Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » Т. Брагина. «Путешествие по дворянским имениям Крыма»

Сергей Яковлевич Елпатьевский

Через год после смерти Е.Н. Чирикова в Москве скончался его бывший сосед по Батилиману — врач, беллетрист, убежденный народник Сергей Яковлевич Елпатьевский. Происходил он из села Елпатьева Владимирской губернии, из священнической среды. Отец его был сельским дьячком из старорусского уклада, как и отец сестер Цветаевых Иван Владимирович, с которым он состоял в родстве. В 70-е годы Сергей Яковлевич учился на медицинском факультете Московского университета и был одним из лидеров студенческого движения. Работая земским врачом в Рязанской губернии, укрывал революционерок сестер Фигнер, за что и был выслан в Сибирь. В Ялту Елпатьевский приехал сорока с лишним лет, имея за плечами большой опыт работы практикующего врача. Ехал сюда он с некоторым предубеждением, повидав до этого и Ниццу, и Ментону, и Итальянскую Ривьеру. Однако Южный берег Крыма пленил его, и он стал с первых же дней патриотом Ялты.

Будучи членом местного благотворительного общества, Елпатьевский близко сошелся с ялтинской интеллигенцией: с журналистом, редактором газеты «Крымский курьер» А.Я. Безчинским, южнобережным виноделом В.В. Келлером и другими. В Ялте Сергей Яковлевич поселился одновременно с А.П. Чеховым, и они, врачи по профессии и литераторы по призванию, одновременно вошли в жизнь города, его проблемы и нужды. Однако отношение к Ялте у них было разное. Елпатьевский сразу принял и полюбил город, Южный берег Крыма, а Чехов, обожавший Москву, все больше ругал Ялту. Сергей Яковлевич вспоминал позже: «Он, умный человек, мог говорить удивительно несообразные слова, когда разговор шел о Москве. Раз, когда я отговаривал его ехать в Москву в октябре, он стал уверять совершенно серьезно, без иронии в голосе, что именно московский воздух в особенности хорош и живителен для его туберкулезных легких».

С мольбой Чехов писал жене: «Скорей, скорей вызывай меня к себе в Москву. Здесь и ясно, и тепло, но я ведь уже развращен, этих прелестей оценить не могу по достоинству, мне нужны московские слякоть и непогода; без театра и без литературы я уже не могу».

Но, несмотря на некоторые расхождения в оценке жизни в Ялте, а главное, в политике (Чехов к ней относился равнодушно и неохотно бывал в домах, где могли возникнуть острые политические споры), Елпатьевский и Чехов любили общаться друг с другом. С самого начала своего знакомства они были в добрых приятельских отношениях.

Строиться в Ялте они начали одновременно, дача в Батилимане у Сергея Яковлевича появится позже. Антон Павлович часто дразнил Елпатьевского, называя его дом, расположенный высоко на горе, «Вологодской губернией», в ответ Сергей Яковлевич шутя называл место, где находился дом Чехова, «дырой».

Ялтинский дом почти на вершине Дарсановского холма, откуда открывался великолепный вид на море и горы, Елпатьевскому обошелся в крупную по тем временам сумму — 28 тысяч рублей, и во время строительства ему приходилось обращаться за денежной помощью к Антону Павловичу Чехову. Крутые спуски и неасфальтированная дорога к даче доставляли определенные неудобства. Бывали смешные случаи, как, например, с Александром Ивановичем Куприным, когда он, спускаясь с холма вместе с дочерью Сергея Яковлевича Людмилой Сергеевной, увлекшись разговором, споткнулся, упал посреди дороги и покатился в пыли, по его словам, «словно кегля». И все-таки подъем наверх по грунтовой дороге не пугал частых гостей и пациентов доктора Елпатьевского.

В отличие от него Чехов не практиковал, хотя однажды какой-то московский купец получил от него медицинский совет и заплатил 50 руб. Чехов передал Благотворительному обществу свой гонорар и гордился этим, спрашивая: «Ну, вы, ялтинские врачи, получаете 50 рублей за визит?».

Почти все местные врачи, за исключением доктора Дмитриева, содержали у себя пансионы. Среди постояльцев Сергея Яковлевича в 1905 году были тяжело больная туберкулезом жена московского профессора Ивана Владимировича Цветаева и его дочери, Марина и Ася, жена А.М. Горького Екатерина Павловна Пешкова с маленьким сыном Максимом. Игры с Максом и впечатления от знакомства с Екатериной Павловной, первой женщиной, дружба с которой «не угасала во все поздние годы», остались у Марины Цветаевой на всю жизнь.

Сергей Яковлевич Елпатьевский был специалистом по внутренним болезням, в списке «Врачи, практикующие в г. Ялте» отмечен с 6 февраля 1899 года. В газете «Крымский курьер» помещалось объявление, что С.Я. Елпатьевский принимает больных с 10 до 12 часов утра, кроме воскресных и праздничных дней. Первое время, когда дом еще не был построен, он принимал пациентов у своего двоюродного брата и друга, санитарного врача Павла Петровича Розанова, дача которого находилась на улице Садовой. Позже — в собственном доме. Среди пациентов Сергея Яковлевича были Лев Николаевич Толстой, Антон Павлович Чехов, Алексей Максимович Горький. Дом доктора в Ялте заслуженно славился гостеприимством, там можно было встретить Короленко, Куприна, Горького, Бунина, Мамина-Сибиряка, Гарина-Михайловского и других известных представителей художественной и научной интеллигенции России.

Участник революционного движения, один из организаторов партии народных социалистов, уважаемый в городе человек, С.Я. Елпатьевский был избран гласным Ялтинской городской Думы. Он принимал активное участие в обсуждении вопроса о возможности открытия в Ялте Таврического университета. Такое предложение поступило в Думу в сентябре 1917 года. Сергей Яковлевич был против этого предложения, считая, что «задача Ялты — лечить больных туберкулезом и переутомленных... и потому здесь нужны не университеты, а научные институты изучения туберкулеза, чтобы усилить борьбу с этим злом».

По приезде в Ялту Елпатьевскому пришлось пересмотреть весь свой прежний опыт лечения туберкулеза. Его поразило то, что здесь выздоравливали такие больные, которых раньше он считал безнадежными. Позже в своих воспоминаниях он отмечал, что даже «пасмурные дни, бури не мешали людям выздоравливать. Зимой меньше было пыли, чем летом, ветры вентилировали Ялту, больные день и ночь дышали — мы заставляли их спать при открытых окнах — чистым морским и горным воздухом». В те годы в Ялте медицинская помощь оказывалась бесплатно благодаря врачам, на себе испытавшим, что такое туберкулез, и знавшим, как важно постоянное наблюдение за больными.

Вместе с Чеховым доктор Елпатьевский стал создателем санатория «Яузлар» (ныне санаторий имени А.П. Чехова), первой общедоступной здравницы для легочных больных. Полное содержание и врачебная помощь там стоили 40 рублей, было и значительное количество бесплатных коек, обеспеченных вкладами. Сергей Яковлевич вспоминал, что «население «Яузлара» было пестрое — были крестьяне и рабочие, мелкие ремесленники, учащаяся молодежь, были люди, заболевшие в ссылках и тюрьмах, но лежал и урядник, и даже адъютант московского жандармского управления». Через местную газету Благотворительное общество, членами которого были врачи-общественники, неоднократно обращалось с просьбами о пожертвованиях к населению Ялты. На устройство санатория поступали средства от концертов, спектаклей, частных лиц. Среди крупных жертвователей — владелица курорта «Суук-Су» Ольга Михайловна Соловьева, она передала на это благородное начинание 5000 руб.

Живя в Ялте, доктор Елпатьевский вынашивал перспективные планы использования Крыма для лечения больных. Среди них проект устройства двух санаториев для земских учителей и учительниц в имении «Селям», завещанном умершим владельцем графом Орловым-Давыдовым на благотворительные дела. Казалось, проект этот можно было осуществить, так как один из душеприказчиков покойного Петр Дмитриевич Долгоруков соглашался на такое использование имения. Был у ялтинских врачей и проект устройства всероссийского санатория для врачей, который в определенной степени был осуществлен. Очень занимал Сергея Яковлевича и вопрос организации образцовой здравницы для крымских татар и мусульман вообще. Он намеревался создать особый по стилю и общему облику санаторий, построенный по принципу традиционного татарского жилья, где, вместе с тем, режим питания, распорядок жизни способствовали бы не только излечению больных, но и служили показателем, как нужно жить, чтобы не болеть.

Был у Елпатьевского единомышленник в этом вопросе, Иван Иванович Орановский, который вместе с Губониным в свое время нажил большое состояние и летом обычно жил в Гурзуфе. Ему нравились крымские татары. Он считал, что русские принесли туберкулез местным жителям и такой санаторий будет некоторой компенсацией за это зло. Врачи с энтузиазмом начали хлопотать о земле, узнав, что наследники Вассалов продают имение Ласпи. Орановский посылал в Одессу доверенного человека с поручением разыскать владельца, но тот Вассал, который был уполномочен продать имение, находился за границей, и с этой затеей тогда так ничего и не вышло. Планы у Орановского были большие, он хотел купить имение и приспособить его для курорта, где разные общественные учреждения могли бы устраивать многопрофильные здравницы.

Мысль о создании санатория для татар зародилась и у доктора К.А. Михайлова, оборудовавшего в поселке Кореиз прекрасную больницу. Он получил от княгини Ольги Петровны Долгорукой отличный участок в Мисхоре и даже вел переговоры с архитектором о проекте строительства санатория.

Мечтали врачи и о создании кумысолечебного заведения на яйле Крымских гор, чтобы можно было снабжать целебным напитком всех южнобережных больных на месте, а не посылать их в далекую Уфимскую губернию. С этой целью К.А. Михайлов попросил знакомого ботаника исследовать растения яйлы, и результаты этих исследований показали, что во флоре яйлы Крымских гор действительно много общего с уфимской степью.

Но всем этим благородным проектам не суждено было осуществиться, началась война с Японией, потом разруха, при которой не могло быть и речи о их реализации.

После Октябрьской революции и Гражданской войны Сергей Яковлевич Елпатьевский безоговорочно встал на сторону советской власти.

И неслучайно Красноармейский Уездный Революционный Комитет от 10 февраля 1921 года вынес следующее постановление: «Заслушав вопрос об охране личности и имущества проживающего постоянно в Красноармейске по Дарсановской улице в д. 12 и находящегося сейчас временно в Алупке на даче бывшей Смульского писателя С.Я. Елпатьевского, Красноармейский Уездный Революционный Комитет, имея в виду полезную и плодотворную деятельность писателя Елпатьевского и руководствуясь соответствующими Постановлениями и декретами Центральной власти об охране личности и имущества писателей, художников и артистов, прославившихся своей деятельностью на пользу народа и Советской Республики, постановил: принять личность и имущество писателя Елпатьевского под особую охрану, признавая, что писатель Елпатьевский не может быть никем ни арестован, ни подвергнут обыску без предварительного о том особого Постановления Крымского Уездного Ревкома; квартира же тов. Елпатьевского в Красноармейске по ул. Дарсановской и занимаемое им временно помещение в Алупке на даче бывшей Смульского не подлежат ни реквизиции, ни уплотнению, а находящееся там имущество не может быть никем ни реквизировано, ни конфисковано без особого на то Постановления Крымского Уездного Ревкома. Копию сего Постановления выдать на руки С.Я. Елпатьевскому и сообщить для сведения и руководства в Красноармейск в Особый Отдел...

Предревком Ословский. Зампредревкома Аллилуев. Секретарь Ревкома Ратомский».

Вот такую охранную грамоту получил от новой власти доктор Сергей Яковлевич Елпатьевский, о котором М. Горький писал: «Честный боец, великомученик правды ради, богатырь в труде и дитя в отношении к людям». Елпатьевский много лет лечил Горького в Крыму, встречался с ним и в Москве, куда переехал в 1922 году. В Москве он работал врачом-консультантом в Кремлевской поликлинике, «следил за здоровьем Ильича».

Революция и последующие события в стране заставили многих бывших единомышленников серьезно пересмотреть свои взгляды. Людмила Сергеевна Врангель вспоминала: «Когда Горький опять расхворался в эту зиму в Москве, то просил моего отца навестить его, больного, так как отец отлично знал состояние его легких. Отцу не хотелось ехать: слишком круто разошлись они в большевистское время, но все же он поехал как доктор к больному. После осмотра и указаний лечения, Горький приподнялся на постели и сказал: «Ах, все идет не так, как хотелось бы... Сергей Яковлевич, надеюсь, вы опять будете бывать у меня?» — В его серых глазах сверкнули слезы, они охотно плакали. Отец молчал... Больше они не виделись».

Умер Сергей Яковлевич в 1933 году уже в преклонном возрасте, было ему 79 лет. Его особняк в Ялте (современный адрес — ул. Леси Украинки, 12) сохранился до наших дней. Остались потомкам труды С.Я. Елпатьевского. Среди них очерки о Крыме и произведения автобиографического характера, знакомство с которыми раскрывает перед нами характер этого заме-нательного человека, который всю жизнь кому-то помогал, кого-то лечил и оберегал. С юности он мечтал о прекрасном будущем, но эта мечта не нашла своего воплощения ни в масштабе огромной страны, ни даже в скромных рамках батилиманского поселка.

* * *

В заключение рассказа о Батилимане, так и не родившемся городе-саде русской интеллигенции начала XX века, стоит сказать, что в советское время здесь был создан санаторий АН СССР. В восстановленных помещениях бывших дач отдыхали и отдыхают многие талантливые ученые, писатели, артисты и, конечно, детвора.

Известен Батилиман сегодня и как место проведения Международной Крымской Осенней Математической Школы, которая вот уже 14 лет ежегодно проходит на базе отдыха «Чайка», расположенной на территории уникального природного государственного ландшафтного заповедника «Мыс Айя». Идею создания школы впервые высказал выдающийся воронежский математик профессор Селим Крейн. Эта идея была блестяще реализована его коллегами из Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. В традиционные сроки — с 18 по 29 сентября — в Ласпи-Батилимане собираются математики с мировыми именами из Украины и России, Беларуси и Армении, Азербайджана, Сирии и Алжира, Франции и Германии, Португалии и Польши, Израиля, Японии, США и других стран. Работа школы включает лекции, доклады и, конечно, дружеское общение и отдых у моря на лоне дивной южнобережной природы.

В осенние сентябрьские дни, когда еще по-летнему греет солнышко, проводят в Батилимане свои международные симпозиумы и литераторы. В этом уединенном и неповторимом по своей красоте уголке Крыма современным ученым прекрасно работается и отдыхается, и, очевидно, это место выбрано ими далеко не случайно. Может быть, души прежних владельцев батилиманских дач время от времени наведываются в оставленные ими когда-то жилища, и их талантом и благородными чувствами наполнен волшебный воздух этого уникального уголка на берегу Черного моря, сохранившего до сих пор свое первозданное очарование.

Задремали кипарисы,
Южной ночью опьяненные,
И сияют кротко звезды,
В синем море отраженные.
Тихой ночью очарован,
Над волнами бирюзовыми
Я стою... И нежит море
Мою душу снами новыми...
Теми снами, что лишь в детстве
Снятся с помыслами чистыми,
Где мечты, и жизнь, и счастье
Пахнут розами душистыми...

      М. Д. Языков. «Ялта», 1898 г.

Хорошо известна тихая и романтичная Ласпинская бухта отечественным и зарубежным кинематографистам. Популярный фильм «Человек-амфибия» режиссеры Г. Казанский и В. Чеботарев снимали именно здесь, где, кстати, родился и исполнитель главной роли Ихтиандра — артист театра и кино Владимир Коренев.

Живописная Ласпинская бухта и ее окрестности — один из наиболее привлекательных для кинематографистов уголков Крыма, который уже давно стал огромной сценической площадкой для съемок художественных и документальных кинофильмов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь