Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

На правах рекламы:

Бутандиол 1.4 москва — бутандиол 1.4 москва (бутандиол-спб.рф)

Главная страница » Библиотека » В.Е. Возгрин. «История крымских татар»

а) Внешние (физические) черты и качества

Не только антропологические, но и этнокультурные характеристики включают в себя и чисто физические черты, более или менее несхожие у различных племён и народов. Эти национальные отличия в человеческой внешности со временем не всегда сглаживаются. Иногда они могут возрастать в результате причин и факторов, о которых речь пойдёт чуть ниже. Тем не менее, для того чтобы не оскорбить национальных чувств части читателей, нужно особо подчеркнуть, что сама постановка этого вопроса делается в чисто антропологическом и/или этнологическом плане. То есть она ничего общего с расистскими подходами к науке о человеке не имеет.

Телесность, как таковая, образует важную ценностную сферу в любой этнической культуре. Поэтому «телесные характеристики — отнюдь не только достояние антропологических исследований и обмеров... социокультурные факторы во многом формируют человеческое тело и всю телесную культуру, то есть поведение и отношения, связанные с соматическими характеристиками человека» (Ерасов, 1998. С. 127).

Другими словами, природой данное тело под влиянием социально-политической среды как бы постоянно надстраивается. Раб никогда не будет похож на свободного человека, если за спиной у него тысячелетняя история предков-рабов; то же самое верно для свободного человека. Меняется физический облик этноса и от перемены природной среды, — этот факт не требует объяснений. Как и то, что поколения постепенно изменяют свой внешний вид под воздействием доминирующего вида труда и даже ряда культурных факторов, в которые входят занятия народной физической культурой (верховая езда, плаванье, борьба и пр.).

Под влиянием же такой реальности культурного мира, как эстетический идеал, более или менее общий для этноса, век за веком идёт отбор супругов. И это также содействует сложению какого-то антропологического типа, близкого к идеальному в понятиях, представлениях данного этноса о красоте, благородстве и т. п. Под влиянием этих и иных факторов идёт «надстройка», в результате которой и образуется культурное тело, а также манеры, жестикуляция, осанка, живость или замедленность разговора, физическая ловкость и т. п. Особый интерес в этом плане представляют материалы, касающиеся крымского населения.

Тип южнобережного крымца. Фото начала XX в. Из собрания издательства «Тезис»

Вот одно из самых ранних наблюдений, сделанных русскими путешественниками на исходе XVIII в.: «Татары вид лица имеют приятный, глаза у них пламенные, исполненные огня любви, небольшие черноватые усы, украшающие младых Мусульманов, придают им много прелестей; все они почти росту средственного, собою сухощавы по причине беспрестанного курения табаку; стан корпуса их правильный, походка величественная, словом сказать: большая часть Татар собою довольно сановиты и черты лица младых Татаров имеют в себе нечто привлекательное» (ОР РНБ, Ф. 487. Д. 393 Q. Л. 21).

Оказавшийся в Крыму несколько десятилетий спустя француз замечает: «Они высоки — красивые черты лица их резки и правильны; в них есть... природная возвышенность, они спокойны и важны (то есть «исполнены чувства собственного достоинства». — В.В.) ...прекрасное племя, которое и теперь поражает глаз» (Мормон, 1838. С. 203—204). Очевидно, речь идёт о жителях крымских гор; её можно дополнить отзывом современника-англичанина: «Они высоки, хорошо сложены, загорелы, у них правильные черты лица, красивые глаза, а выражение лица выдаёт их интеллект, энергию, ум» (Spenger, 1836. P. 127—128).

Характеристики ногайцев у того же автора несколько иные: «Черты их лица, не будучи красивыми, могут быть названы привлекательными [pleasing], их весьма украшают глаза, хотя и узковатые, но острые, живые и полные огня. Они обладают орлиным зрением, которое позволяет им рассмотреть мельчайшие детали происходящего на огромном расстоянии. Острота их слуха невероятна, его можно сравнить только с их же зрением. Ногаец слышит малейший шорох, доносящийся издали с любой стороны, а бросившись на землю он в состоянии отличить блеяние и мычание именно своего стада, причём точно определив направление, куда следует за ним направиться» (Spenger, 1836. P. 127—128).

Группа городских жителей. Ялта. Фото конца XIX в. Из собрания издательства «Тезис»

Что же касается упомянутой выше «величественной походки», то эта, очевидно, не совсем обычная для крестьянина особенность обратила на себя внимание другого француза-путешественника: «Характер татарина серьёзен и флегматичен, осанка солидна, выражение лица значительно и сурово, говорит он медленно, слушает, не перебивая, ходит не спеша, не суетится...» (Reuilly, 1806. P. 159).

Более поздние, уже русские исследователи обратили внимание на то, что в Крыму под разносторонним воздействием окружающей среды даже степняки, ранее ничем не отличавшиеся от своих заперекопских собратьев, со временем стали носителями совершенно иной культуры, по сути — иным народом, хоть и сохранившим прежние черты физического облика. От них и от южнобережных жителей отличалась группа, сложившаяся в горах, горных долинах и северных склонах Главной гряды. Эти татары были «высокого роста, крепкого и стройного телосложения, с правильным, продолговатым и приятным лицом...» (Крым и крымские татары, 1883. С. 25).

Горные татары, уточняет другой русский автор, были «высокого роста и хорошо сложены, цвет лица у них более светлый... глаза большие и тёмные, волосы и борода густые и тёмные. Вообще наружность горных татар красива». Жители Южного берега — более «крепкого телосложения, цвет лица у них смуглый... лицо продолговатое и приятное; нос прямой, нередко греческий или римский, волосы и глаза чёрные... Также нельзя не заметить, что женский пол отличается белизною кожи и особенно лица, что редко встречается у женщин низких сословий в народах кавказского племени» (Шатилов, 1857. С. 2)1.

Ещё один русский путешественник сохранил для нас следующее воспоминание о детях, встреченных им в Дерекое: «несколько хорошеньких мальчиков, с весёлыми личиками, робко следовали за нами издали... им очень нравилось смотреть, как мы стреляем голубей. Все эти мальчики были очень красивы, проворны, хорошо сложены; костюм их состоял из узкого кафтанчика и красной шапочки, из под которой, выказывались густые волосы, красиво заплетённые заботливою рукою матерей их. Когда мальчик подрастёт, красную шапочку заменит чёрная, сделанная из овечьей шкурки, общеупотребительная у здешнего народа. Взрослые татары очень стройны, проворны, смелы, имеют прекрасные глаза, орлиный нос; вся наружность их ознаменована печатью сметливости и ума» (Демидов, 1853. С. 320).

Южнобережная девушка. Фото конца XIX в. Из коллекции издательства «Тезис»

С «немецкой» точки зрения, для горных татар были характерны несколько иные внешние черты. Они — «кавказской расы, имеют по большей части желтоватый цвет лица и напоминают особенно картины Мурильо; их поведение серьёзно, поначалу их лица кажутся холодными и безжизненными, но как только они заговорят, их чёрные глаза оживают и загораются...» (Grimm, 1855. S. 29). Другой немец заметил, что лица крымских татар вообще «не имеют своих резко характерных черт, но в большинстве случаев им присущ отпечаток внутренней доброты. Спокойно-радостная серьёзность и беззаботное добродушие смягчают огонь их взоров, выдающий духовную восприимчивость и легко возбудимую страстность» (Engelhardt, 1815. S. 35). «Они по большей части среднего роста, но весьма правильного и красивого сложения» (Büsching, 1785. S. 321).

Четвёртого посланца Германии более всего привлёк праздничный костюм и красота девушек Кучук-Узени и соседних сёл, собравшихся на Курбан-байрам: «Красная феска без чадры, цветной узкий шёлковый казакин (или «полукафтан» — Leibrock. — В.В.) под кафтанчиком, красные же или зелёные шёлковые шаровары, ниспадавшие на жёлтые туфли, подчёркивали тоненькие фигуры девушек, чьи овальные белоснежные лица украшали чёрные глаза и орлиные носики — всё это выглядело просто прелестно» (Jäger, 1830. S. 63). Наконец, приведём ещё более восторженное мнение: «Несмотря на попытки закрыть лица, я видел, что они, как и фигурки женские — поразительной красоты, они проносились мимо вроде летучих, туманных образов... Черты большинства — весьма правильны, нежны и кротки (sanft), полны выразительности, цвет кожи очень белый, волосы иссиня-чёрные, у одних они мягкими волнами ниспадают на спину, у других — в виде бесчисленных косичек прикрывают головы с боков» (Remy, 1872. S. 67).

Французы, посетившие Крым двумя столетиями раньше, были в своих оценках более категоричны: «Нет в мире более красивого народа, чем на этой (то есть крымской. — В.В.) земле» (Lucce, Beauplet, Lamberty, 1634. P. 17). Их несколько более поздний соотечественник обратил внимание на черты внутреннего мира татар, отразившиеся и в их внешности: «Они безыскусно, естественно добры и гостеприимны, и на лицах их читается безукоризненная честность и сердечная доброта» (Besse, 1838. P. 216). В этом смысле французам вторили немцы: «Татарские женщины самые красивые в мире — как в отношении их древнегреческих форм, так и прекрасного цвета кожи» (Nachrichten, 1804. S. 56). «У бахчисарайских татар великолепные цвет кожи и черты лица; первому могла бы позавидовать прекрасная половина Петербурга, а второму — даже древнегреческие статуи» (Kohl, 1841. S. 244).

Англичанин отметил элегантность манер крымских татар всех слоёв — от простого крестьянина до бея, что резко отличало их от мужиковатых (boorish) русских фигур. «Жестикуляция крымских татар во время разговора напоминает гибкую повадку леопарда, тогда как у русских она скорее медвежья...». Тот же путешественник заметил, что с крымскотатарских мужчин «можно лепить Геркулеса, а у горцев — особенно уверенная и лёгкая походка» (Clarke, 1810. P. 570, 583). Эта оценка не противоречит впечатлению другого английского наблюдателя, прибывшего в Крым почти через полвека, но посетившего не горы, а Южный берег, где тип красоты был несколько иным: «Их манерам свойственны итальянские изысканность и очарование» (Milner, 1855. P. 362).

А вот мнение на тот же счёт ещё двух немцев: «По большей части они среднего роста, но при этом прекрасного, правильного сложения, задушевность сквозит в их чертах; на лицах читается их честность и добродушие... Они одарены прекрасным природным умом и гибким духом, что делает их в высшей степени способными к образованию» (Тунманн, 1936. С. 20). Несколько позднее соотечественник Тунманна запишет, что у крымских татар, мужчин и женщин — «высокая, стройная, свободная, лёгкая фигура, благородная и грациозная осанка, в большинстве случаев — красивые черты выразительных лиц. Они обладают добрыми разумением и душой, большим чувством поэзии, сами выражаются с лёгкостью, точностью и благородством в тоне, если даже речь идёт об обычных вещах. Татарский крестьянин выглядит совершенно иначе, гораздо благороднее, чем все крестьяне Европы (sieht ungemein viel adler aus, als alle Bauern Europas), за исключением, разве что, басков из некоторых районов Испании» (Haxthausen, 1847. S. 433).

Примечания

1. Здесь и далее старый этнографический термин «кавказское племя, кавказская раса» означает принадлежность к этнолингвистическим общностям 4-х групп народов, обитавших на Кавказе, а также некогда расселившихся за его пределы. По теории, сформулированной в XIX в. немецким антропологом И. Блуменбахом, к кавказской расе относятся народы Европы (кроме финнов и венгров) и Ближнего Востока.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь