Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » В.Н. Ерёмин. «Крымские «армагеддоны» Иосифа Сталина»

Глава 10. Инспекция Феликса Варбурга

После кончины В.И. Ленина события в стане большевиков развивались с молниеносной быстротой. Еще осенью 1923 г. председатель Революционного военного совета СССР, народный комиссар по военным и морским делам СССР Л.Д. Троцкий, фактический глава государства, и его сторонники первыми пошли в атаку на вождей-соперников — председателя Ленинградского исполкома и председателя Исполкома Коминтерна Г.Е. Зиновьева, председателя Совета Труда и Обороны СССР, заместителя председателя СНК СССР, председателя Московского исполкома Л.Б. Каменева и генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина. 15 октября 1923 г. в Политбюро поступило «Заявление 46-ти», подписанное видными революционерами-троцкистами. В «Заявлении» вышеназванная троица обвинялась в узурпации власти под предлогом необходимости единства партии и в фактическом запрете критики ЦК. «Узурпаторов» обвинили в разразившемся в середине 1923 г. экономическом кризисе. Противостояние тянулось более года, шло оно преимущественно в прессе. Под конец Троцкий потерпел сокрушительное поражение и в середине января 1925 г. вынужден был уйти в отставку со всех ключевых постов.

Сразу же после падения Льва Давыдовича, с апреля 1925 г. началась ожесточенная полемика между Зиновьевым и Каменевым, с одной стороны, и Сталиным, с другой. Спор шел о том, кто больший ленинец и кого жестче критиковал покойный вождь. Но главным было иное: строить социализм в одной отдельно взятой стране (Сталин) или нести революцию прочим народам мира (Зиновьев, Каменев, позднее к ним присоединился главный теоретик этой идеи — Троцкий). На XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 г. противники Сталина потерпели полное поражение: Зиновьев и Каменев, хотя и остались в центральных органах власти, но лишились возможности влиять на государственные дела.

Решения XIV съезда ВКП(б) можно признать государственным переворотом, поскольку они стали финальной точкой в судьбе «еврейской» революции в России. С этого времени начала распространяться легенда об антисемитизме Сталина и советской власти. Подкрепил ее XV съезд ВКП (б) 1927 г., когда Троцкого и Зиновьева вывели из Политбюро. Каменева изгнали оттуда сразу после 1925 г. Сбежавший в Европу в 1928 г. личный секретарь Сталина Борис Георгиевич Бажанов (1900—1982) рассказал в своих воспоминаниях: «А когда Сталин удалил Троцкого и Зиновьева из Политбюро, Радек при встрече спросил меня: «Товарищ Бажанов, какая разница между Сталиным и Моисеем? Не знаете. Большая: Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин из Политбюро»»1.

Отстранение от власти еврейских диктаторов не могло не встревожить верхушку транснационального банковского капитала. Уж больно значительные финансы вложили банкиры в российскую революцию, чтобы отказаться от своих завоеваний. Евреи, пусть и такие никудышные, как Троцкий, Зиновьев и Каменев, все же рассматривались как свои. После переворота конца 1925 г. все вложения в революцию оказались под сомнением. Для выяснения ситуации в СССР отправился лично Феликс Варбург — основатель «Джойнта» и один из активных деятелей клана Варбургов-Ротшильдов-Шиффов.

Поездка была обставлена как благотворительный визит или ненавязчивая инспекция деятельности «Агро-Джойнта» и лично Джейкоба Розена. Возглавил группу Феликс Варбург. В нее также вошли сам Джейкоб Розен, Бернард Кан (директор отдела помощи «Джойнта») и Джеймс Беккер (и.о. европейского директора программ помощи «Джойнта»).

Весной 1927 г. Варбург на корабле пересек Тихий океан и высадился во Владивостоке. В порту на землю сошел веселый бодрый человек средних лет (Феликсу шел пятьдесят шестой год), судя по фотографиям, очень похожий на героя Никиты Михалкова в фильме «Собака Баскервилей» сериала о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. И повадки у Варбурга были такие же — простоватый, добродушный, всегда готовый придти на помощь... Под этой маской скрывался один из самых коварных интриганов своего времени, обладавший полнейшей разведывательной информацией о стране посещения.

Из Владивостока Варбург отправился в Москву на поезде и пересек весь Советский Союз. В столице его приветствовали радушно, со всеми возможными почестями. Первоначально Варбург и Джеймс Беккер имели официальную беседу с заместителем наркома иностранных дел М.М. Литвиновым, давним знакомцем Герберта Гувера. Литвинов был активным движителем «благотворительных» проектов американских банкиров в большевистском правительстве. Затем последовал прием у председателя КомЗЕТа П.Г. Смидовича2 и его заместителя А.Н. Мережина3.

Тогда же Варбург успел встретиться с Комитетом раввинов во главе с шестым цадиком4 любавичского хасидизма Йосефом Ицхоком Шнеерсоном (1880—1950). Миллионер передал рабби $ 25 000 для финансирования «культурной работы». Правда, уже в июне 1927 г. Шнеерсон был арестован. Духовного главу советских евреев судили за шпионаж, приговорили к смертной казни, а затем, в связи с многочисленными международными протестами, выслали из СССР. Его библиотеку древних рукописей и книг конфисковали. Свара вокруг библиотеки Шнеерсона в начале XXI в. закончилась передачей библиотеки в июне 2013 г. в московский Еврейский музей и Центр толерантности в России.

Проведя первоочередные встречи в столице, инспекционная группа Варбурга в полном составе отправилась в частном вагоне путешествовать по Украине и Крыму. Для поездок в отдаленные местности при них постоянно находились два лимузина. Согласно рассказу самого Варбурга, они побывали в 40 еврейских колониях «Агро-Джойнта», в том числе в поселках имени Феликса Варбурга № 4 и № 5. Везде были проведены торжественные мероприятия, инспекторы активно общались с рядовыми колонистами. Поскольку официально поездка длилась всего неделю, информация о 40 колониях выглядит весьма сомнительной.

По возвращении в Москву богатейший банкир и фактический лидер еврейской общины США был принят главой советского государства. Таковым официально считался Председатель ЦИК СССР Михаил Иванович Калинин. Сталин на посту генерального секретаря ВКП (б) тогда официально возглавлял правящую партию, но не государство.

Во всех беседах с Варбургом советские руководители озвучили две важнейшие мысли:

1) строительство еврейской государственности на территории СССР будет вестись и далее независимо от помощи из-за рубежа, но помощь эта желательна и необходима и будет принята с великой благодарностью;

2) поскольку еврейская община в США является самой богатой в мире и необычайно влиятельна, она может и должна оказать необходимое давление на государственную власть и посодействовать официальному дипломатическому признанию СССР Соединенными Штатами.

Варбург все понимал, соглашался, ничего из сказанного ранее не отрицал и ни на кого не давил — он просто слушал, смотрел, одобрял и делал выводы. Результатом этой инспекции стали решения высшего руководства «Джойнта» по вопросам финансирования и материальной поддержки проекта «Крымская Калифорния». Хотя апологетами они обычно трактуются как дальнейшее совершенствование механизмов переселения и как грандиозный успех «Агро-Джойнта», при ближайшем рассмотрении картина происходившего оказывается несколько иной.

Первое, что стало очевидно Феликсу Варбургу: еврейская революция закончилась! Да и была ли она? На этот вопрос найти ответ банкир не смог. Так же, как не сумел он ответить себе и на вопрос о том, что происходит в СССР в действительности? Тогда это вообще мало кто видел и понимал. Ясно было одно — блицкриг в деле уничтожения нашей страны у транснационального капитала в тот раз не получился, пришло время перейти к затяжной борьбе за наследие бывшей Российской империи. Видимо, эта новость не застала Варбурга врасплох, поскольку у мировых игроков-банкиров не бывает провалов — огромные капиталы позволяют им просто переходить от несостоявшегося проекта к более перспективному, безболезненно списывая неудачи на форс-мажор. И таких проектов по одной и той же проблеме у них обычно разрабатывается несколько — на все случаи жизни. Относительно сталинского СССР банкирам следовало временно отступить, чтобы понести минимальные потери.

Камнем преткновения в данном случае оказался «Агро-Джойнт». Но если деятельность его как детища «романтика» Джозефа Розена уже к 1927 г. потерпела сокрушительный, хотя и мало кому приметный крах, то проект «Крымская Калифорния» Феликса Варбурга в стратегическом отношении благодаря «Агро-Джойнту» полностью выполнил задачи на этапе затяжного противостояния.

Причины бессмысленности основной идеи «Агро-Джойнта» заключаются не в агрессивном неприятии евреев крымскими татарами и другими крымчанами, и не в «антисемитской» политике Сталина. Наиболее четко их определил сионист Артур Руппин5, который почти одновременно с инспекцией Феликса Варбурга объездил в 1927 г. еврейские колонии на юге Украины и в Крыму. Он отметил, что «еврейская колонизация в России годится для краткосрочного решения экономических проблем десятков тысяч семей и, как таковая, заслуживает поддержки. Однако национальных проблем русских евреев она не решит и иудаизма не спасет... советские евреи вернутся в город, как только там станет легче в материальном смысле»6.

Неизбежность провала идеалистов «Агро-Джойнта» (таковыми была почти вся команда Джозефа Розена) попытался объяснить современный исследователь, доктор философии и историк Михаэль Бейзер. Он пишет: «Но можно было учесть то, что развитие любой страны обычно сопровождается притоком сельского населения в город, а не наоборот, и что в генах у евреев впечатаны стремление к образованию и к лучшему медицинскому обслуживанию. А это в СССР можно получить только в больших городах. Быть может, разумнее и перспективнее было вкладывать основные средства в то большинство, которое стремилось из местечек в метрополисы, содействовать их переезду и устройству, материально поддерживать учащуюся молодежь? Именно это предлагал делать и делал заместитель д-ра Розена И.А. Гроер. Но на это тратилась только небольшая доля бюджета «Агро-Джойнта», которая, правда, с годами увеличивалась. Замечу, что у образованного городского еврея было гораздо больше шансов выжить во время войны, чем у сельского жителя. С другой стороны, если бы упор с самого начала не делался на землеустройство, советское правительство могло бы и не разрешить «Джойнту» оперировать на своей территории в течение стольких лет»7. Предвзятость исследователя очевидна, особенно ссылка на гены. Правда же заключается в том, что, несмотря на восторги самого Розена, окрестьянить евреев было невозможно — перебираясь на время голода в деревню, подавляющее большинство колонистов рассматривало свой переезд в сельскую местность как вынужденный и кратковременный жизненный этап. Бурный приток евреев в деревню продолжался до 1928 г., а затем начался обратный процесс. Уже на 1 января 1930 г. в Крыму проживало 49 100 евреев, из которых в сельской местности трудились лишь 10 140 человек, большая часть которых были бухгалтерами, счетоводами, продавцами в сельских магазинчиках, учителями и др. Крестьян-евреев почти не осталось. Остальные 39 000 перебрались в крымские города и на ЮБК, где открыли часовые мастерские, стали портными и парикмахерами, но в основном занимались торговлей и обслугой курортников. Этому способствовала программа превращения Крыма во всесоюзную здравницу. Правда, на начальном этапе существенной помехой данному процессу стали знаменитые крымские землетрясения 26 июня и в ночь на 12 сентября 1927 г.8 Добавлю, что согласно официальной статистике к 1941 г. в Крыму жило уже почти 67 тыс. евреев (некоторые источники9 говорят, что до 70 тыс.), причем в 86 еврейских колхозах работало около 20 тыс. человек (по другим источникам не более 17 тыс.), остальные же предпочли крымские города и ЮБК. В целом население полуострова было тогда 1,2 млн человек, а крымских татар — 220 тыс.

Намечавшаяся в 1927 г. среди колонистов тенденция переселяться в города не скрылась от глаз Феликса Варбурга, но особо его не огорчила. Дело в том, что к тому времени Крым по всей вероятности уже стал для транснационального капитала научным полигоном геополитики, на котором обкатывались новейшие методики борьбы против глобального стратегического врага. В частности, именно здесь и именно в те годы было прорублено одно из первых окон Овертона10.

Ко времени приезда Варбурга еврейские мудрецы уже создали первоначальную идеологическую основу, «подтверждавшую» историческое право евреев на Крым. Она была зыбкой, мало кем признавалась и признается, но сторонники ее утверждают, что причиной непризнания является не действительность, а патологическая юдофобия русских. Согласно этой концепции, примерно в V в. н. э. в Юго-Западной части полуострова и на его Южном побережье от нынешней Балаклавы до Алушты евреи основали княжество Феодоро, которое благополучно просуществовало десять веков, вплоть до XV в. Хитрые русские историки-антисемиты утверждают, что княжество было основано греками-византийцами и существовало в течение XII—XV вв. Однако их версию опровергает топонимика древнего Крыма, поскольку название принадлежавшего княжеству города Чуфут-Кале переводится с тюркского как «Еврейская крепость». При таком переводе оказывается, что татары окрестили еврейскими многие места Крыма. Так, на южном побережье есть Чуфут-Чаарган-Бурун — «Мыс Призыва Евреев», название другого переводится как «Мыс Спасения Евреев» и т. д.

Серьезного научного обоснования эта концепция пока не имеет, но окно Овертона потихоньку расширяется, работая слухами. Примерно тогда же стала распространяться идея, будто название «тавры» переводится с арамейского (семитского языка Иисуса Христа) как «горцы», а потому тавры, изначально населявшие Крым, были евреями, проживавшими в Крымских горах. Даже указывается, что проживали они в области Главной и Средней гряды. Так что полуостров Таврида назван так евреями-горцами, которых великий Гомер называл листригонами. В наши дни даже утверждается, что во втором тысячелетии до н. э. в Крым пришли внуки Авраама, они-то и заселили эти благодатные места...

Теперь уже оказывается, что княжество Феодоро имело еще одно самоназвание — государство Ашкеназ. Конечно, так окрестили не весь полуостров, а Южный Берег Крыма. Сейчас появляется все больше и больше «исследований» на данную тему. Однако останавливаться на этом подробнее не стоит, поскольку сочинены такие исследования в духе Новой хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского.

Обращу внимание только на следующее. Идеологическая база для правового исторического обоснования еврейских притязаний на Крым получила развитие в 1970-х гг. в связи с появлением и бурным распространением в обществе пассионарной теории этногенеза Льва Николаевича Гумилева (1912—1992), особое внимание уделявшего судьбе и истории Хазарского каганата. В унисон гумилевской теории прозвучали труды директора Эрмитажа, выдающегося археолога и основателя советской школы хазароведения Михаила Илларионовича Артамонова11 (1898—1972), который издал в 1962 г. фундаментальное исследование «История хазар». И хотя оба историка лишь констатировали, что каганы Хазарии в начале IX в. добровольно приняли иудаизм, в широких кругах советской столичной интеллигенции быстро распространилась мысль о том, что Хазарский каганат — еврейское государство. Из этого следовал вывод, что непрерывную государственность евреев-горцев (тавров) и евреев-феодорцев на территории Крыма и Северного побережья Черного моря продолжили евреи-хазары. Такая логика окончательно ведет к утверждению, будто Крым и Черноморское побережье — родовое гнездо евреев.

В связи с этим примерно с 1970-х гг. в интеллигентской среде распространяется слух, будто уже при Варбурге проект «Крымская Калифорния» неофициально назывался «Хазарская республика»; будто евреи интуитивно, еще не зная о грядущих научных изысканиях, потянулись на свою историческую родину — в Крым; и будто доказательством всему этому служат рассказы безымянных бабушек, поведанные миру неведомыми внуками.

В наши дни версия Хазарского каганата выглядит так. Государство было создано в VII в. военной верхушкой тюркских племен. Им удалось покорить воинственные племена аборигенов Причерноморья — ясов, касогов, барсилов и др. Поскольку каганат находился на пересечении важнейших торговых путей из Азии в Европу и обратно, в Хазарию потянулись богатейшие купцы, в том числе и евреи. Каганы стали привлекать наиболее мудрых и талантливых из них к управлению государством, делали их своими советниками, чиновниками и послами. Сыновья удостоенных продолжали династию при дворе, а дочери выходили замуж за тюркских аристократов. Согласно сложившейся традиции все они и дети от таких браков признавались евреями.

В 808 г. еврейская диаспора во главе с сановником Обадией совершила государственный переворот, и власть в Хазарском каганате оказалась в руках еврейских купцов. С этого времени в стране были запрещены все религии, кроме иудаизма, и началась военная экспансия практически на все окружающие территории. Лишь через сто пятьдесят лет достойный отпор хазарам дала Киевская Русь — в 965 г. великий полководец князь Святослав нанес каганату решающее поражение. Добил хазар его сын св. Владимир.

Забавно, что приверженцы хазарской версии об Аврааме, о таврах и княжестве Феодоро (Ашкеназ) обычно даже не поминают.

* * *

Вернувшись в Штаты, Феликс Варбург сразу же повел сложную работу по осторожному выводу «Джойнта» из назревавшего катаклизма «Агро-Джойнта». В виновники грядущих неприятностей он явно назначил Джозефа Розена. В течение 1927—1928 гг. высшее руководство «Джойнта» фактически отстранилось от финансирования еврейской колонизации в СССР. Розену было предложено перейти на самофинансирование. Транснациональные банкиры не желали распыляться на бесполезные траты.

Правда, сделано все было тонко. При «Джойнте» в помощь «Агро-Джойнту» в 1928 г. было создано акционерное «Американское общество по устройству еврейских ферм в России» (ASJFS или AMSOJEFS). Президентом его был избран уже известный нам куратор крымского направления в центральном руководстве корпорации, заместитель Феликса Варбурга — Джеймс Н. Розенберг. Впоследствии он на пару с Джозефом Розеном стал «козлом отпущения» при окончательном провале проекта «Крымская Калифорния».

До 1928 г. все средства на осуществление проекта «Крымская Калифорния» поступали от прямых ассигнований «Джойнта». Но с 1928 г. финансирование проекта было переведено на указанное акционерное общество, которое заведовало капиталом, полученным от очень ограниченного числа акционеров. Причем акционеры не стали рисковать. Обществу дали деньги только тогда, когда оно 15 февраля 1929 г. подписало Соглашение с Советским правительством о выделении СССР кредита в 10 млн долларов с ежегодными траншами по 1 млн долларов в год. Советское правительство принимало на себя обязательство финансировать из этих средств еврейскую колонизацию (Общество предполагало ее только в Крыму, но Советы в это понятие включили и еврейскую колонизацию в Амурской области — Биробиджан). «...начиная с 1929 г., «Агро-Джойнт» отпускал ... средства уже как заем государству, и еврейские переселенцы являлись должниками советского государства»12.

По другой версии, гуляющей в русскоязычном интернете, между «Джойнтом» и правительством СССР 19 февраля 1929 г. был подписан Договор, по которому комитет выделял по 900 тыс. долларов в год в течение 10 лет под 5% годовых. В случае успешной реализации проекта предполагалась ежегодная выплата добавочных сумм — до 500 тыс. долларов в год. Погашение долга должно было начаться в 1945 г. и завершиться в 1954 г. При нарушении Советами своих обязательств финансирование со стороны комитета прекращалось. «Джойнт» оставлял за собой исключительное право без объяснений уменьшить сумму займа с 9 млн долларов до 7 млн долларов.

Что было принято залогом под акции от СССР, не известно. Отсюда родилась версия, будто М.Н. Полторанин запутался в бумагах по акциям и именно это Соглашение счел ленинским акционированием Крыма. Однако подобная операция сомнительна уже по той причине, что Сталин, даже еще не будучи тогда могущественным Сталиным, в силу своей предшествующей деятельности никогда и ни при каких условиях не позволил бы кому-либо так распорядиться с землей жизненно важного для страны региона.

В истории с Обществом любопытны два момента. Во-первых, из общей суммы 10 млн долларов кредита 5 млн долларов выделил лично благотворитель Джулиус Розенвальд. Во-вторых, ни Варбурги, ни Ротшильды, ни Шиффы, ни Лейбы — все руководители «Джойнта» из транснационального банковского капитала — не дали на этот проект ни цента.

После подписания Соглашения 1929 г. действующим исполнительным органом Общества в СССР осталась «Агро-Джойнт». Корпорация приобрела настолько автономный характер, что продолжила работу и в условиях Великой депрессии (1929—1933), когда деятельность «Джойнта» практически прекратилась во всех прочих странах мира, и после кончины Дж. Розенвальда в 1932 г., и даже после закрытия в 1935 г. самого «Американского общества по устройству еврейских ферм в России». В 1933 г. в Соглашение были внесены несущественные дополнения, предполагавшие увеличение кредитования, но выполнены они не были.

Итак, «...в оперативном плане история «Агро-Джойнта» — это большой успех, а в долгосрочном — неудача. А вот от поддержки Биробиджанского проекта «Джойнт» отказался, правильно оценив ситуацию»13. Не удивительно, ведь геополитическим интересам транснационального финансового капитала соответствовал Крым, но никак не затерянное на азиатских просторах Приамурье.

Отступление первое: обвинение от Исмаила Фирдевса

Феликсу Варбургу, обретавшемуся в СССР всего несколько недель, и в самом деле не дано было понять те глубинные процессы, которые там происходили во второй половине 1920-х гг. Ему это простительно. Обидно, что подавляющее большинство наших нынешних соотечественников, взрослых дяденек и тетенек, всю жизнь проживших в России, либо не дано, либо не хочется осознать, что происходило с нашей страной тогда и что происходит сейчас, в самом начале XXI столетия. Зато это отлично осознал и четко и кратко охарактеризовал Исмаил Фирдевс.

Кто такой Исмаил Фирдевс было рассказано в Главе 4. Видный деятель революции, татарский большевик-националист, в 1927 г. он вошел в число организаторов подпольного Московского центра татарских правых. Организация состояла в тайных сношения с «Милли Фирка» и предположительно руководила ею. Центр установил тесные связи с прометеистами в лице Джафера Сейдамета14 и готовил восстание, конечной целью которого было создание независимого татарского государства в Крыму и Поволжье. В конце 1929 г. организация была разгромлена ГПУ. Активного деятеля Московского центра Фирдевса15 сняли со всех должностей, а позднее исключили из партии и судили.

Уже находясь в тюрьме, 17 августа 1929 г. Исмаил Фирдевс обратился с письмом в ЦКК и ЦК ВКП(б), в котором, не называя имен, выдвинул против Сталина важнейшее обвинение: «По национальному вопросу в рядах партии и в ЦК и Политбюро существует так называемое великодержавное течение (тенденция) левого и правого пошиба, смыкающиеся на практике работы госаппарата, в особенности центрального рсфсровского, с шовинизмом и диктаторским устремлением русской высшетехнической интеллигенции, оценивавшей государственную историческую роль коммунистов и Соввласти как новых собирателей земли русской, вкладывавших [в] централизаторские тенденции Советской власти агрессивный смысл и содержание в своей практической работе против осуществления национальных автономий и, вообще, конституции Союза, в основе имея задачу восстановления «единой неделимой России» или слитного русского государства (но не Союза) (выделено мною — В.Е.)». Сторонники Сталина были обвинены в «глубоко реставраторских тенденциях» и в том, что «главные удары направляются на головы националов»16.

Итак, если в конце 1925 г. случился закономерный государственный переворот, и страна покончила с «еврейской» революцией (изгнав прочь трех диктаторов — Троцкого, Зиновьева и Каменева), то в период 1927—1930 гг. происходил коренной слом ленинских фантазий на тему дружбы народов и возможности существования союза государств с правом политического и территориального самоопределения каждой его отдельной части. Сталин взял на себя ответственность за образование нового типа единого и неделимого, «слитного» государства при условии реального равноправия народов, проявлявшегося через культурно-национальную автономию. Это и в самом деле единственная возможная форма существования цельного многонационального государства. Других форм просто природа не дала. Если бы именно Сталин своевременно не свернул СССР на путь «собирателей земли русской», не было бы Победы 9 мая 1945 г., для каждого из нас вообще уже ничего не было бы. И победил бы нас не гитлеровский фашизм, а обслуживавший нацизм националистический раздрай — прометеизм, как это и случилось в 1980-х гг.

Ряд выдающихся отечественных ученых, как историков-теоретиков17, так и историков-экономистов, полагают 1929 г. более важным и сущностным в судьбах Российского государства, чем 1917 г.! Помимо вышеназванных причин такой оценки, в этом году был окончательно отменен НЭП и произошел отказ от идеи мировой революции — кремлевская власть взяла курс на ликвидацию Коминтерна. Говоря кратко, правящая партия отказалась от ошибочных умственных построений ленинизма и троцкизма и встала на рельсы реалистической политики сталинизма, центром интересов которого стали интересы собственного народа, а не мирового пролетариата. С конца 1929 г. И.В. Сталин окончательно и бесповоротно утвердился во главе Советского государства и советского народа и управлял страной до марта 1953 г. Репрессивные эксцессы, происходившие в нашей стране до 1930 г., к Сталину имеют лишь косвенное отношение, поскольку он был одним из нескольких и далеко не полновластным руководителем страны.

Главное решение Иосифа Виссарионовича Сталина тех лет, по сей день определяющее сам факт современного существования нашего народа и нашей урезанной во всех отношениях и ограбленной мировым капиталом Родины — СССР отказался быть сырьевым придатком капиталистических держав (именно эту участь готовили России транснациональные корпорации) и взял курс на создание мощной национальной индустрии. А для осуществления этой задачи Сталин развернул сложнейшую геополитическую игру, незаметно столкнув лбами конкурировавшие транснациональные группировки Варбургов-Ротшильдов-Шиффов, с одной стороны, и Рокфеллеров, с другой. Он использовал грандиозную аферу Варбургов-Ротшильдов-Шиффов с еврейской государственностью в Крыму и под шумок добился негласного финансирования первых советских пятилеток транснациональным кланом под главенством Рокфеллеров. Последнее документально подтверждено убедительными исследованиями В.Ю. Катасонова18. Суверенитет СССР при этом был полностью сохранен. Более того, СССР получил возможность с наименьшими потерями накапливать все возраставшие богатства, которые при Сталине шли преимущественно на пользу всему населению страны, а после его кончины стали ограниченно разворовываться негативным комплексом (т. е. сросшимися в неразрывное целое криминалом и бюрократической и государственной верхушкой среднего и нижнего звена). С приходом к власти Горбачева, а затем Ельцина негативный комплекс окончательно укрепился во главе нашего государства и разграбил все, что удалось накопить обществу в течение почти шестидесяти предыдущих лет.

Решение Сталина об индустриализации страны стало одним из судьбоносных решений для русского народа и России. Потому и вошел он в нашу историю как величайший реформатор наравне с Иваном Грозным и Петром I. Обратите внимание, именно этих трех вершителей судеб России более кого-либо клеймят и чернят равно и т. н. западники, сторонники европейского пути развития нашего общества, и именующие себя «националистами» сторонники русского обособления в пределах бывшего Московского княжества с их поганым лозунгом «Россия для русских». Все трое проводили преобразования жестко и жестоко, с великими народными жертвами и страданиями, посредством репрессий и неукоснительного преследования инакомыслящих. Результат налицо — история великого государства Российского. И как контрастирует с этим величием ничтожество либерального чудища — ельцинского порождения, которое нынче копошится и по-крысиному попискивает с телеэкранов у подножия грандиозного творения Ивана Грозного — Петра I — Иосифа Сталина.

Бесспорно, более всех достается клеветы Иосифу Сталину. И на это имеются свои причины. Чтобы жило и процветало единое многонациональное общество, этому обществу необходим государство образующий народ. Таков был один из основополагающих постулатов сталинизма. Для СССР, как преемника Российской империи, история определила таким народом русских, а с историей спорить и противиться истории бесполезно. Сталин эту историческую предопределенность понял в числе первых и признал еще тогда, в 1920-х гг. Но только в самом конце 1920-х гг. ценою невероятных усилий и многих жертв ему удалось тонкими политическими интригами незаметно для подавляющего большинства населения страны перевести СССР на путь становления полноценного неделимого общества, хотя и пришлось временно сохранить фасад федерации многих государств. Вообще значительная доля ленинских идей была вынужденно сохранена на фасаде СССР, но все равно в жизни нашей страны превалировали качественные изменения внутри здания нового государства. И именно в этом был обвинен Сталин Фирдевсом и ему подобными. К сожалению, Иосифу Виссарионовичу не хватило ни здоровья, ни самой жизни, чтобы довести дело спасения России от развала до победного завершения, потому страна и погибла в 1991 г. — по вине его неумных преемников и предательства их корыстного окружения.

Однако определяющим средством создания и укрепления «слитного» многонационального государства может быть (и это объективно) постоянное и решительное насильственное подавление любого проявления национализма в обществе — как русского, так и еврейского, татарского, грузинского и т. д. При этом надо всегда помнить, что национализм — болезнь заразная и почти неизлечимая. Национализм есть главная питательная среда прометеизма, т. е. раковая опухоль нашего государственного организма. По сей причине национализм был признан при Сталине главной угрозой существованию СССР, а потому националисты всех мастей репрессировались в первую очередь и неукоснительно преследовались. Как правило, именно преследование националистов, замаскированные под страдания народа в целом, выдается в наши дни московской либеральной интеллигенцией и истеричными дамочками обоих полов как главная вина Сталина перед человечеством.

В середине 1950-х гг., играясь с окном Овертона под названием «культ личности Сталина», советское руководство в лице Г.М. Маленкова, а следом за ним и Н.С. Хрущева, сослалось на экономическую необходимость и преждевременно отказалось от важнейшего условия становления СССР — жесткой карательной борьбы против националистов. Их объявили инакомыслящими, т. е. безобидными протестантами. Ступайте в Интернет, посмотрите на фотографии истерзанных тел убитых и умирающих маленьких детей Донбасса и хорошенько запомните: иного инакомыслия у националистов не бывает. Внешне и первоначально их инакомыслие всегда похоже на борьбу за правду невинных мальчиков с пламенными сердцами и добреньких дяденек-страдателей (преимущественно маломощных интеллигентов с влажными добросердечными очами и в потрепанной, неловко сидящей на утомленных великими мыслительными делами фигурках одежонке), на справедливость и совестливость, даже на самопожертвование. Но когда националисты, особенно националисты немногочисленных народов, дорываются до власти, то почти всегда оказывается, что в корне такого инакомыслия лежит нацизм с его идеей порабощения избранным народом других народов (особенно клочьев разодранных в куски больших народов).

Националисты таких меньших числом народов более кого-либо склонны к садизму и измывательствам над оказавшимися беззащитными людьми ненавистных им больших народов. В высшей его точке это инакомыслие непременно выливается в геноцид — физическое истребление и моральный террор. Вспомним, что по свидетельствам очевидцев, в годы Великой Отечественной войны наибольшим изуверством на наших оккупированных территориях в отношении советских людей отличались финны, румыны и националисты Прибалтики. Только в Латвии стало возможным организовать единственные в мировой истории концентрационные лагеря для маленьких детей, куда свозили даже не подростков, а мальчиков и девочек от 7 лет возрастом. Предпочтение отдавалось русским и еврейским детям (преимущественно ненавистным прибалтийским нацистам русским детям). Согласно документам концентрационного лагеря Саласпилс, латышские нацисты умучили в таких концентрационных лагерях десятки тысяч малолетних детей! Правда, сегодня эти преступления свалили на немецких фашистов, которые «разрешили» прибалтийским нацистам истреблять детей других национальностей. Московские либералы вещают, что таковы были эксцессы реакции на оккупацию Прибалтики Сталиным. Но дети-то здесь причем? И о каких эксцессах может идти речь, когда была развернута длительная планомерная методичная машина истребления малолетних за национальность их родителей? И ни один прибалтийский националист за эти преступления по настоящему все еще не поплатился, равно как латышский, эстонский и литовский народы, породившие этих извергов, не заплатили за преступления их «элит» против русского народа — СССР хранил дружбу народов, а теперь этих палачей русских детей укрыл под своей потной подмышкой дитя транснационального капитала — блок НАТО. Что получили русские люди за терпимость советского правительства к прибалтийским националистам, мы увидели в конце XX столетия. Добавьте к этому садистскому варварству еще и не прекращающееся глумление над жертвами прибалтийских националов, которое вершит под прикрытием свободы слова московский либеральный папилломатоз, неприкасаемый ни для совести, ни для закона — тем более для народа.

К сожалению, слово вещественно и чаще всего коварно и злобно. Оно гораздо чаще убивает человека и разрушает им сотворенное, чем созидает благо. Со смертью Сталина в 1953 г., презрев его мысль и знание, оклеветав гипертрофированным преувеличением неизбежных в тех исторических реалиях грехов, преемники вождя незаметно для себя погрузились в смирение перед националистами-прометеевцами, и СССР с ускорением покатился под откос.

Сегодня всевозможные «теоретики» морочат головы нашим гражданам рассуждениями об экономической «отсталости» и «несостоятельности» станы Советов. Это преднамеренная ложь, но не в ней дело. Ведь начался-то развал СССР не с экономики (ее слабость, искусственно созданную жуликами и авантюристами во власти, все мы кое-как терпели, и слабость эта была преодолима в кратчайшие сроки). Кто помнит историю перестройки и гибели СССР, отлично помнит и то, что развал этот начался с последовательного осуществления властной группой Александра Яковлева — Горбачева планов разгромленных когда-то Сталиным, но выживших в западной «благодати» прометеистов по натравливанию народов нашей страны на русских и искусственному сталкиванию их между собой, по разрушению СССР посредством разжигания националистической ненависти пассионариев многих народов к русскому народу как государство образующему народу. Служки яковлевско-горбачевской группы в центральных СМИ (вроде программы «Взгляд» на ТВ или журнала «Огонек» Виталия Коротича) и особенно в республиканских культурологических СМИ целенаправленно натравливали народы СССР на русский народ под лозунгами рабской сущности и вечной лени русских, бесчеловечного угнетения и нескончаемых терзаний «русскими палачами» национальных меньшинств. Это натравливание методично продолжалось несколько лет, втягивая в орбиту искусственной ненависти к государство образующему народу и к русскому языку, как языку межнационального общения, все большее и большее число задуренных националистами людей. Аргументами же в этом натравливании служили судьбы репрессированных в 1920-х — 1930-х гг. националистов всех мастей, которые с тех пор и по сей день являются для многих экзальтированных особ образцами служения своему народу и страдателями за свой народ. Их именами ныне названы улицы городов и поселков, им установлены памятники, они если и не являются кумирами, то уж непременно глубоко почитаемы и возвеличиваемы местными националистами.

Неизбежным итогом такого продуманного стравливания народов стал развал СССР, и экономика в этом черном деле играла чуть ли не последнюю роль. Идеология уничтожения нашего Отечества, очернения государство образующего народа и опоганивания русского языка как языка межнационального общения буквально раздавила в 1980-х гг. человеческий разум, а заодно и пресловутый материальный интерес. Стало расхожим местом обвинение во всех этих процессах Москвы и москвичей, буйно поддерживавших Ельцина и Сахарова, а сегодня жирующих на разорении провинциальной России. Недаром Москву теперь называют гигантской вошью на теле Отечества. Отметьте, не пиявкой (одновременно с кровопитием излечивающей человека от болезней), а вошью, не только пьющей кровь, но и заражающей своего носителя многими смертельными болезнями.

Однако Москва и подлинные (а не новоявленные) москвичи ко всему происшедшему имеют весьма косвенное отношение. Историческая практика тысячекратно наглядно показала верность репрессивного преследования Сталиным националистов: нашу страну и в самом деле разодрали на клочья в корыстных целях националисты нескольких народов СССР, в том числе и русские националисты. Однако главную роль в деле развала страны сыграл озетовский национализм.

Важнейшим итогом революций 1917 г. и геополитического противостояния в Крыму большевиков с транснациональным капиталом стало зарождение одного из первых в мировой истории этноса-вируса, запрограммированного обстоятельствами на уничтожение его собственного государства-матки — СССР (РФ). Фундаментом этого этноса объективно оказался еврейский национализм, но не еврейского народа в целом, а того узко ограниченного семейственно-дружеского клана, который, благодаря активному участию в грандиозных революционных пертурбациях, с осени 1917 г. находился у кормила государственной власти в разрушенной России. Под эгиду национальной партийно-государственной элиты в Москву в течение нескольких десятилетий стекалась национальная творческая элита, как научная, так и художественная. Не удивительно, что именно она впервые в истории получила посредством кремлевских связей руководящие посты в творческих сферах общества и со временем взяла в свои руки официальную идеологию государства.

Однако наблюдалась великая нехватка собственных национальных кадров, да и приоритет национального избранничества очень скоро стал резко бросаться в глаза — это было уже опасно во всех отношениях. Достаточно вспомнить, из представителей какой национальности формировались в 1920-х — 1930-х гг. кинематографическая, журналистская, писательская среда и т. д. Отличие от 1900-х и 1910-х лет настолько яркое и контрастное, что даже конкретных примеров не требует. И новоявленная элита стала вычленять и продвигать наиболее податливых влиянию и талантливых представителей других народов, которые принимали эту избранность как нечто естественное и справедливое, достигнутое ими благодаря собственному таланту и пониманию этого таланта чуткими и справедливыми влиятельными друзьями. Такие выдвиженцы обычно вступали в брак с девицами элиты и автоматически принимались в нее на правах младших членов. Постепенно на базе новой московской элиты и определенных ею талантливых представителей других народов складывалась особая столичная общность, которая со временем все более и более стала принимать этнический характер. Более всего этому способствовало то, что в руках данной общности всегда оставалась (и остается ныне) государственная идеология!

Так в течение первых десятилетий Советской власти сформировалось ядро и движущая сила ОЗЕТа, вступившего в соперничество с сионистами за возрождение еврейской государственности на территории СССР, но не в Палестине. Очень важно помнить, что именно на первом этапе своего становления озетовцы долгое время были мировыми победителями — и в революции, и в противостоянии с сионистами. На этой почве они были глубоко враждебны палестинским евреям, эксплуатируя идею борьбы против классово чуждых советам еврейских буржуа. Тогда оба движения были еще сугубо социальными. Однако со временем сионисты остались социальным движением, а озетовцы трансформировались в этническую общность.

И поспособствовал этому Сталин. Иосиф Виссарионович вообще сыграл в судьбе еврейского народа столь великую роль, что вполне заслуженно может быть приравнен в этом пророку Моисею. Если вести дело по справедливости, то в каждом израильском городе должна бы иметься площадь с памятником Сталину, где граждане могли бы поклониться памяти человека, который хотя бы временно, но своевременно подавил озетовцев и дал сионистам возможность возродить национальную государственность евреев на исторической родине. Конечно, сделал он это исключительно в интересах СССР и советского народа, но и побочный результат, если он реальный результат, следует принять как благое дело.

Будучи настоящим знатоком национального вопроса, Сталин сразу углядел в движении озетовцев опасность для существования СССР. Но экономически их деятельность была весьма выгодна нищему государству. Отказывая российским евреям в праве считать себя нацией или даже национальностью, вождь полагал неизбежной ассимиляцию российских евреев в русской среде. Но со временем убедившись в невозможности такой ассимиляции, он убедился и в опасности еврейской государственности для СССР — с её рождением в Крыму вопрос о выходе полуострова из состава союзного государства встал бы неизбежно и очень скоро. Далее последовал бы эффект карточного домика, в чем мы уже убедились на практике. Только произошло бы все гораздо раньше и гораздо трагичнее, хотя и сейчас радости мало. Смешно и стыдно читать в наши дни либеральные стенания по поводу того, что доверчивые наивные озетовцы хотели только еврейской государственности в составе СССР и горой стояли за Советскую власть, за идеи коммунизма и дело революции. За что, якобы, поплатились в эпоху кровавых репрессий. Все эти домыслы опровергла история второй половины 1940-х гг., особенно шантаж атомной бомбардировкой СССР, предпринятый Штатами предположительно под давлением транснационального капитала Варбургов-Ротшильдов-Шиффов и фактически поддержанный изнутри озетовцами — Еврейским антифашистским комитетом (ЕАК).

Первый, социальный этап в истории озетовцев завершился массовыми репрессиями 1930-х гг. Кончилась эпоха победителей, но началась эпоха обиженных мстителей. Обида и жажда мести коммунистам и русскому народу как государство образующему народу СССР, отнявшим у них политическую силу и мечту о еврейском государстве в Крыму, объединили озетовцев в этнос. С той поры, став объединяющей силой этнического образования, эти обида и жажда мести передаются из поколения в поколение и уже выродились в талисман предков и смысл существования озетовцев. Даже первопричины такого положения дел многими забылись, но талисманы остались. Ведь события, здесь описанные, были преданы забвению на все годы Советской власти, да и сегодня о них редко упоминают. Так что нет ничего удивительного, что о них не имеет представления большинство россиян. Да и коммунистов во власти давно нет, теперь объектом мести остался только русский народ, а целью разрушения — Россия.

Второй этап в истории озетовцев начался с их возвращения на политическую арену уже как особого московского этноса. Случилось это в первые месяцы Великой Отечественной войны. Вначале состоялись антифашистские собрания столичной еврейской интеллигенции с редкими вкраплениями младших членов столичной интеллигентской элиты из других народов, а в апреле 1942 г. озетовцы при поддержке НКВД объединились в Еврейский антифашистский комитет (ЕАК). Любопытно, что в его руководство вошла только еврейская элита столицы и русский по рождению озетовец лауреат нобелевской премии П.Л. Капица. Руководство это более не представляло собой победителей, но оно получило возможность вступить в теснейший контакт с Варбургами-Ротшильдами-Шиффами и, уже как ставленники транснационального капитала, воспользовалось послевоенными трудностями СССР. На втором этапе озетовцы повели борьбу за создание независимого еврейского государства в Крыму. Полную картину тех событий пока представить невозможно: архивы закрыты, в нашем распоряжении имеются только эпизодические сведения, трактовать которые можно как угодно. Ясно только то, что в разгар борьбы за основание Израиля в Палестине был похищен НКВД и казнен глава АЕК С. Михоэлс — ставленник транснационального капитала и США, соперник будущего первого премьер-министра Израиля Д. Бен-Гуриона, которого поддерживал И.В. Сталин. Затем (уже после провозглашения Израиля и его перехода под эгиду США) последовало нечто, по описаниям сторонних очевидцев более похожее на антисоветское восстание озетовцев (обвинили в этом всех евреев), на призыв которых в столицу съехалось большое число национальной молодежи из многих городов страны (из них были сформированы мобильные группы активистов). МГБ СССР спешно разгромило АЕК. Все эти события были неразрывно связаны с Крымом. Именно в те года надежды учредить на полуострове еврейское государство потерпели окончательный крах.

Настал третий этап в истории озетовцев, наконец-то завершившийся их победой. Паразитируя на народных трагедиях — на холокосте галутных евреев Европы и на революционных национальных и социальных трансформациях народов бывшей Российской империи, имевших объективный характер, — они на долгие годы объявили себя невинными овечками-евреями. При этом озетовцы остались московской столичной элитой и все эти годы держали и держат под своим контролем основную часть идеологической и творческой сфер жизни нашего общества. Можно без преувеличения сказать, что народ России находится под железной идеологической пятой этноса-вируса — озетовцев.

Прежде всего, ими было придумано, подтасовано и раздуто до неимоверных размеров окно Овертона — «культ личности Сталина». Только глубоко наивный человек может думать, что на обоснование подобного исторического казуса был способен хитрый, но не умный Н.С. Хрущев. Иное дело, что ему подбросили идею обвинить Сталина в объективных катаклизмах исторического процесса (дикость для любого мыслящего человека!) и передали уже написанный текст якобы секретного доклада, который Никита Сергеевич только приспособил под особенности своего хлипкого болотистого интеллекта (если это можно назвать интеллектом). Сразу после XX съезда КПСС, где был зачитан тот пасквиль, началась ныне воспеваемая в медные трубы озетовская оттепель — она же «хрущевская» оттепель. Для озетовцев это был проблеск надежды на скорейшую победу, но он скоро погас при изгнании из руководства страной Хрущева на октябрьском Пленуме ЦК КПСС 1964 г.

Только через двадцать один год, вскоре после прихода к власти М.С. Горбачева, озетовцы получили возможность нанести по Советскому Союзу вторичный идеологический удар «культом личности Сталина». Продлившись целых шесть бесконечных лет, удар этот оказался сокрушительным, и СССР рухнул. Так сбылось пророчество Иосифа Виссарионовича (по крайней мере, оно ходит в народе как сталинское еще с 1950-х гг. и авторство вождя признается многими историками): «Пропадете вы тут без меня, как слепые котята»19. Обращено оно было к ближнему окружению, а оказалось — ко всему советскому народу.

На третий удар «культом личности Сталина» силёнок у этноса-вируса не нашлось — исчерпался запас доверчивости наивной толпы (сегодня она требует объективных доказательств по каждому обвинению и доказательств отсутствия корысти у авторов распространяемых слухов — как раз всего этого у идеологов-озетовцев и не имеется, есть только истерики и ссылки на ими же сочиненную и распространяемую клевету). Но работа по окончательному разрушению России ведется озетовцами упорная, и она имеет все возможности завершиться крахом русской государственности. Ведь идеология есть мощное оружие гибридной войны, которая ведется Западом против нашего Отечества, а идеология российского государства уже которое десятилетие находится в руках озетовцев. Этнос-вирус смертелен для любого, даже самого духовно сильного общества, поскольку во множестве прогрызает окна Овертона — изнутри и длительное время, травит сознание людей с напором и умно, отлично зная слабости и глупости своих соотечественников и самые болезненные для народа гнусности и жестокости действующей власти.

Для озетовцев характерна мимикрия. Она многосторонняя, чем особенно отвратительна. Но именно мимикрией силен этот этнос.

С одной стороны, озетовцы мимикрируют под евреев. Этим они постоянно провоцируют самый омерзительный из возможных тип бытового национализма — антисемитизм, обвинения в котором давно стали для озетовцев мощным орудием нападения. В действительности сами они являются столичной элитой, то есть неприкасаемы для националистов, в отличие от широкой массы ни в чем не повинных людей, которых своими провокационными действиями озетовцы подставляют под все мерзости раздуваемого ими же антисемитизма.

С другой стороны, разрушительный этнос-вирус мимикрирует под национальную элитарную среду других российских народов, сбивая с толку широчайшие круги патриотически настроенного населения. Достаточно вспомнить таких озетовцев, как А.Д. Сахаров и А.И. Солженицын, Г.П. Вишневская и М.Л. Ростропович, В.П. Астафьев и В.А. Солоухин, В.В. Быков и И.П. Друцэ и многие другие лжепатриоты породивших их народов, которым в самые критические времена они нанесли тяжелейшие психологические травмы — неожиданно вонзили кинжал клеветы, унижений и попреков в спину. Озетовцами является значительное число представителей современной политической, научной и интеллигентско-культурной верхушки Москвы, Санкт-Петербурга и еще нескольких больших российских городов. Их бессмысленно винить в предательстве или в принадлежности к пятой колонне. Нет никакой пятой колонны. Есть этнос-вирус, издавна враждебно сориентированный против России и русского народа, ибо озетовцы — Мальчик в штанах, а Россия и русские — Мальчик без штанов из знаменитой пьесы М.Е. Салтыкова-Щедрина. И для озетовцев русским из лужи никогда не выбраться, пока немцами не станут. Озетовцы по-другому жить, мыслить и действовать не могут. Это не их вина — такова их физиологическая верность своему этносу.

Ни еврейский народ, ни тем более сионисты к делам озетовцев не имеют никакого отношения. Их бесконечные обличения со стороны самовлюбленных «борцов» против «еврейского засилия» лишь запутывают и заморачивают всем головы мнимой очевидностью, в то время как за ширмой антисемитизма творит свои подлые дела сокрытая от посторонних глаз элитарная верхушка при кремлевской власти — озетовцы. Общество, не способное выявить и отринуть от себя этнос-вирус, обречено на гибель, как любое тело, зараженное смертельным вирусом. Это понимал Сталин, за попытку излечить страну от озетовцев он и поплатился в конце жизни.

Примечания

1. Бажанов, Б.Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. — Спб.: Всемирное слово, 1992.

2. Смидович, Петр Гермогенович (1874—1935) — революционер-большевик, видный государственный деятель, близкий к И.В. Сталину. Из дворян. В революции с 1894 г., в партии с 1898 г. После октябрьской революции занимал ряд важнейших государственных должностей, в частности, был председателем Моссовета до Каменева. Подавлял Антоновский и Кронштадтский мятежи. С 1924 г. и до кончины в 1935 г. был председателем КомЗЕТа и одновременно председателем Комитета содействия народностям северных окраин (Комитет Севера) при ЦИК СССР. После смерти останки Смидовича кремировали и похоронили урну с прахом в Кремлевской стене.

3. Мережин, Абрам Наумович (1880—1937) — политический деятель революционной России. С 1935 г. председатель КомЗЕТа. Апологет Биробиджанской еврейской области. Репрессирован.

4. Цадик — в хасидизме духовный вождь (ребе), к которому идут за советами, которого просят молиться и благословить. Могилы цадиков являются местами паломничества для хасидов. Шнеерсоны основали целую династию цадиков: Йосеф Ицхок был четвертым в этом ряду. Они являлись ребе из Любавичей — религиозного центра хасидизма.

5. Артур Руппин (1876—1943) — видный сионистский деятель, один из основателей города Тель-Авив и участник создания первого кибуца Израиля. В 1930-х гг. возглавлял работу сионистов по репатриации евреев из Германии в Палестину.

6. Бейзер, Михаэль. Трудности «дистанционного управления» в истории «Джойнта» на примере его работы в России — СССР. — Труды по еврейской истории и культуре. Материалы XXI Международной ежегодной конференции по иудаике. — М.: ЦНР и ПИ в ВУЗах «Сэфер»; Институт славяноведения РАН, 2014.

7. Бейзер, Михаэль. Трудности «дистанционного управления» в истории «Джойнта» на примере его работы в России — СССР. — Труды по еврейской истории и культуре. Материалы XXI Международной ежегодной конференции по иудаике. — М.: ЦНР и ПИ в ВУЗах «Сэфер»; Институт славяноведения РАН, 2014.

8. Как известно, сентябрьское землетрясение в Крыму встало на пути великого комбинатора Остапа Бендера и «отца русской демократии» Кисы Воробьянинова в романе И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев».

9. Ефимов А. Еврейская советская социалистическая республика в Крыму. К истории одного проекта. ОРТ-ОЗЕТ. — World ORT «Надежды и разочарования». http://www.ozet.ort.spb.ru/rus/index.php?id=1488

10. Джозеф Овертон (1960—2003) — американский электроинженер и юрист, вице-президент Макинского центра публичной политики (Мидленд, штат Мичиган). Подобные центры являются «машиной, призванной доносить голоса граждан до лиц, принимающих решения, и контролировать соблюдение общественного интереса выборными должностными лицами». На базе Макинского центра Овертон разработал в 1990-х гг. теорию о том, что жизнеспособность политической идеи зависит от ее попадания в уже существующее «окно» общественного мнения. Им же была описана методология создания таких «окон» посредством медленного, поэтапного внедрения в общественное сознание порочной идеи как приемлемой, а под конец как достойной и жизненно необходимой. Когда в 2003 г. исследователь погиб в авиакатастрофе, в память о нем его теория получила название «окно Овертона». Практика окна Овертона известна с давних времен. Ярчайшим ее проявлением стал процесс создания румынской нации из валахов и молдаван католическими монахами Семиградья (Трансильвании), исполнявшими заказ римских пап. Формирование нового народа оказалось побочным продуктом неудачной борьбы папства против православия за паству Дунайских княжеств. Таким же окном Овертона воспользовались австро-венгерские спецслужбы, в целях разрушения Российской империи раскрутившие идею Бисмарка о малороссах как об украинском народе. Окно Овертона под названием «культ личности Сталина» или «сталинизм» разрушило СССР и теперь является основным средством разрушения России. Орудиями создателей окон Овертона являются «демократия», «свобода слова» и «толерантность». Они, как правило, парализуют слабую власть уничтожаемого общества и лишают ее воли к сопротивлению клевете и демагогии. Первым наиболее эффективное противодействие разрушительной силе окна Овертона оказал каудильо Франсиско Франко. Более решительно поступил китайский руководитель Дэн Сяопин, круто замуровавший окно Овертона 4 июня 1989 г. расстрелом толпы на площади Тяньаньмэнь. Этим трагическим актом была спасена от смертоносной идеологической агрессии США Китайская Народная Республика. Поскольку агрессоры, памятуя о разрушительном эффекте идеи «разоблачения культа личности Сталина», попытались раскрутить в КНР кампанию «разоблачения культа личности Мао Цзэдуна», китайское руководство, признав неизбежность ошибок в ходе восстановления страны после длившейся несколько десятилетий гражданской войны и японской оккупации, наложило запрет на какое-либо публичное обсуждение этой проблемы в ближайшие 100 лет — таков по определению минимальный срок, отпущенный на осознание обществом происходивших с ним исторических процессов. Историческая практика показывает, что изначально нельзя допускать расшатывание государственного механизма окном Овертона и действовать при этом необходимо решительно и бескомпромиссно. Если противнику все же удалось прорубить и закрепить окно Овертона в общественном сознании, то излечить от него население почти невозможно — оно будет возрождаться и гиперболизировано увеличиваться всякий раз, когда власть станет слабеть, что периодически происходит в любом обществе.

11. М.И. Артамонов был покровителем и защитником Л.Н. Гумилева. Сразу после возвращения Льва Николаевича из лагерей, он был взят Артамоновым на работу в Эрмитаж.

12. Сучкова, Елена. Содействие «Агро-Джойнта» земледельческой колонизации евреев на Украине. — Труды по еврейской истории и культуре. Материалы XXI Международной ежегодной конференции по иудаике. — М.: ЦНР и ПИ в ВУЗах «Сэфер»; Институт славяноведения РАН, 2014.

13. Бейзер, Михаэль. Трудности «дистанционного управления» в истории «Джойнта» на примере его работы в России — СССР. — Труды по еврейской истории и культуре. Материалы XXI Международной ежегодной конференции по иудаике. — М.: ЦНР и ПИ в ВУЗах «Сэфер»; Институт славяноведения РАН, 2014.

14. По причине этой связи сложилось устойчивое мнение, будто крымскотатарская интеллигенция ориентировалась преимущественно на Германию и убедила своих единокровцев сотрудничать с фашистами в годы Великой Отечественной войны.

15. В 1926—1927 гг., под предлогом интереса к проблемам национальных республик, Фирдевс объездил всю советскую Среднюю Азию, побывал на Кавказе и везде общался с националистически настроенными советскими работниками. В те же месяцы он встречался и вел тайные переговоры с посланцами младотурок.

16. Тагиров, Индус. Измаил Фирдевс. — «Гасырлар авасы — Эхо веков». Научно документальный журнал. — Казань, 2005, № 1.

17. См. многочисленные труды и выступления: к.и.н., теоретика системно-субъективного рассмотрения общества А.И. Фурсова; д. эк.н., профессора В.Ю. Катасонова и др.

18. Катасонов В.Ю. Экономика Сталина. М.: Институт русской цивилизации, 2014.

19. Баландин, Р.К. Завещание Сталина. — М.: Эксмо, 2009.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь