Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » С. Черняховский, Ю. Черняховская. «Вершина Крыма. Крым в русской истории и крымская самоидентификация России. От античности до наших дней»

3.3. Крым в постсоветский период

Крым в 1991 году проголосовал за сохранение СССР и за то чтобы остаться в составе СССР. Крым не голосовал за выход Украины из состава СССР. После разрушения СССР — Крым неоднократно ставил вопрос о переходе в состав Российской Федерации и в той или иной форме демонстрировал подобное позиционирование все время пребывания в составе Украины.

Экономика и процветание Крыма, достигнутые в советское время, были почти полностью разрушены за время пребывания в составе Украины.

В ходе всех политических кампаний постсоветского периода, Крым демонстрировал неприятие власти, политики, экономического курса и ценностей сепаратистской Украины.

3.3.1. Постсоветский период в истории Крыма

Итак, Крым был частью России не с конца XVIII века, а как минимум, с X века. XVIII век был не началом русско-крымской истории, а воссоединением с Россией ее древней исторической части, отторгнутой у нее в ходе татаро-монгольского нашествия. Окончанием долгой агрессивсной войны, которую вели против России турецкие султаны и крымские ханы. После долгой борьбы Крым все-таки вернулся в состав России на основе Кючук-Кайнаджирского мирного договора 1774 г. между Россией и Турцией и Манифеста о присоединении Крыма к России, подписанного Екатериной II 8 апреля 1783 г.

В 1954 г. Н.С. Хрущев объявил о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав СССР на основе довольно странного повода — 300-летия включения Украины в состав России. Этот волевой акт впоследствии был оформлен как решение президиума ЦК КПСС от 25 января 1954 г., а затем Постановлением Совета Министров РСФСР от 5 февраля 1954 г. Это решение было одобрено Президиумом Верховного Совета РСФСР того же числа, а 13 февраля — Президиумом Верховного Совета УССР. 19 февраля 1954 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, утвержденный Верховным Советом СССР 26 апреля 1954 г. Причем, как отмечали аналитики, анализировавшие этот документ, в частности, доктор военно-морских наук, профессор вице-адмирал К. Сталбо, в Указе «по непонятной причине нет директивного пункта о передаче Крыма из состава РСФСР в состав УССР. Указ лишь утверждает «совместное представление» России и Украины о передаче Крымской области. Однако такого представления не существует. Его в архивах не обнаружено. Да, его и не могло быть, так как российское постановление принято в Москве 5 февраля 1954 г., а украинское в Киеве — 13 февраля 1954 г. Каждое из них самостоятельное, и в их содержании нет ни одной общей фразы»1.

Вплоть до 90-х гг. акт такой передачи не имел существенного практического значения. Кроме того, ни Н.С. Хрущев, ни другие руководители, подписывавшие названные документы, не могли предположить, что через 35 лет Украина отделится от России.

Передача Крыма Украине проходила с нарушением действовавших на тот момент правовых норм, с нарушением Конституций РСФСР и СССР. Так, в частности, были нарушены 15-я и 18-я статьи Конституции СССР 1936 г., и статьи 6-я, 13-я, 14-я, 16-я, 19-я, 23-я и 33-я Конституции РСФСР, не позволяющие «изменять территорию республики без проведения всенародного опроса (референдума)».

Кроме того, при передаче территории от одного государства к другому, современное международное право приписывает предоставить населению этой территории право выбора гражданства и места жительства: гражданин имеет право как остаться на передаваемой территории, так и переехать в другие районы своего прежнего государства. Это право не предоставлялось жителям Крыма.

20 января 1991 г. был проведен общекрымский референдум, и 93% жителей Крыма проголосовали за территориальную автономию Крыма.

22 января 1991 года на страницах газеты «Крымская правда» появилось сообщение областной (центральной) комиссии «О результатах Референдума о государственном и правовом статусе Крыма, состоявшегося 20 января 1991 года». На основании представленных протоколов городских и районных комиссий по Референдуму комиссия сообщала, что в голосовании приняли участие 1 441 019 граждан, то есть 81,37% от всего числа внесенных в списки. За восстановление Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора было подано 1 343 855 голосов — 93,26% от всех голосовавших.

12 февраля 1991 года Верховный Совет Украины большинством голосов признал результаты голосования, восстановив специальным законом Крымскую АССР. Крымский областной Совет народных депутатов был преобразован в Верховный Совет Крымской АССР, и ему было поручено разработать Конституцию Крыма.

На тот момент образование территориальной автономии было призвано предотвратить превращение Крыма в очаг вооруженного конфликта. Однако ситуативно верное решение привело к тому, что Крым оказался, по выражению Л. Грача, «заложником провальной экономической политики украинской власти».

В конце 80-х гг. в Крыму возник и набирал политический вес ряд деструктивных общественных движений, оказавших заметное влияние на развитие ситуации.

Экономические трудности давали дополнительный толчок протестным настроениям, направленным против взяточничества, бюрократизма, безответственности отдельных политических деятелей. При этом официальная пропаганда ослабла, в среде политической элиты получили распространение идеи плюрализма и толерантности.

Назрела необходимость серьезных преобразований и поиска путей преодоления накопившихся в обществе негативных явлений, угрожающих социально-политической катастрофой. В середине 80-х годов была начата деструктивная государственная трансформация СССР, которая предполагала постепенный переход к многоукладной экономике и многопартийной политической системе. Кроме того, предполагалось перевести на полную хозяйственную самостоятельность государственные предприятия и организации, передать их в аренду трудовым коллективам, ограничить полномочия отраслевых министерств и ведомств по вопросам управления, распоряжения основными и оборотными средствами и прибылью. В соответствии с реформой автономные республики должны были стать субъектами Союза и участвовать в заключении Союзного договора.

В рамках этой реформы прошел и общекрымский Референдум 20 января 1991 года по вопросу о восстановлении автономной республики в Крыму как субъекта Союза и участника Союзного договора.

При этом в крымском обществе на рубеже десятилетий получила развитие идея «украинского национального возрождения» — идея, подразумевавшая искусственное разделение русско-украинской культуры, берущей начало от Киевской Руси, и выделение из нее отдельно русской, и отдельно украинской культуры. Такой культурный раскол предполагал, в частности, в институциональном плане, обособление Украины от России и придание украинскому языку статуса единственного государственного на территории Украины.

Другим фактором, повлиявшим на социальные волнения в среде крымского населения, стала массовая реабилитация и возвращение в Крым ранее депортированных элементов, в особенности крымских татар.

14 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял довольно странную Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечении их прав», а через две недели одобрил выводы и предложения парламентской комиссии по «проблеме крымских татар».

Комиссией вносились предложения о пересмотре дел против крымских татар за участие в националистическом движении. Предлагалось считать законным правом крымско-татарского этноса возвращение в Крым. Эту задачу планировалось решать путем: а) организованного, б) группового, в) индивидуального возвращения.

В 1987 году в Крыму проживало 5 422 гражданина татарской национальности, в 1988 — 17 500, в 1989 — 38 365, в 1990 — 83 116. В январе 1991 г. это число выросло до 142 200 человек.

Особую остроту эта проблема приобретала на фоне общего ухудшения экономической ситуации в стране в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

В то же время подъем испытывало национальное движение крымских татар, причем требования его адептов лежали уже не в бытовой сфере, до сих пор создававшей напряжение для обеих сторон, а в сфере политической. Появилась идея «восстановления национальной государственности крымских татар». В конце 80-х годов в национальном татарском движении взяло верх национал-радикальное политическое крыло, идеология которого основывалась на национальном эгоцентризме.

Для большей части крымского населения эти идеи оставались чуждыми, они не только не вызывали отклика у русско- и украиноязычного населения Крыма, всегда составлявшего большинство, но и препятствовали социально-политическому развитию региона, основанному на тесном взаимодействии с Россией. Тем не менее, татарский национал-радикализм представляет серьезную угрозу для социального спокойствия крымского общества и сегодня.

Акцентируя внимание на той части Декларации, которая реабилитировала в правах депортированное татарское население Крыма, представители национального движения игнорировали, что далее речь шла о воссоздании Автономии Крыма «как многонационального образования» и т. д. Уже позднее под этой автономией национал-радикалы и их защиитники стали понимать национальную Автономию крымских татар.

Уже в Конституции Крымской АССР 1921 года, говорилось: «Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика, утверждая равенство и право на свободное развитие всех национальностей Крыма, отменяет все существовавшие ранее национальные и национально-религиозные привилегии и ограничения». Таким образом, в основе понятия Крымская Автономия изначально была заложена идея территориальной автономии для всей совокупности людей, проживающих на ее территории, независимо от национальной принадлежности, а не для отдельно взятой татарской нации, как, впрочем, и любой другой.

По мнению Л. Грача, именно жизнеспособность и высокая целесообразность именно такого подхода к разрешению межэтнических вопросов сделали возможным создание на полуострове общества многонациональной солидарности и человеческого согласия. И есть своя историческая логика и оправданность в том, что еще в довоенное время первая на территории СССР Крымская Автономия была награждена высшей наградой — орденом Ленина за коллективный многонациональный вклад по превращению Крыма в цветущий и изобильный край-сад2.

В 1990 году Организация крымско-татарского национального движения (ОКНД) взяла курс на проведение в Крыму национального съезда — Курултая, и создание органа этнической власти — Меджлиса. Съезд прошел 26—30 июня 1991 года в Симферополе.

В ходе Курултая была принята «Декларация о национальном суверенитете крымско-татарского народа». Декларация провозглашала: «Крым является национальной территорией крымско-татарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение. Политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымско-татарского народа возможно только в его суверенном национальном государстве». Провозглашалось так же, что земля и природные ресурсы Крыма являются «основой национального богатства крымско-татарского народа». Делегаты курултая выступили категорически против признания восстановленной на Референдуме 20 января 1991 года Крымской АССР. «В случае противодействия государственных органов, — говорилось в декларации, — или каких-либо иных сторон достижению целей, провозглашенных курултаем, курултай оставляет за собой право объявить крымскотатарский народ народом, борющимся за свое национальное освобождение». В качестве «высшего полномочного представительного органа крымскотатарского народа» был образован меджлис, ставший с этого момента альтернативным органом государственной власти.

Готовность национальной татарской партии вступить в конфронтацию с остальным населением Крыма стала очевидна.

В свете возникших противоречий для разрешения кризиса выдивгались самые разные предложения. Предлагалось как создание самоуправляемого Крыма, так и независимой Крымской демократической республики, восстановление Советской Республики Таврида, существовавшей в 1918 году и придание ей статуса субъекта советской федерации, создание крымско-татарской национальной автономии.

Власти Крыма не стремились к форсированию решения проблемы автономности Крыма. Они заняли выжидательную позицию, давая различным политическим силам высказать свою позицию.

Решающее значение в формировании позиции правительства Крыма по вопросу о его автономии сыграли выводы и предложения парламентской комиссии Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года по проблеме крымских татар, в которых речь шла о восстановлении Крымской АССР как многонационального образования в составе Украинской ССР.

Летом 1990 года Верховным Советом Украины была принята Декларации о суверенитете. Речь в ней еще не шла о выходе Украины из СССР. Возможности политического маневрирования правительства Крыма оказались сильно ограничены.

К тому моменту влияние пронационалистических сил в правительстве Украины все более возрастало, а руководство Верховного Совета Украины постепенно попадало под их контроль.

Уже тогда Киев выступал против воплощения идеи о Крымской Автономии путем референдума. Власти Украины отстаивали позицию, согласно которой восстановление республики следовало осуществить специальным решением Верховного Совета УССР.

Несмотря на это, 12 ноября 1990 года на внеочередной сессии облсовета, посвященной проблеме статуса полуострова, была принята Декларация о государственном и правовом статусе Крыма и утверждено временное положение о проведении Референдума. Сам Референдум прошел 20 ноября.

Провозглашение Украиной «независимости» 24 августа 1991 года и проведение 1 декабря 1991 года Всеукраинского референдума, утвердившего «Акт о независимости Украины», коренным образом изменили дальнейшую судьбу этого региона.

Неоднократно (1992 г., 1998 г.) происходили столкновения между Украиной и Крымом по вопросу о полномочиях в управлении последним.

После раздела Советского Союза на Украине (конституция УССР, которая продолжала действовать, вообще не предполагала существования Крымской Автономии) не существовало ни юридической, ни эмпирической базы для управления государством, включающим автономные региональные образования.

Украина, находившаяся под контролем националистических сил, позиционировала себя как унитарная республика. Соответствующая характеристика государства закреплялась в новой конституции страны. Крым же изначально был ориентирован на существование именно в форме автономной республики.

В 1992 году совместная рабочая группа Верховного Совета Украины и Верховного Совета Крымской АССР провела обширную работу по согласованию вопросов статуса и полномочий автономии в составе Украины. Ее результатом стали готовые согласованные предложения и проект закона Украины о разграничении полномочий между Украиной и Республикой Крым. Несмотря на это, 29 апреля 1992 года Верховным Советом Украины был принят Закон Украины «О статусе Автономной Республики Крым», в котором эти предложения отражены не были.

Реакция крымского населения и Верховного Совета Республики была резко негативной. К 6 мая 1992 года была подготовлена и принята Конституция Республики Крым. Ее основные положения: «Республика Крым является правовым, демократическим государством. На своей территории Республика обладает верховным правом в отношении природных богатств, материальных, культурных и духовных ценностей». «Носителем суверенитета и единственным источником государственной власти является народ, который составляют граждане Республики Крым всех национальностей». «Республика Крым входит в состав государства Украины и определяет с ним свои отношения на основе договоров и соглашений». «Республика Крым самостоятельно вступает в отношения с другими государствами и организациями». По сути, она представляла собой конституцию суверенного государства. Естественно, теперь против был Киев.

Нужно сказать, что конституция от 6 мая 1992 года не давала определенных ответов на многие ключевые вопросы крымской политики: вопросы о механизме взаимодействия между органами власти Автономии и Украины и механизме исполнения государственных функций и полномочий Украины на территории Республики Крым, о соотношении правовых систем Республики Крым и Украины, о функционировании налоговых и бюджетных систем Автономии и Украины и т. д.

Получалось, что отношения Киева с Крымом остались абсолютно неопределенными.

В качестве реакции Киева на принятие конституции Республики Крым вскоре появилось на свет весьма жесткое постановление Верховного Совета Украины в адрес Верховного Совета Республики Крым, Верховный Совет Крыма был вынужден отменить Конституцию 6 мая 1992 года.

30 июня 1992 года Украиной был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Украины «О статусе Автономной Республики Крым», в соответствии с которым последний переименовывался в Закон Украины «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым».

25 сентября 1992 года положения закона были включены в конституцию Республики Крым. Тринадцать статей закона более детально, чем конституция, определяли систему взаимоотношений центра и Республики Крым. Статья 1 закона фиксировала, что «Республика Крым является автономной составной частью Украины», «которая самостоятельно решает вопросы, отнесенные к ее ведению Конституцией Украины, Конституцией Республики Крым и настоящим Законом». В соответствии с законом Республика Крым имела высшие законодательный и исполнительный органы. Автономия наделялась полномочиями по созданию и формированию органов судебной власти республики, определению порядка организации и деятельности органов власти в целом, а также структур местного самоуправления.

Такой закон существенно расширял возможности для культурного и экономического развития региона, но все еще не регулировал порядок взаимодействия между органами власти Украины и Республики Крым.

Весной 1994 года были избраны президент Крыма и Верховный Совет Автономии нового созыва, которые фактически прекратили диалог с органами государственной власти Украины. Начался период лобового противостояния центральных и региональных органов власти.

20 мая 1994 года Верховный Совет Крыма восстановил действие конституции Крыма первой редакции (6 мая 1992 года).

Указ президента Крыма от 9 сентября 1994 года «Об организации государственного управления в Республике Крым в период подготовки и проведения референдума по проекту Конституции Республики Крым» приостановил деятельность Верховного Совета Крыма и органов местного самоуправления.

Эти два события послужили удачным предлогом для следующей атаки Украины на суверенитет Крыма.

17 марта 1995 года Верховная Рада Украины отменила конституцию Крыма, а значительная часть нормативно-правовых актов, принятых крымским правительством, была объявлена утратившей силу, в частности был ликвидирован закон Украины «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым».

1 ноября 1995 года была принята новая конституция Автономной Республики Крым, в основе которой по-прежнему лежала концепция суверенного государства в составе Украины.

Реакция Киева последовала в принятой 28 июня 1996 года конституции Украины. В X разделе был определен новый, предельно суженный перечень полномочий Крымской Автономии. Практически она обладала теперь правами области. Представители Верховного Совета Крыма в Верховной Раде Украины не смогли выдвинуть и отстоять альтернативный вариант «крымского раздела» основного закона Украины.

Эти два года характеризуются экономическим упадком Крыма. Статистические данные показывают, что снижение темпов промышленности в 1996 году составило 14,1%, а в 1997-м — уже 24%. По наблюдениям современников, экономика пребывала в глубоком кризисе.

Новая конституция была принята Верховным Советом Автономной Республики Крым 21 октября 1998 года. Общественность восприняла ее неоднозначно.

В конституции 1998 г. проблема взаимоотношений между Крымом и Украиной решалась не с позиции автономии в составе суверенного государства. Был разрешен вопрос о статусе Автономной Республики Крым, Крым получил формальные гарантии статуса и полномочий автономии, некоторую самостоятельность, по мнению првительства автономии — достаточную, для обеспечения поэтапного социально-экономического и культурного возрождения региона.

На практике из-за прихода к власти в Украине проамериканских сил, положения конституции так и не вошли в повседневную практику. Практикой стало другое: открытое в 1963 году Симферопольское кладбище «Абдал-1», за 40 лет выросло до площади до 47 га. Его вторая очередь, кладбище «Абдал-2», за 14 лет «незалежности» доросло до 52 га, и ему не хватает еще 20 га: для Крыма независимость Украины выразилась в неазвисимом и ничем не контролируемом росте территорий захоронения его жителей.

3.3.2. Каждому по вере

В основе конфликта по поводу Крыма и Севастополя, как уже говорилось — выход Украины из состава СССР. Но на самом деле не все так просто и однозначно. Обычно провозглашается, что в основе этого отделения лежит всеукраинский референдум 1 декабря 1991 года.

На нем действительно большинство всех регионов Украины проголосовали «За». Даже Севастополь дал 57%, Крым в целом — 54%, а ныне мятежный Донецкий регион — 76%. Правда, — здесь имеется определенное лукавство.

Так, откровенно замалчивается, что, скажем, применительно к Крыму из 1 535 154 избирателей, внесенных в списки для голосования по этой республике (без Севастополя), «За» отдали свои голоса только 561 498 человек, или 36,58%. То есть 973 656 избирателей Крыма (почти две трети от общего количества) не одобрили или отказались голосовать за Акт провозглашения независимости Украины. Тогда из чего, собственно, делается вывод о выходе Крыма из состава СССР или о его принадлежности к Украине? То же касается и Севастополя.

Более того. Как отмечалось выше, незадолго перед этим, 20 января 1991 года, в Крыму состоялся референдум. В нем приняли участие 81,3% избирателей. На вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» положительно ответили 1 343 855 чел. (93,26%).

Обращает на себя внимание, что это и было исходное обращение к воле крымчан в вопросе об определении статуса их региона: именно на этом основании и была образована Крымская Республика. Но два другие пункта решений референдума были властью проигнорированы: речь идет, во-первых, не просто о Крымской Автономии, а об именно Советской Социалистической Республике. А во-вторых, — о том, что волей народа Крым должен был стать субъектом Союза ССР и участником Союзного договора. Никаких юридических решений, отменяющих итоги референдума не было. Еще раз подчеркнем, что 1 декабря на всеукраинском референдуме за «Акт незалежности» Украины голосовала лишь треть крымского населения. С этой точки зрения, Крым никогда не признавал себя в составе «незалежной Украины», а поскольку его граждане прямо высказали свое желание заключить Союзный договор, то Крымская Республика (и тем более — Севастополь) должна была рассматриваться как территория с неопределенным статусом, имеющая право на заключение союзного договора с Россией (точнее, очевидно, — Россией и Белоруссией). В этом отношении удержание киевским националистическим правительством республики в составе Украины есть акт скрытой агрессии, аннексии независимой территории.

Но, что интересно, и с самой Украиной не все так просто с юридической точки зрения. Да, на всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года народ Украины в большинстве своем дал положительный ответ.

Просто всегда умалчивается — на что он ответил положительно. Никто не хочет вспоминать, какая конкретная формулировка вопроса была вынесена на всеукраинское голосование. А формулировка была... никакая и ничего реально не означающая.

Вопрос звучал так: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Обратите внимание — о выходе из состава СССР — ни слова. Голосование о подтверждении некого Акта о некой независимости. Как минимум, нужно читать этот Акт. В ином случае — это от силы голосование за неопределенность: «Вы за независимость?». И кто скажет: «Нет, я за зависимость!».

Это же — простая спекуляция: любой неискушенный человек всегда проголосует при прочих равных за независимость — если не будет точно знать, как именно собираются протранскрипировать его ответ организаторы вопроса.

Но даже если предположить, что большинством граждан Украины данный Акт был прочитан, кто вспомнит и открыто скажет, что он из себя представлял.

Начать с того, что Акт был принят 24 августа 1991 года. Разгар политической неопределенности. В Москве то ли взял власть Ельцин (понятно, что с любой разумной точки зрения надо бежать без оглядки), то ли вернулся Горбачев (тогда надо бежать еще быстрее). Тут вообще можно было принять акт о переселении на Луну. Правда, он был подтвержден еще раз 11 октября того же года — тоже не намного лучше. Но даже в этих условиях, что именно провозглашалось в Акте? Текст его гласил:

«Проголосити 24 серпня 1991 року Україну незалежною демократичною державою. З моменту проголошення незалежності чинними на території України є тільки її Конституція, закони, постанови Уряду та інші акти законодавства республіки. (С момента провозглашения независимости действующими на территории Украины являются только ее Конституция, законы, постановления Правительства и другие законодательные акты республики)».

Ни одного слова про выход из СССР. Здесь Украина провозглашается независимым демократическим государством. И кто бы стал выступать против — то есть за то, чтобы Украина была «зависимым недемократическим государством»?

Понятно, что при постановке не то что тогда, но и сегодня в Москве на референдум вопрос: «Согласны ли Вы, чтобы Москва отныне была независимым демократическим городом»? — Никто не будет голосовать «против». Никто. Потому что быть независимым и демократическим — это вовсе не значит куда-то откуда-то выходить или уходить. Точно так же можно было бы и в составе Союзного государства быть и независимым, и демократическим. Шотландия в составе Великобритании вовсе не считается «зависимой и недемократической». И какой штат США согласится с тем, что он «зависимый и недемократический» на том основании, что он входит в состав Соединенных Штатов Америки?

Правда, в Акте говорилось, что с момента провозглашения независимости на Украине действуют только Конституция и Законы Украины (и т. п.). Но Конституция Украины и законы УССР имели отсылки и признавали действие Законов Союза СССР.

То есть ни Акт от 24 августа 1991 года, ни референдум 1 декабря 1991 года ничего о выходе из СССР не говорили, потому и был такой неоспоримый количественный результат, что среди голосовавших «за» были как те, кто сознательно хотел отделения от России, так и те, кто вовсе и не думал отделяться — а понимал независимость и демократичность как существование в составе единого государства — наряду с другими независимыми республиками, областями, краями, городами и гражданами.

И уж конечно, за отделение от СССР и России не голосовали ни Крым, ни еще половина областей Украины.

Поэтому правовых оснований отделения от России и СССР Крыма и Севастополя нет вообще никаких — как, впрочем, и всей остальной Украины.

Потому что если текст «Акта о незалежности» читать внимательнее, то там предваряя указанные слова есть и другая строка: «здійснюючи Декларацію про державний суверенітет України».

То есть: «осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Украины»...

Акт был принят в осуществление указанной декларации. А в декларации, принятой «16 липня 1990 року», с одной стороны, были строки объявления этого самого «суверенитета»: «державний суверенітет України як верховенство, самостійність, повноту і неподільність влади Республіки в межах її території та незалежність і рівноправність у зовнішніх зносинах» — то есть примерно то же самое, что 12 июня 1990 было записано в российской Декларации о суверенитете — то есть верховенство местных законов над союзными — но ни про какой выход из СССР — ни слова.

А вот с другой

— во-первых, четкая гарантия сохранения для граждан Украины гражданства СССР: «Українська РСР має своє громадянство і гарантує кожному громадянину право на збереження громадянства СРСР», — да еще, заодно: «Всім громадянам Української РСР гарантуються права і свободи, які передбачені Конституцією Української РСР і нормами міжнародного права, визнаними Українською

РСР» — а все перечисленное содержало в себе указание на вхождение УССР в состав СССР, да и сама Декларация на это указывала: «Українська РСР має право на свою частку в загальносоюзному багатстві, зокрема в загальносоюзних алмазному та валютному фондах і золотому запасі, яка створена завдяки зусиллям народу Республіки.

Вирішення питань загальносоюзної власності (спільної власності всіх республік) здійснюється на договірній основі між республіками — суб'єктами цієї власності»;

— и, во-вторых, — заявление о будущем подписании нового Союзного договора: «Принципи Декларації про суверенітет України використовуються для укладання союзного договору».

Таким образом, ни в одном из базовых решений того времени о выходе Украины из состава СССР речи не идет:

— на всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года этот вопрос не голосовался, а голосовалось одобрение «Акта незалежности»;

— в самом «Акте незалежности» говорилось не о выходе из СССР, а о «независимости и демократичности», в осуществлении «Декларации о суверенитете».

— а в этой Декларации гарантировалось сохранение для граждан республики гражданства СССР и обещании подписать Союзный договор.

То есть, при всей бессмысленности всеукраинского голосования 1 декабря 1991 года, если в нем какой-либо смысл и можно найти — то только в том, что граждане республики проголосовали за сохранение гражданства СССР, подписание в будущем нового Союзного договора, правда, — на конфедеративных основах: верховенства местных законов над Союзными.

Все остальное, в том числе и Беловежье — чистое самоуправство украинской власти, основанное не на исполнении Декларации о суверенитете, Акта о «незалежности» и итогов референдума, а на их попрании.

А Крым и за такой акт не голосовал, а голосовал за прямое участие в Союзном государстве.

Да, есть факт незаконного отделения Украины и аннексии ею территории Крыма. И нет правовых оснований данного беззакония. Но фактическое положение такое, какое оно есть по факту. И для его пересмотра требуется только человеческая воля. И даже не требуется юридических оснований, в силу того, что их нет под самим этим фактическим положением дел.

Поэтому самое разумное, что можно было бы сделать с учетом и фактического, и политического положения вещей, — это провести новый всеукраинский референдум, на этот раз с вразумительной и корректной постановкой вопроса, и дать каждому из регионов этой республики определиться, в каком именно государстве они хотят жить: в «незалежной Западенщине», в России или в независимой демократической Украинской Республике в составе единого Союзного государства с Россией, Белоруссией и другими, кто так или иначе со временем определится.

Каждому — по вере его. Кто где хочет — тот там пусть и остается.

Примечания

1. «Российская газета», 24 июня 1993 г.

2. Леонид Грач. Крымская автономия — ответ на исторический вызов.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь