Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » «История Города-героя Севастополя»

2. Севастополь в период первой буржуазно-демократической революции в России

Поражение России в русско-японской войне усилило ненависть народа к царизму. Повсюду ширилась революционная борьба.

«Не русский народ, — писал В.И. Ленин, — а самодержавие пришло к позорному поражению. Русский народ выиграл от поражения самодержавия. Капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма»1. Эти слова В.И. Ленина оказались пророческими. В 1905 г. в стране началась первая русская буржуазно-демократическая революция. Выступление петроградских рабочих переросло 9 января из мирного шествия к царю-батюшке в баррикадную борьбу и явилось началом назревавшей годами революции. При первом же известии о событиях в Петербурге вспыхнули политические забастовки и демонстрации рабочих во всех городах и промышленных районах страны. Повсюду рабочие выставляли лозунги социал-демократов — «долой царское самодержавие», «8-часовой рабочий день», «демократические свободы», «конфискация помещичьих земель в пользу крестьян».

Рабочее движение способствовало усилению крестьянского движения и революционных выступлений интеллигенции. Рост рабочего и крестьянского движения оказал также влияние на армию и флот, где усилилось революционное брожение.

Петербургские события нашли отклик и в Севастополе. 10 января произошел пожар в слесарно-сборочной мастерской военного порта Севастополя. Командующий Черноморским флотом Чухнин усмотрел связь между событиями 9 января г. Петербурге и пожаром. Он лично явился в мастерскую и стал «разъяснять» рабочим события. Но рабочие не стали слушать его и заставили Чухнина покинуть порт.

«В Севастополе, — писал об этом В.И. Ленин, — горят склады и арсенал морского ведомства, и войско отказывается стрелять в восставших матросов»2.

Во всех частях города и на кораблях были распространены листовки Севастопольского комитета РСДРП «К рабочим Севастопольского порта», «Ко все рабочим города Севастополя», «Ко всем рабочим и работницам Севастополя» и прокламации Крымского союза РСДРП «К обществу» и «Ко всем работницам»3.

В прокламации «Ко всем портовым рабочим» Севастопольский комитет РСДРП писал: «...Сотни тысяч рабочих в Петербурге гордо и смело подняли свои головы и потребовали себе человеческих прав. К этим сотням тысяч восставших присоединяются все новые и новые в разных концах России. Москва, Ревель, Ковно и Вильно уже охвачены всеобщей стачкой, пламенем революции. Нет сомнения, что оно в конце концов должно разом всю Россию охватить, так как чаша нашего терпения переполнена, так как по всей России положение рабочего ужасно»4. Прокламация заканчивалась призывом к всеобщей стачке с требованием немедленного прекращения войны, свержения самодержавия, созыва Учредительного собрания, установления 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы.

17 января после окончания дневных работ в порту на пристани произошел митинг, на котором выступил оратор, назвавший себя петербургским рабочим. Он рассказал о событиях, происходящих в Петербурге, и призвал забастовкой поддержать петербургских товарищей5.

В десять часов вечера за Малаховым курганом состоялась сходка, на которую собралось около 300 рабочих, матросов и солдат крепостной артиллерии. Выступавшие с возмущением и негодованием говорили о кровавых событиях в Петербурге и призывали к забастовке и вооруженному восстанию во флоте. Было решено 18 января провести всеобщую забастовку протеста, в которой должны были принять участие портовые и городские рабочие6.

Революционные сходки, демонстрации, политические стачки проходили во всех городах Таврической губернии. 9 января 1905 г. состоялась политическая сходка в Симферополе. 5 февраля в окрестностях Феодосии местная социал-демократическая организация провела сходку. 7 февраля феодосийские рабочие провели политическую забастовку и демонстрацию протеста против «кровавого воскресенья». 17 и 18 февраля бастовали рабочие табачных фабрик в Симферополе. В марте 1905 г. в Симферополе бастовали рабочие портняжных мастерских. В местечке Большой Токмак, Бердянского уезда, 5 марта забастовали рабочие завода земледельческих машин и орудий.

13 марта 1905 г. в Ялте произошла политическая демонстрация. Демонстранты разгромили полицейский участок, выпустили из тюрьмы заключенных и подожгли тюрьму. В Бердянске 22 марта началась забастовка на двух заводах земледельческих машин.

Особенно большой размах приняли крестьянские волнения в Днепровском уезде. 1 мая 1905 г. произошло крестьянское волнение в деревне Саблы, Симферопольского уезда. Восставшие крестьяне разгромили имение помещика Давыдова.

14 мая 1905 г. в Евпатории началась забастовка, в которой приняли участие рабочие чугунолитейного завода и мельницы, каменщики, штукатуры, пекари, булочники, чернорабочие, портные, наборщики, прачки, сапожники, дворники7.

В июне 1905 г. забастовки рабочих и политические демонстрации происходили в Феодосии и Евпатории.

В условиях начавшейся революции в России ширилось и крепло революционное движение в Черноморском флоте. В этих условиях большевики считали основной задачей подготовку вооруженного восстания. Проводя линию партии на подготовку вооруженного восстания, севастопольские большевики вели широкую пропаганду среди матросов, призывая их готовиться вместе с рабочими и крестьянами к вооруженному восстанию против царского самодержавия.

Жандармские донесения свидетельствуют о том, что почти ежедневно на улицах Севастополя, в порту и казармах появлялись прокламации. 20 января в порту были разбросаны прокламации «К рабочим Севастопольского порта», в ночь на 24 января полиция при ночном обходе улиц по Корабельному спуску обнаружила 16 экземпляров гектографированной прокламации «Товарищи-матросы»8. В эту ночь прокламации «Товарищи-матросы» и «Ко всем матросам» были обнаружены во дворе казарм флотской дивизии9. Вечером 25 января и в ночь на 26 января во дворах казарм флотской дивизии вновь были найдены прокламации «Ко всем матросам»10. 29 января в Артиллерийской слободке были разбросаны печатные прокламации Крымского союза РСДРП «К обществу» и воспроизведенные на мимеографе прокламации Севастопольского комитета РСДРП «Ко всем рабочим Севастополя»11. 10 марта на эскадренном броненосце «Иоанн Златоуст» была обнаружена прокламация «Солдатская памятка». 17 марта полиция при обыске у члена социал-демократической организации Иванова нашла прокламацию «Пора кончать», призывающую к вооруженному восстанию против правительства.

В феврале 1905 г. в Севастополе бастовали рабочие типографии. Стачка окончилась победой бастующих. Портовые рабочие предъявили Чухнину требования 8-часового рабочего дня, отмены сверхурочных работ, увеличения платы. Портовые и типографские рабочие потребовали у администрации разрешения открытой сходки.

В марте 1905 г. бастовали рабочие портняжных мастерских.

В связи с отправкой матросов на Балтику для комплектования эскадры, которая направлялась на Дальний Восток, большевики усилили пропагандистскую работу во флоте. 4 апреля на вокзал пришло провожать матросов несколько тысяч рабочих и женщин12. Среди собравшихся была распространена прокламация «Солдатская памятка». «Солдаты, — говорилось в ней, — переходите на сторону народа, становитесь в его ряды... Солдаты! Великое дело затеял народ и зовет вас к себе. Народ подымается в городах и по всей стране, чтобы завоевать России свободу и политические права. Надо прежде всего свергнуть царя и назначить народное правительство»13.

Желая задержать отправку эшелона, рабочие, матросы и женщины разобрали железнодорожный путь. На вокзале был арестован один из руководителей «Централки» А. Волошин. При обыске у него обнаружили листовки «Солдатская памятка», «Бой за свободу», «К портовым рабочим», «Ко всем гражданам России» и другие революционные издания.

Хорошей политической школой для рабочих Севастополя и матросов Черноморского флота были нелегальные сходки и массовки, которые обычно проводились в окрестностях города. На них социал-демократы знакомили матросов и рабочих с задачами, которые партия ставила перед ними. Большая маевка была проведена в Севастополе 1 мая 1905 г. в девяти верстах от города, за Инкерманским монастырем, на «Сахарной головке». Она продолжалась несколько часов, в ней приняли участие сотни рабочих, матросов и солдат. Среди участников массовки было много женщин. Выступавшие разъясняли сущность праздника 1 Мая и ближайшие задачи по подготовке вооруженного восстания с целью уничтожения царизма. Среди участников маевки распространялась прокламация «Первое Мая». Собравшиеся пели революционные песни. Вокруг места, где происходила маевка, были выставлены патрули.

Полиции удалось задержать 82 человека. По пути в полицейский участок задержанные пели «Марсельезу». У некоторых арестованных на дому были произведены обыски. Во время их полиция нашла брошюры «Первый шаг», «Кто должен победить», прокламации «Ко всем гражданам»14.

По всей стране вспыхивали стачки и забастовки. Во многих местах они начали перерастать в вооруженную борьбу с царизмом. Во главе революционной борьбы встал русский пролетариат, он возглавил общедемократическую борьбу против царизма.

Во главе рабочего класса, революционного крестьянства, солдат и матросов шла образовавшаяся партия большевиков во главе с Лениным, проводившая последовательную революционную линию, отвечавшую коренным интересам пролетариата и крестьянства. В.И. Ленин обосновал тактику большевиков в предстоящей революции. Он развил идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции и показал, что непременным условием победы революции является союз рабочего класса и крестьянства при сохранении руководящей роли пролетариата. Ленин дал русским марксистам ясную перспективу перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую.

А. Петров

Исключительно важную роль в подготовке вооруженного восстания сыграл III съезд РСДРП, который был созван в Лондоне в апреле 1905 г. Вопрос о вооруженном восстании был одним из основных вопросов, обсуждавшихся на съезде. Решения его явились программой действий для большевиков и рабочего класса в борьбе за победу над царизмом, за установление революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров пытались завоевать трудящихся на свою сторону и вести за собой. Эти партии были проводниками буржуазного влияния среди трудящихся. Меньшевики стояли за гегемонию либеральной буржуазии в революции и держали курс на свертывание революции, т. е. за такую революцию, которая бы не отпугнула от участия в ней либеральную буржуазию. Они стояли за соглашение пролетариата с буржуазией, подчиняя тем самым рабочее движение буржуазии. Эсеры тянули крестьянство на блок с кадетами и проповедовали стихийные бунты, а также отвлекали народные массы от революционной борьбы индивидуальным террором против отдельных царских чиновников.

В связи с подготовкой и работой III съезда РСДРП разгорелась ожесточенная борьба между большевиками и меньшевиками и в крымских социал-демократических организациях.

В период подготовки к III съезду Севастопольский комитет РСДРП, в котором преобладали большевики, высказался за необходимость созыва съезда. Крымский союз РСДРП, где в руководстве находились меньшевики, послал делегата на Женевскую конференцию меньшевиков. После III съезда борьба между большевиками и меньшевиками в крымских социал-демократических организациях усилилась.

Севастопольский комитет РСДРП, руководствуясь решениями III съезда партии, начал готовить вооруженное восстание на Черноморском флоте и в Севастополе. Один из руководителей восстания, матрос-большевик А. Петров, писал: «Мы видели, как трудно сделать восстание всеобщим. Вспыхнув в одном месте, оно не скоро передается в другое... Войска же только тогда будут открыто переходить на сторону народа, когда в них явится уверенность во всеобщем восстании. А для этого надо, чтобы восстание охватило широкий район. А где же такой широкий район, как не у нас на Черном море!

Кто, как не мы, матросы, начав революцию в Севастополе, можем перебросить ее сразу на Кавказ, с Кавказа в Одессу, в Николаев? Кто, как не мы, можем сразу заставить войска принять участие в революции? Что они примут участие, мы в этом не сомневаемся, так как только боязнь сдерживала их до сих пор. Чувствуя же у себя за спиной поддержку всего флота, они отбросили бы боязнь в сторону. И мы готовили начать наше дело осенью»

План восстания на флоте и в городе сводился к тому, чтобы, овладев кораблями, вместе с солдатами гарнизона и жителями города взять в свои руки власть в Севастополе. Предполагалось, что Севастополь явится центром революции на юге России.

Вначале восстание было намечено на осень 1905 г., т. е. на конец летних маневров Черноморского флота. Первым должен был выступить экипаж эскадренного броненосца «Екатерина II», в момент нахождения эскадры в море. Вслед за экипажем броненосца «Екатерина II» должно было начаться восстание и на других кораблях эскадры.

Подготовка восстания на всех кораблях и в частях Севастопольского гарнизона проходила в соответствии с намеченным планом. На эскадренном броненосце «Екатерина II» восстание готовил матрос-большевик А. Петров, который являлся одним из руководителей восстания, а на эскадренном броненосце «Князь Потемкин Таврический» — матрос-большевик Г. Вакуленчук. На крейсере «Очаков» подготовкой восстания руководил матрос-большевик А. Волошин. Усиленная подготовка к восстанию шла и на других кораблях эскадры и во флотских экипажах.

В мае 1905 г. для членов «Централки» стало ясным, что удержать матросов от вооруженного выступления до осени невозможно. Быстрое нарастание революционного брожения заставило «Централку» в середине июня вопрос о сроке восстания вынести на обсуждение актива флота. Для выяснения настроений команд кораблей и предупреждения преждевременного выступления «Централка» созвала 23 июня 1905 г. в балке за Малаховым курганом собрание матросов, солдат и рабочих. Восстание намечалось начать в Тендровском заливе, где проводились практические занятия эскадры. Первой по плану выступала команда эскадренного броненосца «Ростислав». Сигналом к восстанию должен был послужить выстрел из орудия, произведенный в обеденное время, когда офицеры будут в кают-компании.

Матросы должны были по сигналу: одни — занять мостик, другие — батарейную и жилую палубы, третьи — посты у клапанов затопления и т. д. После этого специально выделенные группы матросов в количестве 100 должны были двинуться в кают-компанию и во что бы то ни стало арестовать офицеров15.

Сообразуясь с конкретной обстановкой, «Централка» наметила план восстания. Выход флота в море намечался примерно на середину июля 1905 г.

Однако события приняли другой оборот в связи с преждевременно вспыхнувшим восстанием на броненосце «Потемкин»16. 25 июня 1905 г. эскадренный броненосец «Потемкин» вышел в район Тендровской косы для практических стрельб. Вскоре сюда должна была прибыть и эскадра. Вечером 26 июня 1905 г. к «Потемкину» подошел миноносец № 267, который привез провизию для команды броненосца. Матросы миноносца сообщили на «Потемкин» о последних событиях в Одессе, о массовых расстрелах рабочих. Среди потемкинцев начались волнения.

Утром 27 июня положение на броненосце обострилось еще больше. Привезенное для экипажа мясо оказалось гнилым. Матросы отказались есть борщ с этим мясом, тогда командование корабля пыталось арестовать революционно настроенных матросов. Матросы воспротивились этому. Произошла схватка, в результате которой несколько офицеров во главе с командиром корабля Голиковым были убиты и выброшены за борт, остальные арестованы. На сторону восставших перешел военный инженер Калюжный и доктор Голенко, последний позже изменил восставшим. С помощью потемкинцев были арестованы офицеры миноносца № 267, команда которого присоединилась к восставшим матросам.

Г. Вакуленчук

Член «Централки» и руководитель судовой социал-демократической организации Г. Вакуленчук выступил против преждевременного восстания потемкинцев. Он и его ближайшие товарищи призывали матросов дождаться прихода эскадры. Однако Вакуленчуку не удалось удержать матросов от стихийного выступления.

В перестрелке был смертельно ранен Г. Вакуленчук. Во главе движения встал А. Матюшенко — смелый и мужественный человек. Не будучи членом социал-демократической организации, он недостаточно понимал задачи борьбы; естественно, это отрицательно сказалось на ходе восстания.

Захватив корабль, матросы избрали орган политического руководства восстанием и высшей власти на корабле — судовую комиссию. В состав ее вошло около 30 человек, в том числе матросы-большевики Никитин, Лычев, Макаров, Скребнев и др. Председателем комиссии был избран А. Матюшенко.

Миноносец № 267 присоединился к потемкинцам. Было решено идти в Одессу. Утром 28 июня жители Одессы увидели на рейде военный корабль, над которым развевался алый флаг.

В газете «Пролетарий» помещена корреспонденция, рассказывающая об обстановке, сложившейся в Одессе к моменту прихода «Потемкина»: «Известие о восстании на «Потемкине» пришло в то время, когда вся Одесса была страшно возбуждена, когда движение пролетариата поднялось на небывалую прежде ступень и принимало все более и более грозные формы. Пересыпь стояла. Рабочие тысячами рвались в бой. В городе забастовка разрасталась с каждым часом... Были баррикады, были кровавые стычки с полицией и войсками»17. Весть о приходе «Потемкина» облетела весь город. Рабочие ринулись в порт. Матросы «Потемкина» вынесли тело Вакуленчука на берег. На груди убитого лежала записка с призывом: «Отомстим кровожадным вампирам! Смерть угнетателям! Смерть кровожадным! Да здравствует свобода! Один за всех и все за одного!». У тела Вакуленчука возник митинг, в котором приняло участие несколько тысяч рабочих и работниц Одессы.

Потемкинцы рассказали о том, как произошло восстание, и высказали готовность продолжать дальнейшую борьбу совместно с рабочими Одессы. Они сообщили, что им необходимы провизия, уголь и вода. Рабочие захватили один из близстоявших пароходов с углем. Миноносец № 267 подвел его к борту «Потемкина».

А. Матюшенко

В разгрузке парохода участвовало около 300 рабочих. Матросы обратились с просьбой к Одесской социал-демократической организации «непременно снестись с Севастопольским комитетом, изложить ему положение дела и настаивать на необходимости немедленной поддержки. На эту поддержку они крепко надеялись и в ней не сомневались...»18.

В Севастополе известие о восстании на «Потемкине» было восторженно встречено рабочими и революционно настроенными матросами и солдатами.

В знак солидарности с потемкинцами 29 июня в Севастополе была проведена демонстрация, в которой приняло участие больше 6 тыс. человек.

Объединенные действия революционных моряков «Потемкина» и рабочих Одессы могли бы иметь решающее значение на положение в городе и оказать большое влияние на дальнейшее развитие событий на юге страны. Но на «Потемкине» не было твердого большевистского руководства. Вследствие этого действия восставших были очень нерешительны.

В Одессе в это время существовали большевистский Одесский комитет РСДРП и меньшевистская Одесская группа. Емельян Ярославский писал об Одесской большевистской организации: «Если взять в общей сумме все остальные революционные организации Одессы, учесть степень их влияния на массы, то надо сказать, что Одесская организация большевиков имела большее влияние на пролетарские массы в то время, чем все остальные вместе взятые»19.

Но незадолго до восстания, в феврале 1905 г., полиция разгромила заводские организации Дальницкого района Одессы. В июне была арестована группа большевиков. Полиции удалось обнаружить подпольную большевистскую типографию. Отсутствие опытных политических и военных руководителей в рядах большевистской организации в значительной мере ослабило усилия, которые прилагали большевики Одессы, чтобы направить движение на правильный путь.

Большевики Одессы держали курс на вооруженное восстание. Разработанный ими план предусматривал высадку десанта с «Потемкина», привлечение солдат гарнизона на сторону восставших, арест местных властей и т. д. Меньшевики же и бундовцы вели дело на срыв восстания. Они делали все для того, чтобы удержать пролетариат Одессы в рамках мирной экономической борьбы, не допустить вооруженного восстания одесских рабочих совместно с матросами «Потемкина». Так называемая объединенная комиссия, в которую входили представители большевиков, меньшевиков и бундовцев, приняла предложенный большевиками план действий, но представители комиссии, попав на «Потемкин», сами заняли колеблющуюся позицию и не смогли убедить команду броненосца перейти от тактики выжидания к активным действиям, высадить десант.

В.И. Ленин, который находился в это время в Женеве, получив известие о восстании, направил в Одессу с полномочиями ЦК большевиков Васильева-Южина. В своих воспоминаниях Васильев-Южин так передает задание, данное ему В.И. Лениным: «По постановлению Центрального Комитета Вы, товарищ Южин, должны возможно скорее, лучше всего завтра же, выехать в Одессу. Вам известно, что броненосец «Потемкин» находится в Одессе. Есть опасения, что одесские товарищи не сумеют как следует использовать вспыхнувшее на нем восстание. Постарайтесь во что бы то ни стало попасть на броненосец, убедите матросов действовать решительно и быстро. Добейтесь, чтобы немедленно был сделан десант. В крайнем случае не останавливайтесь перед бомбардировкой правительственных учреждений. Город нужно захватить в наши руки, затем немедленно вооружите рабочих и самым решительным образом агитируйте среди крестьян. На эту работу бросьте возможно больше наличных сил Одесской организации. В прокламациях и устно зовите крестьян захватывать помещичьи земли и соединяться с рабочими для общей борьбы. Союзу рабочих и крестьян в начавшейся борьбе я придаю огромное, исключительное значение. Дальше необходимо сделать все, чтобы захватить в наши руки остальной флот. Я уверен, что большинство судов примкнет к «Потемкину». Нужно, только действовать решительно, смело и быстро. Тогда немедленно посылайте за мной миноносец. Я выеду в Румынию»20. Но Васильев-Южин прибыл в Одессу уже после ухода из порта «Потемкина».

29 июня состоялись похороны Вакуленчука. В них приняли участие несколько тысяч рабочих. На кладбище произносились революционные речи. Из толпы раздавались возгласы: «Долой самодержавие!», «Да здравствует революция!»

После похорон потемкинцы предъявили ультиматум местным властям: немедленно освободить всех политических заключенных и прекратить погромы в городе. В качестве гарантии этого они требовали вывести войска из города. В случае отказа «Потемкин» угрожал бомбардировкой города. Командующий войсками не принял делегацию потемкинцев и отказался выполнить ее требования. Тогда вечером 29 июня броненосец произвел несколько холостых и два боевых выстрела по городу. Из-за предательства старшего сигнальщика снаряды не попали в цель. Однако обстрел города произвел большое впечатление на население. Рабочие готовились к восстанию, твердо веря в поддержку матросов «Потемкина». Многие солдаты начали открыто высказывать сочувствие рабочим и восставшим матросам. Буржуазию охватила паника. В замешательстве были и местные власти. Однако и теперь потемкинцы не перешли к наступательным действиям. Не имея связи с берегом, они даже не знали о сложившейся обстановка в городе. Большевики в этот вечер пытались пробраться на «Потемкин», но этого им сделать не удалось.

Удачный момент для начала вооруженного восстания рабочих в Одессе был упущен. Царское правительство тем временам подтянуло к Одессе надежные части и приняло меры, чтобы предотвратить революционные выступления на других кораблях Черноморского флота. Найденные недавно в архивах документы свидетельствуют о том, какую свирепую расправу над потемкинцами готовилось учинить царское правительство. Возглавляющий морское министерство Авелан приказал исполняющему обязанности командующего Черноморским флотом вице-адмиралу Кригеру немедленно следовать со всей эскадрой в Одессу и в случае отказа команды «Потемкина» покориться — потопить броненосец торпедами, а спасающуюся команду расстрелять.

Но матросы на кораблях открыто выражали сочувствие потемкинцам, а на броненосце «Екатерина II» настроение команды было такое, что Кригер оставил этот корабль в Севастополе, приказав снять замки с орудий и отобрать у матросов оружие.

30 июня около 10 часов утра у Одессы произошла встреча «Потемкина» с эскадрой. Против «Потемкина» были посланы почти все лучшие боевые суда Черноморского флота. «Потемкин» бесстрашно пошел навстречу эскадре и пересек линию судов, пройдя между эскадренными броненосцами «Ростиславом» и «Тремя святителями». Когда «Потемкин» вторично прорезал строи эскадры, с броненосцев «Георгий Победоносец», «Синоп», «Двенадцать апостолов» раздалось громкое «ура». «Георгий Победоносец» присоединился к «Потемкину», а эскадра поспешно ушла в море.

Обращение команды броненосца «Потемкин» «Ко всему цивилизованному миру»

Узнав о восстании на «Потемкине», адмирал Чухнин, находившийся в Петербурге, спешно выехал в Севастополь. В пути он получил известие о присоединении «Георгия Победоносца» к «Потемкину». Чухнин, сообщил в Петербург: «Можно того же ожидать и на всех судах. Не имея сведений ни из Одессы, ни из Севастополя, боюсь, что море в руках мятежников»21. Это сообщение вызвало переполох в Петербурге. Правительство, опасаясь восстания всего флота, обратилось к Турции и Румынии с просьбой оказать содействие в борьбе с мятежным броненосцем.

«Заграничная печать всех стран и всех партий, — писал В.И. Ленин, — полна известиями, телеграммами, статьями по поводу перехода части судов Черноморского флота на сторону русской революции. Газеты не находят слов для выражения своего изумления, для достаточно сильной характеристики того позора, до которого довело себя самодержавное правительство.

Верхом этого позора было обращение царского правительства к Румынии и Турции с просьбой о полицейской помощи против восставших матросов! Вот когда сказалось, что «турки внутренние» страшнее для русского народа, чем всякие «турки внешние». Турецкий султан должен защитить царское самодержавие от русского народа; — царю нельзя опереться на русские военные силы, и он молит о помощи чужие державы. Трудно представить себе лучшее доказательство полного краха царской власти»22.

Между тем на броненосце «Георгий Победоносец» назревала измена. Предатели настраивали команду идти в Севастополь и принести повинную начальству. Когда эта попытка не удалась, боцман Кузьменко, избранный командиром корабля, предательски ввел его на большом ходу на одесский рейд и посадил на мель.

После потери «Георгия Победоносца» потемкинцы решили идти в Румынию, надеясь пополнить там запасы топлива и продовольствия. 3 июля «Потемкин» прибыл в Констанцу. Но румынские власти отказались дать продовольствие и уголь, и «Потемкин» в тот же день ушел из Констанцы, вручив румынским властям манифест «Ко всему цивилизованному миру» и обращение «Ко всем европейским державам». В манифесте потемкинцы говорили о том, что восстание, которое они начали, это новый шаг к объединению армии с народом в борьбе против самодержавия, они требовали прекращения русско-японской войны и созыва Учредительного собрания. Манифест заканчивался призывом «Долой самодержавие!». В обращении «Ко всем европейским державам» потемкинцы гарантировали полную неприкосновенность всем иностранным судам, плавающим по Черному морю.

5 июля «Потемкин» пришел в Феодосию. По настоянию трудящихся города городская дума приняла решение предоставить «Потемкину» уголь и продовольствие. Часть продовольствия была доставлена на броненосец. Но вскоре военные власти запретили доставку на броненосец продовольствия, воды и угля и объявили город на военном положении, а все побережье у Феодосии заняли полицией и войсками. Убедившись, что уголь и воду невозможно получить мирным путем, потемкинцы 6 июля попытались захватить несколько пароходов с углем, стоявших в порту. Но эта попытка не удалась. По приказанию командира 5-го Виленского полка по матросам был открыт огонь. Несколько участников операции были убиты и ранены, несколько человек захвачено. После бурного обсуждения большинство команды настояло на том, чтобы идти в Румынию и сдать корабль, а самим остаться за границей. В связи с таким решением «Потемкин» ушел из Феодосии в Констанцу и 8 июля сдался румынским властям. Вместе с «Потемкиным» сдался и миноносец № 267. Румынское правительство отказалось выдать команду, однако суда вернуло царской России.

А. Матюшенко, возвратившийся нелегально в Россию, был повешен в 1907 г. по приговору Севастопольского военно-морского суда. Были казнены или сосланы на каторгу другие потемкинцы, попавшие в руки царского правительства.

В дни восстания на «Потемкине» многие матросы и рабочие Севастополя стремились присоединиться к восставшим.

Броненосец «Потемкин в Феодосии»

В воскресенье 2 июля Севастопольский комитет РСДРП устроил за городом сходку, на которой было решено поддержать матросов «Потемкина». В этот же вечер во дворе флотских казарм состоялась матросская сходка, в которой приняло участие около 400 человек. Было решено немедленно начать восстание. Произошли волнения в арсенале. Назревало восстание и среди артиллеристов крепостной обороны Севастополя23.

6 июля 1905 г. Севастопольский комитет РСДРП в прокламации «Товарищи матросы» писал: «Вы уже знаете, что команда броненосца «Князь Потемкин» открыто объявила войну русскому правительству, открыто стала на сторону революционного народа. Матросы вместе с народом решили бороться за счастье и лучшую долю для всей порабощенной России.

Товарищи, присоединимся же к команде «Потемкина» и вместе с ней и всем народом сплотимся на борьбу за политические права, так нужные народной России!

...Вместе со всем восставшим народом потребуем немедленного созыва Учредительного собрания!

Долой самодержавие царя!

Да здравствует самодержавие народа!

Да здравствует борющийся Черноморский флот!

Да здравствует борющийся рабочий класс!

Да здравствует Российская Социал-Демократическая Рабочая партия!»24

Но в Севастопольском объединенном комитете РСДРП не было единства, и призыв большевиков встречал ожесточенное сопротивление меньшевиков, преобладавших в комитете и не желавших идти дальше демонстраций и сходок рабочих.

Вслед за восстанием на броненосце «Потемкин» произошло восстание на учебном корабле «Прут». Руководителем восстания на «Пруте» был один из выдающихся деятелей «Централки», большевик А. Петров. Накануне восстания на «Потемкине» Петров был переведен в числе учеников машинной команды броненосца «Екатерина II», где он руководил социал-демократической группой, на «Прут». Здесь, на«Пруте», как в свое время на броненосце «Екатерина II», он в короткий срок завоевал большой авторитет среди команды.

30 июня учебное судно «Прут» находилось в Николаеве, и здесь команда «Прута» узнала о восстании на «Потемкине». В ночь с 30 июня на 1 июля матросы «Прута» устроили на корабле сходку. Многие считали необходимым немедленно поднять восстание на «Пруте». Петров возражал против немедленного восстания на «Пруте». Зная хорошо революционную обстановку в Севастополе, он считал более целесообразным поднять восстание по приходе в Севастополь, рассчитывая, что к восстанию присоединятся не только матросы других судов и береговых частей, но и солдаты крепостной артиллерии. С этим планом сходка согласилась. Но после того как команде стала известна телеграмма, полученная командиром «Прута» из Севастополя: «Будьте осторожны, в эскадре, по-видимому, неспокойно. Ожидайте приказания»25, среди команды одержали верх сторонники немедленного восстания. Петров и другие социал-демократы приняли решение возглавить восстание и повести «Прут» в Одессу на соединение с «Потемкиным».

2 июля утром на судне произошло восстание. Восставшие арестовали командира и офицеров корабля. На общем собрании команды была создана судовая комиссия. Прутовцы стремились найти эскадру, но не обнаружив ни эскадры, ни «Потемкина», решили идти в Севастополь, чтобы там призвать к восстанию команды других судов. Взяв курс на Севастополь, прутовцы вскоре обнаружили, что их конвоируют два миноносца, высланные из Севастополя. Теперь уже нельзя было уйти, хотя ясно было, что план поднять восстание флота провалился. По прибытии в Севастополь 44 участника восстания во главе с Петровым были арестованы и преданы суду. Суд над матросами начался 4 июля 1905 г. Суд проходил в самой глухой части Килен-бухты, куда можно было проникнуть только морем. Вход в Килен-бухту охранялся двумя дозорными миноносцами. Заседания суда проходили тайно.

Орган Севастопольского комитета РСДРП — газета «Солдат»

С огромным вниманием следили трудящиеся Севастополя за ходом процесса. Севастопольский комитет РСДРП выпустил прокламацию «Суд над матросами» с призывом к рабочим Севастополя требовать освобождения прутовцев. «Сегодня судят матросов, — говорилось в прокламации. — Самодержавное правительство произнесет свой суровый приговор над нашими товарищами матросами, смело присоединившимися к той великой борьбе, которую давно уже ведет рабочий класс. Над Черноморским флотом взвился красный флаг революции и заставил содрогнуться сердце хищников самодержавной шайки грабителей народа.

Самодержавие почувствовало, что рушится последняя опора обагренного кровью трона, — войско переходит на сторону борцов за народное дело. Потоками крови, тысячами трупов и виселицами правительство думает отсрочить час своего падения.

Товарищи рабочие! Присоединяйтесь к матросам и вместе с ними требуйте освобождения осужденных за наше общее славное дело.

Честь и слава подсудимым матросам — борцам за народное дело!».

На суде подсудимые вели себя мужественно и стойко. 31 июля закончился суд над прутовцами. Петров, Титов, Черный, Адаменко были приговорены к смертной казни, остальные осуждены на каторгу и тюремное заключение. 24 августа 1905 г. руководители восстания на «Пруте» были казнены. Петров с эшафота крикнул в лицо офицерам: «Вы этой казнью ничего не сделаете, вместо нас на борьбу встанут тысячи!»26.

В августе в Севастополе судили матросов «Георгия Победоносца». Суд приговорил организаторов восстания, матросов Дейнегу, Кошубу и Степанюка, к расстрелу, 19 человек к каторге, 33 — к арестантским ротам. 3 сентября Дейнега и Кошуба были расстреляны. Степанюку смертную казнь заменили бессрочной каторгой.

Восстание на броненосце «Потемкин» и других кораблях Черноморского флота сыграло огромную роль в революции 1905—1907 гг. В.И. Ленин в статье «Революционная армия и революционное правительство» писал: «Броненосец «Потемкин» остался непобежденной территорией революции, и, какова бы ни была его судьба, перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии.

Никакие репрессии, никакие частичные победы над революцией не уничтожат значения этого события. Первый шаг сделан. Рубикон перейден. Переход армии на сторону революции запечатлен перед всей Россией и перед всем миром»27.

Вторая половина 1905 г. характеризуется усилением революционного движения в стране. Наряду с ростом рабочих стачек и уличных демонстраций развертывается крестьянское движение. На борьбу против царизма поднимаются угнетенные народы национальных окраин, усиливается брожение в армии и во флоте. Это привело к расширению революционного движения в Крыму и непосредственно в Севастополе.

Ярким проявлением подъема революционного движения в стране явилась Октябрьская всероссийская стачка, в ходе которой во многих городах образовались Советы рабочих и солдатских депутатов, которые были органами восстания и народной власти.

В дни всероссийской политической стачки бурно развивалось стачечное движение и в Крыму. Оно охватило все города Таврической губернии. 13 октября в Симферополе бастовали рабочие типографий и других предприятий. Все магазины были закрыты. Полиция и войска разгоняли стачечников.

14 октября вечером в Севастополе была проведена демонстрация, в которой приняло участие около 500 рабочих. Демонстранты шли по Нахимовскому проспекту с революционными песнями. На помощь полиции были вызваны казаки и пехота.

В Ялте 16 октября в 12 часов дня на площадке Мордвиновского парка состоялся митинг. Было принято решение в знак солидарности ялтинцев со всей бастующей Россией начать забастовку с утра 17 октября. 17 октября с утра в Ялте закрылись все учреждения, учебные заведения, банки, магазины и рестораны. В Мордвиновском парке к часу дня на митинг собралось 1500 человек.

В смертельном страхе перед растущим революционным движением Николай II вынужден был 17(30) октября 1905 г. издать манифест о гражданских свободах. Большевики разъясняли массам цель этого маневра царизма, они указывали, что манифест является обманом народа. Партия звала широкие массы к вооруженному восстанию.

В Севастополе манифест был опубликован 31 октября 1905 г. По призыву Севастопольского комитета РСДРП в этот день состоялся митинг на Екатерининской улице (ныне Ленина). Собравшиеся рабочие, солдаты и матросы с сочувствием слушали выступления большевиков, разоблачавших лживый манифест и звавших массы к вооруженному восстанию. Полиция разогнала митинг, но он был вновь организован на Приморском бульваре, где собралось несколько тысяч человек. Многолюдные митинги состоялись и в других районах города. После митингов население вышло на демонстрацию. Многотысячная демонстрация, пройдя по Нахимовской и Большой Морской, подошла к городской тюрьме и потребовала освобождения политических заключенных. Безоружная толпа подошла к воротам тюрьмы и стала ждать выполнения обещания городских властей освободить политических заключенных. Неожиданно ворота тюрьмы открылись, и по безоружной толпе был открыт огонь из пулеметов. Было убито восемь и ранено около 50 человек28. В городе было объявлено военное положение, по улицам разъезжали козаки и полиция.

1 ноября по всему городу прошли митинги, на которых по предложению социал-демократов избирались депутаты от народа в городскую думу. В числе избранных был офицер Черноморского флота лейтенант Шмидт. Многолюдный митинг состоялся на Приморском бульваре. На митинге была принята резолюция протеста по поводу расстрела безоружных людей у тюрьмы. Резолюция требовала отменить военное положение, удалить казаков, отдать под суд виновных в расстреле и освободить политических заключенных. Было принято решение об организации народной милиции для охраны города.

Избранные депутаты в тот же день пришли на заседание городской думы и предъявили принятую на митинге резолюцию. По настоянию депутатов городская дума вынуждена была принять основные требования.

По предложению лейтенанта Шмидта, выступавшего от имени народных депутатов, дума единогласно решила занести на доску позора имена виновников расстрела демонстрации и доску вывесить в здании городской думы. По требованию думы войска и полиция были отстранены от охраны города. Для охраны города была организована народная милиция. Народная милиция просуществовала в Севастополе три дня, но она вызвала переполох в правительственных кругах Петербурга. Царь потребовал немедленного ее роспуска.

2 ноября в Севастополе состоялись похороны жертв террора, превратившиеся в демонстрацию против царизма. В похоронах участвовало около 40 тыс. человек. Процессия с оркестром, исполнявшим революционные песни, под охраной народной милиции направилась к городскому кладбищу. Здесь был организован митинг, на котором в числе других ораторов выступил лейтенант Шмидт. Свою речь он закончил словами клятвы: «Клянемся им в том, что всю работу, всю душу, самую жизнь мы положим на сохранение нашей свободы... Клянемся им в том, что свою общественную работу мы отдадим на благо рабочего класса, неимущего люда... Клянемся им в том, что мы доведем их дело до конца и добьемся всеобщего избирательного права...» И многотысячный митинг повторял за Шмидтом: «Клянусь».

Речь Шмидта произвела большое впечатление, а его популярность среди населения Севастополя и матросов флота чрезвычайно возросла. С целью пресечь деятельность лейтенанта Шмидта командующий Черноморским флотом вице-адмирал Чухнин арестовал его и вскоре добился увольнения со службы. Находясь под арестом, П. Шмидт написал обращение к народу, в котором призывал к борьбе за осуществление свобод, обещанных манифестом 17(30) октября.

Выступления лейтенанта Шмидта на митингах и последовавший затем арест сделали его имя известным по всей России. В защиту Шмидта выступили рабочие всей страны. Ему высказывали открытое сочувствие матросы и солдаты. Протест народных масс заставил царское правительство освободить Шмидта из-под ареста.

Революционное движение в Севастополе росло и ширилось. В конце октября в Севастополе началась всеобщая забастовка, к которой примкнули железнодорожники и значительная часть моряков торгового флота. Севастопольский комитет РСДРП и военная большевистская организация усилили агитационную работу среди рабочих, матросов и солдат. Вопрос о вооруженном восстании практически стал в порядок дня.

В.И. Ленин в этот период считал необходимым наряду с проведением пропагандистской работы среди рабочих и крестьян усилить агитацию в армии. «В ее ряды, — писал В.И. Ленин, — вынужденная уступка царя должна была внести всего более колебания, и теперь, привлекая солдат на рабочие собрания, усиливая агитацию в казармах, расширяя связи с офицерами, мы должны наряду с революционной армией рабочих создавать кадры сознательных революционеров и в войске, которое вчера еще было исключительно царским войском, которое теперь стоит накануне превращения в народное войско.

Революционный пролетариат добился нейтрализации войска, парализовав его в великие дни всеобщей стачки. Он должен теперь добиться полного перехода войск на сторону народа»29.

Руководствуясь этим указанием, большевики Севастополя усилили пропагандистскую и организационную работу среди матросов и солдат крепостной артиллерии, Брестского и Белостокского полков и саперного батальона. Во флотских и солдатских казармах и на кораблях систематически распространялась большевистская литература. Прокламации и листовки разъясняли матросам и солдатам лживый характер манифеста 17 октября и подготавливали их к вооруженному восстанию. Все чаще и чаще не только на окраинах города, но и в самом центре Севастополя устраивались митинги, в которых активное участие принимали матросы и солдаты.

«В Севастополе, как и в других городах, начались митинги, — писал главный военно-морской прокурор, — на которых в качестве ораторов выступали представители различных политических партий, среди которых первенствующее место заняла социал-демократическая рабочая партия, опирающаяся, главным образом, на значительное число рабочих Севастопольского порта... Рука об руку с митингами шла пропаганда революционного характера в войсках Севастопольского гарнизона. Число прокламаций все увеличивалось и захватывало все больший круг читающих»

П.П. Шмидт

Почти ежедневно на кораблях и в экипажах флотской дивизии проходили собрания и митинги. Так, на броненосце «Пантелеймон» (бывший «Потемкин») минный квартирмейстер большевик Сиротенко «каждый вечер собирал митинги, на которых критиковал, не стесняясь присутствия начальства, действия правительства, разъясняя товарищам отдельные пункты социал-демократической программы»30.

16 ноября контр-адмирал Чухнин издал приказ, запрещающий матросам посещать митинги и собрания, распространять и читать «преступную» литературу. Но это только больше накалило атмосферу.

19 ноября в Севастополе произошло два митинга, на которых матросы призывали рабочих поддержать назревавшее во флоте восстание. 21 ноября матросы крейсера «Очаков» отказались повиноваться офицерам и предъявили ряд требований. В это же время матросы броненосца «Пантелеймон» организовали митинг. Все попытки командующего флотом предотвратить его успеха не имели.

Вечером 21 ноября у казарм флотских экипажей на Корабельной стороне состоялся многочисленный митинг, организованный Севастопольским комитетом РСДРП.

К 23 ноября обстановка стала еще более напряженной. В городе продолжались митинги и собрания с призывами к восстанию. Революционная ситуация обострялась еще и тем, что с конца октября на предприятиях Севастополя началась всеобщая забастовка, к которой 25 ноября присоединились железнодорожники и моряки Черноморского торгового флота.

Военная организация Севастопольского комитета РСДРП стояла против преждевременного выступления. Она наметила провести 24 ноября два митинга.

С целью воспрепятствовать участию в митинге матросов и солдат Чухнин выслал в район флотских казарм две роты солдат и матросов под командованием контр-адмирала Писаревского. Прибывшие войска заняли выходы из казарм и не выпускали из них матросов. Но вскоре к казармам флотской дивизии стали собираться рабочие и солдаты. С целью сорвать митинг и организовать кровавую расправу над его участниками контр-адмирал Писаревский приказал командиру роты Белостокского полка штабс-капитану Штейну послать в толпу надежного человека и поручить ему произвести провокационный выстрел по солдатам. Этот разговор случайно услыхал молодой матрос Петров из отряда Писаревского. Чтобы сорвать готовившуюся провокацию, Петров тремя выстрелами из винтовки убил штабс-капитана Штейна и ранил контр-адмирала Писаревского. Он был арестован, но по требованию матросов вскоре освобожден.

Присланные боевые роты были разоружены. Во всех экипажах матросы начали розоружать офицеров. Прибывшая для их усмирения рота моряков с броненосца «Синоп» отказалась стрелять в своих товарищей и примкнула к восставшим. Эти события явились началом Севастопольского восстания. Весть о вооруженном выступлении матросов облетела весь город. Рабочие, матросы и солдаты стали стекаться к казармам флотской дивизии. Начался митинг, на котором выступавшие рабочие заверили матросов, что они поддержат их.

Это стихийное выступление матросов было возглавлено Севастопольской организацией РСДРП. Меньшевики, которые входили в состав комитета, выступали против вооруженного восстания, агитируя за превращение движения в мирную экономическую забастовку. Меньшевистская тактика оказала отрицательное влияние на ход восстания.

Военная организация РСДРП, где решающее влияние имели большевики, ориентировала восставших на расширение восстания. Но этому противился Севастопольский комитет РСДРП. После восстания на «Потемкине» социал-демократическая организация была ослаблена многочисленными арестами, и в комитете преобладали меньшевики. Они предлагали ограничиться мирной забастовкой и демонстрациями, а это по существу означало срыв восстания. Вследствие отсутствия единого руководства восставшие матросы флотской дивизии придерживались выжидательной тактики, что уже с самого начала было большой ошибкой31.

В этот же день начались выборы в Севастопольский Совет рабочих, матросских и солдатских депутатов. На. первом заседании председателем Совета избирается один из руководителей военной большевистской организации И. Вороницын32.

25 ноября был организован новый митинг у морских казарм, на котором присутствовало около 10 тыс. матросов, солдат и рабочих. После митинга участники с пением, музыкой и красными знаменами двинулись к казармам Брестского полка. Здесь вновь состоялся митинг. Однако, хотя в составе Брестского полка часть солдат была настроена революционно, в целом в полку не было такого единства и готовности к борьбе, как среди матросов. Это сказалось в том, что когда революционно настроенные солдаты с помощью матросов стали разоружать офицеров Брестского полка, основная масса солдат осталась пассивной.

После митинга матросы и часть солдат Брестского полка направились к казармам полка с целью привлечения его на сторону восставших. Среди солдат было много сочувствующих восстанию и готовых примкнуть к нему. Зная это, командование еще до подхода восставших вывело полк за город.

После такой неудачи рабочие начали расходиться по домам, а моряки и солдаты направились в казармы. В это же время офицерам Брестского полка удалось обманом увести в лагеря оставшихся в казармах солдат. Только немногие солдаты присоединились к матросам и принимали участие в восстании.

Руководящим органом восстания был Совет рабочих, матросских и солдатских депутатов. Он помещался в казармах флотской дивизии. Вечером 26 ноября Совет провел собрание представителей частей Севастопольского гарнизона. На нем присутствовали представители флотской дивизии, тринадцати кораблей, Брестского полка, запасного батальона крепостной артиллерии, саперной роты, Северной и Южной крепостей. Были приняты такие требования: немедленный созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, установление восьмичасового рабочего дня, освобождение политических заключенных, отмена смертной казни, снятие военного положения, уменьшение срока службы и т. д.

Представители севастопольских железнодорожников и почтово-телеграфных рабочих и служащих заверили восставших, что они готовы по первому требованию матросов помешать переброске царских войск в Севастополь.

Вслед за восстанием матросов флотских экипажей и солдат началось восстание на судах. Первой восстала команда крейсера «Очаков».

В момент восстания во флотской дивизии крейсер «Очаков» находился в море. 24 ноября он прибыл в Севастополь и стал на якорь против Приморского бульвара.

Утром 25 ноября на мачте казарм флотской дивизии появились позывные «Очакова». Восставшие сигналом предложили очаковцам прислать делегатов в казармы. Несмотря на противодействие офицеров, матросы под руководством судовой большевистской организации послали делегатов в казармы флотской дивизии.

Ознакомившись с обстановкой на берегу, делегаты возвратились на крейсер и организовали митинг. На митинге они рассказали команде крейсера о событиях на берегу, зачитали разработанные Советом программные требования и по предложению членов военной организации крейсера Гладкова, Антоненко и других потребовали от командования немедленного удовлетворения выработанных на берегу требований.

26 ноября события на крейсере «Очаков» и других кораблях приняли еще больший размах. Офицеры пытались разоружить матросов. Вскоре на «Очаков» прибыли депутаты Совета, которые были тепло встречены командой. Они призывали матросов крейсера присоединиться к восстанию. Боясь за свою судьбу, офицеры крейсера и большинство кондукторов съехали на берег. На «Очакове» остался только один кондуктор Частник, близко стоявший к судовой организации РСДРП. На крейсере подняли красный флаг. Организаторами и руководителями восстания были матросы-большевики Антоненко, Гладков.

Крейсер «Очаков»

К очаковцам примкнули команды минного крейсера «Гридень», канонерской лодки «Уралец», учебных кораблей «Прут», «Днестр», эскадренных миноносцев «Свирепый», «Заветный», «Скорый», «Зоркий», № 265, 268, 270.

В Севастополе бастовали рабочие предприятий, прекратились работы в порту и на железной дороге. Рабочие помогали матросам переносить боеприпасы из захваченного ими артиллерийского склада в казармы флотской дивизии, помогали укреплять казармы.

Весть о восстании в Черноморском флоте облетела всю страну и нашла горячую поддержку у трудящихся, которые восторженно приветствовали черноморцев.

На поддержку восставших выступили рабочие Петербурга и ряда других городов. Петербургский Совет рабочих депутатов 27 ноября 1905 г. принял текст приветственной телеграммы севастопольцам, который 29 ноября 1905 г. был опубликован в легальной большевистской газете «Новая жизнь», выходившей в Петербурге. «Совет рабочих депутатов, — говорилось в телеграмме, — от имени петербургского пролетариата шлет горячий привет севастопольским солдатам и матросам, решившимся, следуя славному примеру потемкинцев, стать на борьбу за свободу в братском союзе с рабочими... Да будут севастопольские события примером для солдат всей России, как забастовка петербургских рабочих в защиту кронштадтских матросов — примером для рабочих всей России. Тогда союз революционного пролетариата и революционного войска положит конец остаткам самодержавия и водворит на развалинах его свободный демократический строй»33.

К городу спешно перебрасывались войска с юга России. Утром 26 ноября командующий флотом Чухнин объявил Севастополь на военном положении. Вечером в здании Морского собрания было созвано совещание офицеров кораблей и частей гарнизона.

С целью предупреждения восстания на других кораблях Чухнин отдал приказ вывести в море все боевые суда флота. Во время совещания были получены данные, что готовится взрыв Морского собрания. Совещание было прервано34.

Восстание шло нарастающим темпом. По городу распространялось воззвание к солдатам Брестского полка: «Товарищи, братья! Мы, матросы Черноморского флота, обращаемся к Вам с горячим словом убеждения.

Присоединяйтесь к нашим требованиям. Вместе с нами боритесь до конца за свои человеческие права, за святое народное дело»35.

Военная организация и Совет флотских депутатов 27 ноября пригласили для руководства восстанием лейтенанта П. Шмидта. Вскоре он прибыл на крейсер «Очаков». По своим политическим убеждениям Шмидт был буржуазным демократом и стремился к ограничению власти самодержавия. На восстание матросов он смотрел как на революционную силу, способную заставить царя пойти на уступки.

С. Частник

Утром 28 ноября под звуки оркестра Шмидт поднял на крейсере «Очаков» сигнал «Командую флотом». Однако корабли флота не присоединились к восставшим. Тогда Шмидт на эсминце «Свирепый» стал обходить корабли эскадры. К восставшим присоединилась только команда броненосца «Пантелеймон». Попытка поднять восстание на других судах успеха не имела. Однако теперь восстание охватило гораздо больше людей и судов, чем восстание, связанное с событиями на броненосце «Потемкин» в июне 1905 г. Теперь в руках восставших оказалось 14 кораблей: крейсер «Очаков», броненосец «Пантелеймон», минный крейсер «Гридень», минный заградитель «Буг», канонерская лодка «Уралец», учебные корабли «Прут» и «Днестр», миноносцы «Свирепый», «Заветный», «Скорый» и «Зоркий» и миноносцы № 265, 268, 270. Экипажи восставших кораблей насчитывали свыше 2200 человек. На берегу их поддерживали около 4 тыс. матросов и солдат. Но на многих кораблях, за исключением крейсера «Очаков» и эсминцев, орудия были выведены из строя. Мало было у восставших пулеметов, винтовок и патронов36. Командование флота располагало 22 боевыми кораблями, десятками крепостных и полевых орудий и более 10 тыс. солдат. Для подавления восстания прибыли солдаты из Симферополя, Одессы, Екатеринослава, Кишинева.

Неравная борьба началась 28 ноября в 15 часов 15 минут. Артиллерия крепости и кораблей открыла огонь по кораблям восставших. Артиллерийский огонь восставших кораблей был в десять раз слабее огня правительственных войск. В результате обстрела на крейсере «Очаков» и других кораблях начался пожар. Матросы стали оставлять горящие корабли и вплавь добираться до берега.

Шмидт с группой матросов и 16-летним сыном перешел на миноносец № 270 и попытался прорваться в Артиллерийскую бухту, но миноносец был подбит, а Шмидт и матросы арестованы.

Обстрел восставших кораблей закончился в 16 часов 45 минут. Бой с матросами и солдатами, засевшими в казармах флотской дивизии, продолжался до утра. Борьба за казармы прекратилась лишь тогда, когда обороняющиеся полностью израсходовали боезапас, а казармы были подвергнуты жестокому артиллерийскому обстрелу37.

Н. Антоненко

После подавления восстания началась жестокая расправа. Всех матросов и солдат, захваченных на берегу и в казармах флотской дивизии, арестовали. Всего было арестовано около 6 тыс. человек.

7 февраля 1906 г. в Очакове открылся суд над первой группой (14 человек), в состав которой входили руководители восстания П. Шмидт, Н. Антоненко, С. Частник А. Гладков. Подсудимые вели себя на процессе мужественно. В их выступлениях звучала твердая уверенность в победе революции. Петр Шмидт, Сергей Частник, Никита Антоненко и Александр Гладков были приговорены к смертной казни и 19 марта 1906 г. расстреляны на острове Березань.

Казнь руководителей восстания вызвала возмущение и негодование по всей стране. Несмотря на объявленное в городе Севастополе военное положение, за городом в районе Херсонесского маяка состоялся трехтысячный митинг протеста.

В июле 1906 г. в Севастополе судили вторую группу участников восстания в составе 92 человек. В этот день рабочие в порту устроили забастовку протеста. Подсудимые по пути в 29 экипаж, где должен был происходить суд, пели «Варшавянку». Как велик был страх начальства перед матросами, видно из того, что в помещении суда были устроены решетки, которые отделяли подсудимых от судей. Подсудимые протестовали против помещения их в железной клетке и против того, что в состав суда вошли лица, которые вели следствие, и что суд не допустил 500 свидетелей, выставленных подсудимыми38.

От имени подсудимых выступил матрос Косасимов, который заявил: «Этот суд — суд палачей. Я и мои товарищи не признаем его. Мы требуем народного справедливого суда. В этом суде мы находиться не желаем, просим удалить нас из этого позорного суда». Все подсудимые поддержали его криком: «Этот суд мы не признаем». В ответ на угрозы председателя, что суд будет карать всех подсудимых, ушедших из зала, высшей мерой наказания, матросы заявили: «Не страшно. Вы на все способны, а мы на все готовы».

А. Гладков

Суд вынужден был выполнить требование подсудимых и удалить их из зала. 16 дней шел суд, на котором отсутствовали подсудимые. Суд приговорил четверых: Косасимова, Кудимовского, Зимина и Рыбалко к смертной казни, 32 человека на каторгу и 50 к разным срокам тюремного заключения. Но так как приговор вызвал возмущение во всей стране, вице-адмирал Скрыдлов, сменивший убитого в дни процесса Чухнина, заменил смертную казнь каторгой.

Желая сорвать дальнейшие процессы над участниками Севастопольского восстания, Севастопольский комитет РСДРП принял решение уничтожить материалы следствия. 23 июля 1906 г. из здания окружного суда, находившегося в центре Севастополя, были похищены 12 томов следственных материалов, среди них вещественные доказательства: знамена, оружие, прокламации, письма и т. д.

Вице-адмирал Скрыдлов доносил 23 июля 1906 г. морскому министру: «Похищение дела создало крайне тяжелую обстановку. Закон требует вторичного производства предварительного следствия, без чего суд немыслим. Между тем первое следствие, занявшее около полугода, потребует теперь гораздо большего времени, причем частью похищены вещественные доказательства; установление виновности некоторых подсудимых совершенно не может быть восстановлено... Подсудимые свыше 8 месяцев содержатся под стражей в весьма тяжелых условиях...

Дальнейшее подобное содержание подсудимых исключает всякую возможность предотвратить ежедневно грозящую опасность крепости»39.

В ноябре 1906 г. состоялся суд над третьей группой участников восстания, насчитывающей 260 человек. Из них 222 были осуждены на каторгу и различные сроки заключения.

Севастопольское восстание потерпело поражение. «Едва ли есть основание ликовать победителям под Севастополем, — писал В.И. Ленин. — Восстание Крыма побеждено. Восстание России непобедимо»40.

Высшей точкой революции 1905 г. было Московское декабрьское вооруженное восстание. После поражения декабрьского восстания началось постепенное отступление революции. Однако в 1906 г. в стачках еще участвовало свыше 1 млн. рабочих, а в 1907 г. — 740 тыс.

Бастовали рабочие и в Таврической губернии. 1 мая 1906 г. рабочие и учащаяся молодежь Ялты устроили митинг в Массандровском парке. После того, как митинг в парке был разогнан, рабочие на лодках под красными флагами вышли в море и провели митинг на море. В конце мая 1906 г. произошло выступление рабочих в Евпатории. Рабочие сожгли мельницу помещика Дувана, пытались освободить политических заключенных из тюрьмы. Выступление было подавлено с помощью войск, прибывших из Симферополя.

В начале июня 1906 г. в Керчи произошла всеобщая забастовка, которую начали рабочие землечерпального каравана. Когда командир военного судна направил нескольких матросов с винтовками на землечерпалку «Виктор Шумский», они наотрез отказались идти, заявив, что против своих братьев не пойдут. К бастующим присоединились рабочие механических заводов Золотарева и Бухштаба, матросы и кочегары таможенных катеров, команды двух пароходов РОПиТа, пожарные, больничные служители, фонарщики, водопроводчики.

Стачка проходила организованно; руководила ею местная организация РСДРП. Ежедневно за городом устраивались многолюдные собрания и массовки. Стачка окончилась победой бастующих41.

В июле 1906 г. в Феодосии началась стачка рабочих на табачной фабрике Стамболи. Вскоре она переросла во всеобщую.

Не прекращались и крестьянские волнения. Газета, «Южный голос» в июле 1906 г. писала: «Аграрная «смута» с каждым днем все в большей степени распространяется в Крыму, принимая все более грозные формы»Крестьяне требовали землю, уничтожения налогового бремени, предоставления политических прав и созыва Учредительного собрания.

После подавления ноябрьского восстания в исключительно трудных условиях Севастопольская военная организация РСДРП к лету 1906 г., несмотря на военное положение и массовые аресты революционно настроенных матросов и солдат, развернула работу на кораблях и в частях. Большое значение имело то, что для усиления социал-демократической организации в Севастополь были направлены большевики из Харькова и других городов Украины. В 1906 г. в Севастополе под кличкой «Никита Кабанов» работал Антонов-Овсеенко.

Приказ Главного командира Черноморского флота и портов Черного моря от 4 марта 1906 г.

Агитационно-пропагандистская работа приобрела большой размах. В городе и на кораблях систематически появлялись листовки РСДРП. 26 февраля 1906 г. в Севастополе во время спектакля в Народном доме были разбросаны листовки «Ко всем солдатам, стрелявшим в народ». 4 марта на улицах появились прокламации «Мужицкая Русь поднимается вновь!».

10 марта на броненосце «Пантелеймон» была распространена прокламация РСДРП «Ответ истинно русским полкам, натянувшим на себя овечьи шкуры».

11 апреля 1906 г. полиция задержала солдат 49-го пехотного Брестского полка Закржевского и Куна, разбрасывавших в казармах полка нелегальные социал-демократические газеты и брошюры42.

Военные власти всячески стремились изолировать матросов и солдат. В газете «Солдат» в мае 1906 г. один из солдат Белостокского полка рассказывал: «Полк находится в строжайшей охране. Сделаны новые ворота в две сажени высотой, а сверху набито стекло и поставлена железная решетка. У ворот стоят три рядовых и один унтер-офицер: идешь во двор — обыскивают, в город со двора тоже без записки не пускают. В каждом батальоне дежурит офицер. Посетителей не пускают никого — все боятся, чтобы к нам вольные не занесли листков. А крамола все-таки развивается»43.

Но правдивое большевистское слово проникало во флотские и солдатские казармы, на корабли Черноморского флота. Большую роль в пропаганде большевистских идей сыграла нелегальная газета «Солдат» — орган Севастопольского военного комитета. Она публиковала обзоры «По России», в которых сообщалось о революционном движении рабочих, крестьян и солдат. В газете регулярно помещались корреспонденции о жизни солдат гарнизона и матросов Черноморского флота.

Многие номера газеты «Солдат» печатались явочным порядком в типографиях Севастополя, Симферополя и Евпатории. В мае 1906 г. военный комитет РСДРП принял решение захватить типографию кадетской газеты «Севастопольский курьер» и напечатать в ней очередной номер газеты «Солдат». Типография находилась в центре города, напротив полицейского управления. С помощью наборщиков-большевиков, работавших в типографии, был разработан план захвата типографии боевой дружиной военного комитета.

В назначенный день утром были заняты все выходы типографии. С 8 часов утра до 2 часов дня было отпечатано 5 тыс. экземпляров газеты.

Приказ Главного командира Черноморского флота и портов Черного моря от 3 августа 1906 г.

1 июня 1906 г. в типографии Шнейдера, находившейся в центре Симферополя, по Пушкинской улице, в течение целого дня печатался шестой номер газеты «Солдат». Всего было отпечатано 3 тыс. экземпляров. Газета вышла с уведомлением о том, что «по постановлению Военного Комитета № 6 революционным путем отпечатан в типографии Шнейдера»44.

Газета пользовалась большой популярностью у солдат и матросов. Военное командование назначило награду в 500 руб. тому, кто укажет местонахождение типографии, и решило в противовес «Солдату» издавать газету «Русский воин».

Продолжались революционные выступления севастопольских рабочих. 4 июня 1906 г. в окрестностях Севастополя, за второй тоннелью по железной дороге, состоялась сходка. Полиция разогнала сходку. Было арестовано 19 человек, среди которых были дети 12—14 лет45.

5 июня в Севастополе забастовали каменщики и штукатуры. Около 300 забастовщиков собрались у городской управы. Полицеймейстер вынужден был предоставить забастовщикам для собраний помещение Народного дома.

В эти же дни произошло вооруженное выступление солдат Севастопольской крепостной артиллерии. 5 июня забастовала минная рота. Минеров поддержали артиллеристы 1-го батальона крепостной артиллерии. После поверки они устроили митинг и передали свои требования дежурному офицеру, который обещал сообщить их начальству. Ночью артиллеристы были окружены солдатами Брестского полка и обезоружены. 6 июня днем их перевезли на Северную сторону на Михайловскую батарею. В ночь на 7 июня артиллеристы 1-го батальона разбили цейхгауз, разобрали винтовки и захватили Михайловскую батарею. Но, овладев батареей, солдаты не знали, что им делать дальше, и сами ушли с батареи46.

Матросы эскадренного броненосца «Три святителя» отказались обстреливать батарею, захваченную восставшими артиллеристами. Это свидетельствовало о растущей солидарности между матросами и солдатами.

Севастопольская военная организация РСДРП готовила восстание на Черноморском флоте, предполагая поднять солдат и матросов по указанию партии в момент наивысшего подъема рабочего и крестьянского движения. Большевики вели ожесточенную борьбу против эсеров, которые рассматривали восстание как военный заговор.

Военные власти были обеспокоены напряженной обстановкой, сложившейся в это время на юге России. Феодосийский генерал-губернатор доносил министру внутренних дел 29 августа 1906 г.: «В ноябре месяце предполагается всеобщее восстание; революционеры в этом направлении работают слишком энергично и успешно; по плану революционеров вся империя разбита на участки, и в каждом участке есть своя база. На юге главной и опорной базой — Севастополь, который при восстании будет служить на юге центром, притом у революционеров в этом направлении все отлично организовано и приспособлено. так что беспорядки московские и кронштадтские останутся далеко позади...»47.

Борьба рабочих в Севастополе принимала такие размеры, что о ней вынуждены были сообщать легальные газеты. В газете «Современная речь» от 10 марта 1907 г, было помещено сообщение о том, что «в Севастополе ввиду требования, предъявленного администрацией порта к рабочим о выдаче зачинщиков вывозки на тачке мастера и разметчика... среди рабочих идет сильное волнение. Уже было сделано покушение взорвать сталелитейную мастерскую. Ожидают серьезных беспорядков. Роты солдат в полной боевой готовности охраняют порт. В связи с волнением рабочих замечается брожение и среди молодых матросов, особенно в учебных командах. Рабочие и матросы устраивают за городом сходки»48.

Рабочими руководил рабочий комитет Севастопольской организации РСДРП, во главе которого стоял слесарь-большевик, участник Таммерфорской конференции П. Сафонов. За участие в революционных событиях в Севастополе он в 1907 г. был арестован и сослан на каторгу.

Боясь вооруженного восстания в Черноморском флоте, морской министр Диков вынужден был в апреле отдать распоряжение командующему Черноморским флотом о принятии самых решительных мер для предотвращения «беспорядков», вплоть до разоружения команд кораблей.

22 мая 1907 г. эскадра, состоящая из броненосцев «Пантелеймон», «Три святителя», «Ростислав», «Синоп» и нескольких небольших судов, вышла из Севастополя в Тендровский залив на практические занятия. 25 мая в праздничный, день матросы были отпущены на берег, где состоялся митинг, на котором было решено поднять восстание на судах. Матросы рассчитывали, что их восстание поддержат солдаты Севастопольской крепостной артиллерии, Брестского и Белостокского полков Но планы их выдали провокаторы.

Корабли были немедленно возвращены в Севастополь. Начались массовые аресты среди матросов и солдат крепостной артиллерии. Тюрьмы и арестные дома были переполнены арестованными. Транспорт «Прут» был превращен в плавучую тюрьму. Контр-адмирал Вирен сообщал в Петербург: «Следствием выясняется существование общего военного заговора на кораблях и в Севастопольской крепости»49.

С 26 по 29 июня 1907 г. в Севастополе проходил суд над группой матросов, которых власти считали руководителями готовившегося восстания. Из 41 привлеченного к суду 40 человек были осуждены на каторгу.

Революция 1905—1907 гг. явилась генеральной репетицией Октябрьской революции. «Без трех лет величайших классовых битв и революционной энергии русского пролетариата 1905—1907 годов, — писал В.И. Ленин, — была бы невозможна столь быстрая, в смысле завершения ее начального этапа в несколько дней, вторая революция. Первая (1905 г.) глубоко взрыла почву, выкорчевала вековые предрассудки, пробудила к политической жизни и к политической борьбе миллионы рабочих и десятки миллионов крестьян, показала друг другу и всему миру все классы (и все главные партии) русского общества в их действительной природе, в действительном соотношении их интересов, их сил, их способов действия, их ближайших и дальнейших целей»50.

Героические участники революционных восстаний в Севастополе и на Черноморском флоте в 1905 г. внесли славный вклад в общенародную борьбу рабочих и крестьян с царизмом в годы первой русской революции.

Примечания

1. В.И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 37.

2. Там же, стр. 78.

3. ГАКО, ф. 483, оп. 4, д. 357, лл. 16, 21, 25, 26, 29, 31.

4. ГАКО, ф. 483, оп. 4, д. 357, л. 22.

5. Там же, л. 47.

6. Там же, л. 1.

7. ГАКО, ф. 483, оп. 4, д. 357, л. 21.

8. Там же, л. 25.

9. Там же, л. 26.

10. Там же, л. 29.

11. Там же, л. 31.

12. «Пролетарий» от 3 июля 1905 г.

13. ГАКО, ф. 483, оп. 4, д. 412, л. 2.

14. Там же, д. 329, лл. 1, 3, 7.

15. «Каторга и ссылка» за 1925, № 5/18, стр. 29—30.

16. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 114—115.

17. «Пролетарий» от 29(16) августа 1905 г.

18. А. Федоров, Революционные восстания в Черноморском флоте в 1905 году, стр. 25.

19. ГАКО, ф. 548, оп. 1, д. 2, л. 1.

20. В.И. Ленин, Соч., т. 8, стр. 533.

21. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 141.

22. Крымский областной краеведческий музей. Прокламация «Товарищи матросы», изданная Севастопольским комитетом РСДРП 23 июня 1905 г.

23. ЦГВИАМ, ф. Севастопольского военно-морского суда, 1905 г., д. 21. л. 24.

24. «Пролетарий» за 1905 г., № 19.

25. В.И. Ленин, Соч., т. 8, стр. 525—526.

26. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 200.

27. В.И. Ленин, Соч., т. 9, стр. 401.

28. С. Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 203.

29. «Протоколы первой конференции военных и боевых организаций РСДРП», М., 1932, стр. 66.

30. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 212.

31. Впоследствии Вороницын перешел в лагерь меньшевиков.

32. «Новая жизнь» от 16(29) ноября 1905 г.

33. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 219.

34. А.И. Платонов, Восстание в Черноморском флоте в 1905 г., стр. 271 и 272.

35. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 226.

36. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 228.

37. Там же, стр. 233.

38. ЦГВИАМ, ф. 407, д. 78, л. 67.

39. В.И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 41.

40. «Южная народная газета» от 6 июни 1906 г.

41. «Южный голос» от 25 июля 1906 г.

42. ГАКО, ф. 483, оп. 4, д. 505, лл. 87, 98.

43. «Солдат» за 1906 г., № 4.

44. «Пролетарская революция» за 1922 г., № 9, стр. 189—196.

45. ГАКО, ф. 483, оп. 4, д. 505, л. 103.

46. «Солдат», июнь 1906 г., № 7.

47. ГАКО, ф. 545, оп. 1, д. 3, л. 24.

48. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 354.

49. С.Ф. Найда, Революционное движение в царском флоте, стр. 355.

50. В.И. Ленин, Соч., т. 23, стр. 291—292.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь