Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » О.А. Габриелян, С.А. Ефимов, В.Г. Зарубин, А.Е. Кислый, А.В. Мальгин, А.Р. Никифоров, В.М. Павлов, В.П. Петров. «Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство»

2.3. Изменение статуса Крыма и отношение к этому различных общественно-политических сил и национальных движений

К концу 80-х гг. пробуждение политической активности населения отмечается и в Крыму. Обострение экономической ситуации и связанные с этим трудности, озабоченность состоянием окружающей среды, переосмысление исторических событий, критика в адрес КПСС и ее руководителей, проблема статуса Крыма стали причиной размежевания общества по политическому, идеологическому, национальному и другим признакам.

Процесс образования политизированных объединений граждан получил свое оформление в 1989 г. Представителями научной и творческой интеллигенции создается крымское отделение историко-просветительного общества «Мемориал». В июне образуется местный «Демократический союз», провозгласивший своей целью борьбу с существующим общественным строем и прежде всего с КПСС.

Дальнейшее развитие событий, связанное с многочисленными выборами, отменой статьи Конституции СССР о руководящей и направляющей роли Коммунистической партии, межнациональными конфликтами в ряде союзных республик, вызвало появление многочисленных политических объединений и общественных организаций.

Именно в этот период рост национального самосознания представителей этнических меньшинств, проживающих на полуострове, находит воплощение в создании национально — культурных обществ. Одними из первых возникают Общество советских немцев Крыма, Крымское армянское общество, Крымское азербайджанское общество, еврейское общество культуры, Крымское караимское общество, Общество советских греков1. Впоследствии организуются Русское общество Крыма и Крымское общество русской культуры2, культурно-просветительные общества украинцев3.

Рост центробежных тенденций на уровне союзных и автономных республик, продиктованный реальной необходимостью повышения их экономической самостоятельности, очевидная неспособность центральных органов власти и управления взять на себя ответственность в проведении политических, экономических и социальных преобразований, подталкивала регионы на поиск новых возможностей для поддержания порядка, сохранения условий для нормальной жизнедеятельности. Этот процесс вызвал так называемый парад суверенитетов республик. Специфика ситуации в Крыму заключалась в том, что массовое возвращение крымских татар, активизация национального движения, учащающиеся акции протеста, столкновения с представителями властей и местным населением поставили такие проблемы, решение которых требовало гораздо больших полномочий, чем те, которыми располагала область. Эти проблемы имели и другой аспект, поскольку возвращение репатриантов вызвало в крымском обществе широкие дискуссии по вопросам, связанным с законностью депортации из Крыма целых этносов, упразднения Крымской АССР, передачи Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР.

Указанные обстоятельства послужили причиной того, что в сознании крымчан усилились настроения, связанные с воссозданием автономии в Крыму.

В этих условиях Крымский обком КПУ оказался не готов к решению данного вопроса. Правда, выступая на сентябрьском (1989 г.) пленуме ЦК КПСС первый секретарь Крымского обкома партии А.Н. Гиренко внес предложение о принятии специального Закона о Крыме, «который бы учитывал такие факторы как уникальное историческое и этническое прошлое края, его значение как Всесоюзной здравницы, многонациональный состав населения и проблему крымских татар», однако эта идея не получила развития.4

В то же время, проблема статуса Крыма активно дебатировалась в различных общественно-политических объединениях. Немаловажную роль в развитии этого вопроса сыграли статьи и выступления профессора СГУ, доктора философских наук В.Н. Сагатовского, отстаивавшего концепцию придания Крыму статуса республики5. По его мнению, следовало учитывать, что Крым на протяжении всей своей истории был и остается многонациональным регионом, обладает уникальными природными условиями, реально является всесоюзной здравницей, из чего возникает необходимость придания Крыму статуса «союзной интернационально-территориальной автономии». При этом высший орган власти этого образования — Совет народных депутатов Тавриды — «должен иметь две палаты: территориальную и национальную. В последней все народы Крыма должны быть представлены на равных». Таким образом, можно было бы одновременно решить две проблемы: «саморазвития Крыма и использования его в интересах Союза в целом в полную меру его возможностей на основе экономической самостоятельности и единства всех населяющих его народов».6 Эти идеи нашли свое наиболее последовательное отражение в программных документах организации «Демократическая Таврида»7.

К повышению статуса Крыма вернулись и в Центре. 28 ноября 1989 г. в Постановлении Верховного Совета СССР «О выводах и предложениях комиссии по проблемам советских немцев и крымскотатарского народа»8 указывалось, что «восстановление прав крымскотатарского народа не может быть осуществлено без восстановления автономии Крыма путем образования Крымской АССР в составе Украинской ССР. Это соответствовало бы интересам как крымских татар, так и представителей других национальностей, проживающих ныне в Крыму»9.

С приближением даты выборов в Крымский облсовет проблемы повышения статуса Крыма все чаще, обсуждались в обществе. Рассматривались возможные формы крымской автономии от автономной области до автономной республики, проблемы как национальной, так и территориальной принадлежности: в составе Украины, России, либо в качестве союзной республики, намечались механизмы повышения статуса. Эти темы активно звучали в предвыборных речах кандидатов в депутаты, были включены в их предвыборные программы, причем некоторые из них (С.А. Ефимов, Н.В. Косухин, Ю.Д. Розгонюк, избранные впоследствии депутатами облсовета) предлагали проблему повышения статуса Крыма решить на общекрымском референдуме.10

Проблема статуса Крыма была поднята уже на первой сессии Крымского облсовета (апрель 1990 г.). Различные ее аспекты дебатировались в Постоянных комиссиях облсовета, в частности комиссии по законодательству. Именно на ее заседании депутаты Б.В. Кизилов и Ю.А. Мешков настаивали на принятии обращения к избирателям и депутатам разных уровней по поводу повышения статуса Крыма.11

Выступивший на второй сессии облсовета Б.В. Кизилов, предложил начать процесс повышения статуса Крыма с создания рабочей группы по изучению документов о ликвидации Крымской АССР в 1945—1946 гг. Сессия решила сформировать комитет по выработке и обобщению предложений о статусе Крыма, в который вошли депутаты облсовета, народные депутаты СССР и УССР, представители национально-культурных обществ, крымскотатарских организаций, юристы, ученые. В составе этого комитета были образованы три группы: по государственно-правовым вопросам и научно-методическому обеспечению определения статуса Крыма (руководитель Л.И. Грач), экономическим (Н.П. Демченко) и организационным вопросам (Г.И. Капшук).

В течение июля-августа 1990 г. группы проработали несколько вариантов повышения статуса Крыма. Рассматривались и различные его формы (от автономной области до союзной республики). Но наиболее приемлемой для большинства оказалась форма автономной республики.

По вопросу о механизме повышения статуса Крыма к единодушному мнению прийти не удалось. Оргкомитетом было предложено несколько вариантов:

1) через съезд депутатов различных уровней;

2) через съезд народов Крыма;

3) через совместную сессию Крымского областного и Севастопольского городского Совета с делегированием депутатов местных Советов и представителей национально-культурных обществ;

4) через сессию Крымского областного Совета с делегированием депутатов Севастопольского городского Совета и представителей национально-культурных обществ;

5) через сессию Крымского областного Совета с приглашением председателей Севастопольского городского и других Советов области и представителей национально-культурных обществ.

3-я сессия облсовета (сентябрь 1990 г.), обсуждавшая эти предложения, долго не могла прийти к единому мнению. Выступивший по данному вопросу депутат С.А. Ефимов предложил провести общекрымский референдум, с чем согласилось большинство депутатов12. Сессия также приняла заявление об отмене незаконных актов 1945—1946 гг., ликвидировавших Крымскую АССР, направив его в адрес Верховного Совета СССР и РСФСР.

С идеей проведения общекрымской) референдума согласились и делегаты проходившей спустя полтора месяца 42-й Крымский областной партийной конференции. В принятой резолюции «О национальной политике» подчеркивалось: «Конференция считает, что в современных условиях наиболее приемлемым вариантом является воссоздание Крымской АССР, как субъекта СССР, (...) окончательное решение по статусу Крыма может быть принято только на основе волеизъявления всех граждан Крыма путем референдума»

Вопрос с статусе Крыма рассматривался и на заседании Президиума Верховного Совета Украинской ССР. Все выступавшие на нем (12 человек) согласились с тем, что Крым имеет право на автономию (или особый статус)13.

4-я внеочередная сессия Крымского облсовета (12 ноября 1990 г.), несмотря на выступление тогдашнего Председателя Верховного Совета УССР Л.М. Кравчука, высказывавшегося против проведения референдума, как способа восстановления крымской автономии, приняла «Декларацию о государственном и правовом статусе Крыма» («за» — 109, «против» — 3, «воздержалось» — 6). В ней говорилось: «Крымский областной Совет народных депутатов считает Указ Президиума Верховного Совета ССР от 30 июня 1945 г. и Закон РСФСР от 25 июня 1946 г., упразднившие Крымскую АССР, неконструктивными и заявляет о праве народов Крыма на воссоздание государственности и форме Крымской АССР как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора. Реализация этого права должна быть осуществлена исключительно на основе волеизъявления народа путем референдума». Сессия своим постановлением приняла Временное положение о референдуме и порядке его проведения на территории Крымской области Украинской ССР, определила его дату — 20 января 1991 г. и образовала комиссию по организации референдума. В состав комиссии вошли представители репатриирующихся этносов А.С. Данелян, Ю.Б. Османов, Х.И. Шонус. Было принято решение обратиться к Верховным Советам РСФСР, УССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР, Киргизской ССР, Казахской ССР оказать содействие в проведении референдума среди депортированных из Крыма, проживающих на соответствующих территориях.14

Проведение референдума поддержали такие общественно-политические организации как Крымское отделение Всесоюзного историко-просветительского общества «Мемориал», «Демократическая Таврида», «Экология и мир» и др.

20 января 1991 г. первый в СССР референдум состоялся. Общее число граждан, внесенных в списки для голосования, составило 1 770 841 человек; число граждан, получивших бюллетени — 1 443 260; приняли участи в голосовании — 1 441 019 человек (81,37% от внесенных в списки).

За воссоздание Крымской АССР как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора проголосовало 1 343 855 человек (93, 26% от принявших участие в референдуме). Число голосов противников составило 81 254 человек (5,64% от принявших участие в голосовании).

24 января 1991 г. 5-я сессия Крымского облсовета утвердила итоги референдума и обратилась к Верховному Совету УССР с предложением рассмотреть и внести соответствующие изменения в Конституцию УССР, закрепляющие итоги референдума, и войти с представлением к съезду народных депутатов СССР о внесении соответствующих изменений и дополнений в Конституцию СССР и определении до принятия Конституции Крымской АССР порядка формирования ее властных органов15.

Сессия Верховного Совета УССР 12 февраля 1991 г. приняла Закон «О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики» (из 450 народных депутатов УССР в поименном голосовании приняли участие 355 человек, «за» проголосовало 253 депутата) и постановление о введении его в действие. Как известно, мировой опыт предусматривает несколько форм автономии: политическую, административную, национально-культурную, национально-персональную и др. Политическая автономия связана со статусом автономного государства (государственного образования), входящего в состав другого государства. Это высший уровень автономии, в том понимании, что государства (государственные образования) — субъекты такой автономии — обладают значительным объемом полномочий политического характера (Конституцией, законодательством, правом на самостоятельное решение вопросов административно-территориального деления и т.д.).

Политическая автономия, с юридической точки зрения, устанавливается на договорной основе или путем издания специального закона о распределении (разграничении) полномочий. Реальная политическая, экономическая, этническая специфика Крыма подразумевала именно такую форму автономии в рамках сначала СССР, а затем украинского государства, что нашло отражение в проектах Конституции Крыма и Закона «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым». Однако с самого начала становления украинской государственности ее властные структуры не проявили должного понимания особенностей исторического и этнического развития Крыма, что негативно сказалось на последующих отношениях между Киевом и Симферополем. Следует подчеркнуть, что обострение этих отношений стало естественной реакцией со стороны Крыма на попытки определенных национал-радикальных сил принизить статус автономии, лишив ее важных полномочий, хотя и в Конституции Украины и в последней редакции Конституции Автономной Республики Крым однозначно фиксируется единство территории Украины.

Крымская АССР восстанавливалась в пределах территории Крымской области в составе УССР. Крымский облсовет временно, «до принятия Конституции Крымской АССР и создания на ее основе конституционных органов власти», признавался «высшим органом государственной власти на территории Крымской АССР» и получил статус Верховного Совета Крымской АССР. Постановлялось в месячный срок избрать тайным голосованием «соответствующее количество народных депутатов Крымской АССР в Верховный Совет Крымской АССР от организаций, национально-культурных обществ и других общественных объединений депортированных народов Крыма на областных собраниях этих организаций и соответствующее количество народных депутатов Крымской АССР из числа народных депутатов Севастопольского городского Совета»16.

7 марта 1991 г. Верховный Совет СССР своим постановлением «Об отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 г. «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечению их прав» отменил Указ Верховного Совета СССР от 30 июня 1945 г. «О преобразовании Крымской АССР в Крымскую область в составе РСФСР» и ряд дискриминационных актов в отношении крымских татар17.

Восстановление крымской государственности вызвало и негативную реакцию некоторых политических сил. Так, Центральный Совет Организации крымскотатарского национального движения (ОКНД) 8 марта 1991 г. выступил с заявлением по поводу Закона УССР «О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики», в котором отмечалось, что «крымские татары повсеместно бойкотировали» референдум 20 января «и не признают законными его результаты, поскольку определение государственного статуса национальных территорий не может решаться арифметическим большинством голосов граждан, переселенных с других территорий и размещенных военнослужащих». «Подобная практика является грубейшим попранием прав народов на самоопределение и служит причиной для серьезных конфликтов», — говорилось в Заявлении. ЦС ОКНД обратился к Верховному Совету УССР с заявлением о том, что «принятие Закона о восстановлении Крымской АССР рассматривается как мера, направленная на восстановление национальной государственности крымскотатарского народа и всех его политических и гражданских прав. Эти же цели должны отражаться в дополнениях к Конституции УССР». Кроме того, «должна быть обеспечена соответствующая квота представительства крымских татар во всех уровнях Советов республики и разработаны такие процедуры принятия решений, которые исключили бы возможность игнорирования воли крымскотатарского народа по жизненно важным для его развития вопросам», а Крымский областной Совет и местные Советы должны быть распущены и назначены новые выборы18.

Одновременно ЦС ОКНД обратился в Международный Хельсинкский комитет по правам человека, подчеркивая, что на национальной территории крымских татар «создана еще одна русскоязычная республика», что нарушает права крымскотатарского народа19.

Тем временем, в состав Крымского областного Совета были доизбраны 28 депутатов Севастопольского городского Совета, по одному депутату от национально-культурных обществ (А.С. Данелян, Г.И. Каражов, К.Д. Апостолиди, В.К. Ренпенинг), полномочия которых были признаны 23 мая 1991 г.20 Крымскотатарские общества и организации на данном этапе отказались от выдвижения кандидатов в депутаты.

Первый крымский татарин Э.Д. Меметов был избран депутатом Верховного Совета Крыма от культурно-просветительского общества «Ешиль-Ел» 26 августа 1991 г.21 В резолюции конференции делегатов Курултая (24 ноября 1991 г.) подчеркивалось, что его избрание нанесло «значительный моральный ущерб национальному движению»22. Однако заметим, что участие Э.Д. Меметова в работе Верховного Совета Крыма позволило решить ряд проблем, связанных с этнокультурными запросами крымских татар.

6 июня 1991 г. 3-я сессия Верховного Совета УССР приняла дополнение к ст. 75 главы VIII Конституции Крымской АССР. Теперь она гласила: «Крымская АССР является составной частью УССР и самостоятельно решает вопросы, отнесенные к ее компетенции». Из 389 депутатов, присутствовавших на сессии, 303 проголосовали за это дополнение.

Состоявшийся 26—30 июня 1991 г. Курултай крымскотатарского народа принял Декларацию «О национальном суверенитете крымскотатарского народа», в которой указывалось, что «Крым является национальной территорией крымскотатарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение (...) Земля и природные ресурсы Крыма, включая его оздоровительно-рекреационный потенциал, являются основой национального богатства крымскотатарского народа и источником благосостояния всех жителей Крыма. Они не могут использоваться помимо воли и согласия крымскотатарского народа», «Крымская АССР, восстанавливаемая не как национально-территориальное образование, рассматривается как попытка юридического закрепления результатов депортации крымских татар в 1944 г. и не признается Курултаем в таком виде»23.

Эти решения получили крайне негативную оценку депутатов Верховного Совета Крыма. 29 июля 1991 г. Верховный Совет принял постановление «О съезде (курултае) представителей крымских татар», в котором в частности говорилось: «считать положения принятых съездом (курултаем) представителей крымских татар решений о провозглашении Крыма национальной территорией крымскотатарского народа, с символами и атрибутами государства, исключительным правом собственности на землю и природные ресурсы, а также попытку создания параллельных структур власти и управления незаконными, противоречащими Конституции УССР, СССР, действующему законодательству.

В связи с этим выше названные положения в документах принятых курултаем, образованные им меджлис и другие органы не могут быть признаны правомочными, не могут представлять крымскотатарский народ во взаимоотношениях с государственным органом»24

Тем временем противостояние между властными органами Крымской АССР и Меджлисом25 крымскотатарского народа стало приобретать драматический характер. 2 августа 1991 г., в ответ на самозахваты земли в поселке Молодежном, органами правопорядка было снесено 200 времянок крымских татар, построенных в этом районе. Меджлис 10 августа принимает обращение, протестуя против погромов, нагнетания в Крыму антитатарских настроений и решений Верховного Совета Крымской АССР от 29 июля, развязывающих, по его мнению, гражданскую войну на полуострове. В ответ на действия властей крымские татары в Молодежном закладывают мечеть и начинают строить ее из камней своих разрушенных домов. 16 августа отряд милиции уничтожает заложенную мечеть, а уже 18 августа, в воскресенье, Меджлис собирает своих соотечественников на митинг в городском парке Симферополя.

До чрезвычайного положения, объявленного в некоторых регионах страны путчистами из ГКЧП, оставалось всего несколько часов.

Руководство Меджлиса и ОКНД, сознавая реальную возможность репрессивных действий в отношении национального движения, единодушно выступило против путчистов. 20 августа Меджлис объявляет, что в стране произошел «преступный государственный переворот, несущий в себе угрозу свободе, безопасности и жизни многих граждан», характеризует противозаконные Указы ГКЧП как возврат к тоталитаризму, призывает «защищать свободу и демократию от преступных посягательств».

В тот же день Центральный Совет ОКНД, собравшись в Бахчисарае, принимает Заявление, в котором оценивает действия ГКЧП как «попытку военного государственного переворота» и возлагает ответственность за это преступление на Коммунистическую партию Советского Союза. Необходимо отметить, что в этой ситуации крымскотатарское национальное движение, прежде весьма изолированное от других национальных и гражданских движений в Крыму, идет на союз с другими демократическими силами, а Рефат Чубаров от имени ОКНД подписывает обращение «К гражданам Крыма», подготовленное Координационным Советом по защите демократии, в который входят Симферопольский клуб избирателей, Крымская организация Народного Руха Украины, движение «Гражданский форум Крыма», Союз социально-демократического возрождения Крыма и другие организации.

После августовских событий 1991 г. и создания независимой Украины вопрос о статусе Крыма перешел в новую плоскость. Верховный Совет Крыма принял Декларацию «О государственном суверенитете Крыма», в которой провозглашались «государственный суверенитет Крыма как верховенство, самостоятельность и неотделимость государственной власти республики на ее территории» в составе Украины. Эта Декларация стала основной для разработки Конституции Крыма26. 10 сентября принимается Закон Крымской АССР «Об органах государственной власти Крымской Автономной Советской Социалистической Республики»27.

На этом фоне усиливается поляризация политических сил, спектр которых во многом определяется этническими особенностями населения полуострова.

Русскоговорящее население Крыма объединяется в нескольких различных партиях, блоках и группировках, среди которых преобладают организации пророссийской ориентации: Республиканское движение Крыма (РДК), Всекрымское движение избирателей за Республику Крым, Республиканская партия Крыма, Русская партия Крыма, а также организации просоветской и прокоммунистической направленности, наиболее мощной из которых стал Союз коммунистов Крыма. Все эти организации объединяло стремление либо к воссоединению Крыма с Россией, либо объединение Украины с Россией в единое государство, а также негативное отношение к притязаниям Меджлиса.

Другой фланг русскоязычного движения в Крыму представляли немногочисленные организации демократической направленности, такие как «Демократический Крым», «Гражданский форум» и другие. Некоторые из них поддерживали требования крымскотатарского национального движения. Особенно тесный альянс наметился между Демократической партией Крыма и Организацией крымскотатарского национального движения (ОКНД).

Малочисленные организации украинской национальной направленности — местные отделения Руха, «Просвиты», Украинской республиканской партии, Конгресса украинских националистов и другие, как правило, поддерживали крымскотатарское национальное движение, видя в нем основного союзника в борьбе с «российским шовинизмом».

1992 г. характеризовался новым всплеском напряженности вокруг Крыма и внутри него, а также обострением межэтнических отношений.

С начала февраля 1992 г. РДК развернуло кампанию за проведение общекрымского референдума с формулировкой: «Вы за независимую Республику Крым в союзе с другими государствами?», собрав за два месяца 247865 подписей крымчан в поддержку этого требования. Деятельность РДК вызвала резкую критику со стороны руководства Украины, национальных украинских и крымскотатарских организаций.

26 февраля по инициативе депутата С.А. Ефимова Верховным Советом Крыма был принят Закон «О Республике Крым как официальном названии демократического государства Крым»: «Исходя из Декларации о государственном суверенитете Крыма и реализуя исключительное право выступать от имени народа Крыма, Верховный Совет Крымской АССР постановляет: одобрить название «Республика Крым» и считать его официальным названием»28.

По мнению инициатора, данное название наиболее полно отражало внеэтнический территориальный характер крымской государственности29.

В этот же день депутаты утвердили и музыкальную редакцию Гимна Республики Крым (композитор Алемдар Караманов)30. Государственный флаг Республики Крым и Государственный Герб Республики Крым, авторами которых стали Г. Ефетов, А. Мальгин, В. Трусов, В. Ягупов, были утверждены соответствующими законами позже — 24 сентября31.

Параллельно начался процесс разграничения полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым. Еще в сентябре 1991 г. Верховный Совет Крыма в обращении к Верховному Совету Украины предложил осуществить его конституционно-договорным путем. Проект Договора о принципах и основах разграничения полномочий между Украиной и Республикой Крым, разработанный Верховным Советом Крыма к февралю 1992 г., лег в основу исходной позиции делегации Крыма на переговорах с делегацией Верховного Совета Украины по вопросам разграничения полномочий32.

Переговоры проходили на фоне усиления противостояния между руководством Украины и России по проблемам Черноморского флота, попыток политического дележа Крыма извне без учета мнения его населения.

Учитывая необходимость долговременных стабильных отношений Крыма и Украины, не зависящих от политической конъюнктуры и изменения соотношения политических сил в обоих парламентах, делегация Крыма настаивала на принятии двустороннего документа, который бы взаимно ограничил степень свободы для одностороннего принятия радикальных решений как в Верховном Совете Крыма, так и в Верховном Совете Украины33.

В ходе переговоров было достигнуто взаимопонимание относительно того, что разграничение полномочий должно быть осуществлено в конституционно-договорной форме. Стороны согласовали принципы решения данной проблемы, на основе которых определились вопросы, относящиеся к ведению Крыма, и полномочия Украины в отношениях с Крымом. Одобренные сторонами положения были зафиксированы в Соглашении делегаций, а также в проекте Закона Украины «О разграничении полномочий Украины и Республики Крым». Участники исходили из того, что этот Закон должен стать правовой основой отношений между Украиной и Республикой Крым, а в Конституцию Украины будут внесены соответствующие изменения34.

По настоянию крымской стороны Соглашением и проектом Закона были предусмотрены гарантии того, что данное разграничение не может быть изменено в одностороннем порядке35.

Верховный Совет Крыма был последователен в выполнении взятых обязательств36, чего нельзя сказать о Верховном Совете Украины. Соглашение делегаций украинский парламент даже не рассматривал, а принятый 22 апреля 1992 г. Закон Украины «О статусе Автономной Республики Крым» фактически игнорировал достигнутые договоренности.

Ответная реакций крымских парламентариев была адекватной — 5 мая принимается Акт о провозглашении государственной самостоятельности37, а 6 мая — Конституция Республики Крым38. Необходимо отметить, что при всей резкости эти решения никоим образом не нарушали территориальной целостности Украины, в чем может убедиться любой непредвзятый аналитик В них Верховный Совет Крыма вновь заявлял о необходимости разграничения полномочий с Украиной на основе договора и соглашений. Тем не менее, шанс перевести отношения Крыма и Украины в стабильное русло был утрачен.

В ходе переговоров между делегациями парламентов Украины и Крыма по выходу из создавшейся ситуации в мае-июне был совместно разработан проект Закона Украины «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым», принятый 30 июля практически в согласованном с Верховным Советом Крыма виде. Однако в Постановлении Верховного Совета Украины о порядке введения его в действие, принятом с «голоса» прямо в зале заседаний, без предварительного взаимного согласования, было заложено отлагательное условие о том, что Закон вступит в силу только после приведения Конституции и законодательства Республики Крым в соответствие с Конституцией и законодательством Украины. Это практически лишило данный закон его базисного для отношений Украины и Крыма характера. Ведь именно на его основе должны были вноситься соответствующие изменения в Конституции и законодательства сторон. Получился замкнутый круг: для того, чтобы Закон «О разграничении полномочий...» вступил в действие, нельзя было руководствоваться его нормами39.

Тем не менее, исходя из положений первой статьи данного Закона, Верховный Совет Крыма 25 сентября 1992 г. внес в Конституцию Республики Крым необходимые изменения. И только тогда, спустя три месяца после принятия, текст Закона был подписан Президентом Украины, что позволило ему и ряду других высших должностных лиц Украины заявить о введении Закона в действие. Вместе с тем, немало других должностных лиц государства утверждали обратное.

На практике это обернулось тем, что многочисленные варианты новой Конституции Украины, а также текущая законодательная работа украинского парламента чем дальше, тем больше игнорировали Закон Украины «О разграничении полномочий...» до (забегаем вперед) окончательной отмены его в марте 1995 г. (Еще один парадокс: зачем отменять якобы не действующий закон?).

К сожалению, данный закон стал элементом политической игры, а не инструментом решения проблем. Тем не менее, он сыграл позитивную роль. Благодаря ему стало возможным принятие в 1993 г. Постановления Верховного Совета Крыма «О формировании на территории Республики Крым режима открытой экономики», издание Указа Президента Украины «О режиме открытой экономики на территории Республики Крым», положивших начало осмысленным экономическим реформам в Крыму. В указанных документах впервые были определены не только приоритетные направления развития экономики Крыма, но и закреплено право Республики на особый путь экономического развития в составе Украины с учетом местной специфики.

Это открыло возможность для разработки целой серии экономических законов, восстановления экономических связей, утраченных за предыдущие годы, создания экономической модели, способной обеспечить Крыму и крымчанам достойное будущее40.

В сентябре 1993 г. сессией Верховного Совета Крыма были приняты законы о выборах Верховного Совета и Президента Республики Крым41, а в октябре — дополнение к закону о выборах Верховного Совета Крыма, содержащее положения о выборах по национальным избирательным округам42.

В преддверии предстоящих парламентских выборов, когда все более настойчиво звучали требования руководителей крымскотатарского национального движения о гарантированном представительстве в высших органах законодательной власти, был найден компромиссный вариант, обеспечивающий временные квоты, сроком на один созыв, для представителей крымскотатарского народа (14 мест) и для депортированных армян, болгар, греков и немцев (по одному депутатскому мандату). Были созданы национальные избирательные округа по выборам в Верховный Совет Крыма43.

Это вызвало негативную реакцию со стороны многих партий и общественных организаций, которые выступили против национальных квот, усматривая в них нарушение прав других национальностей, проживающих на территории полуострова. Тем не менее, на завершающем заседании 14-й сессии Верховного Совета Крыма, благодаря усилиям Председателя Верховного Совета Крыма Н.В. Багрова, предложение о квотах получило поддержку большинства депутатов.

В связи с дальнейшим обострением социально-политической обстановки в Украине среди руководителей многих партий, общественных организаций и движений полуострова сложилось убеждение в необходимости учреждения института президентства в Крыму в целях укрепления его статуса и более активного отстаивания интересов республики перед центральными органами государственной власти.

Однако после принятия соответствующего решения в ходе развернувшейся предвыборной кампании массовую поддержку населения получили популистские лозунги и обещания партий и движений пророссийской ориентации, создавших избирательный блок «Россия» и выдвинувших своим кандидатом в президенты республики лидера Республиканского движения Крыма Ю.А. Мешкова44.

В ходе двух туров голосования, прошедших в январе 1994 г., Ю.А. Мешков одержал победу над основным соперником — Председателем Верховного Совета Крыма Н.В. Багровым, получив более 72% голосов избирателей45. На состоявшихся спустя два месяца выборах в Верховный Совет Крыма большинство депутатских мандатов также досталось представителям блока «Россия»46.

Но, несмотря на это, последующие действия Президента и Верховного Совета Крыма нового созыва выявили наличие серьезных разногласий среди вчерашних единомышленников, их политическую несостоятельность и в течение последующих четырех лет привели к утрате практически всех ранее предоставленных прав и полномочий, учитывавших особенности статуса Крыма и обеспечивавших определенную самостоятельность его социально-экономического развития в составе Украины.

Все 14 депутатов, избранных по национальным квотам от крымских татар, представляли Меджлис. Депутатами стали также руководители национально-культурных обществ армян, болгар, греков и немцев: А.С. Данелян, Г.И. Каражов, Н.Г. Сумулиди и В.К. Ренпенинг.

Участие в работе Верховного Совета Крыма Р. Чубарова, Н. Бекирова, Л. Арифова, Л. Буджуровой способствовало росту их популярности и политического авторитета. Однако в силу разных причин им не удалось повернуть большинство депутатского корпуса лицом к проблемам крымских репатриантов.

Примечания

1. Крымская правда. — 5 декабре 1990 г.

2. Крымская правда. — 27 февраля 1991 г., 26 июля 1991 г.

3. Крымская правда. — 1 марта 1991 г., 10 апреля 1991 г., 27 апреля 1991 г.

4. Багров Н.В. Важнейшие задачи Крымского обкома Компартии Украины // Материалы областной научно-практической конференции «Диалектика развития многонациональных отношений в СССР в современных условиях», 16 февраля 1990 г. / Информационно методический бюллетень. — Симферополь, 1989. — Вып. 2. — Ч. 1. — С. 6.

5. Сагатовский В.Н. Развивать теорию межнациональных отношений // Материалы областной научно-практической конференции «Диалектика развития многонациональных отношений в СССР в современных условиях», с. 20—22. Эта идея выдвигалась в Крыму еще в конце 20-х гг. (См.: Зарубин А. Статус Крыма: это было, было... // Крымская правда. — 20 февраля 1992 г.), но была подвергнута критике лично И.В. Сталиным в докладе на VIII Всесоюзном Чрезвычайном съезде Советов «О проекте Конституции Союза ССР» 25 ноября 1936 г. (См.: Ленин, В.И. Сталин И.В. О социалистическом государстве и советской демократии. — М., 1947. — С. 576).

6. Сагатовский В.Н. Таврида интернациональная. Крымская АССР (1921—1945). Вопросы-ответы. — Симферополь, 1990. — Вып. 3. — С. 33—37.

7. Крымская правда. — 16 февраля 1990 г.

8. Ведомости Верховного Совета СССР. — 29 ноября 1989 г. — № 25. — С. 669.

9. Ленинец. — 26 декабря 1989 г.

10. Зарубин В., Кизилов Б. Как рождалась государственность // Крымские известия. — 12 февраля 1993 г.; Гаврилева Н.С. Ефимов, автор Республики Крым // Крымские известия. — 19 марта 1994 г. С темой референдума крымчане столкнулись еще в 1917 г. В резолюции II съезда РСДРП(б) Таврической губернии, принятой 24 ноября 1917 г., отмечалось: «Констатируя, что население Крыма состоит из различных национальностей, из которых татары не являются численно преобладающим элементом (только 18% всего населения), съезд считает в силу местных особенностей единственно правильным решением вопроса об автономии Крыма референдум (народное голосование) среди всего населения Крыма (См.: Борьба за Советскую власть в Крыму / Документы и материалы. — Симферополь, 1957. — Т. 1. — С. 118). Правда, придя к власти в годы гражданской войны, да и после окончательного установления Советской власти в Крыму, большевики так и не претворили своего решения в жизнь.

11. Крымские известия. — 12 февраля 1993 г.

12. Там же.

13. Брошеван В.М. Восстановление Крымской автономии // Крымская газета. — 20 января 1995 г.

14. Решение Крымского облсовета от 12 ноября 1990 г. «О проведении референдума».

15. Решение Крымского облсовета от 24 января 1991 г. «О мерах по выполнению решения, принятого на референдуме 20 января 1991 г. по вопросу воссоздания Крымской Автономной Советской Социалистической Республики.

16. Крымская правда. — 15 февраля 1991 г.

17. Ведомости Верховного Совета СССР. — 13 марта 1991 г. — № 11. — С. 365—367.

18. Авдет. — 15 марта 1991 г.

19. Там же.

20. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 1. — С. 40—42.

21. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 3. — С. 173.

22. Авдет. — 29 ноября 1991 г.

23. Авдет. — 11 июля 1991 г.

24. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 2. — С. 101—102.

25. Здесь и далее для удобства читателя Меджлис крымскотатарского народа в отличие от местных меджлисов пишется с большой буквы.

26. Там же, с. 112—113.

27. Там же, с. 118—124.

28. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 5. — С. 332.

29. Зарубин В. У нас отняли даже наше имя // Крымские известия. — 26 февраля 1997 г.

30. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 5. — С. 339.

31. Ведомости ВС Крыма. — 1993. — № 1. — С. 7—12.

32. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 5. — С. 333—338.

33. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 6. — С. 432—436 (промежуточный протокол о переговорах о разграничении полномочий между Украиной и Республикой Крым от 6 марта 1992 г.)

34. Там же, с. 436 (сообщение о переговорах о разграничении полномочий между Украиной и. Республикой Крым)

35. Ефимов С.А. Разграничение полномочий как инструмент поиска оптимальных решений // Крым: настоящее и будущее/ Сб. статей. — Симферополь: Таврия, 1995. — С. 17—21.

36. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 6. — С. 401—414.

37. Там же, с. 416—417.

38. Ведомости ВС Крыма. — 1991—1992. — № 7. — С. 445—477.

39. Ефимов С.А. Разграничение полномочий: инструмент решения проблемы или политическая игра? Бизнес Информ. — 1995. — № 37—38.

40. Сенченко А.В., Ефимов С.А. Экономические реформы: крымский вектор // Крым: настоящее и будущее/ Сб. статей. — Симферополь: Таврия, 1995. — С. 348—353.

41. Крымские известия. — 16 октября 1993 г.; 22 октября 1993 г.

42. Крымские известия. — 16 октября 1993 г.

43. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Правительства Автономной Республики Крым по вопросам возвращения и обустройства граждан. 1992—1995 гг. — Симферополь, 1996. — Ч. 1. — С 15—16.

44. Крымские известия. — 13 января 1994 г.

45. Крымские известия. — 1 февраля 1994 г.

46. Крымские известия. — 29 марта 1994 г.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь