Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.А. Уманец. «Исторические рассказы о Крыме»

IX. Греческий батальон. Древние греки. Пантикапея и Феодосия, постройки и обычаи жителей этих городов. Гунны, Генуэзцы: их сооружения. Армяне. Взятие Кафы турками

После Кучук-Кайнарджийского мира, с Архинелажских островов были перевезены в Крым графом Алексеем Орловым тамошние греки Арнауты и поселены в Балаклаве, Керчи и Еникале. Эти греки сформировали на родине добровольно и на свой счет «албанское войско» и перешли на русские корабли. За оказанные ими услуги нашему флоту, особенно во время Чесменского сражения (21 июня 1770 года), правительство им предложило перейти в пределы России, с дарованием разных льгот. В Крыму из них сформировали в 1776 г. батальон, из трех рот, под командой майоров: Дуси, Кандиоти и Напони.

Албанские греки служили русским для усмирения татар, когда они бунтовались в горах, — где русские войска не могли свободно действовать. Большая часть этих греков жила на Южном берегу, преимущественно в Балаклаве и Ялте (в предместье этого города «Аутке»). В Аутку поселились прежде потомки древних греков, вскоре после завоевания полуострова турками. В позднейшее же время оба племени слились между собой, многие из них породнились даже с татарами, приняв их веру и наречие.

И так, албанцев посылали против горных татар. Во время таких преследований, татары бросались под защиту лесов и скал. Оттуда они легко поражали греков и до того их ожесточали, что последние кидались в татарские деревни, где оставались только жены, дети и бессильные старики, — и там всех их беспощадно убивали, а самые жилища предавали огню. Как турецкие выходцы, албанцы поступали вполне по-турецки: захватив беззащитных женщин, они насиловали их, а у беременных распарывали животы, выкидывая младенцев собакам, и это делали нарочно в присутствии пойманных татар. Этих же последних живыми жарили на вертеле, а других правоверных заставляли есть их мясо. Потом часть пленных отпускали — для разглашения о сих жестокостях, чтобы тем держать в страхе непокорных Шагин-Гирею.

Татары на столько боялись греков, что многие из их женщин вооружались для защиты своих детей и имущества. Так например, в одном лесу грек Виценцо, отделившись от товарищей, увидал между буковыми деревьями одну мажару и бросился к ней за добычей. Оттуда вдруг выскочила татарка с обнаженной саблей и кинулась на него с такой быстротой, что он, не успев опомниться, стал от-ступать, на его крик подоспел другой грек и безжалостно ее убил. Балаклавцы сильно были этим удивлены, так как Виценцо слыл между ними за храброго албанца. В другом месте, под скалой, арнаут напал как-то на татарку, она ловко прицелилась в него из пистолета и положила на месте. На выстрел появился целый отряд, греческой милиции и ее, конечно, не оставили в живых.

О жестокостях албанских греков, наконец, доведено было до сведения начальства, и тогда их принялись усмирять. Вскоре, при Суворове, в 1770-году, совсем их переселили на берега Азовского моря, где они основали первые поселения и город Мариуполь. Русское правительство уплатило за них в ханскую казну все их подати, а земли их отошли в собственность хана. Когда они переселялись, многие из них захватили с собой и молодых татарок, которыя, однако, по требованию начальства, были возвращены обратно. Одна же девица сама не захотела вернуться, окрестилась и вышла за своего милого, — прапорщика Грипиоти.

Впоследствии многим из них дозволено было вернуться в Крым, где они поселились на прежних же местах.

Воинственные албанцы в последующих войнах России с Турцией участвовали в битвах Черноморского нашего флота. В отечественную войну 1812 г. балаклавцы удерживали восстание татар, а когда появилась здесь чума, они держали цепь у зачумленных мест и караулы по берегам моря, они своим усердием приостановили развитие этой заразы. За их заслуги Александр I приказал отвести им около Балаклавы и в Днепровском уезде несколько тысяч десятин земли1, независимо от других милостей. Во время посещения Крыма Николаем I, балаклавцы держали здесь почетный караул. Их посылали также и в Новороссийск для защиты наших укреплений от горцев. Черкесы называли их «крымскими казаками», а татары — «людоедами». Во время Крымской войны эти отважные греки, в составе двух рот, отчаянно защищали свою родную Балаклаву от натиска союзников, со скал, окружающих этот город, они упорно отстреливались, держа неприятеля на приличной дистанции, — до тех пор, пока не выпустили всех зарядов. Но не сдались. Только в 1859 году это войско упразднено.

Не должно смешивать албанцев с теми греками (выходцами с острова Милета), которые издавна жили в Крыму, — еще за 600 лет до Р.Х. Эти древние греки сперва плавали по «Эвксинскому» (Черному) морю, заходили и в Меотийское озеро (Азовское) — с торговой целью. Потом завели у «Босфора Киммерийского»2 (Керченского пролива) склад для товаров в городе «Киммерионе» (Тамани) и основали на Таманском полуострове первую колонию под названием «Фанагория». Тут была крепость на высоких утесах, у самого берега бухты, недалеко от р. Кубани. Впоследствии греки так разбогатели, что открыли еще колонии: в «Пантикапее» (Керчи)3 и «Феодосии». У гавани этих трех колоний останавливалось множество кораблей, привозивших сюда различные товары тех времен: сукна, коренья, разные изделия, особенно шелковые материи из Бруссы. Отсюда же на этих кораблях, в обмен, вывозили: хлеб, посевом которого в степях занимались Скифы (славянского происхождения)4, вина, соль, кожи, лесной материал, также золото (из Уральских гор), железо и мех (из Сибири). Древние греки вели всемирную торговлю.

Пантикапейские греки придерживались обычаев своей метрополии Аттики, как афиняне, так и милетяне вели однородную общественную и семейную жизнь, были воинственны, признавали одни и те же законы Солона. Они боготворили силы и явления природы, почему и существовали у них мифические боги и богини, которым ставили статуи, — воздвигали храмы и поклонялись, как истинным божествам.

Храмы строились в акрополе (цитадели), — всегда колоссальных размеров, с колоннадой, имевшей базисы и красивые капители, с фронтонами, карнизами, украшались живописью по стенам и потолкам (между колонн). Посреди храма потолка не выводили, так как там совершались жертвоприношения и воскурялся фимиам. Но алтарь, где стояла статуя божества, покрывался всегда потолком. В жертву приносили преимущественно быков, почему такое мясо считалось священным. Совершение этих обрядов лежало на обязанности жрецов и жриц, получавших от граждан большие доходы.

Кроме храмов, древние греки обращали внимание на постройку красивых общественных зданий, в которых они собирались для коллективного обсуждения разных дел: по образованию юношества, политических, торговых и поземельных. Здесь они назначали войны и решали их исход, здесь они венчали героев, здесь судили сограждан (но чаще на площадях), с участием адвокатов5: выслушав обе стороны, свидетелей и речи сикофантов, судьи постановляли решения по большинству голосов, если же по уголовным делам голоса разделялись поровну, обвиняемый оправдывался. Здесь происходили состязания ораторов, восхвалявших или порицавших местные законоположения, управление архонтов или деятельность граждан. В подобных же зданиях и на площадях происходили беги, ристалища, состязания атлетов-борцов, обучавшихся в особой школе «палестра», и другие игры. От солнца и дождя публичное здание покрывалось тентом.

Постройки же, где жили пантикапейцы, не отличались величиной и красивым внешним видом, за исключением домов богатых коммерсантов, но все они любили разводить сады («Панти-кепос» — везде сады). Жилые помещения строились вокруг акрополя — из местного известкового камня, небольшой высоты, с плоскими кровлями, а последние — из каменных же плит или плоской черепицы. Стены покрывали тонкой штукатуркой, орнаментами и живописью. Дома внутри не имели печей и полов. Крыши некоторых жилищ поддерживались, вместо столбов арками. Помещения для женщин, с кухней и кладовой, называвшиеся «гинекой», во всяком доме отделялись от мужской половины — «андрона». Сообщение между ними происходило через внутренний дворик (перистиль), который освежался у некоторых фонтаном и садиком, — или же через крытую галлерею, с колоннами, вокруг дворика. Посреди него стоял жертвенник. Через этот то дворик проникал в жилище чистый воздух и свет, так как окон вовсе не делали. У зажиточных граждан настилались мозаические полы, над домом иногда выстраивали мезонин, даже с оконцами, только не на улицу. Все внутренние помещения согревались помощью жаровень и имели дверные просветы, благодаря которым и очищался в них воздух. Просветы закрывались занавесками. Свет же при закрытых просветах, проникал в комнаты через отверстия в стенах галлереи. На улицу выходила только одна дверь, постоянно запертая, при ней находился привратник (раб) и собака, или же ее изображение на полу.

Цитадель города Пантикапей стояла на крутом холме (Митридатовой горе). У его залива имелась корабельная верфь, где строились суда из прекрасного лесного материала, частью рубившегося в здешних лесах, частью вывозившегося с Кавказа. По множеству ценных вещей, найденных в керченских надгробных курганах, легко заключить о высокой степени богатства пантикапейцев.

Женщины их вели замкнутую жизнь, занимались только домашним хозяйством, главы семейств обращались с ними деспотически, образования никакого они не получали, и потому были мало развиты, — но жили нравственнее херсонетянок, о которых будет сказано в особой статье. Первые могли появляться среди общества граждан только во время религиозных процессий, или похорон близких родственников, но под «иматионами» (накидками).

Эти иматионы (или гиматии) служили наружной одеждой и мужчинам, которые нередко одевались в одни только эти плащи. Нижнее же одеяние обоего пола составляли длинные «туники»6 льняные или шерстяные, — смотря по времени года, это были просто рубахи, которые опоясывались и носились, то без рукавов, то с пришитыми рукавами, более или менее длинными. Цвета они были преимущественно белого, но красились и в зеленый, голубой, красный оттенки. Толстый плащ (дорожный, военный) назывался «хламидой». Древние греки обыкновенно ходили с непокрытой головой, но в дурную погоду или в дороге надевали шапки из меха, кожи или войлока (во время зноя), а женщины носили повязки, ленты и венки. Когда выходили из дому к ногам подвязывали «сандалии» (подошвы). На улице каждый гражданин обязан был иметь при себе посох.

Домохозяева со всеми членами семьи работали, обедали и спали на земле, подстилая шкуры или войлоки, а впоследствии усаживались за обедом перед легкими столиками и ели полулежа (возлежали за столом) на коврах, скамейках, кушетках, или деревянных креслах. Впрочем, женщины и дети не возлежали, а сидели за столом. О других обычаях пантикапейцев, как сходных с херсонистскими, изложено будет ниже.

К заболевшему призывался один из цеха врачей, но не всегда, обыкновенно в таких случаях прибегали к разным суеверным способам лечения. Когда умирающий находился в агонии, его лицо тотчас закрывали, а умершего обмывали, намазывали благоуханиями, одевали в белую одежду и убирали зеленью. Держали труп в сенях, у наружной двери, — чтобы не осквернить им дома, всех, выходивших из дому, окропляли водой. Затем нанимали плакальщиц и под плачевные их напевы выносили умершего, всегда на заре. В рот ему опускали мелкую монету — для уплаты на том свете старцу Харону за перевоз души его через реку Стикс.

Когда покойного вносили в гробницу, уложив тело на каменное ложе, — все бросали немного земли, желали умершему счастливого пути и затем приносили жертвы в перебранных сосудах, которые оставлялись тут же. Предавая земле урну с пеплом героя, убитого на ноле битвы, произносили и надгробные речи. Первоначально умерших погребали возле их собственных домов, причем тела их бальзамировали, но позднее стали их относить за город. Подле трупа или урны (из мрамора, меди, бронзы) помещали любимые покойным вещи, например: этрусские вазы, украшенные прекрасными рисунками, золотые венки и маски, вызолоченную сбрую. Нередко возле гроба умершего убивали его рабов, даже лошадей, и тут же их укладывали.

Пантикапеянок погребали или в мраморных саркофагах, украшавшихся барельефами, или в деревянных гробах с орнаментами, — но непременно в любимой при жизни их праздничной одежде, с золотыми кольцами, ожерельем и диадемой, серебряными, слоновыми и другими вещицами. Гробницы пантикапейцев воздвигались в виде куполообразных сводов, с уступами, из огромных тесанных камней, сложенных на сухо, и с пирамидальным входом (коридором) египетской архитектуры, большей частью устраивались раскрашенные склепы с нишами, в роде катакомб (подземных галлерей), а то и просто ямы, обложенные плитами. Над ними насыпали курганы. Погибшим на море, — тела которых нельзя было похоронить или сжечь, — ставили тоже памятники (пустые).

«Феодосия» в переводе — дар Божий. Эта колония при милетских греках процветала долгое время. Здесь образовался богатый, обширный и красивый город. На площадях его стояли статуи богов и героев, а также огромные общественные здания и храмы ионийского же стиля. Образ жизни Феодосийцев был тот же, что и в Пантикапее. На горах росли густые леса, в которых имелись резервуары прекрасной воды, пропускавшейся, посредством водопроводов, в самый город...

Но с нашествием в Тавриду Гуннов, — перед тем временем владевших землями по реке Кубани и Таманским полуостровом (в IV в. по Р. Х.), — не только пала Пантикапея, столица Босфорского (Боспорского) царства, существовавшего с 480 г. до Р. Х., но и Феодосия была разорена до основания, а также соперник их Херсонес7... Гунны отличались диким нравом, и потому миролюбивые земледельцы скифы называли их «детьми злого духа», а царя их Аттилу — «бичом Божиим». Гунны, чтобы навести страх на неприятеля, нарочно уродовали свои лица, а к шее коней навешивали кожи, содранные с черепов убитых ими врагов, — и этим страшным видом более брали, нежели мечем. Сперва они были идолопоклонниками, но в VI веке приняли христианство. Некоторые писатели полагают, что потомки их — современные Болгары.

До нашествия татар, в Феодосии, а также Судаке и других прибрежных местах, находились Венецианские колонии. Венецианцы, главным образом, торговали по берегам Азовского моря, — вели торговые сношения и с Сарматами, занимавшими степи между Доном и Волгой. Они устраивали колонии также вдоль восточного берега Крыма, куда стремились и Генуэзцы. Вследствие этого обе нации между собой враждовали, — вели войны Наконец, в конце XIII столетия генуэзцы окончательно вытеснили своих соперников, — чему содействовал крымский хан Оран-Тимур. Последний, живя в Эски-Крыме, брал с генуэзцев большую дань, так как они завели обширную торговлю. Генуэзцы, заняв под свои колонии все прибрежное пространство от Ени-Кале до Балаклавы, которой дали название «Цимбало», — более всего укрепились в Феодосии. Эту колонию они назвали «Кафа». Здесь они, по заключении с ханом мирного трактата, построили крепость (в 1386 году) с башнями, бастионами, которые обнесли глубокими рвами8. Затем взялись за оживление этого города: построили по склону холма, амфитеатр, множество зданий, костелов византийской и готической архитектуры, распланировали улицы, очистили площади и рейд для удобной якорной стоянки, исправили водопроводы и открыли фонтаны. Образовали здесь республиканское правление, во главе консулов, но при депутате от хана. Построили корабли и галеры. Заведя торговлю со всеми известными тогда коммерческими портами, они сделали Кафу одним из самых богатых городов в свете. Будучи образованными мореплавателями, они перенесли сюда все искусства средних веков из знаменитых в те времена городов Рима, Генуи и Венеции. Они впервые завели в Крыму рыбные промыслы и весьма выгодно торговали рыбой, которую перевозили в глиняных глубоких сосудах (амфорах) в Византию. От одной лишь рыбной торговли с Крымом, Византия получала пошлинами значительный государственный доход9.

Со времени присоединения Крыма к русской державе прошло сто лет, а Феодосия никак не может подняться, хотя на некоторую степень торгового значения, какое она имела когда-то. Между тем при этом городе имеется глубокая и просторная бухта, в которой некогда помещалось множество торговых судов. Еще в двадцатых годах текущего столетия торговля здесь развивалась10, но вскоре затихла, тогда как в Керчи она заметно оживилась, несмотря на мелкую и тесную ее гавань.

Генуэзцы, заходя к Кавказским берегам, заводили торговые сношения и с Арменией. Жители этой страны (арийского племени)11, склонные от природы к наживе, на генуэзских кораблях посещали берега Крыма. Многие из них, после завоевания Армении монголами, совсем сюда переселились, но прибыли из Астраханского царства, где они находились в плену. Армяне водворились в Крыму в 1840 г. Одни из них, вступая в родственные связи с генуэзцами, принимали и их религию, — почему и образовались армяно-католики.

Для обращения в католицизм жителей Крыма, в Кафу присылались в XIV в. из Рима миссионеры. Первый из них монах Джироламо состоял здесь епископом. Католическое духовенство преследовало иноверцев. Так как татар трудно было окрестить, то миссионеры взялись за Армяно-Григориан. Сперва последние согласились только признавать главой церкви Папу, но в XV веке они вынуждены были иезуитами принять и обряды католической веры, однако, не все. — Армяно-григориане утвердились в Старом Крыме, а армяне-католики в Карасубазаре. В 1779 году, для населения берегов Азовского моря, были переведены туда, вместе с греками, и армяне, основавшие там город Нахичевань. Впоследствии многие из них обратно возвратились в Крым.

Когда, по повелению Магомета II, великий его визирь Ахмет-паша в мае 1475 года прибыл с 20 000 войска на 482 судах к стенам Кафы, — генуэзцы отчаянно защищались, и еслиб, после шестидневной осады, не выдали их подкупленные армяне, генуэзцы не скоро бы сдались12. Ахмет-паша разорил Кафу, некоторые храмы обратил в мечети13, взял несколько десятков тысяч генуэзцев в плен, — взрослых в рабы, мальчиков в янычары, — девушек в гаремы. Турки переименовали Кафу в «Кефе», а потом дали городу название «Кучук-Отамбул», здесь сосредоточено было турецкое управление Крымом.

Затем турки овладели остальными генуэзскими колониями по берегам Черного моря и тоже разорили их, а с жителями поступали немилосердно: гарнизон Судака был заморен голодом. При нападении турок, генуэзцы толпами бросались спасаться в горы и пещеры, из пещер некоторые в то время были весьма глубоки и обширны. В настоящее время в эти пещеры загоняют овец зимой и рогатый скот в летнюю жару.

После генуэзцев торговля Тавриды перешла в руки армян, греков и караимов.

Примечания

1. Земли эти тогда не переходить во владение посторонних лиц, — не принадлежавших к составу Балаклавского батальона.

2. От Киммериан (Кимвров), живших здесь и в степях за 1700 л. до Р. Х.

3. Пантикапея древними одроями называлась «Сафарад», она основана за 1230 лет до Р. Х.

4. Скифы заняли степи за 1500 лет до Р. Х., вытеснив Киммериан.

5. Адвокаты древних греков не заслуживали хорошей репутации, их называли «сикофантами», — эксплуататорами тяжущихся.

6. Туника сшивалась из двух полотнищ.

7. Против этих то варваров, гуннов, император Юстиниан построил по берегам Крыма укрепления, а впоследствии освободил от них страну.

8. Цитадель их была на том месте, где теперь карантин.

9. То ли мы видим теперь в знаменитой Феодосии?...

10. Одни таможенные сборы давали тогда более 500 000 руб.

11. Геродот называл их «алародиерами», род их происходит от Иафета.

12. Турки напали на Кафу, чтобы отомстить генуэзцам за их противодействие османам во взятии Константинополя в 1453 г., при Византийском императоре Константине Палеолеге, генуэзцы защищали Византию потому собственно, что предместья Пера и Галата принадлежали им.

13. Феодосийский музей помещается в одной из таких мечетей.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь