Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » А.М. Ибрагимова. «Бахчисарайский Ханский дворец XVI—XVIII вв.» (2013)

2.3. Сравнительный анализ с дворцовыми комплексами Турции и Закавказья

В плане Бахчисарайский Ханский дворец напоминал старую царскую резиденцию в Эдирне (рис. 202—203). В нем были Внутренний и Внешний отделы. Дворцовый ансамбль состоял из трех частей — административная часть (Диван, ханская канцелярия, посольский двор); жилые апартаменты хана и Гарем. Гарем — секция, предназначенная для ханских женщин и семьи, — образовывала собой отдельный дворец во Дворце, и была, как и в каждом татарском доме, частным местом, запрещенным для входа кого-либо из чужих. Его организация довершала невольничью систему и в действительности была параллельна к организации пажей.

Архитектура средневековых татарских государств до настоящего времени остается явлением неисследованным и полным загадок. Татарские столицы, подвергавшиеся тотальному разрушению после русского завоевания, не сохранили и следов архитектурных сооружений, за исключением некоторых монументальных построек Бахчисарая и единичных сооружений Касимова. Долгое время велись споры даже о местоположении некоторых из татарских столиц и других крупных татарских городов, многие из которых до настоящего времени не идентифицированы с археологическими остатками, кстати, тоже в большинстве своем весьма слабо исследованными.

Настоящий раздел освещает общие закономерности формирования богатых дворцовых комплексов постзолотоордынских татарских государств, сложив логическую модель и вписав в нее известные сведения о них. Говоря о дворцовых комплексах рассматриваемого периода татарской истории, следует учитывать, что они формировались как административные и государственные центры в условиях распада золотоордынской империи и военного противостояния с метрополией, а зачастую и с агрессивно настроенным определенным государством. Все это неизбежно накладывало свой отпечаток как на выбор их местоположения, так и на характер их инфраструктуры. Крупные феодалы, в число которых входила и ханская семья, традиционно пользовались двумя типами резиденций: укрепленным дворцом-убежищем и загородной усадьбой, которая чаще всего играла лидирующую роль. При этом она не всегда имела вид комплекса капитальных сооружений, а порой и вообще формировалась из мобильных построек (шатров и юрт).

Кроме них, существовали и другие укрепленные дворы татарских феодалов, в той или иной мере сходные по принципам организации пространства с ханскими дворами в столичных городах.

Ханский дворец представлял собой, подобно другим аналогичным сооружениям средневекового Востока, универсальный комплекс жилых, административных, культовых и хозяйственных построек, заключенных в кольцо оборонительных сооружений. Пример подобного архитектурного ансамбля можно видеть в Баку, где и по настоящее время сохранился уникальный комплекс дворца Ширваншахов XV—XVI вв. (рис. 199—201) [52, с. 96; 186]. Относившийся к той же архитектурной школе дворец Касым-хана в г. Касимове был зарисован в начале XVII в. А. Олеарием, а затем Н. Витзеном (конец XVII в.), однако в архитектуре этого дворца видны традиционные черты архитектуры XV—XVI вв. Монументальные ворота дворца были украшены, по описанию П.С. Палласа (1770), «многими Готскими фигурами и Арапскими надписями, кровельными резными подзорами и теремочками».

Отдельные находки говорят о присутствии тех или иных декоративных элементов на фасадах зданий, хотя и не дают полного представления о декоративном облике средневековой архитектуры. Однако сопоставление с булгарскими касимовскими сохранившимися постройками родственных архитектурных школ в Крыму, Закавказье, Турции и арабских странах говорит о том, что в общем, вероятно, монументальное зодчество Казани оперировало строгими и суровыми формами. Лишь отдельные детали фасадов могли выделяться резьбой и декоративными вставками, раскраской. К ним, как мы знаем, относились портальные входы, обрамления дверных оконных проемов, оформление интерьеров. Предполагаемый суровый облик монументальных средневековых построек Казани не являлся исключением. Среди родственных татарской восточных культур исследователи отмечали, например, лапидарность форм архитектуры Азербайджана в XVI в., где единственным богато-декорированным памятником были Восточные ворота дворца Ширваншахов в Баку [52, с. 96; 186].

Дворцовый ансамбль Ширваншахов — крупнейший памятник ширвано-апшеронской ветви азербайджанского зодчества. В XV в. вследствие возвышения экономического и политического значения Баку, который был одной из сильно укрепленных крепостей и главным портом на Каспийском море, ширваншах Халилуллах сменил резиденцию Ширваншахов с Шемахи на Баку. В связи с затоплением Сабаиловской крепости постройка нового дворца была осуществлена на новом безопасном месте на вершине бакинского холма. Ансамбль не строился по единому архитектурному замыслу и состоит из ряда сооружений, расположенных согласно рельефу на трех уровнях: главного здания дворца (1420-е гг.), Циванхане (1450-е гг.), усыпальницы-тюрбе (1435 г.), шахской мечети с минаретом (1441 г.), мавзолея Сейида Йахья Бакуви (1450-е гг.) и остатков мечети Кейгубада. К дворцовым постройкам относится портал с восточной стороны — ворота Мурада (1585 г.). Строители, учитывая назначение каждого здания, их размещением способствовали формированию архитектурного пейзажа. Главное здание ансамбля — дворец. Это наиболее крупное здание комплекса как по объему, так и по занимаемой площади.

Двухэтажное здание дворца насчитывает около пятидесяти различных размеров и очертаний помещений, соединенных тремя узкими винтовыми лестницами. Большой стрельчатый портал ведет со двора сразу на второй этаж в высокое, покрытое куполом входное восьмигранное помещение. Расположенный за ним небольшой, также восьмиугольный вестибюль, соединяет его с остальными помещениями дворца. Строгость обращенного к парадному двору главного фасада отличается от более богатой трактовки зданий других дворов для сравнительного анализа обратимся также к памятникам османской архитектуры — дворец в Эдирне, дворец Топ Капы в Стамбуле. После первого дворца, построенного Султаном Муратом I, во времена Султана Мурата II западнее Тунджа в 1450 г. на огромной территории началось строительство дворца Эдирне (рис. 202—204). После смерти султана в 1451 г., строительство продолжил и закончил его сын Фатих Султан Мехмет.

То, что на протяжении ста лет город был столицей Османской империи, повлияло на развитие его истории и архитектуры. Эдирне — это город с мечетями, религиозными комплексами, мостами, старыми ярмарками, караван-сараями и дворцами. Крымский хан Сахиб Герай юные годы провел во дворце Эдирне, и, возможно, это повлияло на его решение построить дворец Бахчисарай в Крыму. Планировочная структура дворца Эдирне аналогична планировке Бахчисарайского дворца [52, с. 40—43; 186].

«Османский стиль переходной эпохи», характеризующий турецкое зодчество после завоевания Константинополя, развивает достижения предшествующего этому событию столетнего периода. Однако нельзя не обратить внимание на тот факт, что наследие архитектуры византийской столицы широко использовалось завоевателями. Так, большинство христианских храмов Константинополя, воплотивших достижения столичной архитектурной школы IX—XIV вв., было обращено в мечети. Композиция крестово-купольного храма, в которой читалось «стремление к созданию объединенного и единого внутреннего пространства», преобладание вертикали в композиции масс здания как характерной черты средне- и поздневизантийского зодчества, несомненно, было замечено новыми строителями столицы. В то же время, наследие византийской архитектуры в опосредованном, творчески переработанном виде уже присутствовало в раннеосманском зодчестве Бурсы и Эдирне [203].

Совершенно особая роль в формировании эстетики османской архитектуры была отведена, тем не менее, гораздо более ранним памятникам. Пафос образа Собора Святой Софии, величие и грандиозность внутреннего пространства, играющего светом, надолго определили направление поисков турецких зодчих. Характерна судьба и другого памятника эпохи Юстиниана — церкви св. Сергия и Вакха (526—527), обращенный в мечеть Кючюк Айя-София неким Хюсейн Ага, царедворцем Баезида II. Величественные колоны из анатолийского (с берегов Мраморного моря) цветного и белого мрамора с прожилками, такие же облицовки стен, во многом определявшие декоративный строй этих интерьеров, во второй половине XV в. стали распространенным приемом оформления внутреннего пространства османских мечетей, не утратившим своей популярности и в последующие столетия.

Эпоха Мехмеда II Завоевателя (Фатих Султан Мехмед), охватывающая три десятилетия середины — второй половины XV в., отмечена обширным строительством. В 1472 г. юный правитель строит дворцовые павильоны на мысе между бухтой Золотой Рог и Мраморным морем; к 1478 г. на этом участке, ограниченном древними византийскими стенами, возникает резиденция, в более поздний период получившая название дворца Топ Капы (рис. 205—206). В течение последующих пятисот лет резиденция, ставшая своеобразным символом империи, расширялась и дополнялась новыми зданиями, однако постройки Фатиха — Чинили Кешк (Изразцовый павильон, 877 г. хиджры, 1472), а также Кешк Фатиха, или сокровищница, дошли до наших дней. Структура изразцового павильона хранит верность сельджукским архитектурным традициям: в ней оживает четырехайванная схема с центральным купальным залом, купольные помещения по углам завершают сходство с типичным медресе XIII в. Большой айван, открывающийся на фасад, украшенный изящной арочной галереей на тонких колоннах, сплошным керамическим декором напоминает большой айван Сырчалы медресе в конье (1242). Майоликовые мозаики Ченели Кешка — последний пример использование этой излюбленной анатолийскими Сельджукидами декоративной техники в османском зодчестве. Архитектура другого павильона, построенного при Мехмеде Завоевателе и находящегося на восточной стороне третьего двора комплекса Топ Капы, лишена парадной репрезентативности, более камерна, что обусловлено назначением помещений, открытых в дворцовый сад. Главный фасад оформлен традиционной арочной галереей, дополняющей до прямоугольника г-образный план составленного из нескольких павильончиков кешка. Примечателен угловой павильон (хайат) — место уединения и созерцания, с видом на Босфор и его азиатский берег; в центре комнаты находится великолепный мраморный бассейн, а обе наружные стены прорезаны сдвоенными полукруглыми арками. Расположенный рядом зал с камином имеет крытый конической крышей мраморный балкончик на каменных консолях; вероятно, его прототипом послужила типичная для анатолийского традиционного жилища лоджия-джумба.

Завоевание Фатихом величайшей столицы западного мира поставило его в положении Омейядов, потрясенных великолепием христианских храмов в покоренных городах Сирии и Палестины; весь опыт раннеосманского зодчества был привлечен для создания грандиозного памятника — символа турецко-исламского присутствия в Царьграде. Однако, поставленная Мехмедом II задача оказалась более сложной: он задумал воздвигнуть грандиозный ансамбль — поражающую воображение мечеть с огромным образовательным комплексом, некоей академией управленческих и военных кадров. Комплекс, названый имением султана-победителя и ставший своеобразным памятником победы, впервые прокламировал симметрию и центричность как принцип композиции османских куллийе классической эпохи противоположность ранним комплексам Байезида I и Ешиль Джами в Бурсе, которые имели свободную планировку. Впервые в архитектуре благотворительно-образовательного комплекса так отчетливо выражалась идея неограниченной власти и амбиций императора. В центре прямоугольного участка, с двух сторон обстроенного дворовыми медресе, возвышалась мечеть, с кладбищем-хазирой и мавзолеями за стеной киблы. Шестнадцать медресе — лучших учебных заведений того времени — сформировали не имеющий равных центр науки и образования, снабженный библиотекой и столовой, а также гостиницами для приглашенных профессоров и духовных наставников, дервишей и ахи. Здания больницы и приюта находились за пределами основного участка. В мечети Фатих (Эски Фатих Джами, 867—758 г. хиджры, 1463—1470) новые пространственные решения в архитектуре молитвенного зала впервые предстали оформленном виде. Архитектор Синанеддин Йусуф (Антик Синан), взяв за основу план Уч Шерефелив Эдирне, дал импульс развитию османской купольной мечети с прилегающим двором. Молитвенный зал, еще сохраняющий поперечный прямоугольный план, расширяется в сторону киблы полукуполом, отделенным аркой от главного купола диаметром 26 м, а с боковых сторон фланкируется шестью мелкими куполами. Сочетание купола с полукуполом здесь было введено впервые и, как считают, не без влияния архитектуры собора св. Софии. Мраморные колонны со сталактитовыми капителями поддерживают стрельчатые двухцветные арки глубоким реваков двора Фатих Джами, ставшего классическим образом для османских мечетей. Мечеть была ядром первого османского комплекса благотворительных учреждений, включавшего ее наряду с больницей, караван-сараем, баней и мавзолеями. Другой традицией, ведущей свое начало от куллийе Мехмеда Завоевателя в Стамбуле, стало строительство больших градообразующих комплексов, определяющих структуру новой мусульманской столицы.

Дворец Топ Капы устроен по принципу четырех дворов (авлу), окруженных стеной и разделенных между собой (рис. 206). Главные ворота Ворота Повелителя ведут в первый двор, в котором находились служебные и подсобные помещения. За «Воротами Приветствия», во втором дворе, помещались канцелярия дивана и казна. Проходом в третий двор служат Ворота Блаженства. Здесь располагались гарем и Эндерун — центр подготовки управленческих кадров. В четвертом дворе находятся павильон для обрезаний, гардеробная и др.

Итак, позднезолотоордынские и крымскотатарские дворцы-убежища имели вид автономных укрепленных цитаделей, как правило, внутри более мощных крепостей (Арк Казани, Кырк-Ер близ Бахчисарая, Хан-Керман и, вероятно, Эски Казан).

Загородные резиденции занимали удобные для комфортного проживания территории и имели относительно слабые укрепления, не рассчитанные на длительную осаду или целенаправленный штурм (Бахчисарайский дворец в Крыму, Бустан или, предположительно, Кабанское городище в Казани).

Для ханских резиденций, где жилые и хозяйственные функции дополнялись функциями государственного управления, существовал необходимый перечень построек для обеспечения нормального функционирования такого центра. Функциональные группы зданий и помещений, входивших в состав дворцового комплекса как административного центра государства, места проживания ханской семьи и одновременно оборонительного сооружения, были следующими:

— административный блок: здания или помещения Государственного совета (Дивана); судилище (кадият); парадная площадь перед дворцом; казнохранилище; библиотека, архив; казармы ханской гвардии;

— жилой блок: Ханский дворец; здания для челяди и охраны; гостевой дом; сад;

— служебно-хозяйственный блок: кухни; бани; конюшни; кладовые; мастерские придворных ремесленников (меднолитейная, сапожная, швейная, кузнечная, ювелирная, оружейная и др.);

— культовый блок: мечеть; усыпальница ханов; возможно, усыпальница святого.

Дворец хана, как и всякая резиденция крупного феодала, обладал рядом качеств, главными из которых должны были быть удобство и безопасность проживания. Отмечается многофункциональность комплекса дворцовых сооружений: в числе функций должны были присутствовать жилищная, представительская, административная, оборонительная, а также возможность эвакуации в случае военных действий. Представительские функции, особенно в столичном центре государства, должны были диктовать монументальность и внешнюю красоту дворцовой архитектуры.

В архитектуре рассмотренных дворцовых комплексов удается проследить некоторые общие закономерности.

— на уровне структуры: 1) функциональная инфраструктура; 2) композиция плана: наличие центральной оси, на которой располагается одна или несколько площадей; группировка функциональных зон и комплексов вокруг центральной площади (или ряда площадей); наличие двух противоположенных выходов из дворца, расположенных по центральной оси; размещение мемориальной зоны с мечетью вблизи главного входа; примыкание жилой зоны к зоне отдыха.

— на уровне формообразования (наличие донжона, многобашенных ворот и др.).

Это говорит о наличии некоей общей программы, заложенной в них изначально уже на уровне идеи. В формировании и развитии этой программы ощущаются два полюса тяготения: татарская традиция (дворцовый комплекс в Сарай-Берке или Сарай-Бату) и османский ориентир (султанский дворцовый комплекс Топ Капы в Стамбуле). В то же время, на формирование особенностей каждой из ханских резиденций накладывали свой отпечаток традиции местной культуры, природно-климатические и географические условия, политические ориентации и конъюнктура, принадлежность к той или иной ветви Чингизидов, династийные традиции и, наконец, следование стилю эпохи. Все это определило общие и особенные черты ханских дворцовых комплексов на постзолотоордынском пространстве.

Рис. 68. Бахчисарайский ханский дворец. Вид сверху, с севера. Фото 2012 г.

Рис. 69. Бахчисарайский ханский дворец. План-схема комплекса. Цифрами обозначены: 1 — Северные ворота; 2 — Дворцовая площадь; 3 — корпус стражи; 4 — свитский корпус; 5 — Большая ханская мечеть; 6 — баня Сары-Гюзель; 7 — ханское кладбище; 8 — конюшни; 9 — Южные ворота; 10 — Дюрбе Диляры Бикеч; 11 — садовые террасы; 12 — Персидский сад; 13 — Соколиная башня; 14 — Гарем; 15 — Главный корпус; 16 — жилые покои; 17 — кухонный дворик; 18 — Посольский сад; 19 — Дюрбе Девлет Герая; 20 — Дюрбе Ислям Герая; 21 — Гаремный садик; 22 — Бассейный дворик; 23 — Ханская ложа; 24 — портал Демир-Капы; 25 — ротонда Менгли II Герая;

Рис. 70. Большая Ханская мечеть, Ханское кладбище. Вид с Дворцовой площади. Фото 1880-х гг.

Рис. 71. Большая Ханская мечеть. Восточный фасад. Фото 2013 г.

Рис. 72. Большая Ханская мечеть. Западный фасад. Фото 2013 г.

Рис. 73. Большая Ханская мечеть. Западный фасад. Фото 2013 г.

Рис. 74. Большая Ханская мечеть. Вид на михраб, мимбар и Ханскую ложу. Фото 2012 г.

Рис. 75—76. Кизеветтер. Большая Ханская мечеть.???. 1846 г.

Рис. 77—81. Большая Ханская мечеть. Михраб. Фото 2013 г.

Рис. 82—83. Большая Ханская мечеть. Надписи над главным входом. Фото 2013 г.

Рис. 84—86. Большая Ханская мечеть. Витражи с надписями на южной стене. Фото 2013 г.

Рис. 87—89. Большая Ханская мечеть. Ханская ложа. Настенная и потолочная роспись. Фото 2013 г.

Рис. 90. Большая Ханская мечеть. Ханская ложа. Михраб. Фото 2013 г.

Рис. 91—92. Большая Ханская мечеть. Ханская ложа. Книжная экспозиция. Фото 2013 г.

Рис. 93. Главный корпус. Зал Дивана. Вход из Посольского дворика. Фото 2013 г.

Рис. 94. Главный корпус. Зал Дивана. Надпись над входом из Посольского дворика. Фото 2013 г.

Рис. 95. Главный корпус. Зал Дивана. Вход из Посольского дворика. Фото 2013 г.

Рис. 96. Главный корпус. Зал Дивана. Витражное окно. Фото 2013 г.

Рис. 97. Главный корпус. Зал Дивана. Вид на южную стену. В правом углу — выявленная при зондаже первоначальная роспись. Фото 2013 г.

Рис. 98. Главный корпус. Зал дивана. Вид на северную стену. Над левым окном нижнего яруса — выявленная при зондаже первоначальная роспись. Фото 2013 г.

Рис. 99. Главный корпус. Малая дворцовая мечеть. Вход. По фасаду видна первоначальная роспись стены. Фото 2013 г.

Рис. 100. Главный корпус. Малая дворцовая мечеть. Надпись над входом. Фото 2013 г.

Рис. 101—102. Главный корпус. Малая дворцовая мечеть. Михраб. Фото 2013 г.

Рис. 103. Главный корпус. Летняя беседка. Вход из Фонтанного дворика. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 104. Главный корпус. Летняя беседка. Вход из Фонтанного дворика. Фото 2013 г.

Рис. 105. Главный корпус. Летняя беседка. Вход из Бассейнового двора. Фото 1900-х гг.

Рис. 106. Главный корпус. Летняя беседка. Вид со стороны Фонтанного дворика. Фото 2013 г.

Рис. 107. Главный корпус. Летняя беседка. Настенная живопись работы мастера Омера. Фото 2013 г.

Рис. 108. Главный корпус. Летняя беседка. Орнаментальная роспись потолка работы мастера Омера. Фото 2013 г.

Рис. 109. Главный корпус. Летняя беседка. Вид со стороны Зала дивана. Виден зондаж стрельчатой арки, характерной для первого этапа строительства дворца. Фото 2013 г.

Рис. 110. Главный корпус. Фонтанный дворик. Золотой фонтан. Фото 2013 г.

Рис. 111. Главный корпус. Фонтанный дворик. Фонтан слез. Фото 2013 г.

Рис. 112. Главный корпус. Фонтанный дворик. Орнамент и верхняя надпись на Золотом фонтане. Фото 2013 г.

Рис. 113. Главный корпус. Фонтанный дворик. Нижняя надпись на Золотом фонтане. Фото 2013 г.

Рис. 114. Главный корпус. Фонтанный дворик. Верхняя надпись на Фонтане слез. Фото 2013 г.

Рис. 115. Главный корпус. Фонтанный дворик. Нижняя надпись на Фонтане слез. Фото 2013 г.

Рис. 116. Главный корпус. Фонтанный дворик. Слева направо: вход в казнохранилище, вход в Гаремный дворик, лестница на второй этаж главного корпуса. Фото 2013 г.

Рис. 117. Главный корпус. Пристенный фонтан в Бассейновом дворике. Фото 1900-х гг.

Рис. 118. Главный корпус. Пристенный фонтан в Бассейновом дворике. Фото 2009 г.

Рис. 119. Главный корпус. Бассейновый дворик. Вид на Золотой кабинет. Фото 2013 г.

Рис. 120. Главный корпус. Бассейновый дворик. Вид на Зал Дивана. Фото 2013 г.

Рис. 121. Главный корпус. Вид со стороны Гаремного корпуса. Справа — южный фасад малой дворцовой мечети; в центре на втором этаже — южная стена Посольского зала; слева на втором этаже — Кофейная комната, на первом этаже — окна Комнаты евнуха и Казнохранилища. Фото 2013 г.

Рис. 122. Главный корпус. Западный фасад. На втором этаже — окна Кофейной комнаты, на первом этаже — окна Комнаты евнуха и казнохранилища, слева — дверь на лестницу в комнату евнуха. Фото 2013 г.

Рис. 123. Главный корпус. Портал Демир-капы. Фото 2009 г.

Рис. 124. Главный корпус. Портал Демир-капы. Верхняя часть. Фото 2009 г.

Рис. 125. Главный корпус. Портал Демир-капы. Вид с Посольского двора. Фото 1900-х гг.

Рис. 126. Главный корпус. Портал Демир-капы. Вид с Посольского двора. Фото 2013 г.

Рис. 127. Венеция. Скуола ди Сан-Марко

Рис. 128. Венеция. Церковь Сан-Захария

Рис. 129. Флоренция. Церковь Санта-Кроче. «Благовещение»

Рис. 130. Венеция. Церковь Санта-Мария деи Мираколи

Рис. 131. Венеция. Церковь Санта-Мария деи Фрари. «Мадонна с младенцем на троне»

Рис. 132. Главный корпус. Кофейная комната. Северная стена. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 133. Главный корпус. Кофейная комната. Южная и западная стены. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 134. Главный корпус. Посольский зал. Вход в Золотой кабинет. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 135. Главный корпус. Посольский зал. Вид на южную часть. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 136. Главный корпус. Золотой кабинет. Вид с Дворцовой площади. Фото 1890-х гг.

Рис. 137. Главный корпус. Золотой кабинет. Вид с Дворцовой площади. Фото 2013 г.

Рис. 138. Главный корпус. Золотой кабинет. Вид на западную стену. Фото 1890-х гг.

Рис. 139. Главный корпус. Золотой кабинет. Вид на западную стену. Фото 2006 г.

Рис. 140. Главный корпус. Золотой кабинет. Вид на восточную стену. Фото 1900-х гг.

Рис. 141. Главный корпус. Золотой кабинет. Вид на южную и восточную стены. Фото 2006 г.

Рис. 142. Главный корпус. Золотой кабинет. Выносная крыша и роспись по фасаду. Фото 2013 г.

Рис. 143. Жилой корпус. Вид с Дворцовой площади. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 144. Жилой корпус. Вид с Дворцовой площади. Фото 2013 г.

Рис. 145. Жилой корпус. Приемный зал. Вид с юго-запада. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 146. Жилой корпус. Приемный зал. Вид с северо-запада. Фото И.Ф. Барщевского, 1890-е гг.

Рис. 147. Жилой корпус. Молельня хана. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 148. Жилой корпус. Комната перед цирульней. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 149—151. Жилой корпус. Ханская спальня. Плафон, колонна и роспись над дверью. Фото 2013 г.

Рис. 152. Жилой корпус. Приемный зал. Плафон. Фото 2013 г.

Рис. 153. Гарем. Вход в гаремный корпус. Фото 2010 г.

Рис. 154. Гарем. Гаремный корпус с пристенным фонтаном. Вид от Главного корпуса. Фото 2013 г.

Рис. 155. Гарем. Гаремный корпус. Западный фасад. Фото 2013 г.

Рис. 156. Гарем. Гаремный дворик. Фонтан Айнене-чешме. Фото 2013 г.

Рис. 157. Гарем. Гаремный корпус. Интерьер комнаты. Фото 2012 г.

Рис. 158. Гарем. Парадная комната. Роспись потолка с текстами из Касыды Плаща. Фото 2013 г.

Рис. 159. Гарем. Гаремный корпус. Камин. Фото 2013 г.

Рис. 160. Гарем. Гаремный корпус. Интерьер комнаты. Фото 2013 г.

Рис. 161—162. Гарем. Гаремный корпус. Интерьеры комнаты. Фото 2013 г.

Рис. 163. Гарем. Соколиная башня. Вид с Персидского двора. Фото С. Некрасова, 1915 г.

Рис. 164. Гарем. Соколиная башня. Вид с Персидского двора. Фото 2013 г.

Рис. 165. Гарем. Соколиная башня. Вид с Гаремного дворика. На переднем плане — перголы с виноградником и розами. Фото 2013 г.

Рис. 166—167. Конюшенный корпус. Западный фасад. Помещения прислуги. Фото 2013 г.

Рис. 168. Конюшенный корпус. Западный фасад. Конюшни. Фото 2013 г.

Рис. 169. Конюшенный корпус. Западный фасад. Помещения прислуги. Фото 2013 г.

Рис. 170. Северные ворота и помещения стражи. Вид с Дворцовой площади. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 171. Большая Ханская мечеть, Северные ворота и помещения стражи. Фото 2010 г.

Рис. 172—173. Южные ворота. Вход во Дворец. Фото 2013 г.

Рис. 174—175. Бани Сары-Гюзель. Вход в бани. Фото 2013 г.

Рис. 176. Бани Сары-Гюзель. Фонтан в предбаннике. Фото 2013 г.

Рис. 177. Бани Сары-Гюзель. Остатки оригинального отопления. Фото 2013 г.

Рис. 178. Бани Сары-Гюзель. Световые окна в куполе. Фото 2013 г.

Рис. 179—180. Бани Сары-Гюзель. Интерьер. Фото 2013 г.

Рис. 181. Зимний дворец. Беседка Селямет Герая. Внутренний вид. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 182. Зимний дворец. Беседка Селямет Герая. Вид с севера. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 183. Зимний дворец. Беседка Селямет Герая. Потолок. Фото сер. XIX в.

Рис. 184. Пристенный садовый фонтан. Местоположение неизвестно. Фото И.В. Болдырева, 1880-е гг.

Рис. 185. Жилой корпус. Посольский дворик. Местонахождение дворца хана мухаммеда IV Герая. Фото 2013 г.

Рис. 186. Гарем. Персидский дворик. Пристенный фонтан. Видны стены разрушенного в XIX в. гаремного корпуса. Фото 2013 г.

Рис. 187. Гарем. Персидский дворик. Остатки разрушенной в XIX в. бани, на заднем плане слева видно основание беседки, в стене — дверь в сады. Фото 2013 г.

Рис. 188. Гарем. Персидский дворик. На заднем плане слева — стена разрушенной в XVIII в. бани. Фото 2013 г.

Рис. 189. Ханское кладбище. Дюрбе (слева направо) Ислям Герай хана, Девлет Герай хана. Вид с восточной части кладбища. Фото 2013 г.

Рис. 190. Ханское кладбище. Дюрбе Девлет Герая. Вид от северо-западного угла. Фото 1900-х гг.

Рис. 191. Ханское кладбище. Дюрбе Девлет Герая. Погребения Мухаммед Герай-султана и Девлет Герай-султана. Фото 1900-х гг.

Рис. 192. Ханское кладбище. Дюрбе Менгли II Герая. Фото 2013 г.

Рис. 193. Ханское кладбище. Погребение Менгли II Герая. Фото 2013 г.

Рис. 194. Ханское кладбище. Погребения (слева направо): Бахт Герай-султана, Сафие-Султан-Хани. Фото 2013 г.

Рис. 195. Ханское кладбище. Погребения (слева направо): неизвестное, Хаджи Герай-султана, Азамат Герай-султана, Ахмед Герай-султана. На заднем плане: крыша бань Сары-Гюзель. Фото 2013 г.

Рис. 196. Стамбул. Мавзолей султана Сулеймана.

Рис. 197. Стамбул. Мавзолей Хорем Султан.

Рис. 198. Дюрбе Диляры Бикеч. Фото 2013 г.

Рис. 199. Баку. Дворец Ширваншахов

Рис. 200. Баку. Дворец Ширваншахов

Рис. 201. Баку. Дворец Ширваншахов. Генеральный план. Разрез ІІ-ІІ. 1 — дворец (XIII—XIV вв.); 2 — Диван-хане (зал совета и суда, XV в.); 3 — мавзолей Сейид Яхья Бакуви (XV в.); 4 — Кейкубад (Эски) Джами (старая мечеть, XV в.); 5 — Сарай-Цжами (дворцовая мечеть, 1441 г.); 6 — Мезар Тюрбе (дворцовое кладбище, 1435 г.); 7 — Сарай хамам (дворцовые бани, XV в.); 8 — Сарай Овдан (дворцовое водохранилище, XV в.); 9 — Чин Месчит (изразцовая мечеть, XIV в.); 10, 11 — канализация; 12 — Улу Реджеп Баба ве Бакуви Каписи (главные бакинские ворота, 1585 г.)

Рис. 202. Эдирне. Дворец султанов

Рис. 203. Эдирне. Дворец султанов

Рис. 204. Эдирне. Мечеть Селямие. Общий план. Цифрами обозначены: 1 — Мечеть, 2 — Медресе; 3 — Сибьян Мектеби; 4 — Араста.

2Рис. 205. Стамбул. Дворец Топ-капы. Фасад

Рис. 206. Стамбул. Дворец Топ-капы. План

Рис. 207. Стамбул. Библиотека Ахмедийе

Рис. 208. Стамбул. Библиотека Мурад Молла

Рис. 209. Стамбул. Библиотека Нуросманийе

Рис. 210. Стамбул. Библиотека Коча Реджеп Паша. Читальный зал. Гравюра М. д'Оссона. 1790 г.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь