боя, их штатная численность была 211 человек в каждом.

Возможно, так и было. Немцы, наоборот, утверждают, что «хиви» и батальоны эвакуировались в первую очередь и в боевых действиях не участвовали. Как было на самом деле, пока не ясно. По немецким данным, было эвакуировано 5,5 тысяч человек из состава охранных батальонов, местной администрации, «хиви» (причём далеко не все они были татарами).

То, что немцы, начиная с 4 января 1942 года, выставляли крымских татар как «образцово-показательных» союзников сыграло совсем не на руку крымскотатарскому народу. Восприняв тезис противника о внезапном и немотивированном «предательстве» народов Крыма (и не только татар) за чистую монету, НКВД СССР допустил серьёзный просчёт в своей работе. Как это ни парадоксально звучит, но у немцев нашлись «союзники» и в нашем лагере: те, кто фактически провалил партизанское движение. Они оправдывали свои просчёты за счёт выдумки про предательство целого народа, которого, по факту, не было. В основном, это были «военные» партизаны, имеющие выход на маршала Будённого. Через Будённого недобросовестная информация попала к И.В. Сталину.

«Татарский вопрос» решили очень быстро. Уже 10 мая поступил доклад Л.П. Берия Сталину, в котором он требовал выселения татар из Крыма. Доклад содержал строки: «Из частей Красной Армии к 1944 г. дезертировало свыше 20 тыс. татар, которые изменили Родине, перешли на службу к немцам и с оружием в руках боролись против Красной Армии...». Опять те самые пресловутые, ничем не подтверждённые Абдурешидовские 20 тысяч, взятые из НЕМЕЦКИХ документов. Хвастовство одной марионетки дорого обошлось целому народу.

Масштабы коллаборационизма в Крыму были ничуть не больше, чем в других районах, захваченных противником. Но всё это не имело уже значения. Машина была запущена.

Уже на следующий день, 11 мая 1944 года, Государственный Комитет Обороны принял постановление № 5859сс «О крымских татарах», который содержал строки: «В период Отечественной войны многие крымские татары изменили Родине, дезертировали из частей Красной Армии, обороняющих Крым, и переходили на сторону противника, вступали в сформированные немцами добровольческие татарские воинские части, боровшиеся против Красной Армии; в период оккупации Крыма немецко-фашистскими войсками, участвуя в немецких карательных отрядах, крымские татары особенно отличались своими зверскими расправами в отношении советских партизан, а также помогали немецким оккупантам в деле организации насильственного угона советских граждан в германское рабство и массового истребления советских людей. Крымские татары активно сотрудничали с немецкими оккупационными властями, участвуя в организованных немецкой разведкой так называемых «татарских национальных комитетах» и широко использовались немцами для цели заброски в тыл Красной Армии шпионов и диверсантов. «Татарские национальные комитеты», в которых главную роль играли белогвардейско-татарские эмигранты, при поддержке крымских татар направляли свою деятельность на преследование и притеснение нетатарского населения Крыма и вели работу по подготовке насильственного отторжения Крыма от Советского Союза при помощи германских вооружённых сил».

Реальные причины столь жесткого решения по отношению к национальным меньшинствам Крыма непонятны. Причём вот что интересно: около 40 тысяч крымчан, среди которых насчитывалось более 8,5 тысяч крымских татар (точнее, по документам 8567 человек) не постеснялись «поставить под ружьё» для службы в советской армии, депортировав при этом их семьи. Не по-человечески как-то получается. Возвращаться мобилизованным пришлось уже в Узбекистан.

Телеграмма в адрес Л.П. Берии от И.А. Серова, Б.З. Кобулова от 20 мая 1944 года: «Настоящим докладываем, что начатая в соответствии с Вашими указаниями 18 мая с. г. операция по выселению крымских татар закончена сегодня, 20 мая, в 16 часов. Выселено всего 180 014 чел., погружено в 67 эшелонов, из которых 63 эшелона численностью 173 287 чел. отправлены к местам назначения, остальные 4 эшелона будут также отправлены сегодня. Кроме того, райвоенкомы Крыма мобилизовали 6000 татар призывного возраста (по факту, больше), которые по нарядам Главупраформа Красной Армии направлены в города Гурьев, Рыбинск и Куйбышев. Из числа направляемых по Вашему указанию в распоряжение треста «Московуголь» 8000 человек спецконтингента 5000 чел. также составляют татары. Таким образом, из Крымской АССР вывезено 191 044 лиц татарской национальности.

В ходе выселения татар арестовано антисоветских элементов (выделено авторомРед.) 1137 чел., а всего за время операции — 5989 человек. Изъято оружия в ходе выселения: миномётов — 10, пулемётов — 173, автоматов — 192, винтовок — 2650, боеприпасов — 46 603 шт. Всего за время операции изъято: миномётов — 49, пулемётов — 622, автоматов — 724, винтовок — 9888 и боепатронов — 326 887 шт. При проведении операции никаких эксцессов не имело места (выделено авторомРед.)».

Следует обратить внимание на то, что в донесении есть смысловой переход: «В ходе выселения татар», и, далее, идёт переход к антисоветским элементам, из которых, как выясняется из документов, татар было около 20%. 5989 человек — это общее количество арестованных коллаборационистов.

Что же ставилось в вину народу? Цитирую: «В период оккупации Крыма активную помощь разведывательным и контрразведывательным органам противника оказывали созданные немцами так называемые «Национальные комитеты» татар, армян, греков и болгар. Наиболее активную предательскую роль выполнял «Татарский национальный комитет», возглавлявшийся турецко-подданным эмигрантом Абдурешидовым Джемилем (бежал с немцами). «ТНК» имел свои филиалы во всех татарских районах Крыма, вербовал шпионскую агентуру для заброски в наш тыл, мобилизовал добровольцев в созданную немцами татарскую дивизию, отправлял местное, не татарское, население для работы в Германию, преследовал советски настроенных лиц, предавая их карательным органам оккупационных властей, и организовывал травлю русских». Да, это правда, созданная немцами организация им и служила. Так было везде на оккупированных территориях.

А вот дальше идут данные, не соответствующие истине и ничем не подтверждённые: «Деятельность «Татарского национального комитета» поддерживалась широкими слоями татарского населения, которому немецкие оккупационные власти оказывали всяческую поддержку: не угоняли на работу в Германию (исключая 5000 человек добровольцев), не выводили на принудительные работы, предоставляли льготы при налоговых обложениях и т. п. Ни один населённый пункт с татарским населением немцами при отходе не уничтожен, в то время как города (где татарского населения имелось незначительное количество), совхозы и санатории взрывались и поджигались». Стоп! Но виноват ли народ в этом? Или крымским татарам нужно было отказаться от льгот и послаблений? Кроме того, за исключением очень короткого периода, зимой 1942 года, когда шло заигрывание с мусульманами, никаких льгот татары не имели.

Далее из того же источника: «Немецкие оккупационные власти из числа дезертиров-татар сформировали татарскую дивизию, которая отступила вместе с немецко-фашистскими войсками и, по имеющимся данным, принимает участие в боях с Красной Армией в районе Севастополя». Как сказали бы сейчас (из политкорректности), «альтернативная правда» из альтернативной реальности. Татарский горно-егерский полк СС, действительно, был сформирован из бывших батальонов «шума», но произошло это в июне 1944 года, уже после эвакуации, и его изначальная численность 687 человек (три батальона по 211 человек и штаб полка). В июле 1944 года была создана татарская горно-егерская бригада, но большая часть бригады была укомплектована татарами из других регионов СССР и немцами (численность немецкого «рамочного» персонала составляла 1271 человек из 3,5 тысяч). Таким образом, информация о татарской дивизии, обороняющей Севастополь, — выдумка.

Далее идёт совсем бредовое обвинение: «С целью избегнуть ответственности за совершённые ими злодеяния, многие татары пытаются воспользоваться проводимым призывом, являются на призывные пункты для зачисления их в Красную армию... По состоянию на 21 апреля 1944 года призвано в Красную Армию свыше 40 000 человек. Призыв продолжается. Приняты необходимые меры к выявлению антисоветских элементов и изучению настроения населения. Нетатарское население Крыма с радостью встречает продвигающиеся части Красной Армии, проявляет патриотизм, многие являются с заявлениями о предателях, а татары, как правило, избегают встреч и разговоров с бойцами и офицерами Красной Армии, а тем более представителями наших органов. В отдельных случаях, если татары и приветствуют, то по-фашистски». Последняя фраза чётко выдаёт недобросовестность докладчика. Написана явная глупость. При этом на полях оригинала стоит пометка: NB! — Nota Bene, что значит: Обратить внимание!

Далее из того же источника: «В Крыму у населения незаконно хранится значительное количество оружия, как выданного немцами татарам для вооружения «отрядов самообороны», так и подобранного на полях сражения. По путям отступления немецко-румынских войск разбросано большое количество вооружения и боеприпасов, сбор которых должным образом не организован». Возникает вопрос: «А в чём, собственно, люди виноваты?» В том, что Крым не удержали и сдали немцам? Или в том, что кому-то чуть лучше жилось в оккупации?

Под выселение попали и крымские партизаны татарского происхождения, что уж совсем несправедливо. Более того, выселен был не только татарский народ. Были выселены греки, армяне, поляки. Под выселение попали даже легендарные партизаны греческого происхождения Михаил Македонский и Христофор Чусси. Возникает вопрос: «Их-то за что?»

Реакция советского правительства была, мягко говоря, неадекватной. Тезис о том, что татарский народ необходимо было выселить, из-за того что линия фронта была близка, и были возможны проблемы, является выдумкой. К моменту взятия его советскими войсками, Крым был «островом», весьма далёким от линии фронта. Думаю, депортация имела совсем иные предпосылки, связанные с внешней политикой.

К сожалению, следует признать, что в этом вопросе была допущена грубая ошибка. При любых обстоятельствах возлагать вину отдельных личностей на весь народ — в корне неверно. Я особо останавливаюсь именно на национальном вопросе, т. к. именно он имеет прямую проекцию на современность, осложняя общение между людьми.

Немецкая дезинформация, имеющая пропагандистские цели, созданная много лет назад, продолжает быть удобным оружием в разобщении людей. Именно поэтому снова и снова поднимается «татарский вопрос». Вопрос, которого, по сути, и нет. И, если верить тем, кто жил в Крыму до войны, его и не было раньше, он создан искусственно.

Следует признать, что советское правительство много лет назад совершило ошибку, о чём говорит Декларация ВС СССР от 14 ноября 1989 года, и жить дальше, учитывая уроки истории (дабы не повторять их впредь). Крым всегда был многонациональным, и на протяжении очень долгого времени его народы мирно уживались между собой. Этот мир нужно сохранить. Для нашего же процветания.

Примечания

1. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

2. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

3. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

4. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

5. ГАРК, ф. П-151, оп. 1, д. 19, л. 49; д. 471, л. 56—66; д. 485, л. 3; ф. П-849, оп. 2, д. 290, л. 187.

6. http://mil.sevhome.ru/voenistor/crimwow/partizancrimea/s-tkachenko-staryj-krym-rezultat-boja-vseh-podrazdelenij-k-voprosu-o-sobytijah-v-rajone-vasilkovskoj-balki-zujskie-lesa-v-janvare-1944-goda/

7. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

8. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

9. NARA T-312 R-738 fr. 1130—1150.

10. Совр. Белогорск — Пчелиное — Генеральское — Сорокино.

11. Dutu A. Armata Romana in al doilea razboi mondial (1941—1945) / A. Dutu, F. Dobre, L. Loghin. — Dictionar Enciclopedic, Editura Enciclopedica, 1999. — 237 a.

12. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

13. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

14. NARA T-312 R-745 fr. 1115.

15. Из этических соображений, слово «бандит», использованное в немецких документах, заменено на «партизан».

16. NARA T-312 R-745 fr. 1121.

17. Перевод дословный.

18. NARA T-312 R-745 fr. 629.

19. Возвышенность Орта-Сырт, район г. Калан Баир.

20. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

21. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

22. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

23. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

24. NARA T-312 R-746 fr. 050—094.

25. NARA T-312 R-746 fr. 005—024.

26. В немецких документах используется слово «бандит». Здесь и далее из этических соображений слово заменено на «партизан».

27. NARA T-312 R-746 fr. 005—024.

28. NARA T-312 R-746 fr. 005—024.

29. NARA T-312 R-746 fr. 005—024.

30. Книга Памяти Республики Крым. 6-й том. Партизаны и подпольщики. — Симферополь, Таврида, 1995. — С. 257—262.

31. Короткова Г.В. Подпольно-патриотическое и партизанское движение в г. Керчи и на Керченском полуострове в период второй оккупации // Керчь военная (сборник статей). — Керчь, КИКЗ, 2004. — С. 253.

32. Коротков И.С., Колтунов Г.А. Освобождение Крыма. — М.: Воениздат, 1959. — С. 32.

33. Великая Отечественная: сборник документов. Т. 9: Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945 гг. / А.С. Князьков. — М.: Терра, 1999. — С. 553—554.

34. Ткаченко С.Н. Боевая деятельность крымских партизан в Юго-Восточном Крыму в 1944 г. Хроника и факты // Крым, 1944: Весна освобождения / авт. — сост. С.Н. Ткаченко. — М.: Вече, 2014. — С. 409—458.

35. Великая Отечественная: сборник документов. Т. 9: Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945 гг. / А.С. Князьков. — М.: Терра, 1999. — С. 552.

36. Великая Отечественная: сборник документов. Т. 9: Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945 гг. / А.С. Князьков. — М.:Тер-ра, 1999. — С. 552.

37. Великая Отечественная: сборник документов. Т. 9: Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945 гг. / А.С. Князьков. — М.:Терра, 1999. — С. 553.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь