Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Главная страница » Библиотека » З.Г. Ливицкая. «В поисках Ялты. Записки музейщика»

Неизвестные письма М.П. Чехова

В марте 1996 года в Ялтинский историко-литературный музей поступили интересные документы. Это пять писем Михаила Павловича Чехова семье Кувичинских, подлинное фото М.П. Чехова (1), альбом с любительскими фотографиями начала XX века.

Младший брат великого писателя Михаил Павлович Чехов родился 6 октября (ст. ст.) 1865 года в Таганроге. В 1885 году он поступил на юридический факультете Московского университета, как старшие братья Александр и Антон, сотрудничал в журналах «Свет и тени», «Детский отдых», «Друг детей», «Родник», «Детское чтение» и других. Некоторые из своих произведений М.П. Чехов подписывал псевдонимами «М. Богемский», «Максим Халява», «Капитан Кук», «М.Ч.», в советское время — «К. Треплев» и «С. Вершинин». Младший брат Чехова был хорошо образован, знал четыре языка, обладал разными талантами: играл на рояле, рисовал, вытачивал из дерева разные вещицы.

После переезда семьи в Мелихово Михаил Павлович одно время жил там и занимался организацией хозяйства. А.П. Чехов писал: «Миша превосходно хозяйничает... Без него я ничего бы не сделал». Этот опыт пригодился Михаилу Павловичу в работе над словарем для сельских хозяев «Закром», изданном в 1895 году.

В 1904 году выходят «Очерки и рассказы» Михаила Чехова и повесть «Синий чулок», в 1905-м — повесть «Сироты», а в 1912 году — сборник рассказов «Свирель».

В 1907 году по предложению А.Ф. Кони за второе издание «Очерков и рассказов» М.П. Чехову была присуждена Пушкинская премия Императорской Академии наук. С 1907 по 1916 год М.П. Чехов издавал и редактировал журнал «Золотое детство», в этот же период он преподавал русский язык, историю и западноевропейскую литературу в гимназиях. В начале 20-х годов XX века работал в издательствах, занимался переводами с французского и английского языков. С 1926 года М.П. Чехов жил в Ялте. Скончался 14 ноября 1936 года, похоронен на Ялтинском городском кладбище рядом с матерью.

Письма Чехова и другие документы были переданы Т.П. Леденковой (Ялта), которая после смерти жены В.Г. Кувичинского, в начале 1970-х годов буквально спасла их от уничтожения.

М.П. Чехов. Ялта. Конец 1920-х гг.

Письма адресованы Владимиру Григорьевичу Кувичинскому и его жене Зинаиде Федоровне.

В.Г. Кувичинский — доктор медицины, ларинголог, жил и работал в Ялте в первой половине XX века. До революции 1917 года он имел репутацию лучшего врача по своей специальности, в Ялте его называли «горловой король».

Ялтинская газета «Русская Ривьера» за 1912 год рекламирует «ингаляториум и лечебницу горловых, носовых и ушных болезней (амбулаторную и стационарную)» (2) доктора медицины В.Г. Кувичинского. Прием велся ежедневно, кроме среды и воскресенья, в доме Ширяева на Морской (3).

О Кувичинском известно немного. После окончания медицинского факультета одного из университетов России он работал в Уфимской губернии в туберкулезном санатории «Ключовка». В 1903 году туда для лечения приезжает Зинаида Федоровна Векшинская, выпускница Смольного института, обладавшая великолепным меццо-сопрано, но из-за болезни так и не ставшая профессиональной певицей. Зато она стала женой доктора В.Г. Кувичинского. Вскоре после свадьбы супруги Кувичинские, видимо, из-за болезни Зинаиды Федоровны, переезжают в Ялту, где доктор Кувичинский до Октябрьской революции занимался частной практикой, а потом работал в лечебных заведениях Ялты.

Среди любительских фотографий в альбоме Кувичинских (4), переданном музею, есть уфимские и крымские. На нескольких фото уфимского периода в группе людей, лечившихся в санатории, некто Коншин, рядом с его фамилией есть дополнительная подпись, взятая в кавычки: «Дядя Ваня». Подписи к фотографиям выполнены Кувичинскими, и это подразумевает, конечно, героя чеховской пьесы. Как будто Кувичинские предвидели, что спустя несколько лет они познакомятся с братом А.П. Чехова Михаилом.

В Ялте Кувичинский имел хорошую практику, у него лечились и туберкулезные больные, им была разработана особая методика лечения туберкулеза горла. Скончался В.Г. Кувичинский перед Великой Отечественной войной. По словам дарительницы, Т.П. Леденковой, он был похоронен на Ливадийском кладбище, могила не сохранилась.

Несомненный интерес представляют письма М.П. Чехова Кувичинским. Они написаны в конце 1920-х — начале 1930-х годов, в то время, когда Михаил Павлович переехал в Ялту и работал в музее брата.

Два из пяти писем — это небольшие записочки, милые и порой очень личные, сопровождавшие маленькие посылки семье Кувичинских: кекс или варенье. Но и они написаны остроумно, изящно и даже в стихах. Вот одно из них.

18 января

Милая
Зинаида Федоровна.

Посылаю Вам кекс.

Он испечен вчера утром, но, к глубокому моему сожалению, «домашние обстоятельства» сложились так, что мне не с кем было послать его Вам вчера же.

Конечно, это уже не в его пользу.

Кроме того, —

В нем, простите, не хватает
Аромата и кислот,
Но зато он так и тает,
Так и просится сам в рот.

Буду очень, очень доволен собой, если, учтя все эти недостатки моего произведения, Вы скушаете его и в ближайшем разговоре со мной по телефону сделаете вид, что исполнили это на самом деле.
Привет доктору и Лидии Григорьевне.
Целую Вашу ручку.

М. Чехов. (5)

Письмо не нуждается в особом комментарии. Зинаида Федоровна — жена, а Лидия Григорьевна — сестра доктора Кувичинского. Письмо же свидетельствует о том, что Михаил Павлович старался порадовать своих ялтинских друзей, хоть как-то облегчить их жизнь.

Два письма — они, скорее всего, самые ранние из поступивших в музей, — написаны в начале знакомства М.П. Чехова с В.Г. Кувичинским. Эти письма — подробные отчеты пациента врачу, вежливые и корректные. В одном из этих писем упоминается Ванда Станиславовна (6). Это В.С. Дыдзюль, зубной врач, ялтинская знакомая семьи Чеховых (7). Видимо, она и рекомендовала Михаилу Павловичу доктора Кувичинского как хорошего специалиста, ведь они не только жили в Ялте в одном доме на Бульварной улице, но и вели прием больных также в одном месте — в доме Ширяева на Морской (8).

Но самым интересным является письмо от 25 июля, написанное М.П. Чеховым по случаю именин В.Г. Кувичинского. Приведем его полностью.

25 июля

Дорогой Владимир Григорьевич.

«Свято соблюдая родной обычай старины», хочу поздравить Вас с ангелом. Чего мне пожелать Вам? Я знаю, что все то, чего бы я пожелал Вам, все равно останется неисполненным, так как в природе нет средств выполнить всю наличность того, чем полна моя душа по отношению к Вам. Остается только одно — это сидеть и все больше и больше придумывать для Вас самой фантастической обстановки и самого светлого феерического, сказочного счастья.

Как я завидовал в детстве моим сверстникам Володям! Их именины всегда приходились на самое лучшее время года, на каникулы, тогда как мои — на 8 ноября, когда горючими слезами плакало небо, была невылазная грязь и трудно было идти в гимназию. Так меня, как нарочно, в этот день спрашивали учителя, и, как нарочно, я получал в подарок дурной балл, было невесело и дома. Мать утешала меня и говорила, что у всякого — свое счастье. Святая простота! Точно это детское счастье зависело не от самих родителей!

Получил за эти дни от Вандочки открытку. Она стала писать ко мне уже редко, без вдохновения, без обычных в ее первых письмах троп и фигур. Ясно, что время и пространство стали уже корректировать ее переписку, — и так этого и следовало ожидать. Тем более, что Вы пишете о возможности продления ее срока паспорта еще на год. Оказывается, что Магомет прав. Он говорит: «У женщины тысяча одна хитрость, если женщина сказала: "через месяц", то это значит: "через год"». Впрочем, я желаю Вандочке громадного счастья, и если она сочтет необходимым еще раз подтвердить эту доктрину Магомета, то, значит, там ей лучше, чем на Бульварной.

Навестили меня три московских литератора и профессор. Все четверо явились ко мне, чтобы попросить у меня, не продам ли я им мою последнюю книжку из авторских экземпляров. Они уже не застали ее в Москве, рассчитывали купить в провинции, но не нашли ее и здесь. Они сказали, что моя книжка разошлась полностью за четыре дня, что, благодаря громадному требованию, ее так и не продавали, а отпускали только по предварительной подписке. Было отправлено за границу сразу 2000 экз. И все это по одним только указаниям в библиографических листах, что моя какая-то книга готовится к выпуску в свет. Я, конечно, слишком далек от того, чтобы падать в обморок от авторского восторга, но до меня уже доходят вести о предполагающемся втором издании — и так и подмывает вставить в книжку новые материалы и восстановить в ней все то, что выпущено издательством.

Зинаида Федоровна, где Вы? Ау! Позвольте поздравить Вас с именинником и поцеловать Вам ручку.

Как бы я хотел вас обоих повидать! Ну, оставайтесь Богом хранимы, растите большие и будьте веселы, счастливы и здоровы. Если вспомните обо мне, то это будет для меня сверхсметная радость.

Ваш М. Чехов (9).

Письмо предположительно можно датировать 1933 годом. М.П. Чехов упоминает в нем Вандочку, ее опустевшую квартиру на Бульварной. Известно, что В.С. Дыдзюль уехала из Ялты в Литву в 1932 году. Стало быть, письмо отправлено после 1932 года. Кроме того, в нем речь идет о «последней книжке» Михаила Павловича, только что вышедшей в свет. М.П. Чехов — автор нескольких книг, посвященных брату: «Антон Чехов и его сюжеты» (1923), «Антон Чехов, театр, актеры и "Татьяна Репина"» (1924), «Антон Чехов на каникулах» (1929), «Чехов и мангусы» (1929), «Вокруг Чехова» (1933). Однозначно, что речь в письме ведется о главной мемуарной книге М.П. Чехова «Вокруг Чехова», законченной в 1929 году в Ялте и изданной в 1933 году в Москве.

Неожиданно это письмо дает возможность уточнить один из ялтинских адресов М.А. Булгакова.

Ванду Станиславовну Дыдзюль и ее квартиру упоминают авторы книги «Михаил Булгаков и Крым» — Ю.Г. Виленский, В.В. Навроцкий, Г.А. Шалюгин. Ссылаясь на воспоминания Е.М. Чеховой, авторы пишут, что в 1927 году на именинах у Ванды Станиславовны были М.А. Булгаков с женой, Мария Павловна, Михаил Павлович и Евгения Михайловна Чеховы и некоторые ялтинские лица (10). Где жила В.С. Дыдзюль? В статье «Как странно здесь...» Г.А. Шалюгин дает такой адрес: гостиница «Крым» в Ялте (11). Но в письме М.П. Чехова указана улица Бульварная; гостиница «Крым» находилась рядом, но уже на другой улице, Елизаветинской. По словам ялтинских старожилов, В.С. Дыдзюль и Кувичинские жили в одном доме на Бульварной улице (ныне дом № 2 по ул. Рузвельта), рядом с гостиницей «Крым», где когда-то располагался зубоврачебный кабинет В.С. Дыдзюль. Письмо М.П. Чехова В.Г. Кувичинскому от 25 июня 1933 года подтверждает это.

К сожалению, мы не знаем, кто были эти три московских литератора и профессор, посетившие М.П. Чехова в тот год.

Таким образом, ранее неизвестные письма М.П. Чехова свидетельствуют о жизни чеховской семьи в 1920—1930-е годы, о людях, которые их окружали в то время, уточняют один из ялтинских адресов М.А. Булгакова, а главное — высвечивают личность М.П. Чехова, его одаренность, жизнелюбие, доброту.

12 февраля 1900 года М.П. Чехова писала брату Михаилу и его супруге: «Вы самые нормальные из нашей семьи...» (12). Если принять значение слов «нормальный» как «обычный», «обыкновенный», то едва ли Михаила Павловича можно считать таковым. Без сомнения, Мария Павловна вкладывала в это слово иной смысл. Для нее — в данном случае — «нормальные» значит «счастливые». Но и здесь не все благополучно. В конце жизни десять лет Михаил Павлович провел в Ялте рядом с сестрой, но в разлуке с женой и детьми. Почему?

Он много трудился в те годы, переводил, но почти все ради заработка. В Ялте Михаил Павлович был сотрудником в музее брата, и здесь он взял на себя самую рутинную работу: вел бухгалтерские дела, составлял отчеты, методички, оставаясь в тени сестры.

И все же это был добрый, одаренный, неординарный человек.

Достаточно вспомнить одну его фразу из письма семье в Москву, где он подробно описывает землетрясение в Ялте: «Миленькие, вы только подумайте! Ведь я был свидетелем землетрясения!.. Да ведь это все равно, что выиграть двести тысяч рублей!» (13). Так реагировать на это событие мог только необычный, талантливый человек — брат Антона Павловича Чехова.

Литература

1. Фото впервые опубликовано в книге: Чехов С.М. О семье Чеховых. Ярославль, 1970. С. 221.

2. Русская Ривьера. Ялта, 1912, 5 декабря. № 273.

3. Ныне ул. Морская, дом № 5.

4. ЯИЛМ. КП № 62744.

5. ЯИЛМ. КП № 62746.

6. ЯИЛМ. КП № 62747.

7. О В.С. Дыдзюль см.: Чехов М.П. Вокруг Чехова. Встречи и впечатления; Чехова Е.М. Воспоминания. М.: Худож. литература, 1981. С. 201—202.

8. См. список практикующих врачей в газете «Русская Ривьера», Ялта, 1913, 25 декабря, № 291.

9. ЯИЛМ. К № 62745.

10. Виленский Ю.Г., Навроцкий В.В., Шалюгин Г.А. Михаил Булгаков и Крым. Симферополь: Таврия, 1995. С. 63—64.

11. Шалюгин Г.А. «Как странно здесь...» (Михаил Булгаков в чеховском доме) // Крымские пенаты. Симферополь, 1996, № 3. С. 45.

12. Цит. по: Чехов С.М. О семье Чеховых. С. 202.

13. Чехов М.П. Вокруг Чехова. Встречи и впечатления; Чехова Е.М. Воспоминания. С. 204.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь