Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

На правах рекламы:

Медкнижка фото требования 2022 — медкнижка (3dorov.ru)

Услуги адвоката по строительству — услуги адвоката по строительству (pravoreshaet.ru)

Главная страница » Библиотека » Т. Брагина. «Путешествие по дворянским имениям Крыма»

Сергей Иванович Метальников и доктор Владимир Николаевич Дмитриев — основатель климатолечения на ЮБК

Б.И. Виннер приходился отчимом Сергею Ивановичу Метальникову (его мать, Екатерина Ивановна, урожденная Фатеева, первым браком была замужем за Иваном Михайловичем Метальниковым, вторым — за Б.И. Виннером).

Имение С.И. Метальникова находилось на территории Артека. Мало кому известно, что именно Метальников первым предложил устроить на территории его бывшего частного владения лагерь, в котором могли бы отдыхать дети. Эту замечательную идею Сергей Иванович мечтал осуществить в далеком 1921 году, когда жил в эмиграции, в Париже.

С.И. Метальников, ученый зоолог с мировым именем, заслуживает нашего внимания не только как автор идеи создания детского лагеря на территории Артека, но и как активный участник становления Таврического университета.

Метальников окончил естественный факультет Петербургского университета и прошел стажировку в лучших западноевропейских научных учреждениях: в Гейдельбергском университете, Неаполитанской зоологической станции, в Институте Пастера в Париже. В 1918 году Сергей Иванович оставил Петербург, где возглавлял биологическую лабораторию им. П. Лесгафта, чтобы помочь в организации крымского университета.

Об открытии высшего учебного заведения в Крыму мечтали давно. Впервые эта мысль была высказана Екатериной II, повелевшей еще в то время, когда в России существовало только одно высшее учебное заведение — Московский университет, основать на полуострове медико-хирургическую академию, штаты которой были утверждены. Видные научные авторитеты, занимавшиеся изучением природы нашего края, такие как П.С. Паллас, П.И. Кеппен, К.Ф. Кесслер и другие, неоднократно высказывались о том, что в Крыму исключительно благоприятная обстановка для открытия высшего учебного заведения.

Уже в первые дни публичного обсуждения этого вопроса стали поступать частные пожертвования от населения, а Симферопольская городская Дума проявила готовность отвести для высшей школы необходимое количество земли. Революция ненадолго приостановила этот процесс.

14 октября 1918 года в дворянском театре Симферополя, построенном в 1911 году по проекту известного архитектора А.И. Бекетова (о семье Бекетовых, владельцах нескольких имений на Южном берегу Крыма, в том числе и в Артеке, мы расскажем позже), состоялось торжественное открытие Таврического университета. В его формировании принял участие один из старейших русских вузов — Киевский университет св. Владимира. И, несмотря на сложную политическую обстановку в стране, голод, разруху, Таврический университет начал свою созидательную работу. Среди преподавательского состава были известные ученые, такие как академики Н.И. Андрусов и В.И. Палладин, профессора В.А. Обручев и П.И. Георгиевский и многие другие.

Сергей Иванович Метальников стал ординарным профессором на кафедре зоологии. Его женой была Ольга Владимировна, старшая дочь известного ялтинского врача, основателя климатолечения на Южном берегу Крыма Владимира Николаевича Дмитриева.

Кроме дочери у Владимира Николаевича было два сына — Борис и Константин, который умер от туберкулеза в возрасте 21 года. Борис Владимирович, избравший своей профессией, как и его знаменитый отец, медицину, написал два тома интереснейших воспоминаний, к сожалению, еще не изданных, о семье Дмитриевых — Метальниковых, которые хранятся у его внучки, правнучки Владимира Николаевича.

Надежда Владимировна Дмитриева — активный член Российского дворянского собрания, директор Департамента культуры РСД, искусствовед, живет в Москве в том самом доме, на Зубовском бульваре, в котором ее дед писал свои воспоминания. Она бережно хранит драгоценные рукописи, понимая огромную ценность и уникальность этого труда, и многочисленные фотографии, которые были сделаны ее дедом, увлекавшимся фотосъемками. На старых, но хорошо сохранившихся снимках запечатлены не только члены большой и дружной семьи, но и многочисленные друзья, среди которых немало известных писателей, ученых, художников, композиторов, артистов. В круг друзей семьи Дмитриевых входили Горький, Чехов, Елпатьевский, Бунин, Павлов, Мечников, Склифосовский, Бобров, Лесгафт, Поленов, Мясоедов, Рахманинов, Рубинштейн, Шаляпин, Станиславский и многие другие известные деятели науки и искусства.

На фотографиях, сделанных в разные годы Борисом Владимировичем, — уникальные виды Крыма начала XX века, среди них, конечно, и трудно узнаваемые сегодня уголки Артека, Гурзуфа, Ялты — места, связанные с жизнью семьи на Южном берегу.

Молодой врач Владимир Николаевич Дмитриев, страдавший болезнью легких, приехал в Крым по рекомендации известных врачей С. Боткина и Г. Захарьина в 1867 году, было ему в ту пору всего 28 лет. Целительное воздействие климата Южного берега Владимир Николаевич вскоре почувствовал на себе. Немного окрепнув, он начал свою подвижническую деятельность, работая врачом в единственной тогда городской больнице Ялты.

37 лет Владимир Николаевич служил на благо этого города. Он был, как его справедливо называли, «собирателем и устроителем крымских курортов». Занимаясь врачебной практикой до самой смерти, изучая климатические и лечебные факторы Южного берега Крыма, доктор Дмитриев стал страстным пропагандистом идеи использования горного туризма в оздоровительных целях. Он сам и члены его семьи часто отправлялись в далекие путешествия пешком и на лошадях, прокладывая маршруты для будущих туристических походов. Его называли «доктором без лекарств». Горькие пилюли и порошки он предлагал больным заменять морскими купаниями, виноградом, молоком и кефиром. Будучи пионером виноградолечения в России, Владимир Иванович написал классический труд по диетотерапии «Лечение виноградом в Ялте и на Южном берегу Крыма».

Владея небольшими средствами, Владимир Николаевич хотел устроить в Ялте образцовое виноградо-винодельческое предприятие, но дело не пошло и вскоре было брошено. Человек доверчивый, он совсем не умел обращаться с деньгами и мог бы вообще разориться, если бы не передал свои имения зятю, Сергею Ивановичу Метальникову.

Владимир Николаевич Дмитриев умер 22 февраля 1904 года на дороге из Суук-Су в Артек, по которой он часто ходил в последний год жизни. Умер, как и жил, на бегу, не выдержало сердце...

Благородные дела выдающегося врача и общественного деятеля не забыты. Имя ученого-патриота носят ялтинская гидрометеорологическая станция, улица города, на которой он жил, одна из горных троп. К 150-летию со дня рождения В.Н. Дмитриева в Ялте установлен памятник знаменитому земляку, а крымские краеведы ежегодно проводят Дмитриевские чтения. В 2002 году участником этого форума была и приехавшая из Москвы правнучка доктора — Надежда Владимировна Дмитриева. Она посетила места, связанные с жизнью ее замечательного прадеда. Побывала на тихой ялтинской улочке, которая когда-то называлась Земским переулком, затем Судейской, а ныне носит имя Владимира Николаевича. Увидела дом, в котором он прожил почти 37 лет. Изначально дом был двухэтажным, но уже в наши 60-е годы с южной стороны надстроен был третий этаж, добавились веранды. При докторе Дмитриеве первый этаж занимали хозяйственные службы, а на втором находились кабинет Владимира Николаевича, гостиная, столовая, детские комнаты. В этом доме доктор устраивал литературные и музыкальные вечера, на которых бывали его коллеги Чехов и Елпатьевский, художник Ярцев, певец Усатов, ученый Бертье-Делагард, жившие в те годы в Ялте, и многие другие гости.

Показали Надежде Владимировне и места в окрестностях города, где когда-то была собственность семьи Дмитриевых. Земельный участок в местности Исар близ Ялты дочь В.Н. Дмитриева Ольга Владимировна, жена Сергея Ивановича Метальникова, пожертвовала в свое время Таврическому университету, в котором он преподавал. А имение в Артеке до отъезда за границу оставалось любимым местом отдыха для всей семьи Дмитриевых — Метальниковых.

В 1919 году С.И. Метальникова пригласили возглавить одну из лабораторий в Институте Пастера в Париже. Не дожидаясь кровавой развязки братоубийственной Гражданской войны, в конце 1919 года вместе с семьей он покинул Крым и эмигрировал во Францию, где продолжил свою научную, общественную и преподавательскую деятельность.

За рубежом ученый принимал активное участие в работе русских эмигрантских организаций: читал лекции в Русском народном университете, на 1-м съезде русского национального объединения, проходившем в 1921 году в Париже, Метальников вошел в состав избирательной комиссии вместе с И. Буниным, князьями Долгоруковыми, Г. Трубецким, В. Набоковым, А. Куприным. На съезде Русских академических организаций, состоявшемся в октябре 1921 года в Праге, он представлял Русскую академическую группу из Франции и был избран председателем комиссии по вопросам о положении науки и ученых в России.

Научный архив Метальникова находится в Институте Пастера в Париже. Его работа в этом институте была чрезвычайно плодотворной. Наиболее активный период жизни во Франции связан с изучением роли нервной системы в иммунитете беспозвоночных и позвоночных животных.

Широкую известность С.И. Метальникову принесли также опыты по изучению бессмертия клетки, послужившие основой его знаменитой книги «Проблемы бессмертия и омоложения в современной биологии», изданной в Берлине в 1924 году. Еще в 1908 году в своей царскосельской лаборатории Метальников изолировал несколько инфузорий, за делением которых стал наблюдать. Последовательно опыты были перенесены в 1910 году в биологическую лабораторию им. Лесгафта, затем в Крым, а в 1919 году — в Париж. В результате исследований ученый сделал вывод, что клетка бессмертна. Изучая феномен старения, С.И. Метальников пришел к заключению, что природа не может программировать столь короткую человеческую жизнь и что старение вызвано случайными внешними условиями, на которые сам человек может воздействовать, устранив или изменив их.

Работая в Институте Пастера, Сергей Иванович открыл микробы, убивающие вредных насекомых, в частности филлоксеру, бич виноградников. Об этом он писал в Москву Борису Владимировичу Дмитриеву в январе 1941 года.

«Доктору Б. Дмитриеву.
Москва, Зубовский бульвар, 16

22 января 1941 г.

Милый и дорогой Боря, только что получил твою открытку. И Оля, и я были очень рады узнать, что все благополучно. Мы все также живы и более или менее здоровы, хотя изредка прихварываем. Сережа с женой и двумя близнецами на юге. Ася с мужем и дочкой Вавочкой (16 лет) живет в одном доме с нами. Вавочка — балерина, получил первый приз на Международном конкурсе. Я же по-прежнему работаю в Паст, институте. Я, кажется, писал тебе, что я открыл микробы, убивающие вредных насекомых. Этот метод был испытан официально во Франции, в Америке и других странах и признан самым действительным и безвредным. Я мечтаю приехать с Олей хотя бы на время в Москву и привезти микробы. Все это время стояли небывалые холода в течение месяца. Все было покрыто снегом. У нас, видимо, замерзли и поломались вен. трубы, и мы жили в неотапливаемом помещении. Сейчас потеплело. Большие трудности в добывании пищи. Напиши мне об Ярцевых и других друзьях и знакомых. Не знаешь ли что-либо о моих племянниках и Кате.
Целую всех —

искренне любящий С. Метальников.
Паст. Институт, С. Метальников»
.

Связь с близкими и родными, оставшимися в Советской России, Сергей Иванович не терял до последних дней жизни (умер он в возрасте 76 лет), более того, живя за границей, живо интересовался событиями, происходившими на родине, в частности в Крыму, в своем бывшем имении. В одном из писем он предлагал интереснейший проект устройства в Артеке санатория для детей. Было это в 1921 году. Метальников с увлечением строил планы летнего отдыха для детей вблизи пляжа с открытыми площадками и просил своего друга «показать этот план», чтобы он непременно осуществился. Неизвестно, знали ли в наркомате здравоохранения об этой идее ученого, но действительно в 1925 году в Артеке был устроен детский лагерь. Свое любимое крымское имение на берегу Черного моря Сергей Иванович не забывал и, приобретя участок земли на юге Франции, назвал его Новым Артеком.

* * *

Что же стало с Артеком после отъезда настоящих владельцев? Об этом нетрудно догадаться, и подтверждение этому — воспоминания Бориса Владимировича Дмитриева. В 1924 году он с маленьким сыном Володей приехал в Крым. «В Ялте я нашел только одну знакомую М.П. Усатову. Я писал о хлопотах у Шаляпина поддержать ее (Д.А. Усатов, певец, артист Большого театра, учитель Ф.И. Шаляпина, умер в 1913 г — Прим. авт.). Из Ялты я решил проехать в Артек — посмотреть, что там делается, посетить могилы родителей, брата и дочки. Из Гурзуфа по знакомой дороге я с Володей добрался до Артека. Дом Сергея Ивановича пуст. Все двери открыты, стекла побиты. Каменные стены кое-где изнутри разрыты, очевидно, искали «клада». На стенах всюду неприличные надписи. Склеп около «площадки мудрецов» открыт, пуст, гробов нет, решетки и мраморный крест выброшены, валяются в кустах. Кому понадобилось разрушать могилы? С тяжелым чувством пошли мы ко второму дому. Это дом матери Сергея Ивановича. Он значительно дальше от моря и обширнее. Дом оказался жилым. Это была туристическая база. Здесь группа туристов могла останавливаться и жить...».

Небольшой семейный склеп находился на холме выше «площадки мудрецов», где любил проводить время со своими друзьями учеными Сергей Михайлович. Склеп устроила Ольга Владимировна, она перенесла туда прах отца Владимира Николаевича, брата Константина, двух тетушек, там же находился прах дочурки Бориса Владимировича Олечки, умершей в 1914 году. Новые хозяева Артека опустошили склеп Дмитриевых, разбросав их останки по всему парку. Позже все останки погребли в одной общей могиле. Борис Владимирович вкопал в нее валявшийся недалеко крест и укрепил решетку, выброшенную из склепа...

Маленький Володя, посетивший с отцом бывшее имение семьи Дмитриевых — Метальниковых Артек, продолжая традицию отца и деда, впоследствии стал врачом хирургом. Но для его детей, Надежды Владимировны и Бориса Владимировича, медицина не стала призванием, дочь выбрала профессию искусствоведа, сын — архитектора. Род Дмитриевых, проживающих в Москве, продолжается в их детях, Екатерине и Михаиле, но врачей среди них тоже нет.

Четвертое и пятое поколения другой ветви Дмитриевых от Ольги Владимировны, вышедшей замуж за С.И. Метальникова, живут во Франции, но связь между ними и «русскими Дмитриевыми», к сожалению, отсутствует.

О детях и внуках Метальниковых, оказавшихся за границей, писал в своих воспоминаниях Борис Владимирович Дмитриев: «Женщины-эмигрантки устраивались кельнершами в кафе, танцевали фокстроты с посетителями. Такой продавщицей первое время служила и Ася (дочь С.И.). Наташа Келлер — племянница С.И. устроилась в одном из популярных баров цыганкой-гадальщицей. Ей отвели особую комнату, таинственно драпированную. Эта девушка была высокообразованной, в Петербурге прошла 2 факультета, в совершенстве знала иностранные языки. Клиентура в баре у нее была громадная, особенным успехом она пользовалась у англичан. Гадала она по ладони руки. Хорошо зарабатывала. Шупинский, муж Аси (дочери С.И.), не очень удачно спекулировал продажей мелких вещей. Муж Кати (другой дочери С.И.) — скульптор...».

В эмиграции Метальниковым, так же как и их родственникам, оставшимся в России, было нелегко. Но жизнь, благодаря труду и необыкновенному оптимизму, постепенно налаживалась.

А в далекой России, в Крыму, после окончания Гражданской войны проходила национализация бывшей частной собственности, в том числе и собственности семьи Метальниковых.

В архивных делах имения, которое находилось на территории Артека, сохранились следующие документы: опись построек, схема строений, опись комнатного и хозяйственного инвентаря, сведения о библиотеке. Судя по этим документам, имение занимало площадь более 45 десятин плодородной земли и представляло прекрасный уголок, предназначенный не только для отдыха, но и для отличного ведения хозяйства.

Въездные ворота на территорию находились на расстоянии всего 200 шагов от моря, а все постройки — около версты по дороге в гору. Редкий лиственный лес (возраст деревьев от 30 до 40 лет), занимавший более 16 десятин, располагался в северной части имения, а кустарник был разбросан по всей площади.

В молодом плодовом саду размером в 3 десятины произрастали в основном яблони и груши, которые давали отличный урожай. Среди разнообразных сортов яблок был и самый известный — Сары Синап. Красивые и сочные плоды этого сорта с давних времен называли крымскими. Интересно, что именно такие яблоки использовали для украшения святочных елок. Выбирали самые мелкие, но правильной формы и хорошо окрашенные плоды с непременным хвостиком, необходимым для подвески. Кроме так называемого «елочного синапа» в таких же целях использовали другой сорт — Розовое Апи, яблочко очень вкусное, оно завязывается пучками и образует на дереве целые гирлянды. Сорт этот отлично переносил транспортировку и считался на Западе лучшим украшением рождественских елок.

Главным залогом хорошего урожая плодового сада была, конечно, вода. Проблем с водой в имении С.И. Метальникова не было, так как здесь находился собственный небольшой источник питьевой воды. Кроме этого имелись два бетонных бассейна емкостью до 30 000 ведер. Для полива растений в саду, огороде, парке вода поступала из деревни Дерменкой в «очередной» день.

Воды в Крыму всегда не хватало, и каждая ее капля для местных жителей была драгоценной. Поэтому некоторые татары, желая заслужить доброе имя в памяти потомков, устраивали фонтаны, которые и сегодня, украшенные пестрой вязью изречений из Корана, нередко встречаются у старых дорог. Вырастив детей, обеспечив себе старость, татарин брал лопату и уходил в горы. Найдя там ручеек, он выводил его к дороге, где и ставил мраморный фонтан или обыкновенную оправу с краном, а иногда просто давал воде вытекать струйкой. Ставил каменное корыто, чтобы можно было поить лошадей, писал свое имя и тогда уже считал свою жизненную работу законченной.

Что в них?! — Намек или желанье,
Рассказ из старины седой,
Легенда о кровавой сече,
Безумный бред души больной,
Былые тайны, клятвы, речи?!...
Но пусть благословит Аллах
Того, кто в зной и в тьму ночную
Дал зверю, путнику в горах
Возможность пить струю живую!...

      А. В. Жиркевич.

Ни один горный ручеек не пропадал в те времена даром. С необыкновенным искусством и терпением местные жители сберегали воду и отводили ее на свои плантации и в сады. Часто даже из-за крошечного ручейка между соседями разгорались нешуточные ссоры. Так, например, между рабочими Никитского сада и татарами, крестьянами деревни Никита, дело доходило до настоящих войн. Существовала договоренность, что днем пользовались водой рабочие, а вечером — жители деревни, но вот определить время, когда заканчивался день и начинался вечер, оказалось чрезвычайно трудно. Иногда пользование водой распределялось по «очередным» дням, как в Артеке, это было очень удобно, поскольку все владельцы имений занимались выращиванием сельскохозяйственных культур.

Помимо сада, 11 десятин земли в имении С.И. Метальникова занимал виноградник, на котором произрастали такие сорта, как Мадера, Бордо, Мускат. Границей владения в верхней части виноградника служил бордюр из ливанского кедра, лавровишни, кипарисов и туи.

Не было в имении лишь конторы и счетовода, записи велись лично хозяином.

Среди строений в архивных документах отмечены два двух этажных дома владельцев имения, один из 11 комнат с балконом, другой поменьше, из 7 комнат, обставленных красивой, удобной мебелью. В одном из домов находилось фортепиано, приличная библиотека из книг на русском и французском языках. Чрезвычайно скромный, по современным понятиям, дом ученого, расположенный в густой зелени вековых деревьев недалеко от горной речушки под названием Артек, один из немногих сохранился до наших дней (территория комплекса «Горный»). Сейчас в нем находится природный клуб Артека.

Кроме домов владельцев на территории были пекарня, помещение для рабочих и служащих, а также для заведующего имением. Из хозяйственных построек — каретник, коровник, две конюшни, казарма, сарай, кладовая и трехэтажная деревянная беседка. К моменту национализации образцового хозяйства в нем уже практически не оставалось никаких запасов фуража и продовольствия. Служащие покупали продукты в магазине при экономии.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь