Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

На правах рекламы:

https://qvilon.ru/

Главная страница » Библиотека » А.В. Неменко. «Крым 1941—1944. Обратная сторона войны»

Глава 8. Партизанское движение зимой 1942 года (январь—февраль)

После высадки Керченско-Феодосийского десанта советское командование провело целую серию «тактических» десантов. Первый такой десант был высажен в бухте Ласпи 1 января 1942 года. В советских документах об этом десанте нет ровным счётом ничего. Во всяком случае, найти такие документы пока не удалось. Тем не менее, во всех немецких документах, начиная с дивизионного уровня (170-й ПД), заканчивая армейским, указывается, что в районе бухты Ласпи с двух катеров был высажен десант. Сорок пять человек было взято в плен, остальные ушли в горы. Возможно, это была одна из операций по установлению связи с партизанами.

Советское командование было уверено, что в результате Керченско-Феодосийской десантной операции противник будет вынужден отступать к перешейкам. 2 января был издан довольно интересный документ:

БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ ШТАБА ПРИМОРСКОЙ АРМИИ КОМАНДИРАМ ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ КРЫМА

г. Севастополь 2 (7) января 1942 г. Задачи для действий по тылам и сообщениям противника.

1. Противник, понеся крупные потери под Севастополем, начал поспешный отход на север в район Симферополя. Исходя из обстановки, Командующий армией ПРИКАЗАЛ:

а) выходя кратчайшими путями в район Биюк-Сюрень, действовать по путям отхода противника из района Варнутка, Алсу, Байдары, взрывать мосты, уничтожать отставших, мелкие группы противника, производить налёты на противника, располагающегося на ночлег;

б) с такими же задачами выходить в район Саблы, Альма-Кермен;

в) успех боевой работы зависит от быстроты и тщательности действий;

г) пополнение вас боеприпасами по вашей заявке будет обеспечено.

Начальник штаба Приморской армии, генерал-майор Крылов. Начальник оперативного отдела, майор Ковтун.

Резолюция: Наряду с указанным — командирам партизанских отрядов — ПРЕДЛАГАЮ перекрыть дорогу Алушта — Симферополь в районе перевала Бешуй.

Зам. наркома внутренних дел КрымАССР майор милиции Смирнов.1

По данным И. Вергасова, в пятом партизанском районе, которому, прежде всего, адресовался этот документ, к 1 января 1942 года действовали: «Бахчисарайский — 80 человек, Ялтинский — 50 человек, Ак-Мечетский — 120 человек, Ак-Шеихский — 30 человек, Красноармейский — 75 человек, штаб — 11 человек, а всего 366 человек».

Этот партизанский район, находившийся в непосредственной близости от зоны боевых действий, активизировал свою работу и начал операции по добыче продовольствия. 4 января нападению партизан подверглось с. Шуры. Противник пишет о том, что партизаны захватили продовольствие. По данным докладной записки Сметанина (июль 1942 г.): «Одной из удачных продовольственных операций была операция на мельницу Шуры, где партизанский объединённый отряд в количестве 120 человек забрал гарнцевый сбор — 60 пудов пшеницы и 15 пудов муки. Особенную роль боевого охранения оперируемого отряда сыграла диверсионная парашютная группа т. Киселева, как наиболее сильная (неистощённая), недавно прибывшая с «Большой земли». При налёте на мельницу был захвачен «язык» — городовой, впоследствии вынужденно давший ценные агентурные сведения о предстоящем наступлении немцев на штаб т. Северского. Городовой был расстрелян».

В связи с высадкой десанта активизировались 1-й и 2-й районы. 5 января партизанами были заняты сёла Молбай2 (100 партизан), Кишлав3(70 партизан), Сартана4(70 партизан). Однако попытка партизан занять с. Бешуй не удалась, самооборонцы оказали сопротивление.

В донесении штаба 2-го партизанского района указывается: «...С 3 января 1942 г. отряды района вышли в населённые пункты и заняли их, таким образом от границы Сацюка (т. е. 1-го партизанского районаА.Н.) до колайцев (до 2-го партизанского районаА.Н.) заняты все горные населённые пункты, и взята под контроль шоссейная дорога Карасубазар — Феодосия на участке Оратлан — Ливенские дубки (животноводческий] совхоз). На этом участке отряды регулярно уничтожают телеграфно-телефонную сеть, уничтожая кабель и телеграфные столбы. Выйдя в населённые пункты, отряды приближены к объектам действий, т. е. к главной коммуникации.

3. Ведя усиленную разведку на север, мною ставится задача захвата ряда крупных пунктов, сообразуя свои действия с обстановкой на фронте».

В эту же ночь было высажено два «тактических» десанта. Первый был высажен в Евпатории, численностью чуть менее тысячи бойцов. Одновременно в городе вспыхнуло восстание. Второй был высажен в Судаке, однако численность его была ничтожной. В этом районе высадилась миномётная рота 54-го отдельного мотострелкового полка и рота моряков. Всего около 200 человек.

К сожалению, судьба десантов была печальной. Судакский десант, не имея единого командования и чётких задач, распался на несколько групп, частично вышел к партизанам, и был обнаружен противником только 11 числа (и то случайно).

А. Мальгин в своей статье «Загадка обелиска в селе Ворон»5 проводит достаточно интересное исследование истории обелиска в с. Ворон. В своей работе он выдвигает различные версии того, кто захоронен под обелиском. Надпись на плите гласит: «Вечная слава героям, павшим за свободу и независимость Родины. 6.III.1942. Матрос Авдиенко, матрос Котяников Н.Г., матрос Корукин С.П., матрос Нестеренко, матрос Пековцев, матрос Ремень Р.С., старшина Резников, матрос Тёмкин А.Н., матрос Котельников Н.П.

Три фамилии на обелиске принадлежат морякам — участникам первого Судакского десанта (старшина Резников, матросы Тёмкин А. Н и Котельников Н.П.). Дата их гибели по ОБД «Мемориал» 13.01.42 года, место гибели — Судак.

На обелиске, скорее всего, стоит ошибочная дата: 6 марта 1942 г. Остальные фамилии (Авдиенко, Котяников Н.Г., Корукин С.П., Нестеренко, Пековцев, Ремень Р.С.) по ОБД «Мемориал» не пробиваются. Возможно, это действительно бойцы диверсионных групп, погибшие в стычках с местным населением, вставшим на сторону противника.

Подтверждают эту информацию и данные доклада Э. Юсуфова (тоже крымского татарина), комиссара партизанского района, погибшего в 1942 году: «До последнего времени деревни Ворон, Ай-Серез, Шелен ведут себя против партизан, устраивают засады на дорогах и в лесу и [являются] самыми активными разведчиками. В Шелене жгли парашютистов, в Вороне жгли в январе 12 красноармейцев из морского десанта, когда жгли этих красноармейцев, участвовали люди из дер. Ворон, Шелен, Капсихор, Ай-Серез. Население этих деревень при встрече с десантниками и партизанами в лесу сразу заявляло, чтобы те сдавались в плен». Наблюдается изменение в отношении части местного населения в горных и предгорных районах к советским военнослужащим и партизанам.

Береговая оборона Чёрного моря

Евпаторийский десант, несмотря на широкую поддержку местного населения, из-за нехватки тяжёлого вооружения был разбит. Несмотря на то, что к 7 января десант был подавлен, а последний оплот десантников, гостиница «Крым», была взорвана немецкими пионерными частями, отголоски этого десанта достаточно часто встречаются в немецких документах.

Стоит отметить, что расстрелы мирного населения Евпатории являлись первым случаем участия войсковых частей в подобных «акциях возмездия» в Крыму. Акциями командовал майор Ризен (Riesen). В соответствии с приказом штаба 11-й армии, подписанного начальником штаба 11 армии Вёлером, Ризен передал свои полномочия по борьбе с партизанами в зоне боевых действий «штабу Штефануса», и был назначен как полномочный представитель армии для борьбы с партизанами в Корюк 553.6

В декабре 1941 года он был уполномочен направлять армейские отряды в распоряжение айнзацгруппы «D». Вторым приказом Вёлер назначил командующего полевой полиции доктора Эрманна (Herman) начальником штаба подразделений 11-й армии, участвующих в борьбе с партизанами. Все команды корпуса должны были направляться к нему.

Как это ни странно звучит, но айнзацгруппа «D», проводившая этнические чистки на территории полуострова, замешанная во множестве деяний, являющихся в нашем понимании преступлениями, отказалась от участия в «акции возмездия» в отношении населения Евпатории, поддержавшей десантников, армейским частям были выделены лишь три офицера СС.

Вина за расстрел гражданского населения Евпатории целиком лежит на «армейцах». Выполнял его личный состав охраны аэродрома Саки, относившийся к люфтваффе. Командующий 11-й армией Э. фон Манштейн на послевоенном суде всячески отмежёвывался от этого случая.

После этого началась зачистка города солдатами 70-го корпусного пионерного батальона (командир Х.М.Р. фон Хайгль), в ходе которой были взорваны несколько домов и подвалов, в которых укрывались десантники.

Донесение «группы фон Хайгля»: «Продолжаются взрывы подвалов в Евпатории, Ак-Мечети, Ярылгаче. В районе Тюмени (деревня Тюмень Евпаторийского районаРед.) один вооружённый матрос атакован и расстрелян. Организованы патрули самообороны. На окраине Евпатории русский офицер убит при взрыве подвала. Дом сожжён».7 Севернее Евпатории был сожжён крестьянский дом, укрывавший моряка, моряк расстрелян.8

17.01.42. Как указывал противник, «...в Евпатории убит 1 партизан, пленены 7 партизан. Два дома в 15 км северо-западнее Евпатории сожжены полностью, 23 партизана и еврея расстреляны. Пристань в Евпатории полностью уничтожена».9 Скорее всего, в число расстрелянных включены и члены разведгруппы У. Латышева, которым было поручено выяснить судьбу десанта.

Последним упоминанием о десантниках стало донесение «группы Хайгля» от 24 января, в котором её командир указывает на столкновение «с 3 русскими солдатами, высадившимися 05.01.42 г.».10

Несмотря на свою общую неудачу, десант в Евпатории оттянул значительные силы немцев на береговую оборону. В дополнение к действующей системе береговой обороны 17.01.42 года 53-й артполк (румынский) был растянут по побережью: 1-я батарея — Евпатория; 2-я — Аирча; 3-я — Поповка; 4-я — Ак-Мечеть (совр. пгт ЧерноморскоеА.Н.); 5 — Ярылгач; 6 — Беляус. Опасался противник и за перешейки. В дополнение к выделенным армейским частям для защиты перешейков был выделен 505-й стройбат (1 рота из 100 человек), 597-й стройбат (2-я рота, с пополнением в 25 человек). 11 января 1942 года в немецких документах впервые встречается упоминание о Судакском десанте. Десант был высажен одновременно с Евпаторийским, но противник обнаружил его только через неделю. Вся система наблюдения за побережьем у противника была нарушена.

6 января 240-й немецкий противотанковый дивизион (170-я ПД) начал формирование «роты самообороны» в д. Таракташ. Рота формировалась по спискам, предоставленным местным старостой. Взвод 240 ПТД, команда SD и тыловые части 170 ПД, доставлявшие оружие «самооборонцам», в результате случайного столкновения с группой партизан и моряков вступили в бой.

Исход боя: 4 партизана были убиты, 39 человек попало в плен.11 По отзывам немцев, рота добровольцев в бою вела себя отлично. Правда, спустя неделю, отзывы о «роте» самообороны резко меняются на негативные.

11 числа, вечером, деревня Таракташ подверглась ответному нападению партизан. Сформированная в селе рота отбила нападение. Правда, нападение велось недостаточными силами: по оценке немцев, атаковали 80—90 человек, а численность роты вместе с командой SD и немецким взводом — 147 человек.

Результат атаки был предсказуем: советские потери убитыми — 11 человек, много раненых, 55 пленных, в том числе один политрук. Захвачено 6 ручных пулемётов, 1 станковый, 55 винтовок, 140 гранат. О боях с партизанами немецкие данные оказываются не всегда достоверными, но в этом случае данные подтверждаются.

11.01.42. Румынская рота в районе Ени-Сала (имеется в виду село южнее Карасубазара) атакована партизанами.12 «Группа Шрёдера» доносила, что партизанами устроены шесть засад на дороге Ореанда — Алушта. В результате 3 солдата убито, 3 ранено, 3 румынских солдата пропали без вести, грузовик повреждён.13

Противник беспокоился о том, чтобы советские десанты или диверсионные группы не нарушили снабжение армии через перешейки. Поэтому, несмотря на тяжёлое положение, два румынских кавэскадрона (8-й кавбригады) под командованием лейтенанта Флореску были выделены для охраны коммуникаций.

Учитывая опыт Евпатории, из Ялты началось отселение. Планировалось отселить 800—1000 человек. Противник специально указывает, что «татары не отселяются».14Таких нарочитых замечаний очень много в немецких документах. Противник специально подчёркивает своё «особое» отношение к татарам (там, где это нужно и где не нужно). «Отселение» ялтинцев было выполнено пешим порядком в фильтрационный лагерь (дулаг 241, «Картофельный городок») под Симферополем. Весной из 2 тысяч отселённых в живых оставалось 1200 человек. Это тоже была «армейская» операция, и вина за её проведение лежит на Э. фон Манштейне. «Приказ Рейхенау» продолжал втягивать армию в военные преступления.

Правда, судьба настигла своего «героя»: 17 января 1942 года Рейхенау скончался от инсульта. Его на три дня сменил маршал Готт (его подпись стоит на документах), а 20 января в должность командующего группой армий «Юг» вступил потомок остзейских немцев, бывших подданных Российской Империи, маршал Фёдор фон Бок. До 19 января он командовал группой армий «Центр», но, не взяв Москву, в декабре 1941 года был отстранён от командования. После смерти Рейхенау его назначили командовать южной группировкой немецких войск. Он командовал группой армий «Юг» до июля 1942 года. После чего был вновь отстранён от командования из-за несогласия с А. Гитлером по вопросу разделения группы армий «Юг» на группу армий «A» (Кавказ) и «B» (Сталинград).

Впрочем, эти глобальные изменения мало коснулись Крыма. Несмотря на то, что Ф. фон Бок считался сторонником достойного обращения с населением оккупированных территорий, при нём так же наблюдаются нарушения «правил и обычаев войны». 15 января отселение из района Ялты завершилось. Всего было отселено 2100 человек.15

Бои между партизанами и оккупационными войсками продолжались. 14 января началась очередная операция против партизан. Её проводила 72-я пехотная дивизия силами выделенной ей в помощь 4-й румынской горнострелковой бригады (2 батальона). Руководил операцией бригадный генерал Георге Манолиу.16

В документах 11-й армии сохранились характеристики на румынских офицеров. Самыми лестными эпитетами генерала у немцев являлись «хвастун и пустомеля». Впрочем, в официальной характеристике, составленной в мае 1942 года, экспрессивные эпитеты исчезли, и было просто указано: «сторонник французской военной школы». Его бригада чаще всего использовалась на «чёрной» работе, чаще всего именно он воевал с партизанами, но в тех операциях, где бригада использовалась по назначению, она показала себя неплохо.

Операция проводилась в районе Карадага силами 19 батальона румынской 4-й ГСБр и личного состава 240-го противотанкового дивизиона.17 По донесению 72-й ПД, к вечеру 15 января операция была завершена. Уничтожено 12 землянок, 7 человек расстреляно. Потери: 1 убитый, 5 раненых. Захвачены 2 станковых и 1 ручной пулемёт. Около 100 партизан уклонилось от боя.18

12—15 января вновь образованной самообороной Баксана была проведена набеговая операция с целью грабежа базы партизан. Это одна из немногих самостоятельных операций татарской самообороны.

Захвачены 25 мешков муки, 400 кг тушёнки, 70 кг сала, уничтожено два склада. 18 января Баксан был атакован партизанами и миномётным огнём, была оповещена румынская комендатура, но реальной помощи татарам она не оказала. В результате татарская рота, предпринявшая самостоятельные действия, понесла потери: убито 7 татар, ранено 23.

Донесения немецких частей от 16 января: «Обнаружен склад боезапаса партизан в д. Тулат (16 км юго-восточнее Саки), склад и дом, в котором он находился, уничтожены (3 км юго-восточнее Тулат)». Склад был заложен ещё в октябре 1941 года, но Сакский отряд не сумел им воспользоваться.

Далее: «...нападение партизан на конюшню в районе Алушты»19: партизаны 3-го района провели успешную продовольственную операцию.

«...в 7 км от Алушты в столкновении с партизанами убито 3 партизана, 1 партизан захвачен»; «...дорога Нейзац — Фриденталь заминирована партизанами».

Уже в январе, вскоре после появления «частей самообороны», из них начался отток добровольцев, осознавших, что придётся воевать со своими же бывшими соседями. Донесение штаба по борьбе с партизанами: «...действия в Коуше безуспешны, население снижается, в самообороне осталось 85 человек».20 В связи с этим было принято решение о пополнении рот пленными и частичном переводе их на казарменное положение.

По сводным данным за 15 дней, подразделения тайной полевой полиции (GFP 647) с 1 по 15 января расстреляли 32 партизана.

16 января 1942 года в Судаке высадился второй Судакский десант в составе 1750 военнослужащих 226-го горно-стрелкового полка из состава 63-й горнострелковой дивизии 44-й армии с четырьмя 76-мм полковыми орудиями, (командир — майор Г.Н. Селихов).

12-я рота самооборонцев, расквартированная в Малом Таракташе и д. Суук-Су, созданная всего за неделю до этого, разбежалась, не оказывая сопротивления. После подавления Судакского десанта SD провела расследование в отношении татарской роты, и были предприняты репрессивные мероприятия. 17 человек были расстреляны. 29 января было начато формирование новой роты из татар, набранных в Николаевском фильтрационном лагере. По некоторым данным, высадке Судакского десанта противодействовала группа самооборонцев. Другая группа, вроде бы как, уничтожила малочисленный Коктебельский десант. Эти данные противоречат и немецким документам, и докладам командира десанта, майора Селихова, который сообщал о дружественном настроении местного населения, в том числе и татар. Стоит обратить внимание на то, что питание десанта полностью осуществлялось местными жителями на добровольной основе. Исключение составляла д. Ворон, где действительно находился отряд самооборонцев (11 человек в советском обмундировании, с советскими винтовками).

В связи с тем, что самооборонцы разбежались, противник был вынужден двинуть против десанта армейские части. Накануне высадки командование фронтом запрашивало данные о судьбе предыдущего десанта у партизан: «Генову, 16 января 1942 г. Районе Судак был высажен транспортом морской десант 200 человек, который должен был соединиться вам. Донесите, что Вам известно тчк».

«Сурину 16 января 1942 г. Десант, высаженный Судак, противником рассеян, отдельные группы собираются. 30 сдалось плен, командир и комиссары убиты. Срочно шлите питание координат 8036 южная окраина Аймляма. Три костра, две красных ракеты».

Началось снабжение партизан ПР-I, II и III авиацией фронта. Отряды IV и V районов эпизодически снабжались продовольствием и боезапасом авиацией ЧФ.

В своих работах И.Г. Генов пишет: «...мы не раз подымали вопрос о трагическом положении наших раненых товарищей и о невозможности в наших условиях предоставить им квалифицированную медицинскую помощь и лечение. С установлением связи со штабом фронта появилась надежда на вывоз их самолётами. Правда, Попов и Лобов усомнились в наличии площадок для посадки. Но радиограмму в штаб фронта я всё же послал. В ней указывал, что на Караби-Яйле имеется немало площадок, на которых возможна посадка крупного воздушного десанта, а также снабжение нас оружием, медикаментами, продовольствием, вывозка больных и раненых партизан. Немедленно послал письмо ... начальнику штаба Биюкского партизанского отряда, майору Н.П. Ларину с просьбой осмотреть одну из площадок, указал, где она находится. Это те самые площадки, которые ещё в сентябре прошлого года я показывал Мокроусову. Будем ждать, какое заключение сделает Ларин...».21

Сложность доставки продовольствия была обусловлена не только техническими, но и бюрократическими причинами.

ПИСЬМО РУКОВОДИТЕЛЕЙ КРЫМСКОЙ АССР КОМАНДУЮЩЕМУ ЧЕРНОМОРСКОЙ ГРУППОЙ ВОЙСК ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ И. Е. ПЕТРОВУ О ВЫДЕЛЕНИИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ ДЛЯ ПАРТИЗАН

февраль 1942 года. г. Сочи

В январе месяце мы обратились к Вам с просьбой выделить 20 тонн продовольствия для выброски самолётами партизанам Крыма, испытывавшим ещё тогда большие затруднения из-за отсутствия продуктов питания. За истёкшие полтора месяца положение партизан усложнилось, и за последнее время, как это Вам известно, имеются много жертв среди личного состава действующих в горах партизанских отрядов на почве голода. Вопрос об отпуске продовольствия для выброски партизанам, несмотря на Ваше вместе с т. Л.М. Кагановичем указание, до сих пор положительно не решён. В Упродснабе нам предложили обратиться по этому вопросу в Совнарком СССР к т. Жибяну, который в специальной шифровке нам ответил, что этим вопросом он не занимается.

Таким образом, решение этого вопроса затруднилось. Областной комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров Крымской АССР просят Вас дать указание управлению тыла ЧГВ* о выделении мизерного количества (30 тонн) продуктов питания для немедленной сброски их самолётами партизанам Крыма.

Секретарь Областного комитета ВКП(б) В. Булатов
Председатель Совнаркома Крымской АССР П. Сейфулаев

17 января 1942 года в результате немецкой операции была потеряна Феодосия. Советские части были вынуждены отойти. Часть личного состава из разбитой Феодосийской группировки смогла прорваться к партизанам.

По данным немецких документов: «21.01.42 (0291). При зачистке мыса Иван-Баба взяты пленные, которые сообщили, что 400 человек из состава десанта присоединились к партизанам.

22 числа нападение партизан на село Теревкир (3 км от Ново-Ивановки): 2 татарина убито, 3 румынских солдата пропало без вести».

Активизация действий партизан дала свои плоды. 23.01 усиленный разведывательный батальон 22 (Бранденбург, рота 24-й ПТД, 3-я рота 610-го батальона ПВО) сосредоточен в Симферополе с целью поддержки Корюк 553, на случай десантов или действий партизан.

Севастопольский оборонительный район (СОР) пытался достаточно активно взаимодействовать с партизанами пятого района. Активные попытки в этом направлении предпринимались на правом фланге Севастопольской обороны. Противник отмечает: «В ночь с 22 на 23 января попытка высадки 100—120 человек южнее 386,622с трёх катеров».23

В советских документах информация об этом десанте отсутствует.

24 января 1942 года состоялось совещание в штабе 11-й армии, на котором по просьбе майора Штефануса было принято решение о возвращении ему 4-й ГСБр для противопартизанских мероприятий.

После подавления Судакского десанта часть личного состава 514-го и 226-го полков смогла уйти к партизанам. Вместе с частью личного состава и радиостанцией смог уйти и командир 226 СП Селихов. В архиве Крыма хранятся копии радиограмм.

«Генову, 26 января 1942 г. Что Вам известно дальнейшей судьбе десанта Селихова, установите численность разгромленного гарнизона. Ищите три парашютные группы Юргенсона, Китаина, Иванова, повторяю Юргенсона, Иванова, Китаина Капалкин».24

«Капалкину 27 января 1942 г. Разгромлен гарнизон до батальона мотопехота. На Феодосийской дороге производятся оборонные работы. Часть группы Иванова у нас, остальных сведений не имеем. Принимаем меры розыску. Генов Попов»

«Капалкину 27 ночью 2½ полка немцев танками, артиллерией, авиацией разбили 226 с/п и заняли Судак, котором осталось 700 раненых бойцов, оставшиеся живых главе Селиховым собираются лесу гора Сугут-Оба 950 м. Продовольствия нет. У нас собралось 100 человек. Генов Попов».25

27-го противник отмечает нападение на румынский патруль.

28-го в дневном донесении в штаб 11-й армии указывается: «В ходе разведки деревни Стиля26 захвачено три партизана, захвачено продовольствие, собранное для партизан».27 Отмечается нападение на обоз армейского полка снабжения 553. Результат: 3 убитых, 2 тяжелораненых, 2 легкораненых, сожжён грузовик.

Продолжалась переписка фронта и партизан по вопросу остатков «группы Селихова»:

«Генову 28 января 1942 г. Немедленно установите связь с командиром десантного отряда Селиковым районе Судак повторяю Судак и действуйте по его указаниям. Ежедневно информируйте о положении отряда. Козлов Шаманин».28

«Капалкину 28 января 1942 г. Группа 8 парашютистов блудили 6 дней в лесу. 19 зашли дер. Ворон. Вооружённые татары напали, сутки бойцы героически отстреливались. Фашистские бандиты сожгли дом с бойцами. Генов Попов».

Наконец вышел в эфир сам майор Селихов: «Козлову 31 января 1942 г. Очутившись окружении превосходящих сил противника 2½ полков, тяжёлой артиллерии, танками, бронемашинами, авиацией 27 января с[его]/г[ода]. небольшими группами полков пробился партизанам. Основная часть убита, ранено — часть разыскивается, сосредоточиваясь высота Сугут-Оба 950,0. Самолётом продукты, медикаменты, рацию «Север», позывные, код. Майор Селихов».29

29-го противник отмечает нападение на грузовик на шоссе Симферополь — Алушта.30

Сформировав из пленных новые «роты самообороны», противник поспешил укрепить их лояльность участием в борьбе против партизан. В связи с этим начата подготовка ещё одной карательной операции, для которой были выделены:

— зондеркоманда 11а;

— личный состав 814-го армейского артполка;

— бахчисарайская рота самообороны;

— 190-й дивизион штурмовых орудий.

Операция проводилась в 6 км на северо-восток от д. Коуш. Указан кордон Лович (топоним пока непонятен, возможно, казарма Славич). Указано, что в результате боя убит один комиссар, а 70 партизан отошли в направлении кордона Яполлах. Уничтожена казарма, два дзота и укрытие личного состава. Захвачены: одна свинья, 6 забитых коров, одна живая, овцы, домашняя птица. Убит один татарин из роты самообороны. Продовольствие отдано самооборонцам.

30.01.42 г. Нападение партизан на грузовик в районе Суук-Су и Эльбуслы, 9 км севернее Судака. Ночью партизаны вошли во Фриденталь (7 км юго-восточнее Зуи), убив одну семью и похитив скот.

По донесению в штаб армии за 15 дней, с 15 по 30 января отделение тайной полевой полиции (GFP 647) расстреляло 13 партизан.

31.01.42 г. Был нанесён удар силами пополненной татарской роты из Карасубазара на Кизил (15 км юго-западнее Карасубазара). Результат: 6 партизан, в том числе 2 комиссара, расстреляны. Захвачены 3 пистолета, 2 автомата и одна русская винтовка. 4-я ГСБр заняла побережье, задача — береговая оборона и борьба с партизанами.

По немецким данным, 2 февраля 8-й бахчисарайской татарской ротой в Фоти-Сала (19 км южнее Бахчисарая) уничтожена небольшая группа партизан. Четыре партизана убиты, два тяжело ранены. Захвачен ручной пулемёт, 2 винтовки, документы.31

3 февраля при зачистке в районе западнее д. Кутлак (7,5 км западнее Судака) захвачено 63 пленных из числа бывшего Судакского десанта.32

3 февраля 1942 г. от партизан Генова ушла радиограмма: «Как использовать бойцов десанта. Можно ли зачислить их партизанами по отрядам. Генов Попов». Ответ на вопрос пришёл только через 3 дня. «Генову. 6 февраля 1942 г. Козлов приказал бойцов десанта по отрядам не разбивать, сформировать из них самостоятельную группу, которой активно вести разведку диверсий: шестого, седьмого февраля Селихову вторично будут выброшены самолёте продукты, боеприпасы. Получение подтвердите. Капалкин»

Немецкий плакат времён войны

Приток военнослужащих в голодный лес очень сильно обострил отношения между «гражданскими» партизанами и вновь прибывшими военнослужащими. Начались взаимные претензии. Командование фронтом, снабжая в основном армейцев, усилило возникшие разногласия в отрядах I—III районов. Вместе с тем, положение партизан было критическим. В V районе, снабжаемом из Севастополя, ситуация была более стабильной, но более сложной: противник вёл активную борьбу с партизанами.

4 февраля был уничтожен небольшой посёлок Шахты (Чаир), являвшийся конечной станцией узкоколейки Сюрень — Коуш — Шахты, построенной в 1920 году Врангелем для вывоза угля с Бешуйских копей. В советской литературе принято указывать, что посёлок был сожжён военнослужащими 8-й и 9-й рот самообороны («Бахчисарайской» и «Коушской»). По немецким документам, в операции участвовали: SD команда «Бахчисарай» (20 человек), 40 человек 190-го дивизиона штурмовых орудий, личный состав 60-го танкового батальона, 40 человек 814-го артполка, 44 человека из состава 9-й роты самообороны (Коуш).

По немецким данным, «...уничтожено 19 укрывающихся личностей, 1 партизан расстрелян, одна корова захвачена».33 По советским данным, погибло 17 человек, упущены фамилии двух укрывавшихся в посёлке красноармейцев, вернувшихся в посёлок после распада 156 СД в ноябре 1941 года, 27 человек были уведены в дулаг.

Бывший командир Бахчисарайского отряда М.А. Македонский описывал события так: «В 6.30 утра карательный отряд СС, сопровождаемый проводниками из числа предателей во главе с Ягья Смаилом, окружил посёлок и начал расправу... Ворвались в дом Любы Мартышевской. Выволокли её на улицу, стали избивать. Больше всех старались Ягья Смаил и Лазарев (командир взвода карателей, житель Чаира). Немецкие солдаты выбросили из избы ребёнка Любы и стали обливать дом бензином. Над крышей взвился дым. Когда женщина с ребёнком на руках бросилась к дому спасать красноармейцев, Лазарев выстрелил. Пуля пробила грудь матери и голову ребёнка».34

4 февраля была произведена первая выброска грузов партизанам. Противник отмечает высадку 4 парашютистов над Вий Эли (13 км юго-восточнее Карасубазара) и Айлянма (10 км северо-западнее Вий Эли). На самом деле на парашютах сбрасывались грузы для партизан.

Татарская рота из Бий Эли обнаружила 1 парашют: 8 радиобатарей, 7 коктейлей Молотова, 26 русских гранат, перевязочный материал, пропуска.35

В связи с тем, что ситуация под Керчью нормализовалась, 4-я румынская горнострелковая бригада вновь включилась в противопартизанские мероприятия. 4 февраля был осуществлён налёт румын (19-й батальон) на пос. Аджибай, 2,5 км восточнее Суук-Су. По данным румын, «партизаны изгнаны».

4-го февраля на должность командира 5-го района был назначен И. Вергасов. Сам он в июльской докладной писал об этом так: «Приказом Центра 4 февраля 1942 г. я был назначен командиром 5 района. По прибытии в район застал вопиющую картину трусости, бездеятельности и голода. Командир Красников, комиссар т. Домнин (назначен 17 января) допустили буквально развал района. Мне влили в район Ак-Мечетский отряд 4-го района. В 5-м районе был только Балаклавский отряд — 100 человек...».

5 февраля был взорван мотор мельницы Кильбурун. Противник указывает: «...возможно, диверсия партизан». В отместку за этот акт саботажа 8.02. на мельнице Кильбурун расстреляли 19 местных жителей.36

6 февраля при зачистке Судака взяты 44 пленных из состава разбитого десанта. Трофеи: 15 винтовок, 2 автоматических винтовки.

На дороге Карасубазар — Салы нападение на грузовик — 1 раненый. Татарская рота «Судак» расстреляла одного партизана.

07.02. В лагере на Кара-Даге (24 км западнее Ялты) румынской 4-й ГСБр уничтожен лагерь партизан, сожжены 26 землянок, захвачены документы. Румынским 20-м батальоном в районе Кизил-Коба расстреляно 3 партизана, несколько ранено.37 Усиленный патруль 1-й ГСБр атаковал партизан в Улу-Узень (15 км от Алушты) — 10 партизан убиты в бою.

Из сводных данных подразделений, подаваемых в штаб 11 армии за 07.02.42 г.: «Взвод 442-го отряда полевой жандармерии провёл операцию в районе Аблеш (21 км севернее Карасубазара). Расстреляно 24 партизана, захвачено 5 голубятен. В д. Ай-Тодор захвачено 23 партизана, 19 расстреляно, 4 (в том числе командир и комиссар отряда) отвезены в SD в Бахчисарай. Пятая татарская рота (Молбай), сформированная из бывших пленных, атаковала д. Ени-Сала (14 км южнее Карасубазара) — убито 3 партизана».38

Стоит заметить, что в этот период активно устанавливалась связь между партизанами и Большой землёй, и голубиная почта была задействована для связи партизан со штабом. Возможно, сейчас такой способ доставки сообщений покажется экзотическим, но в то время это была обычная практика.

В ночь с 7 на 8 февраля партизаны численностью около 300 человек атаковали д. Коуш. Традиционно принято считать, что в деревне находились только татарские самооборонцы. По факту в селе были расквартированы и немецкие части: в частности, два пехотных взвода, сформированных из артиллеристов охраны штаба 814-го армейского артполка, и батарея (взвод) артиллеристов 190-го дивизиона штурмовых орудий, оставшиеся без материальной части. Вместе с татарской ротой самообороны (88 человек) гарнизон Коуша насчитывал 168 человек. Село было прикрыто 5 дзотами, построенными в октябре 1941 года, когда село планировалось использовать в качестве базы подразделений НКВД.

Один из командиров партизанского движения Сметанин описывает события так: «В конце января получили от Центрального штаба приказ: захватить деревню Коуш, уничтожить добровольческий отряд, конфисковать продовольствие. Данные разведки были неутешительные, противника было в деревне: добровольцев — 250 человек, немцев «СС» — 300 человек, хорошая система дзотов, 30 пулемётов, миномёты, завалы и т. д. А нас, с приданными отрядами 3-го района, — 350 человек. О данных разведки поставили в известность и Центральный штаб. Приказ был подтверждён. Стали разрабатывать операцию на внезапность. Я был назначен командиром ударной группы. 7-го февраля в 2 часа ночи моя ударная группа прорвалась в деревню, мы сумели захватить половину деревни, завязался ожесточённый уличный бой, который длился 4 часа. Я должен был получить, по плану, поддержку других отрядов. Но этого не получил, и ударная группа оказалась в окружении. Два раза ходили в атаку на прорыв, последней атакой прорвались, противник, понёс большие потери: 58 человек убитыми, несколько дзотов и т. д. Ударная группа потеряла 11 человек убитыми, 8 ранеными, в том числе и я был ранен. Проведённая операция задачу не выполнила, командный пункт (без связи) отошёл раньше ударной группы. Могло быть хуже, но только благодаря смелости рядового состава ударная группа вышла относительно с малыми потерями».

По немецким данным: «...5 партизан убито, один попал в плен. Потери: 3 солдата из 814-го артполка убито, 4 ранено».39

На дороге Алушта — Ялта, в 1 км от Гурзуфа, нападение на грузовик 741-го пионерного батальона — 6 раненых. Уточнённые данные: 1 убит, 4 раненых.40 На трассе Ангара — Алушта румынами расстреляно три партизана.

В начале февраля отряды 5-го района понесли тяжёлые потери. Как пишет И. Вергасов, «...замечательный состав Севастопольского отряда в количестве 134 человек, командир т. Пидворко, был Красниковым при поддержке Домнина послан в район Алсу-Ай-То-дор под фронт, без разведки и даже задачи. 7—8февраля отряд был уничтожен, вырвалось 47 человек. Я принял, совместно с Ак-Мечетским отрядом, всего 250 человек. Баз не было, и от голода уже умирали партизаны. Район никаких операций не производил, люди боялись выстрела. Было массовое дезертирство и предательство, за счёт чего было систематическое нападение противника на места стоянки. В штабе района начальником штаба сидел отъявленный предатель Иваненко, который мною был впоследствии расстрелян». В связи с этим, возникает вопрос о том, кто и когда расстрелял Иваненко.

6 февраля 1942 г. Севастопольский партизанский отряд, измотанный почти ежедневными боями и голодом, был окружён фашистами в урочище Алсу. Три дня длился неравный бой. Основная часть молодёжной группы (около 20 человек) была убита, или они покончили с собой во время окружения.

Противник указывает два боестолкновения с партизанами этого отряда: по донесению 54 корпуса, «...в операции в районе д. Кучки (1 ГСБр) расстреляно 30 партизан, 23 партизана ушли в направлении на Ай-Тодор» ,41

По донесению 54 АК, в результате операции в районе Алсу «...убито 12 партизан, 13 захвачено в плен. Захвачено 2 шпиона в тылу».42

В этом бою погибли почти все севастопольские старшеклассники, вся севастопольская группа во главе со своим командиром. Их останки были найдены севастопольскими поисковиками, останки юного партизана Ю. Рацко, которому исполнилось 14 лет, удалось опознать по подписанной зубной щётке. Немногие оставшиеся в живых умерли от истощения летом 1942 года.

Через много лет бывший партизан Михаил Томенко вспоминал: «...Я видел этих погибших мальчиков перед боем, я помню до сих пор их лучистые, светлые улыбки. В ту лунную ночь 8 февраля они лежали на боевой позиции, погибшие в неравном бою».

8.02.42. раненным в ноги попал в плен командир СПО Константин Трофимович Пидворко.43 15 февраля после пыток он был повешен в Бахчисарае в сквере недалеко от Ханского дворца. По немецким данным, вместе с ним были казнены В. Аединова (15 лет), лейтенант Гуриенко, несовершеннолетние Ю. Таиров, А. Ибрагимов, Х. Османов, А. Куршутов, У. Джепаров.

На 13 число запланирована масштабная операция по борьбе с партизанами в районе Топловского монастыря.44

10.02. северо-восточнее д. Ускут пленены 5 парашютистов с исправной радиостанцией. Один расстрелян, остальные переданы SD. В связи с тем, что румынская 4-я ГСБр с партизанами не справилась, 3-й румынский мотополк был выделен для борьбы с партизанами.45

11.02 было завершено формирование строительных рот из военнопленных татарского происхождения, непригодных для несения службы.

12 февраля южнее дороги Симферополь — Зуя обнаружен склад боезапаса: 100 гранат, 50 малых гранат, 50 миномётных мин и стрелковый боезапас.

В этот день отмечается атака 6-й татарской роты самообороны на партизанский лагерь 8 км южнее Баксана. Захвачено 27 винтовок, 10 кавалерийских сёдел, 2 мешка муки, 2 мешка конфет, бидон растительного масла. Лагерь уничтожен. Партизаны не найдены.46

13.02 — нападение на румынский грузовик, двое ранено.

14.02 — началась масштабная противопартизанская операция румынских войск в районе Топловского монастыря (8 км южнее Топлы). Противник отмечает захват 8 пленных, несколько раненых; захвачено 200 винтовок, 5000 патронов, 1 миномёт. Потери румын: 2 убитых, 6 раненых. В ночь с 13-го на 14-е около 24 часов — партизанский налёт на Шелен (10 км северо-восточнее Ускута). Вооружённым татарам удалось отбиться, партизаны отступили. Потери татар: 1 убит, 1 ранен, 1 пропал без вести. В районе Арпот (6 км северо-восточнее Ускута) захвачено несколько (3) пленных из бывшего Судакского десанта.47

В 16:45 произошло нападение партизан на 2 немецких грузовика (3 км восточнее Кикинеиз): 3 раненых. SD Ялта и татарская рота подняты по тревоге.

По отчёту полевой тайной полиции за 15 дней расстреляно 24 партизана, в том числе партизанский командир Александр Кособродов.

15.02.42 года. В результате операции румынских войск в урочище Эски-Юрт 2 румынских батальона (19-й и 20-й), SD, айнзацкоманда 11-в и 6-я татарская рота зачистили местность в районе Топлы. Их потери: 8 убитых в том числе 1 унтер-офицер, 18 ранено (румыны). Потери партизан: 62 убитых (в их числе 1 капитан, 2 старших лейтенанта, 1 морской лейтенант), 3 пленных. Трофеи: 280 винтовок, 1 ручной пулемёт, 1 лёгкий миномёт, более 10 тыс. патронов, 1 грузовик, 1 радио, один аппарат Морзе. Захвачено 75 мешков муки, 5 т пшеницы, 200 кг ячменя, 100 кг макарон, пекарня, мясная лавка, 16 пустых бочек, 13 землянок, 16 бункеров. Продовольствие передано татарской роте. В продолжение обследования района Топлы были обнаружены 1200 кг пшеницы, 800 кг овса, 1 громкоговоритель, 1 радиоаппарат.

Из переписки партизан с «Большой землёй»:

«Генов Попов. 14 февраля 1942 г. Противник начал активные операции против партизанских отрядов Сацюка, воздержитесь выброски грузов районе Сугут-Оба, повторяю: Сугут-Оба».

«Козлову. 16 февраля 1942 г. Противник активной помощью местного населения татар выбил из района Сугут-Оба, повторяю: Сугут-Оба. Партизанские отряды первого района Сацюка, части майора Селихова также отошли 30 километров западнее Сугут-Оба. На базах партизан первого района Сацюка находится противник. Настоятельно просим разбомбить очаги местных фашистских банд Айсерез, Ворон, Шелен, Орталан, Ускут, Енисала. Генов Попов».

«Козлову. Положение продовольствия Селихова критическое, срочно сбрасывайте Айлянма, повторяю: Айлянма. Генов Попов»

«Козлову. Отряды Сацюка и отряд Селихова под натиском противника 1500 человек отошли наш район. Принимаются меры восстановления положения Сацюка. Генов Попов»

«Козлову. Противник до 600 человек начал наступление на отряды района со стороны Шелен Капсихор. Настоятельно просим бомбить Шелен, Капсихор, Орталан».

«Отряды занимают деревни Кокташ, Айлянма, Чермалык, Сартана. Отряды нуждаются в вашей помощи: снабжении оружием, пулемётами, миномётами, медикаментами. Об этом просим сообщить нам, Селихову, Попову, Генову».

В партизанских отрядах царил голод. В связи с этим некоторые партизаны, взявшие с собой своих детей, начали отправлять их в родные сёла на прокорм. Этим воспользовались немцы. Они захватывали подростков и таким образом получали информацию о партизанских отрядах.

16.02.1942 года — допрос 13-летнего Делавера Гафарова, сына партизана, схваченного татарской самообороной из Фоти-Сала, который показал, что отряд после операции против партизан ушёл на «Чайный домик», в 3 км южнее Коккозы. Численность отряда 480 человек, из них 30—40 евреев и 40—50 женщин (командиром указан Ковалюк). В лагере 20—50 конников. Подросток упомянул, что помощь отряду оказывала медсестра Набиева. Через сутки она была арестована в Албате.48 Война шла не между русскими и татарами, а между народом и пособниками оккупантам.

За счёт татар, набранных в лагерях, противник продолжал создавать роты самообороны. 16.02 зондеркомандой 11а создана татарская рота в Коккозах — 140 человек (70 винтовок), подчинена ортскомендатуре в Албате. Обслуживание роты через мусульманский комитет. Питание через армию.49

17.02.42. Был захвачен татарской самообороной из Ени-Сала Абибула Омер Ибрагим 11 лет из Дерекоя. Его отец — партизан в отряде, который действует в районе «Красный камень», численностью около 200 человек.

18 февраля партизаны закидали гранатами румынский грузовик в районе Гурзуфа (3 км западнее) — один раненый. На этот день противник наметил ещё одну масштабную операцию против партизан в районе. В этот день было принято решение о ведении антибольшевистской пропаганды. В тыл к советским войскам забрасывались листовки, издавались плакаты, со многими велись беседы соответствующего содержания. Противник имел широко разветвлённую агентуру, основу которой составляли «пришлые» — татары из Болгарии, Буджака, Румынии, переселившиеся в Крым в 30-е годы. Назвать их крымскими татарами крайне сложно, но выдавали они себя за крымчан.

Приведу пример, взятый из документа NARA T-315 R-2349 fr 536: «...на участке 50-й ПД линию фронта перешёл солдат из 9-й роты 514-го полка Люман Ш. (фамилию не указываю намеренноА.Н.), житель деревни Бельбек. Он сообщил, что является переселенцем из Болгарии, переселился в 1935 году. Он являлся важным сотрудником антисоветской организации, передававшим сведения нашей агентуре. После его призыва советским военкоматом в Севастополе, он искал способы перейти линию фронта. Сообщённые им сведения оказались достаточно важными...».

Основные тезисы в агитации местного татарского населения звучали так (взято из листовки): «Вся Европа стала единым фронтом против русских варваров!», «Татарин, ты должен быть хозяином на своей земле, уничтожай жидо-комиссаров, бери власть в свои руки! Ты являешься коренным жителем этой земли, которая по праву принадлежит только тебе!» Помимо агитации среди татарского населения, велась активная агитация среди украинцев (привожу русский текст листовки, изданной на трёх языках): «Трудолюбивый сын украинского народа, ты не такой, как эти русские, помни об этом, ты достоин лучшей жизни, ты достоин жить в Европейской стране!» Помимо антисоветской и националистической пропаганды, велась пропаганда экономической направленности: «Вольный труженик села, сбрось ярмо колхоза, только свободный индивидуальный труд может принести тебе достойное существование!» Вспомните, похожие лозунги были использованы западными спецслужбами при развале СССР.

Нельзя сказать, что подобная агитация не находила отклика. К сожалению, и поныне многие граждане большой страны даже при современном уровне образования и связи часто считают, что «придёт иностранец, наведёт порядок, будем жить хорошо». Увы, история учит, что ещё ни один «варяг» не принёс счастья чужому для него народу. Люди по-разному восприняли «новую власть», и для этого есть объективные причины, ведь западная цивилизация всегда имела привычку рядиться в белую тогу освободителя, и как это ни странно звучит, агрессия Германии против СССР не являлась исключением. Немецкие национал-социалисты (они же нацисты) позиционировали себя освободителями крестьян и рабочих от ига большевизма.

Немцы позиционировали себя социалистами. Они обещали освободить украинцев от русских, русских от «ига жидов», каждому обещали счастье свободного труда. Обещали всем и всё, используя социалистическую риторику. В ту пору в том обществе не было единства (как, впрочем, и сейчас), а потому некоторые посулы нашли отклик.

Всё это очень похоже на тактику развала СССР в 80-е годы XX века. Тогда тоже всем всё обещали, но, увы, реальность оказалась совсем иной. Так было и в годы войны. Реальная суть национал-социализма всплыла позже, а пока...

Пока противник продолжал агитацию и формирование рот самообороны. Партизаны продолжали нести тяжёлые потери.

21 февраля 1942 года 4-я румынская бригада завершила операцию против партизан в районе кордонов Аспорт и Тарьер. Результат: 68 партизан убито, из них 2 комиссара, 1 политрук, 1 старший лейтенант, 2 пленных. Уничтожен лагерь продовольствия (2—3 вагона картофеля отравлено).

Захвачены 1 автомат, 37 винтовок; уничтожены 1 станковый пулемёт, 4 ящика стрелкового боезапаса, 40 бутылок с зажигательной смесью, пошивочная и обувная мастерская, 10 землянок, 1 охотничий домик, 2 грузовика. Потери: 4 убитых румына и 3 татарина, ранено 9 румын и 3 татарина. В ответ был осуществлён налёт партизан на дорогу Ялта — Массандра — 1 раненый.

19—21 февраля 1942 года проведена операция в районе Чучель — Бешуйские копи — Яполах — Зубры — Чалыр. В ней принимали участие 20 румынский батальон, 1 взвод 31-го румынского полицейского батальона, боевая группа Фингера (из состава 240-го противотанкового дивизиона 170-й пехотной дивизии) и ГФП (подразделения полевой полиции).

В результате операции 73 партизана убито. Захвачено 2 тяжёлых миномёта, 2 станковых пулемёта, 1 ручной пулемёт, 1 противотанковая пушка, 240 винтовок, 100 000 патронов, 500 гранат, большое количество продовольствия; разрушено 16 казарм, капитальных каменных домов, шахты (взорваны входы), 13 дзотов.

Как указывает известный исследователь по данной теме С.Н. Ткаченко: «20 февраля 1942 г. разгорелся бой на горах Аю-Кая и Берлюк (Карасубазарские леса). Его начали два партизанских отряда 2-го района (Джанкойский и Карасубазарский), остальные находились до времени в резерве. В 10 ч. 45 мин. начштаба Джанкойского отряда Э.Я. Сизас прислал Генову донесение: «Свыше 300 солдат противника начали новое наступление. Первые атаки отбили, но, в конце концов, мы были вынуждены оставить Лысую гору. Сейчас перешли в контратаку. Влево от нас действует третья группа. В бой включился и отряд Городовикова. Противник оставляет на поле боя много убитых. Командир и комиссар отряда находятся на высотах левее Берлюка». Комиссар Карасубазарского отряда Т.Г. Каплун сообщил, что «со стороны деревни Кокташ к лагерю отряда подошли крупные силы противника, и в 8.30 начался бой. Первые вражеские атаки были отбиты. Противник пустил в ход миномёты. В разгар боя майор Панарин со своей группой сбежал, оставив высоту у Шеленского домика открытой. Оттуда к нам просочились вражеские автоматчики. В этот момент подоспели отряды первого района, и дело у нас пошло веселее». После начала боя Генов послал в штаб фронта ещё одну радиограмму: «С выброской грузов задержитесь. Противник 19 и 20 февраля ведёт наступление против отрядов района. Настоятельно просим бомбить скопление войск противника в Шелене, Арпате, Ускуте, а также на восточном склоне занимаемой нами высоты».50

К 14:00, помимо джанкойцев и ичкинцев, в бой включились отряды Городовикова, Куракова и карасубазарцы. В резерве остался один отряд. Остальные отряды находились вдали от места боя. В разгар боя показались три советских самолёта типа Пе-2. Они сначала сделали круг над горой Берлюк, а затем совершили налёты на деревни Шелен, Ворон и Арпат. Подлетев после к Лысой горе, где на снегу хорошо были видны цепи противника, лётчики обстреляли их из пулемётов и сбросили осколочные бомбы. Каратели в панике побежали. В этот момент над лесом пронеслось радостное «Ура!». Партизаны кричали: «Да здравствуют советские лётчики! Да здравствует Красная Армия!».51 Затем самолёты ВВС флота из севастопольской группировки наносили бомбовые удары по селениям северо-западнее Судака, в которых отмечено скопление противника, ещё 21, 22, 23 и 24 февраля52».53

«20.02 — нападение на два грузовика люфтваффе на 37 км дороги Алушта — Ялта. Один грузовик повреждён взрывом стрелкового боезапаса.

21.02 — нападение партизан на грузовик в районе Шумы, 1 легкораненый.

22.02 — ГСБр убыла из распоряжения 72-й ПД в Карасубазар.54

23.02 — на участке 1 ГСБр пленён лейтенант, являющийся связным партизан. Он нёс сообщение в капсуле, которую выбросил перед пленением. Капсула не найдена».55В данном контексте речь идёт о лейтенанте А.С. Терлецком, который месяц спустя будет казнён SD в д. Скеля.

В районе Ички пленены 27 партизана (красноармейца); 32 красноармейца пленены в районе Шубино-Байгоджа.

В ночь на 24.02.1942 года партизанами были получены две радиограммы — поздравительная с 24-й годовщиной Красной Армии и от разведотдела Крымского фронта о прилёте в ночь на 25 февраля самолётов для выброски грузов в Зуйские леса. В шифровке не было указано ни время прилёта, ни тип и количество самолётов. Для приёма грузов была определена группа в 12—15 партизан (и среди них сброшенные ранее парашютисты-диверсанты Юлдашев и Иванов, знавшие пароли) во главе с майором Н.П. Лариным. В составе был и начальник разведки Зуйского и Биюк-Онларского отрядов И.В. Харченко.56

Группа вышла на Караби-яйлу с утра. Бойцы укрывались от ветра и стужи в заброшенной кошаре. Часа в три дня со стороны моря на очень большой высоте появились три бомбардировщика типа «СВ». Партизаны обрадовались, зажгли заготовленные костры, а самолёты на них внимания не обратили и пошли на Симферополь. Там начали сбрасывание листовок. Самолёты после этого ушли к морю. Партизаны с огорчением зашли в кошару. Ждали до полуночи, а потом двинулись в лагерь. Перешли через реку Суат, выбрались на Орта-Сырт. Ларин услышал знакомый гул ТБ-3 (он жил в Москве около Центрального аэродрома, все самолёты научился различать по звуку). Гул приближался со стороны с. Улу-Узень. Быстро приготовили костры, зажгли. Самолёты развернулись и с ходу, с малой высоты, начали поочерёдную сброску гондол на парашютах и мешков. Партизаны видели свет в кабинах. Бомбардировщики сделали по 3—4 захода, при втором заходе и разворотах над Ангарой и Улу-Узенью были безуспешно обстреляны противником из стрелкового оружия. Всего, по данным И.Г. Генова и Н.Д. Лугового, сброшено 110 «грузо-мест», из которых 36 грузовых парашютов собрали в Зуйском отряде.57 В гондолах были в основном боеприпасы, медикаменты и питание для радиостанции, но почти не было продовольствия, в котором остро нуждались партизаны.58 При этом вылет совершался пятью самолётами, однако успешно выполнили задачу только два экипажа, остальные из-за погодных условий вернулись; общий налёт составил 23 часа.59

24.02 — 72-й ПД захвачены 4 партизана, в т. ч. одна женщина, и переданы в SD Ялта; в районе Скеля найден склад боезапаса партизан: оружие, боезапас, продовольствие.

25.02 — румыны засекли парашюты над Ангарой.60 20-й батальон обнаружил три парашюта с продовольствием и вооружением для партизан.

28 февраля партизаны напали на машину в районе Кикинеиза. Результат: у немцев 2 убитых, 5 раненых, в том числе лейтенант.

Из докладной записки командира 5-го района И. Вергасова, датированной июлем 1942 года: «26 февраля противник крупными силами стал окружать район. Сперва мы вели бои. Окружение было настойчивым и длительным. 8 марта выбыли отряды из района. Район имел большие потери убитыми, умершими от голода, обмороженными и дезертирами. Единственно спасло — это связь с Севастополем, которую впервые удалось установить. 7 марта получили один самолёт продуктов, что дало возможность передвинуть отряды глубоко в тыл. 10 марта я прибыл на место дислоцирования отрядов 4-го района. Здесь приняли меры по обеспечению продовольствием, провели ряд удачных хозяйственных операций, что дало возможность выходить на боевые операции, и фактически впервые отряды 5-го района стали заниматься своим делом. 20 марта получил приказ о слиянии 4-го и 5-го районов. Командиром назначен я, комиссаром т. Амелинов, начальником штаба подполковник т. Щетинин, старшим УОО т. Витенко. Часть отрядов объединили и на 25 марта имели:

1. Ялтинский отряд (объединённый с Ак-Шеихским) — 95 человек, командир т. Кривошта, комиссар т. Кучер.

2. Севастопольский отряд (объединённый с Балаклавским) — 60 человек, командир т. Зинченко, комиссар т. Черников.

3. Ак-Мечетский отряд — 70 человек, командир т. Ткачёв, комиссар т. Ткаченко.

4. Красноармейский отряд — 75 человек, командир т. Аединов, комиссар т. Швец.

5. Бахчисарайский отряд — 80 человек, командир т. Македонский, комиссар т. Чёрный.

6. Штаб района — 15 человек. Всего по району 395 человек.

Продовольственное положение района было катастрофическим.

Сейчас же после объединения отрядов разработали операцию на дер. Кучук-Узенбаш, где были немецкие продовольственные склады. Боеспособность личного состава за счёт истощения была низкая, двухчасовым ударным боем деревню взяли, изъяли продовольствие, но ввиду прибытия свежих сил противника при отходе завязался бой, вследствие чего продуктов вынесли мало, потери 8 человек убитыми, противник понёс большие потери (35 человек убитыми, 2 автомашины и т. д.). В этом бою попал в плен бывший начальник штаба 5-го района Иваненко. Голод стал косить личный состав».

Противник не подтверждает события 26 февраля 1942 года. Даже в документах 50-й ПД, в которых отмечаются просто обстрелы немецких грузовиков партизанами, об этой акции ничего нет. Возможна ошибка в дате. В связи с тем, что части Севастопольского оборонительного района (СОР) 27.02.42 года начали наступление, и прорвали линию обороны 24-й ПД в двух местах, противник был вынужден задействовать в боевых действиях личный состав школы в Албате, выведя её личный состав вместе с личным составом школы младших командиров на тыловую линию обороны. Однако, спустя двое суток, личный состав был возвращён в казармы.61

К концу февраля были сформированы следующие татарские подразделения:

— 1-я рота — 100 человек, г. Симферополь (придана комендатуре);

— 2-я рота — 137 человек, д. Биюк-Янкой (по взводу в д. Биюк-Янкой, Битак, Терскунди);

— 3-я рота — с. Бешуй, 60 человек (три отряда, распределены по сёлам);

— 4-я рота — 125 человек, с. Баксан (сформирована из военнопленных, размещение в казармах);

— 5-я рота — 150 человек, с. Молбай (сформирована из военнопленных, размещение в казармах);

— 6-я рота — 175 человек, с. Бий-Эли (сформирована из военнопленных, размещение в казармах);

— 7-я рота — 125 человек, г. Алушта (2 взвода в Корбек, один в Демерджи);

— 8-я рота — 150 человек, г. Бахчисарай (6 отрядов, распределены по сёлам);

— 9-я рота — 175 человек, с. Коуш (5 отрядов, распределены по сёлам);

— 10-я рота — 125 человек, г. Ялта (рота придана комендатуре);

— 11-я рота — 150 человек, район Ялты (рота придана группе Шрёдера);

— 12-я рота — 175 человек, с. Таракташ (сформирована из военнопленных, размещение в казармах);

— 13-я рота — 150 человек, район с. Таракташ (рота придана группе Шрёдера);

— 14-я рота — 175 человек, г. Джанкой» (сформирована из военнопленных, размещение в казармах).62

Стоит отметить тот факт, что далеко не все роты состояли чисто из татар. В них служили представители почти всех этнических групп Крыма. Как минимум четыре роты, сформированные из добровольцев, имели смешанный состав. К примеру, в Карасубазарском районе отряды добровольцев формировались бывшим военнослужащим РККА Яблонским. Среди рот, сформированных из пленных, две роты также имели смешанный состав и включали пленных татар не крымского происхождения, азербайджанцев.

Примечания

1. Госархив в АР Крым, ф. П-151, оп. 1, д. 8, л. 5. Подлинник.

2. Совр. Свободное.

3. Совр. Курское.

4. Совр. Алексеевка.

5. http://a-pesni.org/ww2/oficial/krym/a-zagobeliska.php

6. 553-й штаб тылового района, подчинённый 11-й армии.

7. NARA T-312 R-365 fr. 0553.

8. NARA T-312 R-365 fr. 0571.

9. NARA T-312 R-365 fr. 0388.

10. NARA T-312 R-365 fr. 0244.

11. NARA T-312 R-365 fr. 0578.

12. NARA T-312 R-365 fr. 0536.

13. NARA T-312 R-365 fr. 0532.

14. NARA T-312 R-365 fr. 0519.

15. NARA T-312 R-365 fr. 0478.

16. Выпускник офицерской пехотной школы Бухареста. Младший лейтенант (1909), лейтенант (1913), капитан (25.05.1917), майор (01.09.1917), полковник (15.04.1933), бригадный генерал (1938). Участник Балканской войны, в годы Первой мировой — командир пехотного батальона. В 1919—21 гг. обучался в Военной академии в Бухаресте. В 1932—36 гг. — командир 12-го горнострелкового батальона, затем бригадный генерал, командир 4-й горной бригады, затем дивизии. 27.03.1945 г. вышел в отставку. В 1949 г. заочно приговорён к 45 годам тюремного заключения за военные преступления, в 1953 г. арестован, в 1954 г. оправдан и освобожден. Медаль «Дыхание земли», Памятный крест о войне 1916—1918 гг.. Орден Св. Станислава 3-й степени, Почётный знак за 25-летнюю военную выслугу, Памятная медаль Пелеш, Орден Михая Храброго 3-го класса (1941, королевский декрет № 2886 от 17.10.1941), Железный Крест 2-го и 1-го классов, Рыцарский Крест Железного Креста (30.08.1942, за участие во взятии Севастополя), Командорский крест Ордена Короны Румынии (1942), Офицерский крест Ордена Короны Румынии (1943), Орден звезды Румынии, Орден «За заслуги в области культуры». Работал путевым обходчиком. Умер в 1980 году.

17. NARA T-312 R-365 fr. 0389.

18. NARA T-312 R-365 fr. 0439.

19. NARA T-312 R-365 fr. 0420.

20. NARA T-312 R-365 fr. 0413.

21. Генов И.Г. Дневник партизана. — Симферополь: Крымиздат, 1963. — С. 119—120.

22. Район мыса Айя.

23. NARA T-312 R-365 fr. 0420.

24. Партизанское движение в Крыму в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. 1941—1944 гг. / А.В. Мальгин, Л.П. Кравцова, Л.Л. Сергиенко. — Симферополь: СОНАТ, 2006.

25. Партизанское движение в Крыму в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. 1941—1944 гг. / А.В. Мальгин, Л.П. Кравцова, Л.Л. Сергиенко. — Симферополь: СОНАТ, 2006.

26. Совр. Лесниково.

27. NARA T-312 R-365 fr. 0188.

28. Партизанское движение в Крыму в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. 1941—1944 гг. / А.В. Мальгин, Л.П. Кравцова, Л.Л. Сергиенко. — Симферополь: СОНАТ, 2006.

29. Партизанское движение в Крыму в период Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. 1941—1944 гг. / А.В. Мальгин, Л.П. Кравцова, Л.Л. Сергиенко. — Симферополь: СОНАТ, 2006.

30. NARA T-312 R-365 fr. 0138.

31. NARA T-312 R-365 fr. 1005.

32. NARA T-312 R-365 fr. 1010.

33. NARA T-312 R-365 fr. 1094.

34. Македонский М.А. Пламя над Крымом. — Симферополь: Крымиздат, 1960. — 260 с.

35. NARA T-312 R-365 fr. 1080.

36. NARA T-312 R-365 fr. 1020.

37. NARA T-312 R-365 fr. 1005.

38. NARA T-312 R-365 fr. 0947.

39. NARA T-312 R-365 fr. 0990.

40. NARA T-312 R-365 fr. 0990.

41. NARA T-312 R-365 fr. 0990.

42. NARA T-312 R-365 fr. 1002.

43. 1902 г. р., до войны директор Инкерманского завода шампанских вин.

44. NARA T-312 R-365 fr. 0992.

45. NARA T-312 R-365 fr. 0990.

46. NARA T-312 R-365 fr. 0947.

47. NARA T-312 R-365 fr. 0901—896.

48. NARA T-315 R-2342 fr. 00545.

49. NARA T-315 R-2342 fr. 00545.

50. Генов И.Г. Дневник партизана. — Симферополь: Крымиздат, 1963. — С. 143.

51. Генов И.Г. Дневник партизана. — Симферополь: Крымиздат, 1963. — С. 144.

52. Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Черноморском театре. Выпуск 2. — М.—Л.: Воениздат, 1946. — С. 80—84.

53. Ткаченко С.Н. Партизанская война в Крымском небе. Монография. Фотокопия. Архив автора.

54. NARA T-312 R-365 fr. 00695.

55. NARA T-312 R-365 fr. 00690.

56. Архив Мельничука Е.Б., д. 3, л. 55—56.

57. ГАРК, П-8417, оп. 1, д. 18, л. 22; Луговой Н.Д. Страда партизанская: 900 дней в тылу врага. Дневниковые записи. — Симферополь: ЧП «Эльиньо», 2004. — С. 87—88.

58. Емельяненко В.Б. Воздушный мост. — М.: Сов. Россия, 1998. — С. 162.

59. ЦАМО, ф. 215, оп. 1209, д. 6, л. 36.

60. NARA T-312 R-365 fr. 00668.

61. NARA T-315 R-801 (24ПД).

62. NARA T-312 R-365 fr. 727—757.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь