Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Главная страница » Библиотека » А.В. Неменко. «Крым 1941—1944. Обратная сторона войны»

Глава 2. Война. Крым до начала боёв на полуострове

В связи с тем, что в 90-е годы XX века историческая наука испытывала сильное влияние западной идеологии, многие авторы в своих работах утверждали, что нападение Германии на СССР являлось симметричным ответом на агрессивную политику СССР.

Изучение первичных документов немецких соединений, речей Гитлера, газетных статей даёт совсем иную картину и мотивацию. К примеру, в «Обращении к солдатам восточного фронта»1, опубликованном в первый день войны, главным врагом Германии, как это ни странно, указывалась Англия. Именно на неё возлагалась вина в гибели множества немцев, голод и страдания в послевоенный период. Однако, учитывая опыт 1918 года, чтобы избежать войны на два фронта, Гитлер считал, что до начала масштабной войны с Англией нужно вывести из игры СССР, и лишь потом говорилось о враждебном советском режиме, об агрессивной политике, захвате стран Балтии, Бессарабии и т. д. Кстати, риторика обращения была вполне социалистической, и необходимость войны была мотивирована заботой об интересах немецких трудящихся. Именно поэтому немецкий рабочий не услышал советский призыв «Штыки в землю!», ибо он считал, что воюет с большевистским угнетателем за своё светлое будущее.

Начиная войну с СССР, Германия исходила из нескольких положений, некоторые из которых оказались ошибочными (несмотря на хорошую разведку). Германия считала, что СССР — «колосс на глиняных ногах», и развалится при первом же натиске немецких войск, под воздействием внутренних противоречий. Вот как описывают документы группы армий «Юг» боевой дух частей РККА: «В вооружённых силах 58% русских и 16% украинцев. Противники советского режима главным образом украинцы, кавказцы, вновь созданные финские округа, 3 прибалтийских государства... Армии прибалтийских государств расформированы, офицеры и личный состав распределены по всей советской армии. Части с особо высоким духом не выявлены, за исключением 1 Пролетарской дивизии...».2

Задачи группы армий «Юг» были сформулированы следующим образом: «Задача группы армий «Юг»: Генерал-фельдмаршал Рундштедт имеет задачей разгром русских частей в Галиции и Западной Украине западнее Днепра, захват переправ через Днепр, для дальнейшего развития наступления в восточном направлении. Прорыв осуществляется в направлении Киева. Румынский округ из района Прута наносит удар в направлении изгиба Днепра восточнее и южнее Кривого Рога. В это же время в Галицийском округе наносится охватывающий удар из района Карпат для уничтожения выдвинутых вперёд сил противника северо-западнее Лемберга».3

Вторым положением, из которого исходили разработчики плана «Барбаросса», являлось положение о том, что почти все войсковые части РККА сосредоточены в районе границы, и «после прорыва обороны столкновение с противником на остальной территории не предвидится».4

Подробное описание боёв на начальном этапе войны не входит в задачу этой книги, они достаточно подробно описаны во многих книгах по данной теме. В данной работе даётся описание только ключевых моментов боевых действий, которые важны для понимания последующих событий.

После нападения Германии на СССР вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22.06.1941 года «О мобилизации военнообязанных 14 возрастов (1905—1918 гг. рождения) по 14 округам». В число 14 округов входил и Одесский округ. Одновременно с этим осуществлялась ремобилизация военнослужащих, только что отслуживших срочную службу и уволенных в запас. Одновременно шёл призыв офицеров запаса указных возрастов.

По данным В.М. Брошевана, общий мобилизационный ресурс полуострова (от минимальных 18 до максимальных 45 лет) составлял 238 тысяч человек5, из которых 53 тысячи по тем или иным причинам имели «бронь» от призыва или подлежали эвакуации вместе с предприятиями и учреждениями, 19 тысяч уже находились на службе в РККА и РКВМФ (с учётом офицерского состава). В немецких трофейных документах указана иная цифра: 225 497 человек. Расхождение в цифрах, вероятнее всего, возникло за счёт «непризывных» национальностей.

К 22 июня 1941 года в гор- и райвоенкоматах Крымской АССР было поставлено на учёт 74 240 военнообязанных запаса из подлежащих мобилизации возрастов.6 Эта цифра является дополнительной к числу военнослужащих-крымчан, уже находящихся в войсковых частях, в том числе и на срочной службе, имеющих «бронь» и эвакуируемых. Призывники-крымчане направлялись к новому месту службы в соответствии с мобилизационным планом 1940 года. Как правило, призывники из Крыма для прохождения службы направлялись в другие регионы СССР. Достаточно много крымчан поступило для формирования новых 265 и 268 горнострелковых дивизий, формирующихся на территории округа. Суммарно после мобилизации службу в РККА проходили около 93 тысяч крымчан, ещё 3 тысячи человек на тот момент стали бойцами истребительных батальонов. С первых дней войны формированием и вооружением истребительных батальонов занимался НКВД Крымской АССР, впоследствии эти функции были переданы командующему войсками Черноморского пограничного округа. Всего в Крыму было создано более 34 батальонов общей численностью более 10 тысяч бойцов. Таким образом, практически весь ресурс военнообязанных по указанным возрастам (до 1905 года) был почти полностью исчерпан.

В документах отдела 1С (разведка) немецкой группы армий «Юг» в приложениях к аналитической записке по вопросу мобилизационных ресурсов Крыма и возможностям 51-й армии приложен перевод захваченного советского документа. По данным этого документа с 22 июня до 1 августа 1941 года было мобилизовано 75 484 человека (с учётом добровольцев из непризывных возрастов), из них:

— русских — 34 508 человек (45%);

— крымских татар — 17 254 человека (23%);

— украинцев — 13 587 человек (19%);

— евреев — 4786 человек (6%);

— прочих национальностей — 5349 человек (7%)

В Крыму не призванными оставались менее 90 тысяч человек старших возрастов, и это количество постепенно сокращалось за счёт эвакуации.

Из народного хозяйства республики в армию было поставлено около 1300 автомашин, свыше 110 тракторов и около 1200 лошадей.

10 августа 1941 года «в связи с необходимостью восполнения боевых потерь, комплектованием вновь формируемых соединений и частей, а также созданием резервов» Указом Президиума Верховного Совета СССР была объявлена новая мобилизация военнообязанных 1890—1904 годов рождения. Одновременно с этим был осуществлён досрочный осенний призыв для мужчин 1922—23 года рождения.

По состоянию на эту дату, с учётом эвакуированных, мобилизационный ресурс Крыма составлял 84 954 человека, ещё 49 786 человек имели «бронь». Из них русских 54%, украинцев 23%, татар 17%, прочих 6%.7 Начиная с этой даты, за счёт начала активной фазы эвакуации заводов и мастерских резко стало сокращаться количество тех, кто имел «бронь» от призыва.

Директива Ставки ВГК № 00931 от 14 августа 1941 года, «о формировании на территории Крымской АССР 51-й Отдельной армии (на правах фронта) с непосредственным подчинением Верховному Главнокомандующему» содержала следующие положения (орфография текста сохранена — Редактор):

«14 августа 1941 г., 22 ч. 00 мин.

1. Для обороны Крыма на базе 9-го корпуса сформировать 51-ю Отдельную армию (на правах фронта) с непосредственным подчинением Верховному Главнокомандованию. Командующим армией назначаю генерал-полковника Кузнецова, зам. командующего армией — генерал-майора Батова. Штаб армии — район Симферополя.

2. На армию возложить задачи:

а) не допустить врага на территорию Крымского полуострова с суши, с моря и воздуха;

б) удерживать Крымский полуостров в наших руках до последнего бойца;

в) действиями Черноморского флота воспретить подход и высадку на Крымский полуостров десантов противника.

3. В боевой состав войск вновь сформированной 51-й Отд. армии включить 106, 156, 271 и 276 стр. дивизии, 40, 42 и 48 кав. дивизии.

4. Командующему 51-й армией в оперативном отношении подчинить Черноморский флот в отношении выполнения задач, касающихся обороны Крыма.

5. Военному совету 51-й Отд. армии:

а) за счёт призыва людских ресурсов Крыма до 1895 года включительно сформировать две-три стрелковые дивизии и необходимое количество бронеплощадок;

б) немедленно развернуть с привлечением местного населения инженерные работы по усилению обороны территории полуострова, прочно закрыв, в первую очередь, пути на полуостров фронтом на север на рубежах: Юзкуи, ст. Новоалексеевка, Люблинка на Чонгарском перешейке; Первоконстантиновка, свх. Ставки на Перекопском перешейке; северная оконечность Арабатской Стрелки, Тюп-Джанкой, ст. Сиваш, Таганаш, Джей-туган, Томашевка, Брулёвка, Уржин, Ишунь;

в) очистить немедленно территорию полуострова от местных жителей — немцев и других антисоветских элементов;

г) для организации обороны Крыма использовать все материальные средства территории полуострова. Всё ценное и ненужное для обороны эвакуировать.

6. Зам. НКО генерал-лейтенанту авиации Жигареву в ближайшее время пополнить полк ДБ Крыма до полного штата и усилить авиацию армии двумя истребительными полками.

7. Получение подтвердить.

Верховный Главнокомандующий И. СТАЛИН. Начальник Генерального штаба Б. ШАПОШНИКОВ».8

На момент выхода директивы на полуострове находились:

— кадровая 156 СД (командир — полковник П. Черняев), доукомплектованная небольшим количеством крымчан;

— 106 СД (командир — полковник А. Первушин), доукомплектованная местным призывным контингентом;

— 48 лёгкая КД (командир — генерал-майор Д. Аверкин), сформированная по призыву в Полтавской области.

На полуостров начали прибывать:

— 40 лёгкая КД (командир — полковник Ф. Кудюров), сформированная в ст. Кущёвская Краснодарского края из добровольцев непризывных возрастов;

— 42 лёгкая КД (командир — полковник В. Глаголев), сформированная в Краснодаре из добровольцев-казаков непризывных возрастов;

— 271 СД (командир — полковник М. Титов), сформированная в соответствии с Постановлением ГКО № 207 сс летом 1941 года в Орловском военном округе (г. Мценск) из призывников до 1905 года рождения;

— 276 СД (командир — полковник М. Титов), сформированная летом 1941 года в соответствии с Постановлением ГКО № 207сс в Орловском военном округе (г. Обоянь) из призывников до 1905 года рождения.

Прибывающие дивизии в незначительной степени доукомплектовывались местными призывниками.

За счет крымчан — запасников РККА 1895—1904 года рождения — в августе 1941 года было начато формирование трёх Крымских дивизий народного ополчения (КДНО):

— 1-й КДНО в районе Феодосия — Керчь;

— 2-й КДНО в районе Евпатория — Саки;

— 3-й мотострелковой дивизии народного ополчения в Симферополе.

Ещё одна дивизия, ставшая чуть позже 4-й КДНО, формировалась на базе Черноморского пограничного округа НКВД СССР.

Таким образом, оставшиеся мобилизационные ресурсы частично направлялись на формирование новой армии на территории полуострова. Однако при этом следует учитывать тот факт, что призывники и запасники флота, входившие в общий мобилизационный ресурс Крыма, использовались по усмотрению флота. Большая часть запасников флота была направлена в запасной артиллерийский полк (4 тысячи человек), находившийся в Керчи, а затем в Севастополе и в Учебный отряд ЧФ (около12 тысяч человек), где шло формирование новых частей и обучение личного состава. При этом часть мобилизованного «флотского» личного состава была направлена на Кавказ.

В соответствии с Директивой Ставки ВГК № 00931 от 14 августа 1941 (пункт «в») было подписано постановление совета эвакуации № СЭ — 75:

«СЕКРЕТНО ПОСТАНОВЛЕНИЕ № СЭ — 75 с СОВЕТА ПО ЭВАКУАЦИИ

15 августа 1941 г. Москва, Кремль. Об эвакуации населения из отдельных районов Крымской АССР. Совет по Эвакуации ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Разрешить (обращаю внимание на это слово! А.Н.) Совнаркому Крымской АССР эвакуировать 51 тыс. человек населения из отдельных районов (Фрайдорф, Найдорф, Колай) по согласованию с НКВД.

2. Эвакуацию произвести в Орджоникидзевский край железнодорожным транспортом через Джанкой — Фёдоровка — Волноваха — Ростов — Кавказская до станций Дивное, Благодарное и Будёновск.

3. Обязать НКПС обеспечить вывоз эвакуируемых из Крымской АССР в 2-дневный срок.

4. Обязать Совнарком Крымской АССР назначить на каждый эшелон с эвакуируемыми начальника эшелона.

5. Обязать Наркомторг, НКПС (Трансторгпит), Днепропетровский, Сталинский, Ростовский облисполкомы, Краснодарский и Орджоникидзевский крайисполкомы обеспечить продажу продуктов питания и горячую пищу на узловых станциях и кипяток на всех станциях следования эшелонов с эвакуированными.

6. Обязать Орджоникидзевский крайисполком:

а) принять и разместить эвакуируемых в пределах края;

б) командировать на ст. Кавказская уполномоченного крайисполкома для дачи направлений эшелонам в пункты расселения эвакуируемых в Орджоникидзевском крае.

Председатель Совета по Эвакуации Н. Шверник. Секретарь Совета по Эвакуации М. Кузьмин».

Традиционно, в литературе 90-х начала 2000-х годов принято писать о депортации 60 тысяч немцев, выеденных из Крыма в соотвествии с этим постановлением.9 Впервые этот тезис был выдвинут в немецкой газете «Der Kampf» (11-я армия) в 1942 году. Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что численность немецкого населения, даже без учёта ранее призванных в РККА (до входа Директивы по ОдВО) и уже эвакуированных, составляла 51 тысяча человек. Далее следует обратить внимание на тот факт, что в постановлении не указана национальная принадлежность тех, кого эвакуировали из прифронтовой полосы. Также следует обратить внимание на то, что в документе указаны не немецкие, а еврейские районы, в которых, в общей сложности, проживали всего 5 тысяч немцев (суммарно), указан упразднённый Найдорфский район, но не указан национальный немецкий Тельмановский район.

Таблица 1. Национальный состав Колайского и Фрайдорфского районов.

Колайский(Азовский)район Фрайдорфский (Новосёловский)
Национальность Численность Национальность Численность
Русские 7203 Русские 4714
Крымские немцы 2906 Крымские татары 3333
Евреи 2017 Евреи 2200
Украинцы 1914 Крымские немцы 1866
Крымские татары 1799 Украинцы 1845
Армяне 459 Белорусы 31
Белорусы 122 Армяне 16
Греки 39 Греки 14

Анализ списков населения, эвакуированного из Крыма в соответствии с этим постановлением, даёт интересные результаты: большинство эвакуируемых по непонятной причине составляли еврейские семьи из Фрайдорфского района. В списках, действительно, встречаются немцы из Фрайдорфского, Тельмановского, Биюк-Онларского, Колайского районов, чехи, греки, швейцарцы из деревень Цюрихталь, Розенталь, Нейзац, этнические итальянцы из Керчи и т. д. То есть состав эвакуируемых — достаточно пёстрый. Выселение немцев не носило сплошного характера.

Размещение «депортируемых» действительно производилось в санаториях, без ограничения свободы передвижения. В связи с этим назвать это «бесчеловечной депортацией немецкого народа» достаточно сложно. Это было переселение из прифронтовой полосы, мероприятие, достаточно часто практикуемое в ходе боевых действий.

Если рассматривать Крым с точки зрения подготовки партизанской борьбы, то видно, что в начальный период войны работы велись весьма вяло. В Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года партийным и советским органам прифронтовых областей, где наряду с общими вопросами требовалось «...в занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов... В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия...».

В Крыму организация партизанского движения была возложена на Совет народных комиссаров Крымской АССР, НКВД и партийные органы, которые, несмотря на поступающие руководящие документы, до конца сентября 1941 года этими вопросами почти не занимались, и лишь после боёв на Перекопе были предприняты первые шаги в этом направлении.

В начальный период войны, ставшей потом Великой Отечественной, никто и не думал, что она дойдёт до Крыма. Готовились отражать десанты, высаженные противником и бороться с диверсантами, для чего и были созданы крымские истребительные батальоны. Эти вооружённые полувоенные формирования, подчинённые НКВД, выполняли функции по охране территории, по наблюдению и борьбе с небольшими десантами и диверсантами противника. Фактически они выполняли функции современных внутренних войск. Личный состав истребительных батальонов (за исключением освобождённых должностей) нёс службу без отрыва от работы на производстве. Руководством предприятий и организаций были разработаны схемы сбора личного состава по тревоге. Для большей оперативности часть личного состава (из числа бойцов батальонов, отработавших смену на предприятиях) была переведена на казарменное положение. На время выполнения специальных заданий или несения караула по охране объектов личный состав мог освобождаться от основной работы. В Крыму ряд истребительных батальонов имел свой автотранспорт.

4 июля 1941 года Крымский Областной Комитет ВКП(б) провёл первое совещание секретарей городских и районных комитетов партии, председателей исполкомов и ответственных работников органов госбезопасности, на котором были обсуждены общие мероприятия и уточнены принятые к исполнению требования директив СНК СССР, ЦК ВКП(б) от 29.06.1941 года и Крымского Областного Комитета ВКП(б) от 1.07.1941 года, касающиеся создания истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп, подбора руководящих кадров и личного состава для них, мест базирования и районов действий партизанских отрядов, а также количества и сроков создания запасов продовольствия, оружия и материальных ресурсов.

В Крым поступило постановление ЦК ВКП(б) от 18.07.1941 года «Об организации борьбы в тылу вражеских войск», в котором особо подчёркивалось ведущее значение организаторской работы руководителей партийных и советских органов всех степеней. Указания поступали из Москвы и в НКВД Крыма (основные: телеграмма от 22.07.1941 г. и директива от 16.09.1941 г.), требовавшие готовиться к борьбе в тылу врага партизанскими методами.

Крымским комитетом ВКП(б) была разработана и доведена до райкомов директива № 1472 от 13.08.1941 г. со сроком её исполнения до 1 сентября 1941 года. Директива явилась вариантом развёрнутого плана подготовки партизанского движения на полуострове с реальной детализацией запланированных мероприятий.

В начале сентября Областной Комитет ВКП(б) провёл второе совещание с руководителями местных партийных, советских и органов госбезопасности, на которое были приглашены участники партизанского движения в Крыму в годы гражданской войны. По докладу В.С. Булатова, секретаря Крымского обкома ВКП(б), было принято решение об интенсификации формирования партизанских отрядов и подготовки для них базовых лагерей, а также утверждён перечень довольствующих органов и система расчётов с ними за счёт фондов, выделенных СНК Крымской АССР, рассмотрены кадровые вопросы. К сожалению, первичная документация показывает, что практических шагов по организации партизанского движения не предпринималось. Работа ограничивалась совещаниями.

К моменту выхода немецкой 11 армии к границам Крыма наступил уже сентябрь. По плану «Барбаросса», разработка которого велась с 22 июля 1940 года, для выхода 150 немецких дивизий на линию Ростов — Горький — Архангельск отводилось 9—15 недель, или, грубо говоря, 3—4 месяца. Но с самого начала многое пошло не по плану.

Для того чтобы подойти к Крыму от границ СССР, противнику потребовалось 2,5 месяца. Активные боевые действия по овладению полуостровом начались через 3 месяца после начала войны. К этому времени немецкие войска должны были находиться на подходе к намеченному рубежу Архангельск — Астрахань, но в реальности до него было ещё очень далеко. Война неудержимо втягивала вермахт в зиму, что явно не соответствовало планам немецкого командования. Оборона Крыма, несмотря на её исход, задержала дальнейшее продвижение противника на восток, срывая его планы.

Примечания

1. NARA T-501 R-5 fr. 0008—0014.

2. NARA T-311 R-260 (AGS) fr. 226.

3. NARA T-311 R-260 (AGS) fr. 017.

4. NARA T-311 R-253 (AGS) часть 1.

5. Брошеван В.М. Военная мобилизация в Крыму 1941—1944 гг. — Симферополь, авторская редакция, 1997. — 127 с.

6. Брошеван В.М. Военная мобилизация в Крыму 1941—1944 гг. — Симферополь, авторская редакция, 1997. — 127 с.

7. данные приведены по немецкому переводу трофейного документа, захваченного 72 ПД в Симферополе.

8. Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. — М.: «ТЕРРА», 1996—1999.

9. См., например, http://a-pesni.org/zona/totalitar/depkrymnem.htm


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь