Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

На правах рекламы:

Iphone remont ремонт ремонт iphone 6.

Главная страница » Библиотека » О.А. Габриелян, С.А. Ефимов, В.Г. Зарубин, А.Е. Кислый, А.В. Мальгин, А.Р. Никифоров, В.М. Павлов, В.П. Петров. «Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство»

2.4. Мероприятия по восстановлению прав и обустройству депортированных граждан в Крыму (1992—1997 гг.)

Распад СССР значительно осложнил решение проблем возвращения и обустройства депортированных граждан. Все, что предполагалось осуществлять усилиями огромной страны, ныне ложилось на плечи одной Украины. Другие государства, в первую очередь Россия и Узбекистан, с первых дней существования СНГ фактически уклонились от участия в оказании реальной помощи репатриантам, а международному сообществу понадобилось несколько лет на изучение проблемы.

Оказавшись в столь сложной ситуации, Верховный Совет и Совет Министров Украины нашли возможность предусмотреть в первом самостоятельном бюджете страны на 1992 г. выделение значительных средств на мероприятия по расселению и обустройству депортированных граждан. Это позволило активизировать работу непосредственно в Крыму.

В городах и районах продолжается формирование новых поселков и массивов компактного расселения крымских татар, число которых к концу 1991 г. достигло 1501, а в 1992 г. перевалило за 1802. Наиболее крупными из них становятся: в Симферополе — микрорайоны Фонтаны, Каменка, Белое, Луговое, Марьино, пос. Молодежное; в Евпатории — микрорайон Исмаил-Бей; в Бахчисарае — 6-й и 7-й микрорайоны; в Белогорском районе — микрорайон Сары-Су; в Кировском районе — микрорайон Авдет; в Первомайском районе — пос. Сарыбаш, в Симферопольском районе — с. Доброе, Пионерское, Строгановка и др. Наращиваются объемы строительно-монтажных работ по сооружению жилья, инженерных сетей, объектов социальной сферы.

Возросшую роль в этих процессах стал играть Комитет по делам депортированных народов. Однако, в его работе все более проявлялись недостатки, связанные, в первую очередь, с недостаточным контролем за использованием выделяемых бюджетных средств. Проверки контрольных органов выявили ряд серьезных финансовых нарушений. В Комитете и его дирекции отмечались слабая исполнительная дисциплина, отсутствие системы в работе с письмами и обращениями граждан и по организации личного приема. Руководство Комитета допускало ошибки, которые влекли за собой и политические последствия. Так, в целях регулирования процесса возвращения Комитет стал практиковать направление в регионы, где проживали крымские татары, именных приглашений для семей, изъявивших желание возвратиться в Крым и получить земельный участок для самостоятельного строительства индивидуального жилого дома. При этом Комитет гарантировал обеспечение вновь прибывших банковскими кредитами на строительство домов, возмещение расходов по оплате проезда и провоза багажа, помощь в обеспечении строительными материалами. Однако в ряде горрайисполкомов, несмотря на ожидаемое прибытие семей репатриантов на жительство в соответствии с приглашениями, меры по их размещению, выделению земельных участков и трудоустройству не принимались. Далеко не всем удалось получить и обещанную помощь. Поэтому часть репатриантов, столкнувшихся с таким приемом, призвала своих соотечественников не верить властям Крыма и их приглашениям, а решать вопросы, связанные с возвращением, самостоятельно. Это, безусловно, сказалось на обстановке в Крыму и не способствовало снижению числа неорганизованно прибывающих семей.

С образованием в 1991 г. национальных культурно-просветительных обществ армян, болгар, греков и немцев развернулась их деятельность по организации возвращения своих соотечественников, депортированных из Крыма в 1941—1944 гг. Так, в письме на имя председателя Верховного Совета Крымской АССР Н.В. Багрова от 13 ноября 1991 г. руководитель Крымского немецкого общества Г.В. Шауфлер писал, что «...не решается вопрос возвращения крымских немцев и других народов в Крым, предоставления им земли (территорий) для строительства ферм, поселков, культурных центров и т.д., нет никаких попыток восстановления немецкой культуры в Крыму...»3. Лидеры этих обществ также поставили вопрос о создании государственных структур, направляющих процесс репатриации.

Проблема представительства всех депортированных из Крыма этнических групп в государственных учреждениях, связанных с возвращением и обустройством репатриантов, обсуждалась на совещании, состоявшемся 5 января 1992 г. под председательством Л.Р. Безазиева с участием руководителей армянского, болгарского, греческого и немецкого национально-культурных обществ. Принятое там решение о введении в структуру Комитета по делам депортированных народов четырех штатных единиц специалистов из числа греков, армян, болгар, немцев не удовлетворило руководителей республиканских обществ4. В апреле того же года они вошли в Верховный Совет Крыма с предложением о формировании Комитета по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев и дирекции строящихся предприятий для практической работы по организованному возвращению представителей этих этносов в Крым5.

Инициатива обществ получила поддержку, и 15 июня 1992 г. при Совете Министров Крыма создается управление по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев во главе с В.А. Кнельзеном, в задачу которого входила организация практической работы по отводу земли для возвращающихся репатриантов, использованию выделяемых капиталовложений, размещению и обустройству прибывающих семей6. Управление активно развернуло свою деятельность и уже в июле представило в Совет Министров Крыма схему — прогноз расселения возвращающихся в Крым депортированных армян, болгар, греков и немцев на 1992—2000 гг., которая была утверждена постановлением Совета Министров N 171 от 21.07.1992 г.7

Таким образом, к середине 1992 г. в Крыму была сформирована определенная система государственных учреждений, деятельность которых была направлена на организацию процесса возвращения и обустройства крымских татар, армян, болгар, греков и немцев.

Массовое возвращение крымских татар поставило местные власти перед острой необходимостью первоочередного обеспечения репатриантов жильем. И хотя в 1992 г. впервые наметился некоторый спад переселенческой волны, общее число репатриантов достигло 170 тысяч человек. В 1992 г. на нужды репатриантов из бюджета Украины было выделено 8 млрд. крб., в том числе на жилищное и коммунальное строительство более 4,1 млрд. крб. Кроме того, более 2 млрд. крб. предусматривалось направить на оказание помощи семьям, ведущим индивидуальное строительство жилья и 2 млрд. крб. на социально-культурные мероприятия. К этому времени Совет по изучению производительных сил АН Украины по заказу Совета Министров Крыма разработал схему расселения и трудоустройства крымских татар на полуострове. В работе содержались оценки ресурсных возможностей и системной емкости территорий, определялись объемы расселения крымских татар по регионам и предложения по обеспечению репатриантов рабочими местами и социальной инфраструктурой. С учетом предложений и замечаний горрайисполкомов эта схема была утверждена Советом Министров Крыма в июне 1992 г.8

Руководствуясь схемой, ОДСПК и строительные организации направили усилия на первоочередное освоение районов приоритетного расселения репатриантов. В них закладываются сотни новых объектов; в т.ч. жилые дома, школы, детсады, фельдшерско-акушерские пункты, магазины, сельскохозяйственные постройки. К сожалению, в тот период времени трудно было предполагать, что объемы бюджетного финансирования мероприятий по обустройству депортированных граждан будут сокращаться из года в год, и это повлечет за собой необходимость жесткой концентрации ресурсов на основных стройках. Тем не менее, не вызывает сомнений очевидность допущенных Комитетом и ОДСПК просчетов, и, в первую очередь, распыление средств между десятками подрядчиков и сотнями объектов. Эти недостатки были отмечены и Советом Министров Крыма, рассмотревшем в ноябре 1992 г. вопрос «О работе Комитета по делам депортированных граждан по организации возвращения крымских татар»9.

В целом работа Комитета была признана недостаточной, хотя итоги 1992 г. выглядели гораздо убедительнее, чем в прошлые годы. Практически полностью были освоены средства, выделенные на капитальные вложения, что позволило ввести в эксплуатацию 46,2 тыс.кв.м жилья, 18,7 км водопроводных сетей, 80,2 км линий электропередач, 29 км дорог с твердым покрытием, школу на 120 ученических мест, 2 фельдшерско-акушерских пункта и т.д. Свет и воду получили первые поселки компактного проживания депортированных граждан. Почти 11 тысячам индивидуальных застройщиков была оказана материальная помощь для приобретения строительных материалов на общую сумму 2,1 млрд. крб.

1993 г. характеризовался дальнейшим расширением масштабов работ по обустройству, хотя бюджетом Украины на эти цели было выделено меньше средств, чем в 1992 г. Впоследствии в бюджетных приоритетах государства эта тенденция стала доминирующей и повлекла за собой многократное сокращение объемов финансирования мероприятий по возвращению и обустройству репатриантов. Однако в 1993 г., благодаря уменьшению доли средств, выделяемых на собственное строительство, удалось сохранить и даже несколько увеличить размеры капиталовложений в жилищно-коммунальное строительство. Особенно высокими темпами строилось жилье в Симферополе, Евпатории, Саках, Феодосии, Нижнегорском и Джанкойском районах. К концу года по программе обустройства крымских татар в Крыму возводились 22 многоквартирных дома на 1216 квартир и 1586 индивидуальных домов. Были электрифицированы и обеспечены водоснабжением около 20 поселков компактного проживания репатриантов. Велось строительство 5 школьных зданий на 5180 мест, 6 детских садов и яслей на 725 мест, 8 фельдшерско-акушерских пунктов, ряда объектов промышленного назначения10.

По итогам года строители сдали более 51 тыс. кв. м жилья, 55,5 км водопроводных сетей, 215,9 км линий электропередач.11 Однако продолжавшееся распыление средств по многим, не всегда первоочередным, объектам оборачивалось дальнейшим ростом объемов незавершенного строительства, и именно на это обратили внимание руководители организованного Госкомитета по делам национальностей, определяя задачи ведомства на следующий год. Выяснилось, что ассигнования, предназначенные для строительства жилья и объектов коммунального назначения, зачастую использовались для создания и финансирования малых предприятий, развития производственной базы строительных организаций.

В 1993 г. началась практическая реализация программы возвращения и обустройства депортированных граждан других национальностей. В отличие от стихийного возвращения крымских татар, руководители управления по возвращению и обустройству армян, болгар, греков и немцев и их национально-культурных обществ исходили из необходимости создания минимальных условий для переселенцев путем предварительного строительства жилья, развития инфраструктуры, создания новых рабочих мест. Проводилась работа по учету депортированных, желающих вернуться в Крым. По оценкам специалистов таких людей насчитывалось не менее 50—60 тыс. человек и с ними требовалось установить необходимые контакты, организовать сбор документов для постановки на учет и т.д. Уже к середине 1995 г. на учете в Управлении стояло 10455 семей депортированных граждан, в том числе 2462 армянских, 2315 болгарских, 4212 греческих и 1466 немецких, подавших заявления о возвращении в Крым12.

Развернулось проектирование первых поселков для репатриантов: армянских — в селах Пионерское и Белое-5 Симферопольского района, болгарских — в с. Кринички Кировского и с. Желябовка Нижнегорского районов, греческих «Акрополис» и «Понтос» в Симферопольском районе, немецких — в с. Марьяновка Красногвардейского и с. Алсфельд Сакского районов.

Вместе с тем, анализ проведенной работы свидетельствовал, что процесс возвращения и обустройства крымских татар продолжал носить стихийный характер. Отсутствие единой государственной программы подменялось установлением ежегодных квот на переселение депортированных граждан, которые во многом не учитывали реальной обстановки, как в местах их прежнего проживания, так и в Крыму, и фактически не соблюдались. В результате образовался существенный разрыв между потребностями обустройства прибывающих репатриантов и финансово-экономическими возможностями их удовлетворения.

Отсутствие четкого механизма координации на уровне Совета Министров Крыма, министерств и ведомств, исполнительных органов на местах свидетельствовало о необходимости качественно нового подхода к проблемам возвращения и обустройства депортированных граждан, структурной перестройки механизма управлением этим процессом, требовало создания в Крыму государственного органа, способного обеспечить проведение единой этнической политики, централизацию и целевое использование выделяемых ресурсов, взаимодействие различных ведомств в работе по возвращению и обустройству депортированных граждан. Такой орган, в форме Государственного комитета по делам национальностей был образован в соответствии с Законом Республики Крым «О системе центральных органов государственной власти Республики Крым».

16 ноября 1993 г. Совет Министров Крыма утвердил Положение о Государственном комитете, его структуру и штаты13, а 14 февраля 1994 г. — коллегию в составе 11 человек14. В соответствии с Положением Госкомитет участвует в формировании и обеспечивает реализацию единой государственной политики в сфере национальных отношений и миграции.

Основными задачами Госкомитета определялись:

— обеспечение в соответствии с законодательством Украины и международным правом свободного и равного развития в Крыму всех народов и этносов;

— реализация прав депортированных из Крыма граждан на возвращение, обустройство, удовлетворение национально-культурных и духовных потребностей, а также представительство в органах государственной власти, местного и регионального самоуправления;

— координация деятельности органов власти и управления по вопросам этнической политики;

— участие в межгосударственном сотрудничестве в сфере национальных отношений и миграции, подготовке и реализации межгосударственных соглашений по этим вопросам15.

Председателем Госкомитета в ранге заместителя Председателя Совета Министров был назначен А.А. Форманчук.

Ранее существовавшие Комитет по делам депортированных народов, Управление по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев и отдел по вопросам межнациональных отношений Совета Министров Крыма были ликвидированы, а большинство их работников вошли в состав Госкомитета Крыма по делам национальностей. Однако, после победы на президентских выборах лидера Республиканского движения Крыма Ю.А. Мешкова, который выразил недоверие руководству Совета Министров Крыма, А.А. Форманчук был освобожден как от должности заместителя Председателя Совета Министров Крыма, так и от должности председателя Госкомитета по делам национальностей. Председателем Госкомитета становится О.К Адаманов, ранее работавший в должности заместителя председателя16.

В дальнейшем Госкомитет подвергался неоднократным реорганизациям. Из его состава было выведено управление миграции и сегодня он называется: Республиканский комитет по делам национальностей и депортированных граждан.

Комитет продолжает выполнять возложенные на него функции, уделяя основное внимание решению проблем, связанных с возвращением, обустройством и социальной адаптацией граждан, депортированных из Крыма по национальному признаку, а также осуществляя разработку нормативно-правовой базы, позволяющей обеспечить политическую реабилитацию и необходимые условия для возвращения и обустройства репатриантов, защиту прав национальных меньшинств, составляющих большинство населения Крыма и содействие национально-культурному и духовному развитию всех этнических групп Крыма.

С созданием Государственного Комитета по делам национальностей началась реорганизация руководящих органов строительной сферы. Вместо Объединенной дирекции строящихся предприятий Комитета по делам депортированных народов в апреле 1994 г. было образовано Управление капитального строительства Государственного комитета Крыма по делам национальностей. Управление было образовано как подведомственное подразделение Госкомитета для выполнения задач обустройства и освоения капитальных вложений, выделяемых из государственного и республиканского бюджетов на возвращение крымских татар. Управление капитального строительства в соответствии со своим Положением совмещало в себе функции ОДСПК и службы заказчика-застройщика. В его обязанности входили: своевременное освоение капитальных вложений, ввод в действие строящихся объектов по программе возвращения крымских татар, разработка планов капитального строительства, координация их по регионам и т.д.

В июле 1994 г. коллегия Госкомитета Крыма по делам национальностей и депортированных граждан рассмотрела итоги работы УКСа по выполнению плана капитальных вложений и использованию средств, выделяемых на финансирование программы возвращения крымских татар. Было принято решение об изменении структуры и штатного расписания УКСа, а также об укреплении его руководства.

Эти меры были вызваны продолжающимся распылением выделяемых ресурсов, срывами нормативных сроков ввода объектов, дальнейшим ростом незавершенного производства. Вместе с тем, важной причиной невыполнения планов являлось неудовлетворительное выделение средств на финансирование капитального строительства. Начиная с 1993 г., поступление бюджетных ассигнований приобретает крайне неритмичный, не укладывающийся ни в какие графики характер. Основная их часть направляется в Крым в третьем-четвертом кварталах, в то время как в начале года строители по два-три месяца простаивают, не имея возможности вести работы из-за отсутствия финансирования. Так, в 1993 г. на четвертый квартал пришлось поступление почти 60% средств, предусмотренных годовой программой. В 1994 г. Госкомитет получил в первом квартале только 1,5% выделенных финансовых ресурсов, а в четвертом квартале — 47%. При этом ставшая подлинным бичом инфляция зачастую «съедала» к концу года реальную стоимость поступающих ассигнований, а проводимая индексация была не всегда своевременной. Несмотря на эти трудности, Госкомитету удалось добиться определенных результатов в деле реформирования строительного комплекса. Уже при формировании планов на 1994 г. было резко сокращено финансирование собственного строительства трестов, расторгнуты договоры с множеством недееспособных предприятий.

Все это позволило добиться выполнения планов строительно-монтажных работ, несмотря на то, что по сравнению с прошедшим годом размеры бюджетного финансирования капитального строительства вновь сократились. В 1994 г. строители освоили более 876 млрд. крб. капиталовложений и сдали в эксплуатацию почти 73 тыс. кв. м жилья, 112 км водопровода и 155 км линий электропередач, что позволило электрифицировать 32 поселка и подвести воду к 20 поселкам компактного проживания депортированных граждан. Были введены первые дома в строящихся и заложены 4 новых поселка для репатриантов из числа армян, болгар, греков и немцев.

Вместе с тем, ни тогда, ни в последующие годы так и не удалось полностью отказаться от не оправдавшей себя практики привлечения в качестве подрядчиков на строительстве жилья и объектов коммунальной сферы различных малых и частных предприятий, не способных своевременно осваивать выделяемые средства, а зачастую просто разбазаривающих их. Все это, как и перечисление значительной части бюджетных средств через крымскотатарский коммерческий «Имдат-банк», не раз становилось поводом для обвинений руководства Госкомнаца и Меджлиса в злоупотреблениях и коррупции со стороны ряда общественных организаций и политических сил.

Положение большинства депортированных оставалось крайне тяжелым. К середине 1994 г. из более чем 210 тысяч вернувшихся в Крым граждан только 100 тысяч имели собственное жилье, причем более 20 тысяч из них ютились в недостроенных домах без всяких удобств. В то же время около 15 тысяч индивидуальных застройщиков из-за отсутствия средств вынуждены были прекратить строительство собственных домов. Более половины трудоспособных репатриантов не имело работы, перебиваясь случайными заработками, а значительная часть была вынуждена трудиться не по специальности, поскольку в местах их нового проживания, особенно в сельской местности, практически отсутствовали рабочие места, связанные с профилем их прежней деятельности и полученным образованием.

Сокращение ассигнований, влекущее за собой не только снижение объемов капитальных вложений, но и уменьшение компенсационных выплат и материальной помощи, крайне негативно сказывалось на социально-политической ситуации в Крыму, придавало ей взрывоопасный характер. Наиболее отчетливо это проявилось во время июньских событий 1995 г. в Восточном Крыму, когда справедливое недовольство репатриантов было использовано определенными теневыми структурами в целях дальнейшей дестабилизации обстановки и повлекло за собой жертвы среди крымских татар.

Возникшее противостояние получило должную оценку президента и Кабинета Министров Украины. Итогом анализа причин происшедшего стало известное Постановление Кабинета Министров Украины № 636 от 18 августа 1995 г., наметившее ряд мер, направленных на стабилизацию политико-правовой ситуации в Крыму и улучшение работы по обустройству депортированных граждан. В частности, Постановлением предусматривалось дополнительное выделение 2 трлн. крб. на капитальное строительство, решение ряда социальных, правовых и культурных запросов репатриантов. Тогда же, отвечая на многочисленные пожелания общественности, Кабинет Министров Украины определяет в качестве одной из первоочередных задач разработку государственной программы возвращения и обустройства депортированных граждан. Выполнение этой работы поручается Государственному комитету Украины по градостроительству и архитектуре, и в частности киевскому НИИ «Гипроград», совместно с Госкомитетом Крыма по делам национальностей и депортированных граждан.

Проведя необходимые изыскания, разработчики в конце 1995 г. представили на согласование Правительству Крыма проект государственной программы, рассчитанной на обустройство примерно 500 тыс. депортированных граждан, как уже проживающих, так и могущих вернуться в Крым в течение ближайших 10 лет. Проектом намечались комплексное решение проблем расселения, проектирование и застройка населенных пунктов, создание соответствующей инфраструктуры и новых рабочих мест, удовлетворение социальных и культурных запросов депортированных граждан. В соответствии с проектом, реализация этой программы предусматривала бюджетное финансирование в размерах 350 трлн. крб. Безусловно, в условиях продолжающегося в Украине социально-экономического кризиса подобные затраты были маловероятны, и проект отправляется на доработку.

Так заканчивался 1995 г., в ходе которого дальнейшее сокращение бюджетных ассигнований впервые сопровождалось недофинансированием даже предусмотренных затрат. В частности, из предусмотренных Постановлением Кабинетом Министров Украины № 636 от 11 августа 1995 г. дополнительных 2 трлн. крб., около половины так и не поступили в Крым. В результате репатрианты не получили более 10 тыс. кв. м жилья и 70 км инженерных сетей. Вместе с тем, в 1995 г. усилиями Госкомитета удалось решить несколько принципиально важных для последующего обустройства репатриантов вопросов. Правительство Крыма приняло решение об организации в структуре горрайисполкомов отделов по делам межнациональных отношений, что значительно усилило исполнительную вертикаль и повысило эффективность работы на местах. Было разработано Положение о выкупе жилья для остро нуждающихся депортированных граждан, позволяющее направлять часть средств на приобретение жилых домов и квартир. Практика показала более высокую эффективность выкупа по сравнению со строительством жилья, однако его внедрение, в силу законодательной неурегулированности вопроса, потребовало впоследствии значительных усилий, включая отклонение через Верховный Суд Автономной Республики Крым протеста Прокурора, требовавшего прекратить выкуп в связи с его несоответствием жилищному законодательству Украины.

Несмотря на финансовые трудности, строители смогли ввести в эксплуатацию 53,4 тыс. кв. м жилья, 142 км водопровода, 219 км линий электропередач, 15 км дорог, детский сад на 140 мест. Впервые удалось сконцентрировать финансовые ресурсы на пусковых объектах с 70—80% готовностью и несколько уменьшить объемы незавершенного строительства. Следует отметить, что, несмотря на снижение объемов финансирования, на обустройство репатриантов ежегодно выделялось до 5% капиталовложений, направляемых в Украине для социальной сферы, хотя депортированные граждане составляли менее 0,5% ее населения17. Тем не менее, к концу года в Крыму насчитывалось более 1,6 тыс. объектов незавершенки, среди которых доминировали жилые дома, а также объекты коммунального и хозяйственного назначения. Многие из них оставались в замороженном состоянии в течение 2—3-х лет и при отсутствии средств на их консервацию и охрану, приходили в негодность и расхищались.

Еще более тяжелым для 250 тысяч репатриантов, вернувшихся в Крым, стал 1996 г. Длительная полемика между Симферополем и Киевом по поводу источников финансирования программы возвращения и обустройства депортированных граждан завершилась дальнейшим сокращением бюджетных ассигнований на эти цели и малопродуктивным решением о финансировании социально-культурных мероприятий из крымского бюджета. В результате в течение января-февраля средства на обустройство репатриантов не поступали вообще, что еще более обострило, как ситуацию в целом, так и отношения с подрядными организациями, задолженность которым по объектам, сданным в 1995 г., превысила 560 млрд. крб.

Дальнейшее углубление кризиса и серьезные сбои в реализации мероприятий, намеченных постановлением Кабинета Министров Украины № 636 от 11 августа 1995 г., вынудили Киев вновь вернуться к вопросу о положении в Крыму. 18 марта 1996 г. Кабинет Министров Украины принимает постановление № 331 «О мерах по разрешению социально — экономических, этнических и гуманитарных проблем в Автономной Республике Крым».

Составной частью этого Постановления стала «Программа первоочередных мер по расселению и обустройству депортированных крымских татар и лиц других национальностей, которые возвратились и проживают в Автономной Республике Крым, на 1996—2000 гг.». В основу Программы легли разработки и предложения Киевского НИИ «Гипроград», однако, как подчеркивалось в документе, «цель программы — определение основных объемов необходимых затрат на капитальное строительство, направленных на удовлетворение жизненно важных потребностей депортированных граждан, исходя из реальных финансово-экономических возможностей Украины и Автономной Республики Крым».

В результате объемы намечаемого на 1996 — 2000 гг. финансирования мероприятий по обустройству репатриантов по сравнению с первым вариантом сократились до 19,5 трлн. крб., в т.ч. на жилищное строительство — 5,94 трлн. крб, на коммунальное строительство — 12,54 трлн. крб. и на строительство объектов социально-бытового назначения 1,04 трлн. крб. При этом из государственного бюджета Украины на эти цели намечалось направить 18,83 трлн. крб, а из республиканского бюджета Крыма — 0,69 трлн. крб.

Программа предусматривала строительство в течение предстоящих пяти лет 101,8 тыс. кв. м жилья, 1 тыс. км линий электропередач, 755 км водопровода, 50 км дорог, 57 км газопровода, 141 км канализационных сетей, 3 школ, 3 детских садов, 19 фельдшерско-акушерских пунктов и 14 магазинов. К сожалению, эти задания не только не отвечали реальным потребностям репатриантов, но и уступали уже достигнутым в 1994—1995 гг. объемам строительства жилья и инженерных сетей. Так, за эти два года было сдано в эксплуатацию 126 тыс.кв.м жилья, т.е. больше, чем предусматривалось ввести в течение следующих пяти лет.

В целом, принятая программа позволяет обеспечить жильем не более 1,5 тыс. семей и в основном завершить электрификацию и водоснабжение имеющихся поселков компактного проживания депортированных граждан, оставляя за своими рамками многие вопросы обустройства, в первую очередь, для более чем 100 тысяч репатриантов, не имеющих сегодня крыши над головой, а также газификацию, строительство дорог и канализационной сети и др. Более того, данная программа совершенно не учитывает потребности десятков тысяч крымских татар, армян, болгар, греков, и немцев, собирающихся вернуться в Крым в ближайшие годы, но оказывающихся фактически вне сферы ее действия.

Таким образом, возвращение и обустройство депортированных граждан растягиваются на неопределенные сроки, так как предусмотренные программой финансовые затраты не позволяют рассчитывать на завершение этой работы к 2000 г. По самым скромным подсчетам для обустройства только вернувшихся в Крым репатриантов за счет бюджетных источников финансирования необходимо ввести не менее 700 тыс. кв.м жилья и сотни объектов коммунального и социально-культурного назначения, создать до 30 тыс. дополнительных рабочих мест и т.д. Все это требует значительных капиталовложений, выделение которых сегодня не представляется возможным в силу кризисного состояния экономики Украины.

О том, что это действительно так, свидетельствовал и ход реализации Программы в 1996 г. В соответствии с расчетами на этот год предусматривалось выделение лимитов капитальных вложений в объеме 2.8 трлн. крб. (28 млн. грн.) из государственного бюджета и 100 млрд. крб. (1 млн. грн.) из республиканского бюджета Крыма. 1,4 трлн. крб. (14 млн. грн.) предполагалось направить на социально-культурные мероприятия. Однако, несмотря на государственный статус программы и постоянный контроль за ходом ее реализации со стороны всех заинтересованных сторон, к концу 1996 г. не удалось добиться выполнения соответствующими органами финансовых обязательств перед репатриантами. Капитальные вложения были профинансированы в объеме 7,5 млн. грн. (25,8%), а на социально — культурные мероприятия было перечислено около 3,7 млн. грн. (27,4% от намеченного).

В результате неудовлетворительного финансирования оказались сорванными планы строительства жилья, инженерных сетей и коммуникаций, возросли объемы незавершенного производства. Ввод жилья составил 7,6 тыс.кв.м при плане 45 тыс.кв.м. Построено лишь 27,3 км линий электропередач (18%), 8,8 км водопровода (9%). Задолженность строительным подрядным организациям превысила 4,5 млн. грн., включая неоплаченные долги 1995 г. Серьезные проблемы имели место в социально — культурной сфере, где из-за недостатка средств не удалось своевременно осуществлять расчеты с гражданами и организациями за проезд и провоз багажа, подвоз воды, проживание в общежитиях и т.д. В итоге ряд хозяйственных организаций, имевших договоры с Рескомитетом на оплату оказываемых репатриантам транспортных, коммунальных и других услуг, предъявил иски о взыскании задолженностей в судебном порядке.

Ситуация с обустройством депортированных граждан не раз становилась предметом обсуждения на заседаниях Кабинета Министров Украины и Совета Министров Автономной Республики Крым, рассматривалась на заседаниях Республиканской комиссии по делам депортированных народов Крыма, на многочисленных совещаниях, проводимых под руководством высокопоставленных официальных лиц, однако основная проблема — своевременное и полное финансирование программы первоочередных мер — так и не была решена.

Это подтвердилось и в 1997 г., когда в государственном бюджете Украины вообще не были предусмотрены расходы на капитальное строительство по программе обустройства репатриантов. Только спустя несколько месяцев удалось перевести в капитальные вложения часть средств, выделенных для депортированных граждан в целом. В результате финансирование капитального строительства составило 6,6 млн. грн. из бюджета Украины и 0,7 млн. грн. из республиканского бюджета Крыма. Это при том, что по программе первоочередных мер предусматривалось выделение на эти цели в 1997 г. 35 млн. грн. из государственного бюджета и 1,2 млн. грн. из бюджета автономии. Уже сегодня очевидно, что намеченные программой объемы финансирования не будут выдерживаться и в дальнейшем.

Тем не менее, более рациональное использование ресурсов позволило превысить объемы выполненных работ по сравнению с 1996 г. Ввод жилья составил 8,4 тыс. кв.м., водопроводных сетей — 33,9 км, линий электропередач — 99,1 км. Построено также 15 трансформаторных подстанций и ряд других объектов18.

В 1997 г. увеличились объемы выкупаемого жилья. Если в 1996 г. было выкуплено 44 дома и квартиры, то в 1997 г. — более 70. Это позволило полностью рассчитаться с долгами по выкупу жилья за 1995 г., хотя остается еще более 150 не оплаченных распоряжений, подписанных в 1996—1997 гг.

Подводя некоторые итоги реализации мер по обустройству депортированных граждан в 1992—1997 гг., следует отметить, что объемы бюджетного финансирования, при всей его недостаточности, свидетельствуют о стремлении Украины продолжать выполнение своих обязательств перед репатриантами. Вместе с тем, углубление социально-экономического кризиса в стране ведет к неуклонному сокращению возможностей государства. Об этом свидетельствует приводимая ниже таблица:

Годы Объем бюджетных средств, фактически полученных по программе обустройства репатриантов Эквивалент в долларах США
1992 8,1 млрд. крб. 95,2 млн. дол.
1993 75,0 млрд. крб. 80,5 млн. дол.
1994 1064,0 млрд. крб. 59,6 млн. дол.
1995 2898,0 млрд. крб. 32,2 млн. дол.
1996 8,9 млн. грн. 5,1 млн. дол.
1997 13,1 млн. грн. 6,9 млн. дол.

Из этого следует, что за время существования независимой Украины на мероприятия по обустройству депортированных граждан были выделены средства, эквивалентные 280 млн. долларов США, три четверти которых поступили в 1992—1994 гг.

К январю 1998 г. на постоянное жительство в республику возвратилось более 260 тыс. депортированных граждан, из них прописано 249,5 тыс. крымских татар и 3,7 тыс. армян, болгар, греков и немцев19. Их доля в составе населения Крыма (без г. Севастополя) достигла 11,5%. Основная масса репатриантов переселилась из Узбекистана (80%), Российской Федерации (14%) и Таджикистана (3%).20

Следует отметить, что в последние годы поток репатриантов заметно сократился (с 41,4 тыс. в 1991 до 5,3 тыс. в 1997 г.), хотя за пределами Крыма все еще остаются десятки тысяч депортированных граждан разных национальностей. Наиболее крупными регионами нынешнего расселения крымских татар за пределами Крыма остаются Узбекистан (до 110 тыс. человек по оценочным данным), Краснодарский и Ставропольский края Российской Федерации (10—12 тыс. человек), Херсонская, Николаевская и Запорожская области Украины (8—10 тыс. человек), Таджикистан (4—5 тыс. человек). Безусловно, какая-то их часть в ближайшие годы переедет в Крым, однако назвать даже приблизительные цифры не представляется возможным. Так, по данным социологических опросов, проведенных в Узбекистане, 73% опрошенных готовятся к возвращению в Крым в течение ближайших 5—7 лет. В то же время, около четверти из них не собираются этого делать21.

Кроме того, начиная с 1992 г., наблюдается ежегодный, отчасти сезонный отток из Крыма 4—5 тыс. крымских татар, не сумевших обустроиться на исторической родине. В последние годы средний миграционный оборот населения полуострова составляет 140—160 тыс. человек (162,2 тыс. в 1993 г., 144,5 тыс. в 1994 г., 141,7 тыс. в 1995 г.), что значительно меньше, чем в 1990 г., когда он превышал 240 тыс. человек. В 1993—1995 гг. в Крым прибыло 229 тыс. человек, из них 39,3 тыс. крымских татар, возвратившихся из мест депортации. Убыло за эти годы 219,9 тыс. человек, в т.ч. 14,2 тыс. крымских татар22.

Возвращение в Крым депортированных армян, болгар, греков и немцев началось в 60—70-е гг., однако до настоящего времени этот процесс не приобрел массового характера в связи с различием в подходах к организации и проведению репатриации и обустройства. Хотя в настоящее время в Крыму проживает около 4 тыс. депортированных граждан этих национальностей, только на учете в Рескомнаце Крыма состоят 12765 семей армян, болгар, греков и немцев, выразивших желание вернуться в родные места в ходе реализации программы. Их общая численность превышает 40 тыс. человек.

Расселение репатриантов — крымских татар — осуществляется неравномерно. Если в Бахчисарайском, Кировском, Первомайском, Советском районах их удельный вес составляет 20—25%, а в Белогорском превысил 32%, то в районе Большой Ялты он равен 0,9%, в Алуште — 4,3%, Феодосии — 5,6%. Более 75% репатриантов проживают в сельской местности. В Крыму насчитывается более 250 поселков и микрорайонов компактного расселения депортированных. Около четверти из них не обеспечены электроэнергией, а более 65% — водой. Уровень газификации не превышает 4%. Канализационные сети практически отсутствуют. В большинстве поселков нет дорог с твердым покрытием, фельдшерско-акушерских пунктов, магазинов, телефонной связи, автобусного сообщения с близлежащими городами и райцентрами. Во многом все это является следствием практики самозахватов земельных участков, имевшей широкое распространение среди крымских татар в 1991—1992 гг., нетерпения со стороны лидеров ОКНД и Меджлиса и непонимания ими стратегии освоения территорий, недооценки важности предварительного инженерного обустройства23.

Для индивидуального обустройства репатриантов выделено 45,5 тыс. земельных участков. Лишь на 5 тыс. из них завершено строительство индивидуальных домов, еще столько же находятся в стадии отделки. Не начато освоение каждого девятого участка. Владельцы большинства остальных в течение нескольких лет не в состоянии завершить начатое строительства жилья из-за отсутствия средств. При этом около 21 тыс. семей живут в недостроенных домах, зачастую не имея элементарных бытовых удобств.

В 1991—1997 гг. за счет государственных капитальных вложений построено более 5 тыс. и выкуплено 380 домов и квартир, что позволило обеспечить жильем примерно 20 тыс. человек24. В очереди на получение государственного жилья в исполкомах и райгосадминистрациях стоят свыше 16 тыс. семей репатриантов.

В целом, по Крыму на 1 января 1997 г. имели жилье 135 тыс. человек, из которых 110 тыс. проживали в собственных домах, а более 20 тыс. в государственных квартирах. Около 120 тыс. репатриантов не имели жилья в том числе: жили в общежитиях — 10,8 тыс. человек, на частных квартирах — 47 тыс. и в недостроенных домах и времянках — более 60 тыс. человек.

Острой проблемой продолжает оставаться занятость репатриантов. В целом по Крыму из 133 тыс. трудоспособных имеют постоянную или сезонную работу менее 70 тыс. человек. Около половины из них заняты в сельском хозяйстве, свыше 11 тысяч — в промышленности и строительстве. В учреждениях образования работают 4,3 тыс. человек, здравоохранения — 3,7 тыс.

Из 64 тыс. неработающих более 70% проживают в сельской местности. При этом в ряде городов и районов уровень безработицы среди крымских татар составляет 55—60% (Алушта, Феодосия, Ленинский, Сакский и Джанкойский районы). Серьезным препятствием для трудоустройства квалифицированных специалистов является отсутствие у многих из них гражданства Украины, что мешает, в частности, поступлению на государственную службу. Имеются факты, когда крымскотатарские юноши даже после службы в армии вместо паспорта получают временные удостоверения. В целом, к концу 1997 г. по данным ГУ МВД Украины в Крыму более 90 тыс. крымских татар, вернувшихся в Крым в 1992—1997 гг., не имели гражданства Украины, оставаясь подданными других государств или лицами без гражданства25. Все это значительно усугубляет и без того напряженную социально-политическую обстановку на полуострове26.

Несмотря на трудности финансового характера, Рескомитет по делам национальностей и депортированных граждан оказывал материальную помощь различным категориям нуждающихся репатриантов, в т.ч. многодетным семьям, инвалидам, престарелым, а также пострадавшим от стихийных бедствий. Общая сумма этой помощи в 1996 г. составила около 230 тыс. грн., в 1997 г. размеры выплат выросли до 855 тыс. грн. Более 2 тыс. человек было оплачено приобретение необходимых для лечения лекарств. Рескомитет оплатил также ряд сложных операций в хирургических клиниках Москвы, Киева, Одессы, Симферополя. Всего по статье «Здравоохранение» в 1996 г. было израсходовано 133 тыс. грн., в 1997 г. — 204 тыс. грн. 30 семьям индивидуальных застройщиков в 1996 г. была предоставлена помощь для завершения строительства жилья в размере 45 тыс. грн., в 1997 г. 65 семей получили на эти цели 119 тыс. грн. В виде компенсации за проезд и провоз багажа в 1997 г. выплачено 1,4 млн. грн (1996 г. — 878 тыс. грн.). Следует, однако, подчеркнуть, что размеры оказываемой помощи далеко не отвечают реальным потребностям репатриантов, в первую очередь, индивидуальных застройщиков.

Примечания

1. Справка УВД Крыма о прописанных и проживающих депортированных гражданах по состоянию на 1 ноября 1991 г.

2. Справка УВД Крыма о прописанных и проживающих депортированных гражданах по состоянию на 1 декабря 1992 г.

3. Открытое письмо Председателя Крымского немецкого общества Председателю Верховного Совета Крымской АССР Багрову Н.В. от 13 ноября 1991 г. № 69.

4. Протокол совещания при заместителе Председателя Совета Министров Крымской АССР от 3 января 1992 г.

5. Письмо председателей республиканских обществ армян, болгар, греков и немцев Председателю Верховного Совета Крыма Багрову Н.В. от 8 апреля 1992 г.

6. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Совета Министров Крыма..., с. 113—122.

7. Там же, с. 124—130.

8. Там же, с. 135—138.

9. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Правительства Автономной Республики Крым..., ч. I. — С. 30—33.

10. Отчет о работе Комитета по делам национальностей и депортированных граждан за 1992 г. — С. 4—5.

11. Справка о выполнении плана капитальных вложений по программе возвращения депортированных народов за 1993 г.

12. Отчет о работе управления по возвращению и обустройству депортированных армян, болгар, греков и немцев за 1-е полугодие 1995 г. — С. 1.

13. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Правительства Автономной Республики... ч. I. — С. 61.

14. Там же, с. 86—87.

15. Там же, с. 78—85.

16. Там же, с. 21.

17. Шульга М.А. и др. Україна: проблеми зовнішніх міграцій. — Київ, 1997. — С. 38.

18. Отчет о работе Рескомитета по обустройству депортированных граждан в 1997 г.

19. Сведения ГУ МВД Украины в Крыму о проживающих и прописанных в Автономной Республике Крым депортированных гражданах на 1 января 1998 г.

20. Габриелян О.А., Петров В.П. Указ. соч. — С. 42.

21. Голос Крыма — 5 декабря 1997 г.

22. Овод В. Миграционные процессы в Крыму: История, проблемы, перспективы. — Симферополь, 1997. — С. 39—40.

23. В соответствии с мировым градостроительным опытом Комитет депортированных народов (в период, когда его возглавляли Л. Безазиев и Р. Джемилев) делал упор на прокладку коммуникаций, за что подвергался необоснованной критике со стороны лидеров ОКНД и Меджлиса. С уходом Л. Безазиева от этой практики отказались. См.: Ефимов С. Доклад на международном симпозиуме «Проблемы миграции и возвращение депортированных в Украину». — Киев, 1997. С. 137.

24. Там же, с. 8.

25. Более подробно о проблемах получения гражданства Украины репатриантами, возвратившимися на постоянное место жительства в Крым из других государств СНГ, см.: Прибыткова И. Влияние института гражданства на процессы возвращения и обустройства ранее депортированных народов и лиц в Крыму. — Киев, 1997. По данным ГУ МВД Украины в Крыму в 1992—1997 гг. украинское гражданство получили 1846 крымских татар, из них в 1997 г. — 1758.

26. Отчет управления по возвращению и обустройству крымских татар Госкомитета Автономной Республики Крым по делам национальностей и депортированных граждан о социально-экономическом положении крымских татар по состоянию на 1 января 1997 г.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь