Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » М.Д. Хорсун. «Рассекреченный Крым: От лунодрома до бункеров и ядерных могильников»

Крымская АЭС — великий недострой

Строительство Крымской АЭС было заморожено при высокой степени готовности объекта... Что это? Осмотрительный и мудрый ход, умение пожертвовать многим ради спасения еще большего в будущем? Или же проявление вопиющей бесхозяйственности и попросту — преступление против государства, против Крыма и крымчан?

Вопрос тем более актуальный теперь, когда Запорожская АЭС, снабжающая полуостров электроэнергией, находится по другую сторону государственной границы и когда энергонезависимость нового федерального округа в составе РФ является одной из первоочередных трудноосуществимых задач.

В феврале 1969 года министр энергетики и электрификации СССР П.С. Непорожний поручил институту «Теплоэлектропроект» проанализировать возможные варианты размещения в Крыму атомной электростанции и представить научно-техническому совету Минэнерго технико-экономическое обоснование лучшего из этих вариантов. В результате выполнения изыскательских работ было предложено строить атомную станцию на северном побережье Керченского полуострова вблизи мыса Казантип и соленого Акташского озера, которое планировалось использовать в качестве пруда-охладителя конденсаторов паротурбинных установок. Это предложение было принято и утверждено постановлением ЦК Компартии Украины и Совета министров УССР от 26 июля 1977 года.

Технический проект Крымской АЭС разрабатывался Харьковским отделением института «Теплоэлектропроект» Главниипроекта Министерства энергетики и электрификации СССР. В сентябре 1978 года проект был готов. Затем в течение двух лет продолжалась его доработка и, наконец, в ноябре 1980 года проект Крымской АЭС был утвержден Министерством энергетики и электрофикации СССР.

В соответствии с проектом станция должна была состоять из двух энергоблоков с электрической мощностью 1000 МВт каждый. Этого было достаточно для обеспечения электроэнергией всего Крымского полуострова, а также создания задела для последующего развития промышленности региона — металлургической, машиностроительной, химической. В перспективе предусматривалась возможность размещения на территории АЭС еще двух энергоблоков по 1000 МВт и доведения суммарной мощности станции до 4000 МВт.

В состав основного оборудования каждого энергоблока АЭС по проекту входили: водо-водяной энергетический реактор ВВЭР-1000, четыре главных циркуляционных насоса ГЦН-195, четыре горизонтальных парогенератора ПГ-1000, паровая турбина К-1000—60/3000, электрогенератор ТВВ-1000—4 с напряжением 24 кВ и мощностью 1000 МВт.

Одновременно с планированием работ по созданию АЭС были утверждены сроки создания соответствующей инфраструктуры. В октябре 1978 года на южной окраине рыбацкого села Мысовое, протянувшегося из прибрежной степи до хребта на мысе Казантип, был заложен рабочий поселок строителей Крымской АЭС, рассчитанный на 20 тыс. жителей.

Все началось с первой многоэтажки и общежития, затем проложили подъездную дорогу пгт Ленино — стройбаза АЭС, построили почту. В последующие годы количество многоквартирных домов постоянно увеличивалось, были возведены: школа на полторы тысячи учащихся, детский сад, создано Самарлинское водохранилище для обеспечения питьевой и технической водой.

Поселок быстро рос и вскоре стал походить на маленький город. Весной 1982 года Указом Президиума Верховного Совета Украины ему было присвоено название Щелкино, в честь Кирилла Ивановича Щелкина, члена-корреспондента АН СССР с 1953 года по отделению физико-математических наук, первого научного руководителя и главного конструктора ядерного центра Челябинск-70 (Снежинск).

Возведение первого блока Крымской АЭС началось в 1981 году. По плану строительство электростанции должно было завершиться в 1989 году. Стоимость проекта составляла 751,5 млн рублей в ценах 1984 года. На объекты производственного назначения выделялось 650 млн рублей, на объекты жилищного строительства, здравоохранения, культуры и просвещения — около 100 млн рублей. Технико-экономические показатели Крымской АЭС соответствовали передовым техническим разработкам в мировой атомной энергетике 1970—1980-х годов.

В Щелкино развернулось интенсивное строительство домов и дорог; была заложена мощная котельная. Заселялся город молодыми специалистами-атомщиками (выпускниками киевских вузов) и имеющими опыт сотрудниками действующих украинских АЭС.

На стройку станции потянулись рабочие, среди которых было много молодежи. Начальником строительства назначили Валерия Анатольевича Штогрина. Популярность возводимого объекта была столь велика, что в 1984 году стройка Крымской АЭС получила статус Всесоюзной комсомольской ударной. От керченской ветки железной дороги была проложена временная линия, и в разгар строительства по ней прибывало по два эшелона стройматериалов в сутки. Причем это весьма немалое количество осваивалось примерно за тот же промежуток времени. Рядом с АЭС была построена экспериментальная солнечная электростанция мощностью 5 МВт, — она должна была стать резервным источником электричества для атомной станции.

В реакторное здание первого блока был установлен на проектное место уникальный полярный кран, с помощью которого должны были осуществляться подъемно-транспортные и строительномонтажные операции внутри реакторного отделения. В период строительства АЭС он был нужен для складирования оборудования (частей реактора, корпусов парогенераторов, компенсатора, главных циркуляционных трубопроводов и насосов и др.), а затем их установки на проектное место. После пуска станции — чтобы выполнять транспортно-технологические и ремонтные работы по обслуживанию атомного реактора.

Создание нового энергетического объекта было на подъеме, стройка шла без существенных отклонений от графика с запланированным пуском первого реактора в 1989 году, ничего не предвещало беды.

Но наступило 26 апреля 1986 года. В 1 час 24 минуты на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел мощнейший тепловой взрыв канального уран-графитового ядерного реактора РБМК-1000. По числу погибших и пострадавших в результате этой аварии, а также по экономическому ущербу катастрофа на Чернобыльской АЭС расценивается как крупнейшая за всю мировую историю атомной энергетики.

Как чернобыльская катастрофа повлияла на судьбу Крымской АЭС? Не прошло и месяца с момента аварии, как в прессе стали появляться статьи о чрезвычайной опасности ядерной энергетики вообще и о недопустимости строительства Крымской АЭС в частности. В дискуссии приняло участие большое число людей. Особенно активными были экологи и «зеленые» всех мастей. В спор вступали даже те, кто не понимал принципиального различия между чернобыльским канальным уран-графитовым реактором РБМК-1000 и корпусным водо-водяным энергетическим реактором ВВЭР-1000, который должен был использоваться на Крымской АЭС (КАЭС).

Достаточно быстро противники КАЭС перешли от обычных экологических протестов к «научно обоснованным» заявлениям о недопустимости строительства объекта на Керченском полуострове из-за того, что выбранная площадка находится в зоне тектонических разломов, возникших в результате сдвига тектонических плит на их стыках. Считается, что такие зоны являются наиболее вероятными местами землетрясений.

Полуостров Крым и все побережье Краснодарского края находятся в зоне, где до сих пор продолжается формирование рельефа, поэтому землетрясения здесь — обычное дело. В многочисленных исторических трактатах, дошедших до наших дней, описываются некоторые особо разрушительные катаклизмы на полуострове.

Чтобы прочувствовать напряженную атмосферу споров, которые велись о судьбе Крымской АЭС в 1980-х, достаточно обратиться к архивам прессы. Одной из основных площадок для полемики стал журнал «Смена».

В статье «Крым: зона особого риска?», вышедшей в № 21 в 1988 году, член Союза писателей СССР Валерий Митрохин написал:

В мае этого года в Ялте проходило всесоюзное совещание, посвященное экологическим проблемам Крыма. Все участники совещания были единодушны в отношении к строительству АЭС в Крыму. Привожу лишь некоторые высказывания ученых.

М.Я. Лемешев, доктор экономических наук, профессор (АН СССР):

— В Крыму сложная, тревожная экологическая ситуация. Как исправить положение? Ни в коем случае нельзя допустить сооружения новых промышленных предприятий, какими бы кажущимися выгодами его не оправдывали. Немедленно добиться прекращения строительства атомной станции. Она затрагивает не только Крым, но и Кавказ, Азовское море.

Г.Г. Поликарпов, член-корреспондент АН УССР (Институт биологии южных морей АН УССР):

— Выбор места под будущую АЭС не выдерживает критики. Станция посажена на разломе, где имеется опасность усиления сейсмической активности. Не менее опасны дренаж, подтопление. Даже нормальная работа АЭС грозит гибелью рыбных запасов Азовского моря... В случае аварии, вероятность которых возрастает во всем мире, последствия для маленького Крыма будут катастрофическими. Известно, что после аварии в Чернобыле прекращены проектирование и строительство Одесской АТЭЦ, Минской, Чигиринской, Краснодарской АЭС, пятого и шестого блоков Чернобыльской АЭС. С еще большим основанием такое решение должно быть принято по Крыму.

В.М. Ляхтер, доктор технических наук, профессор, лауреат премии Совета Министров СССР (НИИС Гидропроект, Москва):

— В Крыму идеальные условия для получения энергии с помощью ветра. Весьма перспективен Керченский полуостров, склоны яйлы над Ялтой, — «ворота ветра» — Алушта, окрестности Севастополя. До войны в Балаклаве успешно действовала крупнейшая в мире ветроэлектрическая установка. В Москве был разработан проект уникальной установки в пять тысяч киловатт. Увы, авторов этих работ в годы культа постигла тяжкая судьба. Погиб и проект. Но сегодня мы можем предложить Крыму ветроэнергетические машины на сто и тысячу киловатт, которые нами разработаны и внедряются. По нашим подсчетам, десять — двенадцать установок по тысяче киловатт позволят закрыть все котельные Южнобережья. Десять машин обойдутся в четыре миллиона рублей. Сравните с затратами на АЭС.

В том же году, кроме Ялтинского совещания, было проведено множество дискуссий на самых разных уровнях. В них принимали участие ученые, проектанты, строители станции.

Заместитель директора Института минеральных ресурсов Э.П. Тихоненков заявил, что проведенные исследования по оценке сейсмической опасности в зоне Крымской АЭС не соответствуют требованиям МАГАТЭ. Промплощадка АЭС находится на самом активном по сейсмичности участке. На стадии подготовки технико-экономического обоснования проводилось бурение глубоких скважин лишь на 15—18 м. Такая глубина не позволяла проследить залегание наклонных слоев известняков. Значительную опасность представляет грязевой вулканизм. На мысе Казантип была пробурена скважина, в которой на глубине 147 м встретилась грязь. А Казантип — это практически грязевой вулкан, который еще не извергался.

В статье Митрохина сообщается и о нарушениях, допущенных в ходе строительства.

Когда в морозном декабре 1982 года с большой помпой был заложен первый куб бетона в основание реакторного цеха будущей АЭС, говорилось, что строители укладывают в фундамент высокопрочный бетон, ибо иной тут непригоден. Уже тогда все знали, что заливать этот самый фундамент на первых порах необходимо беспрерывно, чтобы получился монолит. И что же? С первых же дней на этом объекте работы велись с нарушениями необходимых требований, не выдерживался режим беспрерывной заливки, да и сам бетон не всегда был нужного качества. Вот и получилось не монолитное сооружение, а слоеный пирог. Исполнители этого не скрывают. Более того, не стесняются называть вещи своими именами. Одни полагают, что объект такого качества никогда не будет принят к эксплуатации, а другие заявляют: мол, наше дело выполнить объем работ.

И выполняли — в реакторном отделении некоторые узлы собирались по нескольку раз, трубопровод промконтура низкого давления герметической зоны из-за проектных неувязок переделывался в течение четырех месяцев.

На начало 1988 года около 300 технологических трубопроводов были сделаны с браком. Ремонт стыков в процессе монтажа производился многократно — вместо допустимого двукратного. Руководство монтажом технического оборудования и трубопроводов реакторного отделения поручено молодым специалистам, не имеющим опыта такого монтажа. А мастерами по сварке технологических трубопроводов работали вчерашние электросварщики!

Особую озабоченность вызывал такой участок реакторного отделения, как бак Бора, входящий в систему локализации аварии. И здесь сварка выполнена неважно. Кроме всего прочего, листовая нержавеющая сталь для облицовки помещения оказалась такая, что даже при визуальном контроле было забраковано около 15 т металла. Других же видов контроля проектом не предусмотрено...

Особенно плоха сварка днища с обечайкой. Из-за стопроцентного брака дирекция станции работу не приняла. В таком виде баки и остались в замоноличенном помещении. Углеродистая облицовка — дно герметической зоны, — отделяющая герметичную часть реакторного отделения от негерметичной, входящая в систему локализации аварии, делалась зимой, в дождь и грязь, многократно переваривалась и тоже была закрыта бетоном, несмотря на запрещения В.И. Танского, директора АЭС.

Датчики давления на грунт показывают, что реакторное помещение опирается на почву неравномерно — наиболее сильное давление в центральной точке фундамента. То есть основание реактора как бы стоит на вершине пирамиды. При землетрясении реактор может попросту завалиться.

Конечно же, было технико-экономическое обоснование. Но оно вызывало недоумение даже у неспециалистов. В этом документе, к примеру, сообщалось, что в сорокакилометровой зоне атомной станции крупных населенных пунктов нет. Дескать, наиболее крупные села расположены только в юго-западном направлении, в стороне Феодосии. Я сосчитал и населенные пункты, и число жителей. Сел и деревень в этой зоне около 60, а проживает в них свыше 50 тыс. человек. Сразу же за пределами зоны (44 км) — Феодосия с ее обширными курортами. Причем Феодосийский залив с известным «Золотым пляжем» попадает в сорокакилометровую зону вместе с частью Черного моря. В 54 км от АЭС — Керчь. В 150 км — Симферополь. Более того, областной центр и Южный берег Крыма находятся на основном направлении ветров, преобладающих в районе будущей АЭС! Побережья Арабатского и Казантипского заливов являются курортной зоной, в которой расположены пансионаты, дома отдыха, пионерлагеря.

В районе размещения АЭС — заповедники: пойма речки Семь Колодезей, Астанинские плавни, мыс Казантип. О том, что их ждет в ближайшее время, нетрудно догадаться. Вот совсем свежий факт. В результате паводка пруд-охладитель АЭС (Акташское озеро) переполнился. Намытая строителями дамба разрушилась. Соленая вода затопила рукотворный лес, который гибнет.

Не исключено, что со временем в грунтовых водах под станцией и прудом-охладителем станут накапливаться радиоактивные частицы, поскольку подземные воды напрямую связаны с Азовом. Эти частицы рано или поздно проникнут в море. Подтверждение такой возможности можно «прочесть» и в технико-экономических обоснованиях.

В статье говорится, что летом 1986 года ученые Института минеральных ресурсов и отдела сейсмологии АН УССР провели полевые исследования, позволяющие утверждать, что разломная тектоника в районе строительства Крымской АЭС широко развита. Разлом (Северо-Акташский), имеющий ширину смещения до 150 м и падающий к северо-западу под углом 65—80°, проходит в непосредственной близости от участка строительства, и подвижки по нему продолжаются в настоящее время. Район находится в зоне 7 баллов. Конструкции же АЭС рассчитаны на 8—9 баллов. Но при столь низком качестве строительства подобный запас прочности — фикция. Возможен перекос конструкций АЭС.

Подлили масла в огонь и 25 подземных толчков силой в четыре балла, которые были зарегистрированы с 8 по 10 апреля 1987 года в районе строительства Крымской АЭС. Впервые в истории сейсмических наблюдений эпицентр находился в акватории Азовского моря...

Молодой мастер АЭС Александр Люткевич прислал в редакцию «Смены» ехидный отклик на статью «Крым: зона особого риска?». Он привел список заголовков из крымских газет до и после мая 1988 года. До: «Расти, атомная!», «Растет атомная», «Шаги большой стройки», «Мирным будет атом», «Поселок, полный солнца».

Печатали даже такие стихи:

...Я слышу, первоклассник по буквам читает:
Ленин, Родина, прогресс,
Работа, мама, коммунизм, АЭС...

После: «Курорт и АЭС несовместимы», «Мы решительно против!», «А благородна ли цель?».

Позднее, в сентябре 1989 года, в этом журнале вышел еще один объемный материал под заголовком «Альтернатива Крымбасу». Его автор, Владимир Анимисов, побывал на «всесоюзной комсомольской стройке» и пообщался со строителями Крымской АЭС. Журналисту показали реактор, провели по энергоблоку, рассказали о системах защиты. Недом стал начальник смены Вячеслав Вайскам. «До Чернобыля был принцип — давай энергию любой ценой. В первую очередь — план! — рассказал В. Вайскам. — На всех АЭС допускали нарушения. Достаточно было вместо реле сунуть кусок картона, чтобы отключить защиту. Руководство закрывало на это глаза. Если ты удержал блок — молодец! А если отключал блок согласно инструкции, рисковал получить нагоняй: "Ты мог вытянуть блок!" Здесь, на Крымской, такие нарушения просто технически невозможны. Все на микропроцессорах, под пломбой».

Приводились и следующие аргументы:

Н.П. Береза, начальник инспекции Госатомэнергонадзора:

— Чем Крымская АЭС отличается от Чернобыльской? Там между человеком и топливом был один барьер, здесь — три. В Крыму принципиально иной тип реактора — ВВЭР-1000, а не РБМК. Кроме того, сам реактор заключен в герметическую железобетонную оболочку — это тот же саркофаг.

О. Козак, электрослесарь, председатель совета трудового коллектива АЭС:

— Появился какой-то массовый нигилизм — все закрывать, отрицать... Ну, закроем станцию. А в Крыму до двухтысячного года надо построить два миллиона квадратных метров жилья. Где энергию брать? Чтобы реконструировать очистные сооружения на заводах — тоже электричество нужно.

В.И. Танский, директор АЭС:

— Общественность требует референдума по нашей станции. Сейчас это бессмысленно, так как мнение заранее известно: «закрыть!». А я бы предложил такой вариант: давайте первый энергоблок введем — и на этом прекратим строительство. И весь миллион киловатт пустим на соцкультбыт. Закроем котельные, переведем транспорт на электротягу, дадим ток сельскому хозяйству. А потом проведем референдум. Я убежден, что даже если тряхнет 12 баллов — весь Крым провалится, одна АЭС останется невредимой. Впрочем, уже при пяти баллах реактор автоматически отключается.

Несмотря на убежденность, никто из строителей АЭС не собирался стоять насмерть за этот объект. Если бы правительство решило перепрофилировать станцию в учебно-тренировочный центр — значит, так бы и случилось. Но такой центр создал бы новые проблемы: ведь он тоже потреблял бы энергию, причем немало, до 40 МВт. Это усугубило бы и без того большой энергетический дефицит в Крыму.

Статью «Альтернатива Крымбасу» В. Анисимова завершает ряд риторических вопросов: «А если подтвердятся 10 баллов и АЭС не будет? Это не снимет, а добавит проблем! Щелкино, Керчь, Феодосия не рассчитаны на такую сейсмичность. В пылу споров об этом как-то забылось. А пора уже сейчас срочно разрабатывать варианты: что придется делать? Сносить целые города и отстраивать заново? Укреплять старые дома?»

Итак, в СССР прекратили строительство большого числа АЭС, атомных теплоэлектроцентралей и атомных станций теплоснабжения. Причинами тому стали чернобыльская катастрофа и последующее мощное давление общественности, а также неблагоприятная экономическая ситуация в стране. Вследствие этого в 1989—1990 годах было остановлено строительство Крымской, Башкирской, Татарской и Ростовской АЭС. Строительство Крымской АЭС было прекращено при готовности первого блока 80%, а второго — 18%.

25 октября 1989 года Советом министров СССР было принято постановление о перепрофилировании строящейся Крымской АЭС в Учебно-тренировочный комплекс по подготовке эксплуатационного и ремонтного персонала атомных станций. Последующая история Крымской АЭС связана с несколькими ее перепрофилированиями и приватизацией объектов незавершенного строительства, которое осуществлялось Фондом государственного имущества Украины и Фондом имущества Автономной Республики Крым.

К моменту прекращения строительства Крымской АЭС на нее было затрачено около 100 млн долларов. На складах оставалось материалов ориентировочно еще на 50 млн долларов.

В 2004 году Кабинет министров Украины передал Крымскую АЭС из ведения министерства топлива и энергетики Совету министров Крыма. Совмин должен был продать полученное имущество станции, а деньги использовать на решение социальных и экономических проблем Ленинского района Крыма, в частности — города Щелкино.

Объектами продажи были: реакторное отделение, блочная насосная станция, корпус мастерских, охладитель на Акташском водохранилище, плотина Акташского водохранилища, подводящий канал с водоприемным резервуаром, масло-дизельное хозяйство станции, дизель-генераторная станция. В начале 2005 года представительство Фонда имущества Крыма реализовало реакторное отделение Крымской АЭС за 207 тыс. долларов юридическому лицу, имя которого не разглашается.

Самым нелепым в этой истории с продажей реакторного отделения было то, как поступил новый владелец с приобретенным корпусом реактора — сложнейшим творением ума и рук множества людей, работавших над его созданием. Корпус не только не загружался ядерным топливом, но даже не устанавливался в подготовленную для него шахту. В лучших традициях постсоветской бесхозяйственности, доставленный на строительную базу Крымской АЭС корпус реактора просто валялся в кустах, ожидая своего часа, И вот час настал. Безжалостной рукой он был порезан на куски и сдан в металлолом, словно никому не нужная ржавая труба или бросовый кусок металла.

Можно представить себе состояние людей, сорвавшихся с родных мест в приазовскую степь, чтобы возводить атомную станцию, а потом в одночасье оставшихся не у дел. Щелкино — город-спутник Крымской АЭС. Что делать в этом «спутнике», когда станции не стало? Речь ведь идет не о строительной бригаде, которая может переехать и быстро найти новую работу. Речь идет о 14 тысячах специалистов разных профессий, брошенных на произвол судьбы.

После того как строительство АЭС остановилось, в Щелкино продолжили возводить жилые дома. В 2000 году здесь построили автовокзал, а в 2003 году была сдана газовая котельная...

Закат солнца на азовском побережье Крыма — наверное, одно из самых красивых явлений на нашей планете. Если из поселка Новоотрадное посмотреть вдоль береговой линии на запад, то взгляд упрется в солнце, садящееся за холмы полуострова Казантип. Солнце быстро, как всегда на юге, склоняется к земле, и как раз в тот момент, когда оно касается линии горизонта, на его фоне становится отчетливо виден силуэт гигантского размера, а над ним — тонкий крест, похожий на кладбищенский.

Так мог бы написать человек, отправившийся на летний отдых в Щелкино до 2003 года.

Силуэт — это первый энергоблок Крымской АЭС, титаническая конструкция из бетона и металла. Крест — уникальный подъемный кран К-10000, разработанный в 1978 году датской компанией «Kroll Kranes А/S». Таких кранов было произведено всего 15 единиц (13 приобрел СССР, 2 крана купили США). Этот двухбашенный самоходный полноповоротный кран на рельсовом ходу предназначался для возведения промышленных сооружений с массой монтируемых элементов до 240 т. В сентябре 2003 года подъемный кран был демонтирован, вывезен с площадки недостроенной Крымской АЭС и продан ближневосточным покупателям.

До демонтажа высотный кран использовался для бейсджампинга. Прыжки осуществлялись с нижней (80 м) и верхней (120 м) стрел крана.

Такой же кран «Kroll» был задействован на строительстве 4-го энергоблока Хмельницкой АЭС в городе Нетешин, ранее кранами этого типа возводились корпуса Запорожской АЭС и Южно-Украинской АЭС.

Первое, что обращает на себя внимание на территории крымской станции, — это следы разграбления и разрухи. Столь же лихо, как с корпусом реактора, охотники за металлом разделались с пультом управления энергоблоком, металлоконструкциями реакторного отделения, системой охлаждения конденсаторов, инженерным корпусом, оборудованием транспортного коридора и многим другим. Говорят, что медный кабель и мельхиоровые трубы вывозили со стройки целыми составами.

В реакторном зале темнеет цилиндрическая шахта реактора. Все, что можно, в шахте давно срезали, а дно ее завалено мусором. Украли даже поручни, используемые при осмотре шахты. Выше находится гермооболочка, изготовленная из армированного бетона.

Гермооболочка, предназначенная для предотвращения выхода радиоактивных веществ в окружающую среду при тяжелых авариях реактора, делается высокопрочной. «Старатели» не смогли справиться с железобетонной конструкцией, и вынуждены были довольствоваться арматурой, добываемой из тонких плит. Способ прост: несколько плит поднимают уцелевшим краном повыше и сбрасывают на монолитную площадку. Бетон плит разлетается на куски, а оставшуюся арматуру сдают в металлолом.

Чтобы вытащить металл из готовых инженерных конструкций используют еще более простой способ — крушат все ковшами бульдозеров.

Темные лестницы выводят на площадку, где лежит улитка главного циркуляционного насоса. Судя по надрезу толстостенного патрубка из нержавеющей стали, была предпринята попытка разделить устройство на части, но эта задача оказалась для резчиков непосильной. Неподалеку находится еще одна такая же улитка, которую резать уже не пытались.

Поднявшись выше, можно увидеть фундамент второго энергоблока КАЭС. На его создание с удовлетворением всех требований по прочности и сейсмостойкости тоже было затрачено немало государственных средств. Теперь он никому не нужен.

С 1995 по 1999 год на территории КАЭС каждое лето проводился фестиваль электронной и клубной музыки «Республика KaZaнтип». Тысячи молодых людей собирались на пляжах Азовского моря, а в турбинном зале первого энергоблока проходили вечеринки и дискотеки. Рекламный слоган гласил: «Атомная вечеринка в реакторе». Неподалеку ежегодно проводятся соревнования по виндсерфингу и кайтсерфингу. Это же место послужило съемочной площадкой множества художественных фильмов, самый известный из которых на сегодня — «Обитаемый остров» Федора Бондарчука.

За истекшие годы никто так и не нашел применения десяткам тысяч людей, оставшихся прозябать и выживать на пустынном азовском берегу. В конце 1980-х в Щелкино проживало до 30 тыс. человек, а сегодня — не более 7 тыс. Из 5,5 тыс. квартир пустуют 2,5 тыс.

В Щелкино нет названий улиц. Только номера домов, которых всего около сотни. Здесь долго не было уличного освещения, отопления, а мусоропроводы в домах давным-давно заварены. На решения этих проблем у города нет денег. Жизнь здесь кипит только летом, поскольку местные жители переключились на обеспечение отдыха для приезжающих. Зимой же Щелкино превращается в город-призрак. Вместе с тем неприятных ощущений город не оставляет; люди, несмотря на проблемы, с которыми им приходится ежедневно бороться, сохраняют радушие и охотно рассказывают байки о некогда «всесоюзной комсомольской» стройке, хотя эти рассказы не очень-то веселые.

Море в 200 м от черты города. Мыс Казантип — в семи минутах езды на авто. Вокруг Щелкино дачные участки: кто успел построиться в период сооружения КАЭС — у того неплохие постройки; кто получил участки позднее — у тех вообще ничего (в лучшем случае туалеты из лифтовых блоков).

Перспективы у города туманные. Пожалуй, единственное доступное на данный момент направление — это развитие Щелкино как курортного региона и обеспечение условий для отдыха туристов.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь