Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Главная страница » Библиотека » Е.В. Веникеев. «Севастополь и его окрестности»

4. Севастополь

После «огненного» шторма,
Залечив сражений раны,
Ты опять в парадной форме —
В белом камне Инкермана.

В. Диваков

Этот город рождался трижды. Впервые — 3 (14) июня 1783 года, когда заложили фундаменты первых домов; вторично — в конце прошлого века, когда город стали восстанавливать после первой обороны; и в третий раз, в 1944—1957 годах, он был возрожден трудовым подвигом советского народа.

После жесточайших сражений чудом уцелело несколько зданий XIX века, на них с благоговением смотрит севастополец; сохранилась планировочная структура города (развившись на окраинах), и, конечно, не изменились прекрасные холмы бесценной севастопольской земли, по которым террасами громоздятся городские здания.

По населению (около 360 тысяч человек) Севастополь не очень большой город, но территория его обширна. Городские земли изрезаны бухтами, балками, оврагами, на крутых склонах которых строить трудно. Как всякий приморский город, Севастополь стремится расположиться на берегу. Если выехать из нового жилого района у Камышевой бухты и двигаться по городу вдоль берега, то на Северной стороне в районе Любимовки, где застройка начинает редеть, спидометр покажет около сорока километров.

Да, город повернут к морю, главный его фасад — морской. Уже когда корабль огибает маяк на мысе Херсонес, в синей дали появляется громадное скопление построек. Постепенно от него отслаиваются проспекты, улицы, новые микрорайоны, раскинувшиеся по медленно поднимающейся от моря равнине Гераклейского полуострова. Но вот она сменяется каменными холмами, берег опоясывают обрывы, отороченные пеной, проплывает белая колоннада и развалины большого собора — это Херсонес. На заднем плане — много маленьких домиков, густо усеявших гору Матюшенко, за ними внезапно вонзается в небо главная доминанта Севастополя — 14-этажная гостиница «Крым».

Наконец корабль минует Александровский мыс, поворот вправо — и вы у входа в Севастопольскую бухту. По левому борту грозный Константиновский форт, вслед за ним Михайловский — каждому из них почти 150 лет. Впереди по курсу — бухта, где-то вдали, на горизонте, замкнутая Инкерманскими высотами. На берегах ее, по холмам, лепятся террасами дома, справа, на мысу Хрустальном, на десятки метров взметнулся обелиск в честь города-героя.

В центре города — Городской, или Центральный, холм. Застройка делит его на несколько ярусов, начиная с самого моря, где в воды бухты смотрятся фасады Института биологии южных морей и Дворца пионеров, выстроенные с использованием архитектурных форм и мотивов эпохи Возрождения.

Выше и выше перебегает взгляд по колоннам, лоджиям, шпилям, лестницам, пока не останавливается на Владимирском адмиралтейском соборе — усыпальнице прославленных флотоводцев и на венчающем холм величественном памятнике В.И. Ленину.

Слева и справа от Городского холма видны перспективы других застроенных возвышенностей. Днем, при ярком солнце, ослепительно сияют белые фасады домов. Вечером холмистые дали покрываются разноцветными огоньками, свет которых превращает бухту в широкий освещенный проспект, в конце которого высоко в горах горят красные глаза маяков. В это время Центральный холм мерцает, как угли в огромном затухающем костре.

Облик города прекрасен, гармоничен и строг. Хотя Севастополь и возник еще в XVIII веке, но ни одного здания того времени не сохранилось. Построены они были наспех, не очень добротно. Многие развалились еще в первой половине прошлого века, другие пострадали во время войны. Дольше всех держался первый дом города — так называемый Екатерининский дворец на площади Нахимова. Его снесли уже в начале 20-х годов нашего столетия. Тем не менее один памятник XVIII века сохранился. Это «Екатерининская миля» — оригинальный дорожный знак, ныне памятник архитектуры республиканского значения. Он стоит на Северной стороне на повороте с улицы Челюскинцев к пляжу Учкуевка. Не лишне напомнить его историю. В 1787 году императрица Екатерина II предприняла «шествие в полуденные края России». Подготовка к нему началась еще в 1784 году, по маршруту следования императорского поезда исправлялись мосты, строились временные, деревянные «дворцы» для отдыха и ночлега, высаживались деревья. Особенно старательно готовился к визиту царственных особ правитель Таврической области В.В. Коховский: он прекрасно понимал, что главная цель «шествия» — осмотр Крыма и Севастополя. Он и является автором оригинальной идеи отметить маршрут путешествия специальными дорожными знаками. В августе 1784 года В.В. Коховский поделился этой мыслью с В.С. Поповым, правителем канцелярии Г.А. Потемкина: «Не угодно ли будет по дороге, где шествие, поставить по два или по три каменных столба пяти или десяти верстовых (т. е. через каждые пять или десять верст. — Е.В.). Буде на оное последует повеление, прикажите оным сделать план и мне доставьте»1. Повеление последовало — ордер Г.А. Потемкина от 8 (19) сентября 1784 года: «Расстояние пути означить милями и верстами... каменными, ставя первые по десятки (через каждые десять верст. — Е.В.), другие же на каждой версте. Я пришлю тех и других рисунок»2. Мили и версты были окончены в 1786 году. Их проект, к сожалению, пока не обнаружен и автор его неизвестен. Возможно, им был инженер-полковник Н.И. Корсаков, в обязанности которого входило благоустройство дороги по маршруту путешествия.

Академик П.С. Паллас видел эти дорожные знаки семь лет спустя: «Версты здесь (в Крыму. — Е.В.) везде обозначены на поставленных красивых каменных колоннах или столбах. На больших дорогах каждая верста обозначена треугольным обелиском, высеченным из дикого камня, и, кроме того, на каждых десяти верстах правильно стоит еще более замечательный каменный столб или круглая пропорционально вытесанная колонна, с украшением вроде осьмиугольной капители и с тупым верхом»3. Последнее описание вполне соответствует памятнику на Северной стороне.

В настоящее время версты исчезли совершенно, а миль сохранилось не более пяти на весь Крым.

Следующая в хронологическом порядке сохранившаяся постройка Севастополя — это Северное укрепление на вершине возвышенности у современного кинотеатра «Моряк». Оно построено в 1804 году (по другим источникам — в 1818-м). Это восьмиугольное оборонительное сооружение, окруженное рвом, облицованным камнем. Четыре входа защищены небольшими килеобразными бастионами.

Самое старое здание в Севастополе — это церковь Всех святых на городском кладбище по улице Пожарова (сооружена в 1822 году, но с тех пор неоднократно перестраивалась).

Как уже говорилось, в 40-х годах прошлого века началась реконструкция центра города по инициативе адмирала М.П. Лазарева. Реконструкция проводилась под знаком классицизма, хотя в других городах России в это время обнаруживается увлечение эклектикой. Причина интереса к классицизму, видимо, кроется в личных вкусах адмирала М, П. Лазарева, в значительной мере контролировавшего застройку.

Единственный бесспорно сохранившийся жилой дом того времени — это «дом Волохова» — последняя квартира В.А. Корнилова на углу улиц Павличенко и Суворова. Несмотря на ремонты и перестройки, он сохранил свои фасады. Они строги и симметричны, плоскость стены разбивают только оконные проемы и строгие сандрики над окнами второго этажа.

Неподалеку — Петропавловская церковь, любопытный пример использования античного храма для русского культового здания. Автор проекта — инженер-поручик В.А. Рулев, постройка окончена в 1844 году. Долго считалось, что это копия одного из древнегреческих храмов — Тезейона или Парфенона (оба в Афинах), но даже беглое сравнение размеров и числа колонн показывает, что Петропавловская церковь — оригинальное произведение, созданное с применением классицистических форм и элементов.

Для храма избран был дорический ордер, отличающийся суровыми «мужскими» пропорциями. Охваченный колоннадами по всем фасадам, поставленный на несколько приподнятую площадку — крепидому, храм стоит на краю Центрального холма, обращенного к Южной бухте. Его каннелированные колонны выполнены из сарматского известняка и несут на себе антаблемент, завершающийся на торцевых фасадах треугольными фронтонами. Здание дважды было разрушено и восстановлено. Сейчас здесь городской Дом культуры. Зал сохранил хорошую акустику.

Несколько позже храма (в 1846 г.) было построено сооружение, которому было суждено стать своеобразным символом, эмблемой Севастополя, известным всей стране. Это Графская пристань на площади Нахимова, связанная с важнейшими историческими событиями. О них повествуют многочисленные мемориальные доски.

Пристань на этом месте — одна из первых в городе. Об этом свидетельствует даже название, которым она обязана графу М.И. Войновичу, второму (после Ф.Ф. Мекензи) командующему Севастопольской эскадрой (в 1786—1790 гг.). Официальное название — Екатерининская — упорно игнорировалось севастопольцами во все времена.

В тридцатых годах ее украсили каменной лестницей, а в 1837 году военный инженер Д. Уптон разработал проект колоннады и павильонов. Проект был представлен Николаю I и был «высочайше утвержден за исключением колоннадной галереи, которая исключается вовсе»4. В таком виде пристань была построена, и это означает, что павильоны по сторонам лет на шесть старше колоннады.

Но М.П. Лазарев не оставил попыток завершить ансамбль, был даже использован довод, что какой-то извозчик, будучи пьян, однажды съехал по лестнице в темноте и свалился в море. Наконец в 1844 году разрешение было получено, и через два года портик построили. У подножия лестницы — две мраморные скульптуры лежащих львов, а в нишах колоннады поставили четыре мраморные статуи (копии античных) работы итальянского скульптора Фердинандо Пелличио (сохранились только две).

Сдвоенная колоннада дорического ордера образует парадный вход на пристань — пропилеи. Каннелированные колонны несут антаблемент, венчаемый аттиком. На нем высечена дата постройки. Пропилеи фланкируют два небольших изящных павильона (к сожалению, их уродуют позднейшие постройки), а за колоннадой четырьмя пологими маршами к морю спускается широкая, парадная лестница, охраняемая мраморными львами.

Облик Графской пристани величав, прост и классически благороден.

На Центральном холме, рядом с памятником В.И. Ленину, сохранился еще один любопытный памятник архитектуры того же периода. Это Башня Ветров — восьмигранная, двухъярусная башня с конической кровлей, увенчанной небольшим шпилем (на нем раньше вращался флюгер). Под карнизом фриз-зофор с барельефами — символами ветров разных частей света, заимствованными из древнегреческой мифологии.

Башня входила в комплекс здания Морской библиотеки (построено в 1849 г.), сгоревшего в 1855 году, в последние дни осады. Она служила вытяжной шахтой для вентиляции книгохранилищ. Часто можно прочесть в разных путеводителях, что это сооружение — копия одноименной мраморной (севастопольская из известняка) башни в Афинах, построенной в середине I века до н. э. архитектором Андроником из Кирры и служившей павильоном для водяных часов. Башня в Афинах хорошо сохранилась, и ее сравнение с севастопольской доказывает оригинальность последней. Разумеется, авторы знали о существовании работы Андроника, видели рисунки башни, но переработали античный образец в связи с новым функциональным назначением, как части вентиляционной системы. Барельефы на башне — копия афинских, у обеих башен по восемь граней (по числу барельефов), но на этом сходство кончается. Афинская башня значительно массивнее — при одинаковой высоте ее грани почти в три раза шире. У нее три входа, обрамленные портиками, и ни одного окна. У севастопольской наоборот — входов нет, а по второму ярусу в каждой грани устроен изящный оконный проем, перекрытый аркой.

Кто автор памятника? В то время им обычно являлся производитель работ, фамилия его сохранилась. Морскую библиотеку (и, естественно, башню) строил инженер-кондуктор Дикорев. Но трудно поверить, чтобы кондуктору (унтер-офицерский чин во флоте) доверили проектирование такого ответственного здания. Вероятно, им руководил уже знакомый нам по Графской пристани инженер-полковник Д. Уптон, входивший в комиссию офицеров, ведавшую строительством.

К этому времени относятся также Михайловская церковь (1848 г.) — однонефная базилика с полукруглой апсидой на улице Ленина; казармы на Корабельной стороне, входившие в состав Лазаревского адмиралтейства (построены в 40-х гг. XIX в.); и форты Северной стороны. Их сохранилось только два из пяти, существовавших до Крымской войны; Михайловский и Константиновский (1846 г. и 1847 г.).

Построены они из сарматского известняка, оба двухъярусные. Внешний (Константиновский) в виде подковы, повторяет очертания формы мыса. Михайловский имеет в плане форму широкой буквы «П» с закругленными внешними углами, над которыми возвышаются трехъярусные башки.

По поводу этих фортов хочется поделиться с читателем малоизвестным, но любопытным фактом их истории. В 1840 году Севастополь посетил французский инженер-геолог, состоящий в то время на русской службе, О. де Гель с супругой (известной авантюристкой, возможно, шпионкой). Иностранцам показали все, что можно было показать, в том числе доки и батареи. Вернувшись во Францию, супруги немедленно опубликовали мемуары, где весьма пренебрежительно отозвались об укреплениях Севастополя, а что касается фортов, то они предсказывали, что их стены рухнут от первого же залпа. В Европе все слышали о воровстве и взяточничестве, процветавших в царской России, и, конечно, легко этому поверили.

5 (17) октября 1854 года англо-франко-турецкий флот вытянулся огромной дугой перед русскими береговыми батареями и открыл огонь при полном штиле, имея многократный перевес в артиллерии, Море затянуло дымом. Когда он рассеялся, перед потрясенными моряками предстали почти не поврежденные каменные стены фортов, продолжавшие обрушивать ливень снарядов5. Атака провалилась, многие корабли союзников пришлось отправить на ремонт в Константинополь.

Форты выдержали. Но они перенесли и большее — в июне 1942 года об их старые стены разбивались снаряды и мины фашистов. Форты были опорными пунктами обороны Севастополя на Северной стороне и успешно отражали натиск врагов.

Недавно закончилась реставрация Константиновского форта, в амбразуры даже поставили макеты орудий того времени, его фасад облицевали белой альминской плиткой, закрывшей оспины от пуль и осколков. Зато Михайловский остался в прежнем виде, его северный фасад весь иссечен пулеметными очередями — они, как щупальца, сходятся вокруг одной амбразуры. В ней стоял наш пулемет и яростно палил по холмам, откуда наступал враг. А оттуда поливали форт свинцом, стараясь нащупать эту, единственную, амбразуру.

В первой половине прошлого века в городе появился первый монумент (сейчас их, без памятников археологии и архитектуры, насчитывается девятьсот). Стоит он на оконечности Матросского бульвара (бывший Малый, Мичманский). Посвящен подвигу А.И. Казарского (1797—1833), который в мае 1829 года, командуя небольшим бригом «Меркурий», сумел отбиться и уйти от двух линейных турецких кораблей. Монумент заложен в 1834 году, окончен в 1839-м, автор проекта — архитектор А.Л. Брюллов. На каменной усеченной пирамиде — стилизованная модель античного военного корабля. Памятник прост, лаконичен и вполне соответствовал классицистической застройке Севастополя того времени. Традиции античности проявились и в тексте надписи на памятнике: «Казарскому — потомству в пример». Текст на монументе вполне соотносится с памятниками античного времени, воздвигнутыми в честь героических деяний древних греков и римлян.

Точно сказать, какой из домов Севастополя восстановили первым после Крымской войны, нельзя, но, скорее всего, это был один из домишек на Артиллерийской, Корабельной или другой слободке. Люди состоятельные или чиновные перебрались в другие места, а бедняки вернулись с Северной стороны на родное пепелище — им уезжать было некуда. Ловили рыбу, устриц, занимались яличным извозом и водили туристов. Они хлынули потоком сюда и не только из России, но из Западной Европы и даже Америки (в 1867 г. в Севастополе был Марк Твен, оставивший выразительное описание разрушенного города). В 1857 году в Николаеве печатается (автор Д. Афанасьев) «Путеводитель по Севастополю, его бастионам и окрестностям, изданный с целью благотворения на его развалинах». Видимо, не сладко приходилось местным жителям, если была надобность в «благотворении на развалинах».

Но время шло, и город постепенно возрождался. Сооружались дома, отмеченные эклектизмом, что вполне подходило для южного, курортного (а Севастополь пытались превратить в курорт) города. К счастью, это слово (как и «модерн») перестало быть ругательным и нас уже не шокирует смешение стилей даже на одном фасаде. А было время, когда некоторые архитекторы города даже требовали сноса двух лучших зданий Севастополя — нынешнего Дворца пионеров и Художественного музея. Разум восторжествовал, так как восстановить их оказалось намного дешевле, чем построить заново.

Художественный музей (1899 г.) действительно очаровательная постройка. Его фасад уникален огромным количеством декора, деталей разных эпох и стилей: здесь атланты, колонны всех ордеров, маскароны, элементы барокко. По четвертому этажу идут мансарды, здание нарочито асимметрично: с одной стороны фонарь, с другой — открытые балконы. Нужно было иметь бездну фантазии, чтобы создать столь живописное сооружение (к сожалению, автор пока неизвестен).

Дворец пионеров (бывший Институт физических методов лечения, 1914 г., архитектор В.А. Чистов) — совсем другое дело. Главный фасад украшает коринфский портик, охватывающий все три этажа. Колонны стоят на высоких гранитных пьедесталах, между ними — парадная лестница. Интересно решен и морской фасад (здание стоит на самом берегу): два выступающих трехэтажных крыла образуют внутренний дворик с бассейном. От набережной его отделяет изящная ротонда с коринфскими колоннами на высоком цоколе.

Сильно пострадавшее во время Великой Отечественной войны, здание реставрировано в 1966—1967 годах по проекту А.В. Бобкова и А.Л. Шеффера. При этом, к сожалению, были уничтожены скульптуры по обеим сторонам фронтона главного фасада (они изображали мчащиеся колесницы).

Владимирский собор на Центральном холме — наиболее заметное здание Севастополя. Его блестящий на солнце купол виден отовсюду. Собор служит усыпальницей многих высших офицеров Черноморского флота. Самые известные из них: М.П. Лазарев, В.А. Корнилов, П.С. Нахимов и В.И. Истомин. Их имена высечены на наружных стенах собора.

Его заложили в 1854 году, но к началу осады успели возвести только фундамент. При этом следовали проекту К.А. Тона (1794—1881), который запроектировал крестовокупольный пятиглавый кубовидный храм для сооружения в Херсонесе, но по желанию М.П. Лазарева его решили строить в Севастополе.

В 1862 году возобновить строительство пригласили архитектора А.А. Авдеева (1818—1885). Он жил тогда в Севастополе, сооружал храм св. Николая на Братском кладбище (Северная сторона).

А.А. Авдеев не был сторонником официального «русско-византийского стиля» с его обязательным пятиглавием, апологетом которого был К.А. Тон. А. А, Авдеев отказался следовать его замыслу и разработал новый проект на основе подлинной византийской церковной архитектуры, которую хорошо изучил.

Фундаменты были использованы прежние, строительство завершили только в 1888 году, после смерти автора. Храм однокупольный с восьмигранным барабаном и треугольными фронтонами по всем фасадам. Выполнен он из местного светлого известняка, на фоне которого выделяются темные колонны из лабрадорита с мраморными резными капителями, на которые опираются арки. Общая высота собора — 32,5 м. Во время Великой Отечественной войны он серьезно пострадал, реставрация интерьеров еще не закончена.

Почти со всех возвышенностей города, знаменитых событиями первой обороны, просматривается холм на Северной стороне, увенчанный пирамидальным сооружением с крестом. Это Братское кладбище с храмом св. Николая — общий памятник русским воинам, павшим при защите города в 1854—1855 годах. Перед главным входом стоят два дома в готическом стиле — здесь жили ветераны войны — смотрители кладбища; ворота оформлены башнями, повторяющими в уменьшенном масштабе храм св. Николая. Мотив пирамиды олицетворял символ постоянства и силы.

Минуя старинные кованые ворота (раньше их фланкировали орудия), посетитель вступает на главную аллею, круто поднимающуюся на вершину холма — к храму. Первое, что он видит, это мраморная колонна, на ней бюст человека с неправильным, но привлекательным лицом (автор — скульптор Годебский). На колонне лаконичная надпись: «Хрулеву — Россия». Здесь, на почетном месте, прямо у входа, похоронен знаменитый герой осады генерал-лейтенант С.А. Хрулев (1807—1870). Это о нем сказал поэт А. Майков:

«Хрулев! Ты победил любовию солдатской,
Наградой верною достоинствам вождя,
Она нам говорит, что сам любовью братской
Ты меньших возлюбил, их к чести приводя».

Круто взбирается вверх аллея (к несчастью, она заасфальтирована и уставлена неудачными современными светильниками). Аллею плотно окружают памятники и братские могилы. На кладбище похоронено около сорока тысяч человек (другие цифры, приводимые путеводителями, ошибочны). Страшно сказать — это население современного большого районного центра!

Лучше всего чувства, охватывающие посетителя Братского кладбища, выразил А. Фет:

«Какой тут дышит мир! Какая славы тризна!
Средь кипарисов, мирт и каменных гробов!»

В 1872 году Симферопольская инженерная дистанция под руководством инженера-полковника К.Е. Геммельмана разработала девятнадцать не похожих друг на друга проектов памятников на братских могилах. Тем самым была разрешена главная проблема создания мемориального комплекса такого размера — художественного единства ансамбля. Ведь даже сейчас сохранилось 427 братских могил, а первоначально их было, видимо, около пятисот!

Памятники на индивидуальных могилах чаще скромные — из мраморовидного известняка, но иногда это целые архитектурные постройки. Таков, например, монумент князю М.Д. Горчакову (1793—1861), главнокомандующему Крымской армией в 1855 году. Он стоит слева у аллеи на середине подъема. Выполнен в виде часовни с шатровой кровлей, расписанной фресками. Арки над входом опираются на византийские капители изящных колонн, объединенных по четыре. Колонны стоят на высоком стилобате по обеим сторонам входа. Памятник сооружен в 1863 году по проекту А.А. Авдеева, живописные работы выполнял художник М.Н. Васильев, но фрески очень повреждены и нуждаются в немедленной реставрации.

Поднимаясь выше, посетитель проходит мимо группы индивидуальных памятников, среди которых особенно выделяются: мраморный портик на могиле контр-адмирала М.Н. Кумани (архитектор Б.А. Рожнов, 1890 г.), памятник офицерам и солдатам Волынского полка (архитектор А.Г. Гронвальд) в виде изящного саркофага из белого мрамора; несколько тяжеловесный монумент над склепом Э.И. Тотлебена (А. Карбоньер, 1890 г.).

Аллея поворачивает вправо, делается положе и появляется каменная пирамида — храм св. Николая. Нужно сказать, что форма найдена очень удачно — пирамида как бы венчает холм, сообщает законченность этой высоте. Известный историк архитектуры Н.И. Брунов писал: «Благодаря контрастам в пределах спокойного целого, пирамида проникается огромной внутренней жизнью и колоссальной силой воздействия. При большом внешнем спокойствии достигается большое внутреннее напряжение»6.

В пирамиду вписан однокупольный храм в византийском стиле, на стенах его высечены имена погибших офицеров (правда, далеко не всех), а на наружных гранях помещен список частей гарнизона с указанием числа потерь (убитые, раненые, больные, пропавшие без вести). Внутри храм был украшен фресками, выполненными художниками М.Н. Васильевым, А.Е. Карнеевым, А.Д. Литовченко. Мозаичный образ Христа над входом создан по рисунку известного художника Ф.А. Бруни. Храм заложен 5 (17) сентября 1857 года, окончен в 1870 году, строился по проекту и под руководством архитектора А.А. Авдеева.

К сожалению, живопись из-за сырости в храме просуществовала недолго. В 1886 году она была заменена смальтовой мозаикой, копирующей сюжеты фресок. Работы выполняли специалисты венецианской мастерской А. Сальвиати по картонам севастопольского художника М.Н. Протопопова.

Во время Великой Отечественной войны в верхнюю часть пирамиды попал снаряд, разрушивший звонницу, диоритовый крест рухнул и раскололся на несколько частей, почти полностью была уничтожена мозаика. Очень пострадало и кладбище (оно неоднократно было полем боя). Исчезли или полуразрушены десятки памятников, разбиты бюсты, выломаны мраморные доски с эпитафиями.

В 1971 году началась реставрация храма (авторы проекта И.Л. Шмульсон, В.И. Майко, Т.В. Гусельникова). В настоящее время строительные работы завершены, происходит реставрация интерьера, которая, однако, внушает серьезные опасения. Дело в том, что восстановить почти полностью утраченную мозаику очень сложно и дорого. Было принято решение снова заменить ее фресками, но при этом повторяется старая ошибка — проектом реставрации не предусмотрено отопление храма, и сырость опять погубит фрески.

В 1972 году началась реставрация памятников на кладбище (авторы проекта В.М. Артюхов, Е.В. Веникеев), но темпы ее, к сожалению, оставляют желать лучшего.

Обратившись к описанию Братского кладбища, мы намеренно обращаем внимание читателя на то, что Севастополь в полном смысле слова город-памятник, музей под открытым небом. Народ решил увековечить героические подвиги защитников черноморской твердыни. Данью памяти павших было и создание в 1869 году музея обороны (ныне музей КЧФ), первоначально помещавшегося в доме Э.И. Тотлебена. В 1895 году на Екатерининской улице (ныне улица Ленина) закончилось строительство специального музейного здания (архитектор А.М. Кочетов, скульптор Б.В. Эдуарде). Здание небольшое, изящное, с пышным декором, обилием резьбы по камню, украшениями в виде чугунных ростров, светильников и пр.

На фронтоне укреплена знаменитая эмблема — так называемый «Севастопольский знак» — крест с цифрой 349 (число дней осады в 1854—1855 гг.) в лавровом венке.

Используя крутой рельеф, здание построили одноэтажным по главному и двухэтажным по дворовому фасадам. Вдоль последнего сооружена обширная терраса с колоннадой из каннелированных дорических колонн, вход оформлен портиком того же ордера.

Средняя часть первого этажа выполнена как фасад античного храма, слева и справа от него — небольшие ризалиты с прислоненными к их стенам стилизованными обелисками. Во дворе размещены орудия, снаряды, якоря.

В 1899 году был создан Комитет по восстановлению памятников Севастопольской обороны». В его задачу входило создание комплекса памятников на местах героических событий 1854—1855 годов к пятидесятилетию обороны. После долгих дискуссий прошел проект П. Рерберга. Предполагалось воссоздать в виде мемориальных обозначений главную линию обороны, на бастионах поставить памятники и разбить скверы, соорудить монументы на полях сражений и местах передовых укреплений. Отдельные памятники были посвящены наиболее известным деятелям обороны: В.А. Корнилову, П.С. Нахимову, Э.И. Тотлебену. Своеобразным монументом обороне служит здание и полотно Панорамы; самым выразительным стал памятник Затопленным кораблям.

Несмотря на обилие авторов, все монументы выполнены в едином стиле и на высоком художественном уровне. Они образуют уникальный и не превзойденный до сих пор мемориальный ансамбль. Самое удивительное, что при всей его известности, он очень слабо изучен, хотя вполне достоин обширной монографии. Здесь мы можем только кратко описать некоторые наиболее значительные монументы. Прежде всего — памятники на бастионах, это как бы структурная ось всего комплекса. В 1905 году соорудили мемориалы на бастионах от первого до пятого, не отмечен только шестой (хотя проект был разработан и утвержден). Его территория оказалась застроенной, а на выселение жителей, вероятно, не хватало средств. На первом бастионе была возведена ротонда (частично реставрирована). Здесь же, также как и на втором, воздвигли монументы-фонтаны. Центром композиции является башня-донжон Корниловского бастиона на Малаховом кургане и памятник Героям вылазок на третьем бастионе. Правый фланг замыкался однотипными монументами на четвертом и пятом бастионах. Такая же ротонда, как на первом бастионе, была воздвигнута на люнете Белкина (не сохранилась). Таким образом, система монументов на бастионах составляет композицию, в основе которой лежит симметрия замыкающих павильонов, парность первых и последних памятников этого комплекса.

Самым известным из севастопольских монументов был и остается памятник Затопленным кораблям, его изображение — на советском гербе города. Среди волн, у набережной Приморского бульвара, стоит на искусственной скале изящная колонна с коринфской капителью. На ней — бронзовый орел, он держит в клюве лавровый венок, словно собираясь опустить его в воду бухты, ставшей могилой кораблей. На позеленевшей от соленых брызг и морских ветров медной доске надпись: «В память кораблей, затопленных в 1854—1855 гг. для заграждения входа на рейд».

Памятник замечателен не только красотой облика, пронизанного морской романтикой, но и необычностью события, которому он посвящен. Англо-французский флот, подошедший в сентябре 1854 года к Севастополю, был во много раз мощнее и технически совершеннее Черноморского. Чтобы не допустить его прорыва в гавань, поперек фарватера затопили сначала семь устаревших кораблей, а в феврале 1855 года — еще шесть. Когда русские войска 27 августа (8 сентября) 1855 года покидали Южную сторону, то пришлось затопить в бухте и остальной флот.

Памятник создан в 1905 году. Обычно его автором называют скульптора А.И. Адамсона (1855—1929), но хранящаяся в фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя фотография с акварельного рисунка проекта, выполненного архитектором В.А. Фельдманом (1864—1928), доказывает, что он был одним из авторов памятника. Другой рисунок, принадлежащий инженеру О.И. Энбергу (находится в музее КЧФ), свидетельствует о том, что идея расположения монумента в воде в виде колонны принадлежит ему.

Еще в 1898 году на площади Нахимова был открыт памятник этому «Баярду осады». Авторы — художник А.А. Бильдерлинг и скульптор И.Н. Шредер создали монумент, считавшийся одним из наиболее удачных его изображений. К сожалению, в 1928 году памятник был снесен и создан заново на старом пьедестале в 1959 году по проекту народного художника СССР Н.В. Томского и архитектора М.З. Чесакова7.

Фигура адмирала обращена лицом к городу (прежний памятник был ориентирован в море), общая высота скульптуры с пьедесталом на 2,5 м выше старого монумента. Левая рука адмирала характерным для него жестом заложена за спину, в правой — подзорная труба. Лицо Нахимова спокойно и строго. По сторонам пьедестала — горельефы со сценами из жизни флотоводца.

В 1895 году на Малаховой кургане был открыт памятник прославленному руководителю обороны, начальнику штаба Черноморского флота В.А. Корнилову. Адмирал был смертельно ранен на месте установки памятника 5 (17) октября 1854 года и в тот же день скончался.

Поэт А.Н. Апухтин в стихотворении «Памяти адмирала Корнилова» писал:

«Как древний грек он гордо пал,
И все земное покидая,
Он имя Родины призвал».

Авторы памятника (те же А.А. Бильдерлинг и И.Н. Шредер) нашли новое и необычное решение. Пробитый ядрами постамент изображал часть укреплений Малахова кургана. На нем — фигура смертельно раненного адмирала. Опершись на левую руку, правой он указывает на город: «Отстаивайте же Севастополь». Эти предсмертные слова В.А. Корнилова высечены на постаменте. Там же перечень судов, которыми он командовал, и морских сражений, в которых участвовал. Ниже — фигура матроса с ядром в руках, он готовится вложить его в жерло орудия, мстя за своего командира.

Композиция памятника отличалась выразительностью сюжета и лаконизмом исполнения.

Во время Великой Отечественной войны монумент был уничтожен, восстановлен в 1983 году к двухсотлетию города. Но и здесь не обошлось без досадных «накладок»: авторы реставрации (архитектор-художник В.Г. Гнездилов и народный художник УССР М.К. Вронский) сочли нужным увеличить размеры памятника, что нарушило пропорциональное соотношение монумента и окружающей среды. Площадку, некогда мощенную камнем, заасфальтировали, грубовато исполнены фонари, стилизованные «под старину». К сожалению, до сих пор ждут восстановления памятники Волынскому и Селенгинскому редутам, Камчатскому люнету, Инкерманскому и Балаклавскому сражениям.

А.А. Бильдерлинг и И.Н. Шредер увековечили память еще одного героя обороны, причем этот монумент целиком сохранился. Это памятник Э.И. Тотлебену, руководителю инженеров севастопольского гарнизона. Находится он на Историческом бульваре.

Монумент высотой около 14 л, представляет собой многофигурную композицию. В центре широкого гранитного основания установлен массивный и тоже гранитный пилон.

Над его профилированным карнизом — постамент для бронзовой фигуры генерала. Он изображен в полевой шинели, сапогах, с фуражкой в руке. Представлен, по-видимому, момент осмотра земляных укреплений. Окружает пилон выполненная из бронзы имитация укреплений того времени: фашины (плетеные корзины), наполненные грунтом, земляной бруствер и каменная наброска для защиты насыпи; здесь же подземная минная галерея с работающим минером. Кроме Э.И. Тотлебена изображены еще пять фигур: двое солдат строят укрепление, двое других с оружием в руках готовятся отразить нападение на землекопов; матрос под их прикрытием наводит орудие.

Фигуры несколько статичны, но обилие подробностей усиливает интерес к монументу. Действительно, мы с любопытством следим за действиями людей, рассматриваем детали их одежды, вооружение того времени, приемы работы в минной галерее и при строительстве укреплений.

В журнале «Нива» за 1909 год (№ 25) было помещено объявление об открытии памятника. Но Г. Москвич в «Путеводителе по Крыму» за 1906 год сообщает, что монумент уже был окончен. Это противоречие мешает установить точную дату окончания строительства.

Во время войны памятник пострадал. Реставрировал монумент скульптор Л.М. Писаревский в 1945 году.

Памятник Э.И. Тотлебену находится неподалеку от самого крупного (после Братского кладбища) мемориального сооружения, посвященного Крымской войне, — здания Панорамы. Это цилиндрическое здание с куполом (его диаметр и высота равны 36 м). Стоит здание на массивном прямоугольном цокольном этаже, обработанном глубоким рустом. Вертикальное членение стен подчеркнуто пилястрами, между которыми в нишах стоят бюсты героев обороны. Со стороны главного входа к круглой части пристроен небольшой прямоугольный объем для административных помещений и вестибюля, из которого выдвинут массивный портал, оформленный двухколонным дорическим портиком с фронтоном.

Строительство Панорамы окончено в 1904 году, автором является военный инженер О.И. Энберг, при участии архитектора В.А. Фельдмана. В 1942 году здание было разрушено. Его восстановили в 1953 году. Но при этом нарушили композицию смотрового павильона на вершине купола. При новой реставрации Панорамы в 1974 году павильону возвращен его первоначальный облик.

По внутренним стенам здания натянуто огромное живописное полотно, изображающее момент штурма Малахова кургана 6 (18) июня 1855 года. Полную достоверность изображенного усиливает предметный план, искусно совмещенный с полотном.

Этот шедевр батальной живописи создан в 1904 году группой художников во главе с Ф.А. Рубо (1856—1928), во время войны полотно было вывезено из горящего здания разрезанным на куски. Реставрировать его оказалось невозможным, и картина почти целиком написана заново большим творческим коллективом, который возглавлял народный художник РСФСР В.Н. Яковлев (1893—1953), а после его смерти — народный художник РСФСР П.П. Соколов-Скаля (1899—1961).

В 1954 году состоялось торжественное открытие новой Панорамы, приуроченное к столетию героической эпопеи. Нужно с сожалением признать, что, несмотря на высокий профессиональный уровень реставрации полотна и предметного плана, авторы не смогли избежать соблазна «улучшить» реставрируемый памятник. Новые эпизоды составили площадь в 244 кв. метра! На предметном плане появились сцены «Кок в землянке», «Денщик у бочки с водой».

Начало XX века в архитектуре Севастополя ознаменовалось некоторым вытеснением эклектических построек зданиями, выполненными в стиле модерн, или классицистическими сооружениями.

Наиболее заметным образцом модерна является здание Главного почтамта на улице Большая Морская. Оно построено в 1912 году, автор проекта, к сожалению, пока не известен. Это одна из немногих построек, почти полностью уцелевших во время войны. Представляет собой трехэтажный, прямоугольный в плане объем. Здание имеет внутренний двор-колодец, служащий для грузовых операций. Главный фасад асимметричен, на правом углу устроен балкон-фонарь, замыкающий второй и третий этажи, над крышей его возвышается башенка с шатровой кровлей. Окна прямоугольные, но на каждом этаже разного размера, перемычка над проемом двери главного входа оригинально закруглена, ее форму повторяет кровля мансарды на крыше. В целом здание очень своеобразно и интересно.

На Северной стороне, на склоне балки Голландия возвышается огромное здание Севастопольского высшего военно-инженерного училища, хорошо видимое также с Южной и Корабельной сторон. Постройка является прекрасным образцом неоклассицистической архитектуры (автор — профессор архитектуры А.А. Венсан). Здание вытянуто в направлении север—юг и состоит из ряда примыкающих друг к другу корпусов, расположенных уступами, симметрично центральной части. Последняя выделена колоннадой по всей длине фасада, стоящей на массивном выступе первого этажа, обработанного глубоким рустом. Училище на склоне балки Голландия — одно из самых протяженных общественных зданий нашей страны, его длина по фасаду — 393 м, только на 14 м короче здания Адмиралтейства в Ленинграде.

Строительство Севастопольского морского кадетского корпуса в память первой героической обороны началось на этом месте в 1911 году, к 1917 году была окончена северная и центральная части. Гражданская война прервала работы, а в последующий период необходимость в таком большом сооружении не появлялась, и оно стояло недостроенным. А.А. Венсан, приехавший в Севастополь для надзора за строительством, остался здесь, работал в инженерном отделе Черноморского флота. Умер он в 1940 году, достигнув преклонных лет, но так и не увидел свое детище завершенным.

Во время Великой Отечественной войны незаконченное здание было частично разрушено, но в 1951 году состоялось решение о создании училища и работы возобновились после более чем тридцатилетнего перерыва. Здание окончено в 1960 году в соответствии с первоначальным проектом. Не выполнен, к сожалению, только шпиль над центральной частью.

Гражданская война, разруха и восстановление народного хозяйства на несколько лет прервали в Севастополе жилищное и гражданское строительство. Но в начале 30-х годов оно возобновляется уже на новой, социалистической основе. Появляются детские сады, школы (примером наиболее интересного решения может служить нынешняя школа рабочей молодежи № 11 по улице Лазаревской, построенная около 1938 года по проекту архитектора С.М. Тишина), кварталы жилых домов. Образцом жилой застройки является квартал ДСН (домов специального назначения для рабочих Морского завода) по улице Большой Морской (1933 г., архитектор М.А. Врангель, при восстановлении в 50-х годах квартал значительно перестроен).

Лучшей по архитектуре постройкой предвоенного периода следует считать здание водной базы КЧФ, построенное в 1933 году на оконечности Николаевского мыса, рядом с Приморским бульваром. Здание сооружалось как центр водных видов спорта, и поэтому ему была придана стилизованная форма корабля. Башня — это мачта, на плоской крыше — площадка, напоминающая капитанский мостик, круглые окна первого этажа в виде иллюминаторов довершают сходство с кораблем. Здание стоит почти на уровне моря, среди волн, что еще более оправдывает принятую форму.

Конечно, изобразительные приемы советской архитектуры 20—30-х годов для многих людей, воспитанных на классике, вызывали неприязнь. Только этим можно объяснить, что известный писатель П. Сажин в книге «Севастопольская хроника» сожалел, что многие прекрасные дома города разрушены, а уродливая Водная станция сохранилась. К счастью, в наше время мы стали смотреть на искусство зодчества шире. Теперь общепризнано, что это — одно из красивейших зданий Севастополя, городская организация украинского Общества охраны памятников истории и культуры обратилась с ходатайством об объявлении его памятником архитектуры республиканского значения.

Кроме описанных построек советская архитектура 30-х годов представлена в Севастополе еще несколькими интересными зданиями. Это Управление безопасности кораблевождения Черного и Азовского морей (ныне отдел гидрографии КЧФ) на улице Суворова (1934 г., архитектор А.П. Павлова), Севастопольское отделение Океанографического института на улице Советской и др.

Очевидно, что при восстановлении города в 40—50-х годах зодчие учитывали традиции довоенной архитектуры города. Обилие лестничных спусков, лоджий, балконов придает городу южный колорит, а вкрапление старых, восстановленных зданий вносит стилистическое разнообразие в рядовую застройку.

Первый генеральный план послевоенного Севастополя разработан в 1943—1945 годах в Москве творческой группой под руководством профессора Г.Б. Бархина. Проект был выполнен на высоком профессиональном и художественном уровне, но предлагал построить город заново и с гигантским размахом. В 40-х годах, когда требовалось восстановить Севастополь в кратчайший срок, такие предложения были нереальны.

В 1949 году утвержден генеральный план города на период до 1970 года, разработанный авторским коллективом во главе с архитекторами В.М. Артюховым, Ю.А. Траутманом и инженером И.К. Жилко. Авторы пересмотрели, развили и усовершенствовали положения проекта Г.Б. Бархина, исходя из исторически сложившейся планировочной структуры.

Было предусмотрено восстановление многих ценных зданий и сооружений, использование сохранившихся улиц и инженерных коммуникаций. Строители получили руководящий документ для проведения восстановительных работ комплексно, в широком масштабе.

Архитектурный ансамбль Центра, в пределах «Городского кольца» (улицы Ленина, Большая Морская и проспект Нахимова), объявлен памятником архитектуры местного значения. Остановимся на наиболее значительных зданиях этого комплекса.

Вот кинотеатр «Украина» на улице Ленина (1953 г., архитектор З.О. Брод, инженер Аврутин). Его главный фасад образован двумя портиками с ионическими колоннами, на боковых — симметричные ризалиты. Фасад, обращенный к улице Пушкина, выполнен в виде ротонды с ионической колоннадой. Здание удачно прерывает ряд сплошной застройки. Слева и справа от него — широкие озелененные проходы, открывающие вид на живописный сквер над Южной бухтой.

Площадь Ушакова фланкируют два значительных общественных здания — городская библиотека имени Л.Н. Толстого и Матросский клуб. Первое сооружено в 1952 году по проекту архитектора М.К. Ушаковой. Двухэтажное здание асимметрично, с круглой башней, возвышающейся над главным входом. Он оформлен аркадами, по второму этажу идет полукруглая колоннада дорического ордера, в том же ордере выполнена колоннада вдоль галереи по боковому фасаду. Первый этаж выделен глубоким рустом, над ним в нишах помещен ряд бюстов выдающихся русских писателей.

Матросский клуб (1954 г., архитекторы Н. Богданов, Л.Т. Киреев) расположен на очень ответственном месте. Он замыкает перспективу двух главных улиц города — Ленина и Большой Морской, пересекающихся на площади Ушакова. Кроме того, его положение на краю крутого склона к Южной бухте открывает постройку со стороны восточной части города. Матросский клуб — подлинная доминанта центра. Его главный фасад подчеркнут террасой с колоннадой ионического ордера на втором этаже. Слева над зданием возвышается башня, первый ярус ее украшают изящные коринфские колонны. Башня заканчивается несколько грузным шпилем. Фасад, обращенный к бухте, замыкает полукруглая ротонда с ионической колоннадой.

Внутри здание имеет вместительный зрительный зал, на сцене которого выступает театр КЧФ имени Лавренева.

Наиболее удачным примером решения жилого здания в ансамбле городского кольца представляется небольшой трехэтажный особняк по улице Большой Морской (№ 21), известный как «Дом с шариками». Своим названием он обязан двум бетонным шарам, поставленным по обе стороны лестницы, ведущей к дому. Надо сказать, что автор проекта этого здания, известный севастопольский архитектор и художник-акварелист Н.Н. Сдобняков (1916—1963) имел пристрастие к подобным украшениям, и они стали своеобразным автографом зодчего, позволяющим безошибочно узнавать его творения.

«Дом с шариками» построен в 1951 году, вход выполнен в виде глубокой ниши, перекрытой аркой, слева и справа на фасаде выступают небольшие ризалиты, заканчивающиеся на уровне третьего этажа балконами, обрамленными коринфскими колоннами, несущими небольшие, пологие фронтоны. Здание соразмерно в пропорциях, изящно, не перегружено декором.

Гостиницу «Севастополь» на проспекте Нахимова (1953 г., архитекторы Ю.А. Траутман, Е.Г. Ставинский) трудно не заметить — все четыре ее фасада имеют почти равную значимость, так как выходят на оживленные транспортные или пешеходные магистрали. Главный фасад — тот, что выходит на проспект Нахимова, акцентирован пышной коринфской колоннадой, поддерживающей большой балкон с балюстрадой. Морской фасад, обращенный в сторону набережной Корнилова, ранее по второму этажу имел глубокую открытую террасу, которая позже была застеклена при создании ресторана «Бригантина», оставлен только балкон с колоннадой. Фасад по улице Айвазовского решен более скромно, но и здесь он украшен балконами. Глубокая арка подъезда ведет во внутренний двор, где разбит сквер.

С гостиницей соседствует Севастопольский драматический театр имени А.В. Луначарского. Он строился в 1954—1956 годах по проекту известного советского архитектора В.В. Пелевина. Участок, отведенный под здание, имел незначительную ширину, поэтому театр решен в виде протяженного объема, вытянутого вдоль моря, между проспектом Нахимова и набережной Корнилова. Главный фасад обращен на Приморский бульвар. Цокольный этаж театра рустован, на торцевых фасадах расположены колонны коринфского ордера, несущие треугольные, пологие фронтоны. Главный фасад выделен галереей, к которой слева и справа ведут монументальные лестницы. Вертикальное членение боковых фасадов подчеркнуто пилястрами с коринфскими капителями, вдоль морского фасада проходит галерея с балюстрадой, с которой открывается прекрасный вид на море.

В 1963 году произведена первая корректировка генерального плана города в связи с новой градостроительной политикой — индустриализацией строительных работ, заменой квартала, как планировочной единицы, микрорайоном. В соответствии с этим генпланом город застраивался до начала 70-х годов, когда стало ясно, что темпы развития Севастополя по росту населения и промышленности намного выше намеченных в 1963 году. Это вызвало новую корректировку генплана, произведенную в 1973—1976 годах (руководитель авторского коллектива В.М. Артюхов, главный инженер проекта Е.В. Веникеев). Преждевременная смерть В.М. Артюхова в 1978 году привела к тому, что утверждение проекта затянулось до 1983 года. За эти годы архитектор В.П. Щербинина внесла в него ряд дополнений.

В последние годы в Севастополе сооружено по индивидуальным проектам несколько интересных по архитектуре зданий. Особенно заметным из них является самая высокая постройка города — 14-этажная гостиница «Крым» (1979 г., архитекторы И.Е. Фиалко, Г.Г. Кузьминский, А.С. Гладков, В.Н. Фуклев; инженеры Ф.Д. Тренев, Н.Г. Тренева). Она рассчитана на 620 мест и помимо жилых помещений (удобных номеров на два человека с полным набором сантехнических устройств) имеет ресторан на 390 мест, кафе на 170 мест, кинозал, помещения бытового обслуживания. Комплекс гостиницы — это объемно-пространственная композиция, построенная на контрастном сочетании высотного жилого блока с низкими объемами ресторана и кинозала, соединенными между собой протяженным помещением вестибюля-кафе. Каждый жилой номер имеет просторную лоджию, обращенную либо в сторону моря, либо на горы. С площадки летнего кафе на четырнадцатом этаже открывается великолепная панорама города с высоты птичьего полета.

Неподалеку от гостиницы, на той же площади Восставших в 1977 году возведен Дом Политпросвещения (архитекторы Г.Г. Кузьминский, И.Б. Фиалко, В.Н. Фуклев; инженеры Ф.Д. Тренев, Д.В. Пряшников). Он состоит из пятиэтажного учебного корпуса, ориентированного фасадом на площадь, и зала заседаний на 600 мест. Объемы зданий сгруппированы вокруг небольшого внутреннего дворика и соединены между собой одноэтажными переходами.

На конкурсе достижений архитектуры Советской Украины 1977 года Дом Политпросвещения удостоен диплома 1-й степени, в том же году занял первое место на республиканском конкурсе на лучшую постройку года.

Выше уже говорилось, что превращение Севастополя в город-памятник, музей под открытым небом, началось, когда сооружались монументы в честь первой обороны. Естественно, что советский народ стремится также увековечить память бойцов, героев подполья и партизанской борьбы, сражавшихся в городе в 1941—1944 годах. Советские воины сооружали памятники на могилах своих павших товарищей. Все делалось наспех, из бута, бетона, сами создатели рассматривали эти монументы как временные. И действительно, за прошедшие сорок лет они обветшали, нуждаются в замене другими, выполненными в более долговечных материалах. Начало положено: облицованы гранитными плитами обелиски на Сапун-горе (автор — инженер А.Д. Киселев) и на мысе Херсонес (архитектор М.Д. Гинзбург), реставрация обоих обелисков выполнена по проекту архитектора В.М. Артюхова; заканчивается реставрация мемориального кладбища Великой Отечественной войны на Симферопольском шоссе у поселка Дергачи, но предстоит еще сделать многое.

Лучшим памятником послевоенного периода следует признать монумент «Родина — сыновьям» на Северной стороне Севастополя. Он находится на кладбище советских воинов периода второй героической обороны города (1941—1942 гг.), здесь же погребены моряки, погибшие при исполнении воинского долга в мирное время.

У кладбища форма трапеции, по бокам входа — якоря. Слева и справа от центральной аллеи выстроились вдоль дорожек плоские гранитные плиты с выбитыми на них именами.

Главная аллея широка, она служит композиционной осью некрополя, направленной на центральный обелиск. Перспектива аллеи замкнута стелой с эпитафией героям-черноморцам.

Нижняя часть некрополя скрыта кипарисами, ивами, вечнозелеными кустарниками. Верхняя — открыта. На газоне возвышается 12-метровая фигура Скорбящего Матроса (1963 г., скульптор П.И. Бондаренко, архитекторы А.А. Заварзин и В.М. Артюхов). Подход к ней устроен продуманно. Близ стелы с эпитафией главная аллея разделяется надвое. Двигаясь по любой из дорожек, вы отовсюду видите монумент — скорбно опущенную голову матроса, бескозырку в руке, склоненное над пьедесталом знамя. И лаконичную надпись: «Родина — сыновьям».

Памятник стоит на вершине холма, высота которого увеличена искусственной насыпью. К подножию ведет широкая парадная лестница.

Бронза монумента контрастно выделяется на фоне стен из известняка, окружающих его с трех сторон. На них слева и справа высечены горельефы, изображающие усилия матросов по спасению корабля. Рельефные композиции высечены в твердом местном известняке, получившем название крымбальского камня. Авторы умело использовали зернистую структуру материала для придания фигурам особой выразительности.

Еще одно братское кладбище периода Великой Отечественной войны находится на шестом километре шоссе Севастополь—Симферополь у поселка Дергачи. Здесь в 1942 году гремели жестокие бои. На этом кладбище похоронены не только павшие здесь воины, но и перенесен прах героев, погибших за освобождение города. Здесь покоятся ветераны, скончавшиеся в послевоенные годы.

Холмистая, выжженная, ржавая или золотая степь. Прямо от шоссе короткая кипарисовая аллея приводит к торжественному входу в некрополь — к пропилеям. Вспоминаются стихи Константина Симонова:

«Здесь нет ни остролистника, ни тиса,
Чужие камни и солончаки,
Проржавленные солнцем кипарисы,
Как воткнутые в землю тесаки».

Монументальные, высеченные из известняка знамена осеняют вход в мемориальный комплекс. Прямо перед ними — величественный 12-метровый обелиск.

Кладбище благоустраивали в 1952 —1955 годах. Но большинство монументов выполнено из недолговечных материалов — бутового камня, бетона. Возникла необходимость в реставрации. Проект ее был разработан в 1972 году (руководители авторского коллектива — В.М. Артюхов, Е.В. Веникеев, при участии И.Е. Фиалко). Работы завершаются.

Некрополь по своему архитектурно-художественному облику будет соответствовать его истинной значимости. Небольшие братские могилы объединяются в шестнадцать больших — прямоугольных, покрытых молодой зеленой травой и приподнятых над аллеями. Ограда их выполнена из массивных блоков розового гранита, на граните — имена.

В прежнем виде остаются мраморные, гранитные памятники, сохранена также архитектурная композиция и пропорции центрального обелиска. Теперь на нем облицовка из альминского камня, а облицовка постамента выполняется из гранитных глыб.

Лаконичное и выразительное решение для памятника создателям инженерной обороны города в 1941—1942 годах нашел его автор — архитектор В.М. Артюхов (1976 г., в соавторстве с инженером С.Н. Фроловым). Монумент, поставленный на холме, возвышается над перекрестком Симферопольского шоссе и дороги на Северную сторону именно там, где было направление главного удара фашистских войск. Он выполнен в форме надолбы — пирамидального элемента противотанковой обороны. В композицию удачно вписался дот № 10, сохранившийся с военных времен. Идея памятника — незыблемость инженерного щита крепости. «Они не пройдут!» — как бы начертано на гранях пирамиды.

Своеобразно, оригинально решен и памятник работникам советской милиции, павшим на боевом посту (1967 г.). Его автором является известный севастопольский скульптор С.А. Чиж, создатель многих монументов города-героя. Находится монумент в сквере имени Бузина на улице Пушкина. Вытянутой вверх стеле придана форма щита, на который вертикально наложен меч. У ее подножия прямоугольный формы бассейн, его водной глади касается крылом взлетающая чайка, выполненная из алюминия.

8 мая 1979 года, накануне 35-летия освобождения города от фашистских захватчиков, на набережной Приморского бульвара открыт памятный знак эскадре Черноморского флота (архитектор В.М. Артюхов, скульптор В.Е. Суханов, инженер А.В. Володин). Для его сооружения авторы удачно использовали перекрытую аркой нишу в существующей подпорной стене. Под аркой — горельеф, изображающий боевой корабль, идущий на зрителя на фоне Графской пристани. Ниже — бронзовая плита с названиями 28 кораблей эскадры.

В заключение — о главном монументе Севастополя — памятнике В.И. Ленину, основателю Советского государства, вождю мирового пролетариата. Воздвигнут он в 1957 году на вершине Центрального (Городского) холма. Он виден почти из любой части города. Авторы проекта — лауреат Государственной премии СССР скульптор П.И. Бондаренко, архитекторы Г.В. Щуко, С.Я. Турковский.

Бронзовая фигура вождя высотой около девяти метров возвышается на 13-метровом постаменте из полированного гранита. Перед монументом устроена площадка, с которой открывается незабываемый вид на рейд, безбрежное море с громадами кораблей, тающими в туманной дымке горизонта.

Корабли и море — в этом был, есть и будет смысл существования Севастополя.

Примечания

1. Письма... В.В. Коховского... — ЗООИД, т. 12, Одесса, 1881, с. 67.

2. Распоряжения светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического касательно устройства Таврической области с 1781 по 1786 год. — ЗООИД, т. 12, Одесса, 1881, с. 308.

3. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 годах. — ЗООИД, т. 12, 1881. с. 67.

4. ЦГА ВМФ СССР, ф. 326, оп. 1, д. 13951.

5. Milner T. The Crimea, its ancient and modern history... London, 1855, p. 294—295.

6. Брунов Н.И. Очерки по истории архитектуры. Т. 1. М., 1937, с. 204.

7. «Слава Севастополя», 1984, М 58.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь