Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » В. Рунов, Л. Зайцев. «Битва за Крым 1941—1944 гг. От разгрома до триумфа»

Керченско-Эльтигенская десантная операция

Анализ Керченско-Феодосийской десантной операции и тактических десантов, высаженных в первом периоде войны как на Черноморском, так и на других морских театрах, позволил пересмотреть предвоенную теорию, подготовить и издать в 1943 году. «Наставление по совместным действиям сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и военными речными флотилиями», в котором обобщался положительный и отрицательный опыт высадки десантов в 1941—1942 годах. Это наставление легло в основу подготовки и проведения еще одного крупного крымского десанта — Керченско-Эльтигенского.

Керченско-Эльтигенская десантная операция проводилась войсками Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией с целью создания исходного плацдарма на Керченском полуострове для последующего развертывания боевых действий по освобождению Крыма совместно с войсками 4-го Украинского фронта, которые должны были наступать с севера от Сиваша и Перекопа.

Керченский полуостров обороняли войска 5-го армейского корпуса (командир — генерал К. Альмендингер) 17-й полевой армии в составе 98-й немецкой пехотной дивизии, 3-й горно-стрелковой и 6-й кавалерийской румынских дивизий и 10 отдельных частей. Всего в корпусе имелось до 85 тыс. человек, 175 орудий полевой и береговой артиллерии, танковая группа (40—50 танков). Побережье полуострова было укреплено долговременными и полевыми оборонительными сооружениями, прикрыто инженерными заграждениями. В глубине до Ак-Манайского перешейка поперек полуострова были оборудованы три оборонительных рубежа общей глубиной до 80 км. Рубежи эти представляли собой развитую, хорошо подготовленную в инженерном отношении сеть полевых оборонительных сооружений, соединенных многочисленными траншеями, ходами сообщения и оборудованных большим количеством противотанковых и противопехотных препятствий.

Керченский пролив был минирован, подходы к берегу пристреляны. Прикрытие от ударов с воздуха осуществляли 33 батареи зенитной артиллерии. Группировку наземных войск с воздуха осуществляла авиация 17-й армии, имевшая до 700 самолетов. Кроме позиционных сил, оборона противника включала маневренные силы флота в составе 37 торпедных катеров, 30 быстроходных десантных и артиллерийских барж, 6 тральщиков, 25 сторожевых катеров. В ходе операции эти силы пополнились 60 быстроходными десантными баржами из Севастополя. Следует иметь в виду, что ни до этой высадки, ни в последующем высаживаемые десанты не имели перед собой такой хорошо подготовленной противодесантной обороны противника.

Преодолеть с ходу такую оборону было невозможно. Нужно было готовить специальную десантную операцию. Для участия в операции привлекались войска 56-й и 18-й армий Северо-Кавказского фронта, силы Черноморского флота и Азовской военной флотилии. По плану 18-я армия (3-я десантная группа) должна была во взаимодействии с Черноморским флотом и под прикрытием его авиации высадить десант на одном участке и захватить плацдарм в районе порта Камыш-Бурун, поселок Эльтиген. Войска 56-й армии во взаимодействии с Азовской флотилией и под прикрытием авиации 4-й воздушной армии должны были высадить десант на двух участках — северо-восточнее и восточнее Керчи (1-я и 2-я десантные группы), овладеть районом Еникале (северо-восточный выступ полуострова), портом и городом Керчь. В дальнейшем обе армии должны были наступать в глубину полуострова по сходящимся направлениям, разгромить группировку противника и освободить весь Керченский полуостров.

Керченско-Эльтигенская десантная операция по своему пространственному размаху — ширина Керченского пролива колеблется в пределах от одного до сорока километров, пролив мелководный — имела много общего с действиями войск при форсировании крупной речной преграды. Однако навигационно-гидрографические и метеорологические условия резко отличали пролив от речной преграды, в силу чего его форсирование без взаимодействия с силами флота было практически невозможным. Не следовало забывать, что в условиях осенней непогоды использование переправочных средств инженерных войск было крайне затруднительно, да и имевшееся их количество было весьма ограниченным. Поэтому с привлечением сил флота преодоление пролива носило характер морской десантной операции. С той лишь разницей, что привлечь крупные боевые корабли Черноморского флота не представлялось возможным.

В операции могли принимать участие малые корабли и суда, торпедные и сторожевые катера, бронекатера, катера-тральщики и мелкие, имеющие небольшую осадку транспортные и рыболовецкие суда.

К тому же пролив был заминирован силами Черноморского флота и противником. В таких условиях плавание даже мелких судов было очень опасным.

Расстояние между пунктами посадки и высадки десанта, минная обстановка в Керченском проливе, гидрографические особенности района допускали высадку десантов только с малых высадочных средств и при надежном противоминном обеспечении. Подавить противодесантную оборону противника могли лишь авиация и тяжелая артиллерия, установленная на восточном берегу пролива, так как использование тяжелых артиллерийских кораблей исключалось.

Огневое обеспечение высадки поэтому возлагалось на артиллерию Северо-Кавказского фронта (612 орудий калибром от 203 до 76 мм и 90 реактивных установок), береговую артиллерию Потийской, Керченской, Туапсинской и Новороссийской баз (55 орудий калибра 152—76 мм), авиагруппы Черноморского флота (389 самолетов) и 4-й воздушной армии (около 600 самолетов)1.

Но была еще одна трудность в готовившейся операции. Северо-Кавказский фронт не имел подавляющего превосходства над противником. Чтобы использовать имеющееся преимущество, необходимо было выиграть бой за высадку и быстро наращивать силы на захваченных плацдармах. Следовательно, успех всей операции находился в прямой зависимости от тщательности организации взаимодействия сухопутных и морских сил. Так как имевшихся корабельных сил было явно недостаточно, необходимо было спланировать и осуществлять быструю оборачиваемость транспортных и высадочных средств.

Для достижения успеха боя за высадку соединениям 56-й и 18-й армий на время операции придавались части морской пехоты. Так, 11-му гвардейскому стрелковому корпусу, который должен был высадиться северо-восточнее Керчи, придавался 369-й отдельный батальон морской пехоты, 318-я Новороссийская стрелковая дивизия усиливалась 386-м отдельным батальоном морской пехоты, а 117-я гвардейская стрелковая дивизия — батальоном 255-й отдельной бригады морской пехоты. Приданные стрелковым соединениям батальоны морской пехоты применялись в качестве передовых отрядов десанта. На них, как всегда, возлагалась самая трудная задача — захват пунктов высадки2.

Решение командования Северо-Кавказского фронта на высадку морских десантов и захвата плацдармов на крымском берегу сводилось к следующему: захватить два плацдарма на Керченском полуострове, переправить на них основные силы 56-й и 18-й армий и развернуть наступательную операцию.

Десант от 56-й армии в составе трех стрелковых дивизий со средствами усиления должен был быть высажен Азовской военной флотилией на двух участках северо-восточнее и восточнее Керчи и имел задачей захват плацдарма на участке Варзовка-Баксы-Опасная. Десант от 18-й армии (одна стрелковая дивизия со средствами усиления) должен был быть высажен силами Черноморского флота на одном участке южнее порта Камыш-Бурун (Эльтиген) и захватить плацдарм на участке Камыш-Бурун — мыс Такиль. Высаженные войска должны были, наступая по сходящимся направлениям, овладеть восточной частью Керченского полуострова с портами Керчь и Камыш-Бурун. Затем на плацдарм должны были переправиться главные силы фронта и начать наступательную операцию по освобождению Керченского полуострова.

Следует отметить, что в успехе планировавшейся десантной операции важная роль отводилась инженерному обеспечению. Было спланировано проведение целого ряда мероприятий: строительство и восстановление пристаней и причалов в пунктах посадки войск и на основных участках высадки, обеспечение десантных войск переправочными и погрузочно-разгрузочными средствами, подготовка для первых эшелонов десанта специальных саперных отрядов для снятия минных полей на участках высадки, подготовка специальных инженерных средств для преодоления группами первого броска передовых отрядов первого эшелона минных и проволочных заграждений и других препятствий на пути движения, подготовка команд обслуживания паромов, понтонов и плотов. Были сооружены специальные подъемники, позволявшие поднимать кормовую часть катеров и мотоботов для ремонта рулей, гребных валов и винтов, наиболее часто выходивших из строя. Личный состав передовых отрядов был снабжен кошками, ножницами и другими средствами инженерного вооружения.

Предназначенные для высадки и переправе войска 56-й и 18-й армий в своем составе имели около 130 тыс. человек, 125 танков, более 2000 орудий и минометов, большое количество лошадей, автомашин и другой военной техники3.

Расстояние между пунктами высадки и минная обстановка в проливе допускали высадку лишь с малых высадочных средств и при непременной тщательной очистке водного пространства от мин противника. Весь состав выделенных войск был разделен в 56-й армии на семь эшелонов (десантные первые два), в 18-й армии — на шесть (десантный только первый).

Мероприятия по предварительному ослаблению противодесантной обороны противника начали проводиться со второй половины октября. Крупнокалиберная артиллерия обеих армий и береговая артиллерия флота были сосредоточены на косах Чушка и Тузла, на западном берегу Таманского полуострова и стали систематически обстреливать артиллерийские батареи, огневые точки, скопления войск и суда противника. С 20 октября было начато подавление опорных пунктов противодесантной обороны противника. С 25 октября артиллерия начала пристрелку участков высадки десанта.

Авиация, начиная с 16 октября и вплоть до начала высадки, наносила удары по артиллерийским позициям и рубежам обороны противника.

Для предотвращения противодействия морских маневренных сил противника были организованы корабельные дозоры в северной и южной частях Керченского пролива и непосредственное охранение отрядов высадочных средств при переходе десанта через пролив.

Общее количество боевых кораблей, вспомогательных и других самоходных и несамоходных судов вместе с различными мелкими средствами высадки составило по Азовской флотилии 143 единицы (в том числе 37 боевых) и по Черноморскому флоту — 135 единиц (в том числе 82 боевые). Весь этот корабельный и судовой состав в соответствии с решением на операцию был разделен на три группы высадки. Общее руководство первой и второй группами было возложено на командующего Азовской военной флотилией контр-адмирала С.Г. Горшкова, командующим высадкой третьей группы был назначен командир Новороссийской военно-морской базой контр-адмирал Г.Н. Холостяков.

Первая попытка высадить десант 56-й армии на главном направлении была предпринята 31 октября — в первой половине дня 1 ноября. Неблагоприятные погодные условия сорвали выход кораблей, и в первой половине дня 1 ноября они возвратились в назначенные им порты. Но не все. В отрядах Азовской флотилии затонули бронекатер и три сейнера; сейнер, два бронекатера, десантный бот, полуглиссер были выброшены накатом на берег; два бронекатера и пароход получили серьезные повреждения. Потери десантных войск и команд кораблей составили 280 человек, было потеряно 6 полевых и противотанковых орудий. Командующий фронтом перенес время высадки десанта на 2 ноября.

Перед высадкой десанта 18-й армии в середине дня 31 октября была предпринята попытка провести высадку тремя торпедными катерами разведывательной группы в районе предстоящей высадки. Попытка успеха не имела и лишь насторожила противника в этом районе.

Посадка основного десанта началась только с наступлением темноты. Довольно сильный ветер (до 5 баллов) и значительное волнение (до 3 баллов), незначительное количество пристаней, путаница с очередностью подхода судов к пирсам нарушили план приема десантных войск и грузов. Это привело к затягиванию времени погрузки и срыву сроков ее завершения. Всего на высадочные средства было принято 5752 человека трех (1331, 1337, 1339-й) полков 318-й стрелковой дивизии (командир — полковник В.Ф. Гладков), 386-го отдельного батальона морской пехоты (командир — майор Н.А. Беляков) и батальона 255-й бригады морской пехоты (командир — майор С.Т. Григорьев). Было погружено 20 45-мм, 12 76-мм орудий и до 70 тонн боеприпасов и продовольствия4.

Затянувшийся прием десантных войск, их вооружения и грузов внес изменения в план перехода кораблей и высадочных средств 3-й группы высадки. Движение отрядов к исходной линии развертывания (старта) происходило не одновременно. Вышедшие от пристани озера Соленое 1-й и 2-й отряды прошли ее около 3 часов 1 ноября. Почти в это же время прошли эту линию 5-й и 6-й отряды, вышедшие из Тамани. Только около 4 часов прошли линию развертывания 3, 4, и 7-й отряды из Кроткова.

С выходом большей части кораблей и десантных средств к линии развертывания в 4 часа 30 минут береговая и полевая артиллерия начали 15-минутную артиллерийскую подготовку. В ней приняли участие 69-й гвардейский пушечный артиллерийский полк, 128-й гвардейский истребительно-противотанковый полк и береговая артиллерия Керченской и Новороссийской военно-морских баз. Авиация флота периодически наносила бомбоштурмовые удары по объектам в обороне противника. Однако вражеские батареи и огневые точки были подавлены лишь частично.

Во время перехода десанта морем происходило отставание судов, потеря ими ориентировки, аварии. Отсутствие на большей части мелких высадочных судов, сейнеров, катеров-тральщиков радиосредств, недостаточный опыт старшин приводило к гибели некоторых из них и возвращению других обратно в пункты погрузки. Штаб высадки предпринять каких-либо мер не имел возможности, так как никаких групп резервных кораблей в его распоряжении не было.

Большая часть сторожевых катеров и катеров-тральщиков не смогла преодолеть песчаный нанос (бар) в районе высадки и приблизиться к берегу. Убедившись в невозможности подойти к берегу для высадки войск и выгрузки оружия, командиры и старшины этих судов прикрылись дымовыми завесами и вернулись в Тамань и Кротков. Около 2500 человек десанта оказались невысаженными. Ни один из отрядов высадочных средств не смог полностью высадить находившиеся на кораблях войска и технику.

Не были высажены ни командир 1-го эшелона десанта (командир 318-й стрелковой дивизии), ни его штаб, ни один из командиров стрелковых полков, ни командир 386-го батальона морской пехоты.

Количество фактически высаженных войск в различных источниках колеблется от 2900 до 2000 человек.

Высаженные подразделения, поддерживавшиеся огнем артиллерии и ударами авиации, 1 ноября завязали бои за расширение плацдарма. Особый героизм, мужество и высокое боевое мастерство проявил высаженный рано утром 1 ноября в районе Эльтигена 386-й отдельный батальон морской пехоты. Идя в авангарде десанта и увлекая за собой стрелковые подразделения, бойцы батальона наносили врагу тяжелые потери и, уничтожив огневые точки и блокировав многочисленные доты и дзоты, сумели прочно закрепиться на захваченном плацдарме5.

Так как из-за сложных штормовых условий десант 56-й армии высадиться не смог, противник получил возможность сосредоточить все свои войска в этом районе на борьбе с десантом 18-й армии в районе Эльтигена. Во второй половине дня 1 ноября было проведено несколько ожесточенных атак пехоты и танков против высадившихся войск. Установленная с утра надежная связь высадившегося десанта с командиром десанта — командующим 18-й армией — позволила широко использовать возможности артиллерии и авиации для его поддержки. Было отражено несколько атак противника. Во второй половине дня командир дивизии, начальник штаба, командиры стрелковых полков и командир 386-го отдельного батальона морской пехоты сумели переправиться через пролив и организовали надежное управление войсками. И все же к концу дня размеры плацдарма несколько сузились.

Дальнейший ход борьбы десанта за плацдарм и решение поставленной 18-й армии задачи зависели от быстроты наращивания сил высаженного десанта.

Произведя ряд изменений в составе переправочных сил, командование армии и флота организовало ускоренную переброску на плацдарм войск, вооружения и грузов. В район Эльтигена за ночь на 2 ноября было перевезено три с лишним тысячи человек, несколько орудий и минометов, более 20 тонн боеприпасов и 2 тонны продовольствия. По существу, высадка 318-й стрелковой дивизии (1-го эшелона 18-й армии) к утру 2 ноября была завершена.

Высадка второго эшелона днем 2 ноября была невозможна из-за сильного артиллерийско-минометного огня противника. Артиллерийская группировка 18-й армии была ослаблена из-за переброски основных ее сил на главное (керченское) направление и уже не могла оказывать столь основательной поддержки десантным войскам армии. Было принято решение производить перевозки только в темное время суток. Высадившиеся войска в этот день отразили до 20 атак противника.

К 8 ноября 1943 года на Эльтигенском плацдарме находились управление, три стрелковых полка, шесть отдельных рот (всего 1947 человек), медико-санитарный батальон (105 человек) 318-й стрелковой дивизии; 335-й гвардейский Краснознаменный стрелковый полк 117-й гвардейской стрелковой дивизии (731 человек), противотанковый артиллерийский полк (158 человек); 386-й отдельный батальон морской пехоты (386 человек); штурмовой батальон 255-й отдельной бригады морской пехоты6. С учетом того, что в составе 318-й стрелковой дивизии одним из стрелковых полков являлся бывший 137-й полк морской пехоты, до января 1943 года носивший это название, а 335-й гвардейский Краснознаменный стрелковый полк 117-й гвардейской стрелковой дивизии был сформирован в октябре 1943 года на базе 81-й стрелковой Краснознаменной морской бригады, можно сделать вывод, что большую часть сражавшихся на «Огненной земле» Эльтигена десантных войск составляли морские пехотинцы.

В силу ряда причин сражавшиеся здесь части десанта оказались в крайне тяжелых условиях. Главной из них была плотная блокада участка высадки силами противника. Превосходство быстроходных немецких десантных барж в вооружении перед советскими катерами позволило им осуществить блокаду плацдарма со стороны моря. Кроме того, проводившиеся в целях противодействия блокаде действия разнородных сил велись разрозненно и только эпизодически, не были увязаны между собой, не носили массированного характера и только дополняли друг друга. Так, обстрел быстроходных барж противника в порту Камыш-Бурун проводился всего два раза, авиация Черноморского флота нанесла по быстроходным баржам всего четыре массированных налета.

Все перечисленные действия к ликвидации блокады плацдарма высадки не привели. Каждая попытка подачи пополнения и питания десанту превращалась в весьма сложную операцию, требовавшую привлечения всех наличных сил боевых кораблей, береговой артиллерии и авиации для преодоления блокады и подавления артиллерийского огня противника.

Десантникам не хватало медикаментов, теплой одежды, продовольствия. В сутки десантники получали 100—200 г сухарей и полбанки консервов.

Сказывалась нехватка боеприпасов, приходилось беречь каждый снаряд, каждый патрон. Подвоз снабжения для десанта 18-й армии был плохо организован не только из-за противодействия противника, но также из-за недостатка судов и несогласованных действий тыловых служб при сосредоточении грузов, их погрузке и отправке.

Плохо была организована эвакуация раненых с плацдарма на Таманский полуостров. Санитарное обеспечение осложнялось многоэтапностью в эвакуации, отсутствием необходимого специально оборудованного санитарного морского и сухопутного транспорта. Санитарная служба оказалась не подготовленной к приему извлеченных из воды раненых и спасшихся бойцов десантных войск и команд с погибших судов.

Таким образом, десантные войска 18-й армии, высаженные на Эльтигенский плацдарм, должны были продолжать выполнение своей главной задачи — активными действиями на вспомогательном направлении обеспечивать развитие наступления десантных войск 56-й армии на главном направлении — без расчета на усиление и нормальное обеспечение.

К исходу 2 ноября, когда эльтигенская десантная группа уже вела тяжелые бои за расширение захваченного плацдарма, войска 56-й армии и корабли Азовской флотилии изготовились к высадке десанта на главном направлении.

Азовская военная флотилия получила пополнение новыми кораблями, и это позволило уменьшить число отрядов десантных судов с семи до пяти. Кроме того, были созданы четыре штурмовые группы бронекатеров для высадки первого броска десанта и артиллерийской поддержки высадки.

С 7 часов 2 ноября началась посадка личного состава и погрузка вооружения 1-й десантной группы десантных войск на корабли. К 13 часам посадка десанта на корабли была полностью закончена. Было принято 2480 человек и 12 орудий. В 14 часов отряды высадочных средств начали движение. Суда на переходе непрерывно прикрывали самолеты-истребители, штурмовая и бомбардировочная авиация наносила удары по объектам противодесантной обороны на Еникальском полуострове.

К 22 часам корабли развернулись на линии старта, и одновременно началась артиллерийская подготовка высадки. Обстрел пунктов высадки вели 420 орудий и два полка реактивной артиллерии 56-й армии, артиллерия, приданная на усиление из 18-й армии. Продолжала наносить удары авиация.

Под прикрытием артиллерийского огня и авиации отряды бронекатеров и высадочных средств устремились к побережью. Когда бронекатера штурмовых групп подошли к берегу, артиллерия перенесла огонь на 400 м в глубину обороны противника. 2 ноября в 22.28 катера начали высадку десантников первого броска. Штурмовые отряды высадились к 23 часам. С 22.45 началась высадка основных сил десанта, которая закончилась к 0.30 3 ноября. Всего было высажено 2274 человека и выгружено 9 орудий. Закончив высадку, корабли направились назад, погрузили оставшиеся войска 1-й десантной группы и в 5.00 3 ноября успешно высадили их на том же участке Глейки, Жуковка, завершив этим высадку первого эшелона войск 56-й армии (2-я гвардейская стрелковая дивизия, командир дивизии — генерал-майор А.П. Турчинский).

Посадка десанта передового отряда 2-й десантной группы из частей 55-й гвардейской стрелковой дивизии, проходившая под артиллерийским обстрелом противника, закончилась в 3.15. Было принято 1800 человек. Проверив развертывание кораблей на линии старта, командир 2-й группы высадки дал команду начать артиллерийскую подготовку. Около 200 орудий и полк реактивной артиллерии открыли огонь по противнику на рубеже Опасная-Рыбный промысел. Там же подавляла объекты и авиации.

Высадка первого броска десанта началась в 3.40 с переносом артиллерийского огня в глубину обороны противника. Высадив бойцов, корабли вернулись в районы погрузки, приняли оставшиеся войска 2-й десантной группы и благополучно произвели его высадку на Керченский полуостров.

В первую ночь высадки многие катера, несмотря на исключительно сильный огонь противника, совершили по 5—7 рейсов между косой Чушка и участками высадки. Некоторые катера перевезли за ночь до 600 человек и большое количество оружия, боеприпасов и других грузов. 3 ноября к 9.00 были перевезены два полка 55-й гвардейской стрелковой дивизии, основную часть 2-й гвардейской стрелковой дивизии и управления обеих дивизий.

Успешно преодолев сопротивление противника, десант 56-й армии к 8 часам начал продвижение в глубь обороны противника.

С окончанием высадки первого, а затем и второго эшелонов войск 56-й армии корабли приступили к переброске последующих эшелонов, одновременно эвакуируя раненых с плацдарма. К 16 часам 3 ноября было перевезено еще 4440 человек, 48 орудий и минометов и несколько тонн боеприпасов.

Получив пополнение, десантные войска к исходу 3 ноября вышли на рубеж 2 км северо-восточнее Баксы, выс. 98,9 (1 км вост. Джанкоя). Азовская флотилия, получив пополнение в кораблях, приступила к планомерной переброске оставшихся войск, вооружения и грузов. К исходу 4 декабря десант насчитывал более 9 тыс. человек и 68 орудий и минометов.

Попытки противника прорваться торпедными катерами и быстроходными баржами к району высадки со стороны Камыш-Буруна результатов не дали.

К 11 ноября десант 56-й армии насчитывал почти 29 тыс. человек, 289 орудий и минометов, 10 танков и продолжал успешно продвигаться к Керчи. К 16 часам десантные войска ворвались в восточную часть города к железнодорожной станции и вышли к церкви севернее Широкого мола порта Керчь. В районе Колонка была окружена небольшая группа войск противника.

Противник, в свою очередь, перебросил в район Керчи до 40 тыс. человек с артиллерией и танками. Опираясь на заранее подготовленную систему обороны, ему удалось приостановить наступление десантных войск 56-й армии, уступавших ему как по численности, так и по техническому оснащению.

Для переброски остальных сил 56-й армии переправа через Керченский пролив получила продуманную организацию. Из боевых кораблей были сформированы отряд прикрытия переправы и отряд траления. Для перевозки войск и грузов использовались корабли, суда и высадочные средства Азовской военной флотилии. При погрузке судов был учтен опыт высадок предыдущих десантов.

После ожесточенных боев 12—16 ноября войска 56-й армии перешли к обороне, намереваясь возобновить наступление и бои за Керчь после накопления необходимых сил и техники. В период этой вынужденной паузы в действиях войск штабы флота и фронта направили свою деятельность на обеспечение непрерывности работы переправы через пролив.

К 20 ноября переправа на Керченский полуостров всех сил и средств 56-й армии была завершена. В это же время директивой Ставки ВГК Северо-Кавказский фронт был преобразован в Отдельную Приморскую армию (ОПАРМ). Деятельность Азовской военной флотилии была переключена на перевозки через пролив грузов и личного состава для ОПАРМ. Обеспечение перевозок оказалось эффективным и устранило помехи со стороны противника. Высаженные войска были хорошо обеспечены продовольствием.

Следует отметить, что в это время тылы флота, Азовской флотилии, Керченской и Новороссийской баз работали слабее армейских тылов. В дни высадки, в период самой напряженной работы по перевозке десантных войск личный состав кораблей и высадочных средств слабо обеспечивался продовольствием, ассортимент продуктов состоял из ржаных сухарей и комбижира. Оперативная группа тыла Черноморского флота работала неудовлетворительно, хотя и располагала запасами необходимого продовольствия и других видов снабжения.

К 4 декабря 1943 года на судах Азовской военной флотилии было переправлено более 75 тыс. человек, более 2700 лошадей, более 1600 орудий и минометов, 58 установок РС, трактора, повозки, бронетранспортеры, кухни и более 4300 тонн продовольствия и других грузов.

В это время, когда десант 56-й армии, не преодолев сопротивления врага, перешел к обороне, противник с возрастающей силой возобновил атаки на эльтигенском направлении.

Положение эльтигенской десантной группы, оказавшейся вследствие блокады на голодном пайке и при ограниченном количестве боеприпасов (0,2—0,5 боекомплекта), стало весьма тяжелым. Численность ее к этому времени составляла 4000—4500 человек, количество орудий и минометов было незначительным. Танков не было вообще. Длительные, упорные бои увеличили число раненых и тем самым еще более осложнили положение десантной группы.

Снабжение эльтигенской группы по воздуху было крайне недостаточным, а доставка по морю в условиях действия превосходящих сил противника стала практически невыполнимой.

Положение эльтигенской группы выло еще более ослаблено переводом всей артиллерии 18-й армии на поддержку войск 56-й армии. Это приказание командующего Северо-Кавказским фронтом последовало еще 2 ноября 1942 года. Таким образом, артиллерия 18-й армии в поддержке своих десантных войск участия не принимала. Вся артиллерийская поддержка была возложена на 55 орудий береговой артиллерии флота.

Береговая артиллерия, несмотря на ее малочисленность, успешно решала в пределах своих возможностей поставленные перед ней задачи. Участвуя в отражении целого ряда контратак противника, береговая артиллерия провела почти 800 стрельб орудий 100-мм и 152-мм калибра. Огнем береговой артиллерии поражались пехота и танки противника, подавлялся огонь вражеской артиллерии, уничтожались другие объекты. В этот день, 2 декабря, эффективную поддержку десантникам оказывала авиация флота, которая произвела около 580 самолето-вылетов, нанося поражение войскам противника. Но этого было недостаточно.

Противник, сосредоточив против эльтигенской десантной группы 6-ю кавалерийскую румынскую дивизию и немецкий сводный полк, 3 декабря начал атаки, поддерживаемые огнем артиллерии и с большим количеством танков. Десантники отбивали эти атаки врага.

С утра 4 декабря после мощного артиллерийского обстрела, бомбардировочных и штурмовых ударов авиации противник начал свою генеральную атаку, направив танковый удар на левый фланг эльтигенской группы. Но и эта атака противника была отражена. Упорные бои продолжались до исхода 6 декабря, когда боеприпасы десантников подошли к концу и обороняться стало нечем. Противнику удалось прорвать фронт обороны и расчленить эльтигенскую группу. Положение стало критическим, и командующий операцией приказал эвакуировать войска 18-й армии с Эльтигенского плацдарма.

Но эвакуировать почти 4000 человек было не на чем. Кораблей было ограниченное количество, а имевшиеся в исправности катера в условиях пятибалльного ветра и трехбалльного волнения не могли подойти к берегу и забрать личный состав. Кроме того, противник организовал и морскую блокаду, используя быстроходные десантные баржи, преодолеть которую моряки не могли. Один лишь катер прорвался к берегу и доставил с плацдарма 29 человек.

В связи с невозможностью эвакуации командующий операцией приказал войскам эльтигенской группы прорваться из окружения и соединиться с войсками 56-й армии на Еникальском плацдарме. Получив этот приказ, полковник В.Ф. Гладков организовал проведение разведки. Разведка определила, что противник сосредоточил свои войска на юго-западном участке Эльтигенского плацдарма, готовя здесь решительный штурм плацдарма. Дополнительно высланная разведка определила, что труднопроходимый заболоченный участок между побережьем и озером Чурубашским противник прикрыл незначительными силами.

Высланная дополнительно на этот участок разведка нашла проходы через болото, и командир десантной группы решил прорываться на этом направлении. Перед началом прорыва все остающееся имущество и техника были приведены в негодность, документы сожжены или закопаны.

Бесшумно сняв охранение противника, прорывающиеся войска прошли через болото и вышли в районе Камыш-Бурун. На подходе к селению по передовой группе открыла огонь вражеская зенитная батарея. Заместитель командира 613-й отдельной роты старший лейтенант В.В. Белешко с группой бойцов забросал батарею гранатами.

Одна из групп десантников обошла Камыш-Бурун с запада и стремительным броском прорвалась под покровом ночи на южную окраину Керчи. Другие группы прошли через поселок. К 4.30 вырвавшиеся из кольца десантники сосредоточились у подножия горы Митридат. Неожиданно атаковав противника они к 7 часам 6 декабря захватили Митридатские высоты, южное предместье Керчи и Угольную пристань. Отдельные группы ворвались в город, прошли через расположение противника и соединились с частями Отдельной Приморской армии. Среди гарнизона возникла паника, так как прорыва десантников противник еще не обнаружил.

С рассветом командование противника, выяснив обстановку, сосредоточило против прорвавшихся к горе Митридат значительные силы и оттеснило десантников к берегу Керченской бухты.

Командующий Отдельной Приморской армии решил усилить группу полковника В.Ф. Гладкова. Отряд высадочных средств Азовской флотилии в ночь на 8 декабря высадил первую группу десантников из состава 83-й бригады морской пехоты, принял около 300 раненых и вернулся на базу в Опасной. В ночь на 9 декабря высадка пополнения для митридатской группы повторилась. Всего в помощь десанту Гладкова восточнее горы Митридат было высажено около тысячи морских пехотинцев 83-й отдельной бригады морской пехоты.

Обстановка на плацдарме резко изменилась в пользу противника, командование которого подтянуло значительные силы и повело одну атаку за другой, стремясь сбросить советских десантников в море. Полковник Гладков доложил командующему о невозможности удержания плацдарма. Было принято решение об эвакуации.

Для выполнения этой задачи был сформирован отряд кораблей эвакуации во главе с капитаном 3 ранга Ф.В. Тетюркиным. В ночь на 10 декабря отряд эвакуации под прикрытием огня артиллерии армии достиг берега Крыма и, приняв более 1000 человек, возвратился в Опасную. В ночь на 11 декабря эвакуация митридатской группы завершилась. Прикрывавшие отход морские пехотинцы 144-го батальона сооружали плоты, использовали другие подручные средства и на них уходили в море, где их из воды подбирали катера и мотоботы.

Таким образом, части 318-й стрелковой дивизии совместно с частями морской пехоты более месяца удерживали плацдарм в районе Эльтигена, что оказывало влияние на всю операцию войск Закавказского фронта. Однако разновременная высадка десантов 18-й армии в районе Эльтигена и 56-й армии в районе Керчи привела к тому, что противник получил возможность сначала изолировать десант 18-й армии, а затем сосредоточить усилия на противодействии наступлению 56-й армии.

Подводя итог Керченеско-Эльтигенской десантной операции, можно с уверенностью сказать, что, несмотря на имевшиеся трудности и допущенные просчеты, в целом Черноморский флот и Азовская флотилия с поставленными перед ними задачами справились.

Однако следует отметить тот факт, что командующий операцией, назначая время высадки, не учел такого важного фактора, отрицательно повлиявшего на успех десанта в ходе боя за высадку, как неблагоприятные метеоусловия, хотя командование флота об этом ему и докладывало. Это привело к тому, что на Эльтигенский плацдарм была высажена всего одна стрелковая дивизия 18-й армии, причем не вся сразу. Этих сил не хватило, чтобы овладеть портом Камыш-Бурун, который противник эффективно использовал в качестве базы военно-морских сил, блокировавших десант с моря.

Надо заметить, что отсутствие в составе Черноморского флота и Азовской флотилии специальных мореходных и хорошо вооруженных десантно-высадочных средств, способных доставлять и высаживать войска и боевую технику непосредственно на необорудованное побережье, резко снижало темпы высадки, в плохую погоду практически исключало ее.

Недостаточно четко было организовано оперативное взаимодействие между десантами 56-й и 18-й армий. Их командование и штабы не знали обстановки на операционных направлениях друг друга. Добиться согласованности действий обоих десантов штабу Северо-Кавказского фронта (Отдельной Приморской армии) фактически не удалось7.

В итоге освободить Керчь от немецко-фашистских захватчиков в 1943 году не удалось. Попытки прорвать оборону противника при поддержке новых тактических десантов, высаженных на северное побережье Керченского полуострова и в Керченский порт (соответственно 10 и 22 января 1944 года), также не дали существенных результатов. Им удалось лишь захватить восточную окраину Керчи.

Закрепившаяся на Керченско-Еникальском плацдарме Отдельная Приморская армия оттягивала на себя значительные силы крымской группировки противника с перекопского направления. В результате немецкому командованию не удалось предпринять наступательных действий против войск 4-го Украинского фронта. Более того, войска противника в Крыму оказались под угрозой ударов с трех направлений — с севера, с востока и с моря. Вопрос о целесообразности высадки новых морских десантов неоднократно обсуждался командованием Отдельной Приморской армии и флота и после начала наступления советских войск в Крыму. Однако, учитывая, что наступление войск 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии развивается успешно, Ставка Верховного главнокомандования пришла к выводу, что необходимость в таких десантах отпала.

Характерными чертами высаженных в период борьбы за Крым десантов являлись следующие:

1. Незначительные масштабы высаживаемых десантов. Из 24 крымских десантов 18 были тактического масштаба. Для тактических десантов был характерен небольшой состав (от роты до полка), отсутствие артиллерии и минометов, противотанковых средств, средств ПВО и неудовлетворительное тыловое обеспечение. По своему составу и вооружению большинство десантов не соответствовало объему поставленных задач, что приводило к их невыполнению.

2. Крайне ограниченное время или полное отсутствие его на подготовку, что обусловливалось, с одной стороны, условиями обстановки, а с другой — стремлением обеспечить скрытность и внезапность высадки.

3. Неудовлетворительная организация управления из-за ограниченного количества или отсутствия средств связи, прежде всего радиостанций, а также из-за слабой обученности личного состава. В силу указанных причин связь десанта с командованием операцией, как правило, терялась, а судьба десанта долгое время оставалась неизвестной.

4. Как правило, крайне слабая огневая обеспеченность десантов. Часто отсутствовали артиллерийская и авиационная подготовки высадки десанта и поддержки его действий на берегу.

5. Отсутствие десантных кораблей и десантных высадочных средств специальной постройки, оказавшее существенное влияние на успешность высадки большинства десантов и нередко ставившее их под угрозу срыва. Привлекаемые для проводки и высадки личного состава и выгрузки боевой техники корабли, катера различных типов, а также суда и плавсредства гражданского флота не могли обеспечить своевременность доставки десантов и высокие темпы их высадки (выгрузки) на необорудованное побережье, что приводило к неоправданно высоким потерям личного состава и потоплению самих судов.

Примечания

1. Ачкасов В.И., Павлович Н.Б. Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1973. С. 138.

2. Камалов X. X. Морская пехота в боях за Родину. Изд. второе, доп. и переработанное. М.: Воениздат, 1983. С. 157.

3. Камалов Х.Х. Морская пехота в боях за Родину. М.: Воениздат. Изд. 2-е, доп. и перераб., 1983. С. 157.

4. Ванеев Г.И. Черноморцы в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1978. С. 275.

5. АО ЦВМА. Ф. 137. Д. 32786. Л. 1; Ф. 243. Д. 34708. Л. 146—149; Д. 24035. Л. 5; Борзенко С. Жизнь на войне: Записки военного корреспондента. М.: Воениздат, 1958. С. 183, 192.

6. ЦАМО. Ф. 371. Оп. 6367. Д. 169. Л. 62.

7. Горшков С.Г. На южном приморском фланге (осень 1941 г. — весна 1944 г.). М.: Воениздат, 1989. С. 264.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь