Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » Т. Брагина. «Путешествие по дворянским имениям Крыма»

Гора Аю-Даг

Живописная гора Аю-Даг — своеобразный ландшафтный памятник Южного берега Крыма, привлекает взор каждого, кто проезжает по шоссе Симферополь — Ялта. Гора, высота которой 572 м над уровнем моря и длина 2,5 км, стоит особняком на побережье. Небольшая ее часть примыкает к берегу, а основная врезается в открытое море в виде острого и длинного мыса. Не нужно обладать большим воображением, чтобы найти сходство массива с огромным медведем, который наклонился к воде. Быть может, именно поэтому Аю-Даг чаще называют Медведь-горой.

Величина горы и ее расположение отличаются от других прибрежных возвышенностей в Крыму. И у того, кто впервые увидел Аю-Даг, он вызывает не только восторг и удивление, но и вопрос, как появилось здесь подобное чудо? Поэтому неслучайно так много легенд и преданий сложено об этом уникальном памятнике природы.

Одна из легенд гласит, что в далекой древности Южный берег Крыма был покрыт дремучим лесом. Среди этой суровой и дикой природы беззащитных людей на каждом шагу подстерегала опасность. Поэтому они часто обращались к Богу, моля его о защите и помощи. Им приходилось трудиться день и ночь, расчищая густой лес, освобождая от камней склоны гор, чтобы посадить на них деревья и виноградники. Со временем лесные дебри отступили перед человеком, горы покорились ему, море стало ласковым и спокойным. И тогда, почувствовав свою силу, люди перестали поклоняться Богу.

Узнал об этом Бог и страшно разгневался. Он отправился на север, где лежал огромный медведь, окруженный гигантскими льдами. Бог раздвинул льды, снял с медведя крепкие цепи, освободив его из полярного плена, и велел плыть в южную страну, чтобы наказать неблагодарных людей. Медведь обрадовался свободе и поплыл по морям и океанам на юг. В том месте, где лежала деревня Форос, он приблизился к крымскому берегу, чтобы выйти на сушу. При этом вода с шумом побежала по его телу, как полноводные горные ручьи. И был этот медведь громаден, тяжел, страшен, как необъятная грозная гора, а густая темная шерсть его напоминала дремучий непроходимый лес. Могучие лапы зверя грузно ступили на землю, а мощная спина достигла облаков. При этом в море поднялись такие волны, что тут же смыло несколько деревень. А медведь двинулся вдоль берега, разрушая все на своем пути. Острые длинные когти взрывали почву, оставляя после себя овраги и ущелья. Под его тяжестью поползла земля со склонов крымских гор, а камни с грохотом летели вниз в море, рассыпая при этом груды осколков.

На том месте, где ныне находится город Ялта, медведь пустил в ход всю свою силу, и отодвинулись высокие горы дальше от берега, образовав глубокие впадины и котловины там, где прежде были высокие холмы и скалы. Так добрался он до цветущей Партенитской долины. Взору его открылись невысокие холмы, покрытые роскошными садами и виноградниками, сочная зелень лугов, сверкающие на солнце водопады. И показалось медведю, что нет лучшего места в Крыму, а может быть, и на всей земле. И дрогнуло свирепое сердце зверя.

Нет, не будет он разрушать этот чудесный край, а останется жить здесь, чтобы вечно любоваться прекрасной природой, дышать чистым горным воздухом, купаться в теплых водах ласкового моря. Он решил не возвращаться на север, где его ждала неволя в холодном ледовом логове. Зевнул медведь пересохшей пастью так, что даже горы задрожали, и сполз к морю напиться воды. Он приник к берегу, погрузил свою морду в голубую влагу и стал жадно и долго пить. От тяжелого дыхания зверя высокие волны ходили по всему побережью. А Бог, увидев, что медведь перестал слушаться его, произнес: «Оставайся же навеки на этом месте!» И стало каменеть огромное тело, могучие бока превратились в страшные отвесные кручи, высокая спина стала округлой вершиной горы, а голова — острой скалой над морской пучиной. Густая шерсть превратилась в непроходимую дубовую чащу.

Великан медведь стал Медведь-горой. Так и стоит он у моря с незапамятных времен. И только Черное море по-прежнему бурлит около пасти зверя, как будто он все еще пьет воду.

Он шел из северных лесов
Равниной, солнцем опаленный,
И к морю Черному пришел
Усталый, утомленный,
И грудь косматую свою
В глубь опустил, отрады полный,
И замер так. И с этих пор
Его ласкают моря волны.

      И. А. Белоусов

И все же, каково происхождение этой своеобразной по форме горы, так похожей на медведя? Первые исследователи полуострова считали, что гора Аю-Даг и другие куполовидные горы Южного берега Крыма, состоящие из магматических пород, представляют собой потухшие вулканы. Современные ученые полагают, что Аю-Даг — это гигантский лакколит, образовавшийся в среднеюрский период, около 160 млн. лет назад, когда в толщу таврических сланцев внедрилась магма, расплавленное вещество из глубин Земли. Не пробившись к поверхности, магма застыла в толще осадочных пород, образовав своеобразный купол «неудавшегося вулкана».

Порода, из которой сложена знаменитая гора, называется габбро-диабаз — прочный, красивый камень серо-зеленого цвета. Именно из этого камня построены гостевые трибуны на Красной площади в Москве, первые станции московского метрополитена, он использовался также и для облицовки некоторых крымских здравниц. Из 200 минералов, которые встречаются в Крыму, 40 можно обнаружить в недрах горы Аю-Даг. Это кристаллы золотистого пирита, черного турмалина, густо-фиолетового аметиста, а также редко встречающийся в Крыму минерал — свинцовый блеск, или галенит. По богатству минералов с Медведь-горой может соперничать только гора Кара-Даг, расположенная в восточной части побережья.

Аю-Даг, самый крупный в Крыму массив изверженных пород, является своеобразной «кладовой», где встречаются не только редкие минералы, но и реликтовые растения, мало известные за пределами полуострова. Так, например, в Крыму существует всего два местонахождения анограммы тонколистной, небольшого однолетнего папоротника, — гора Кастель и Аю-Даг. Многолетняя капуста лесная крымская растет исключительно между Артеком и Партенитом, на каменистых приморских осыпях. В настоящее время имеется единственная популяция этого вида, которая, занимая крайне малую площадь, легко может исчезнуть. Только на Кара-Даге и Аю-Даге встречается такой вид мохообразных, как птерогониум стройный.

Большая часть склонов Медведь-горы покрыта пушистыми дубовыми лесами, на вершине произрастают скальнодубовые деревья, а южные склоны заняты зарослями ксерофитных кустарников. Однако под влиянием хозяйственной деятельности, которая началась еще в XIX в., растительный покров претерпел сильные изменения. Поэтому с 1960 года все строительные разработки в районе Аю-Дага были запрещены и гора объявлена заповедной. Сейчас эта территория является государственным ландшафтным заказником республиканского значения.

Аю-Даг требует бережного отношения не только как природный памятник Крыма, но и как памятник средневековой истории. На его вершине были найдены остатки обширного укрепления, которое местные жители называли Биюк-Кастель, что в переводе с татарского — большая крепость или замок. В этом укреплении находилось множество построек меньшего размера. Предполагают, что возникли они не ранее VIII в. и окончательно были покинуты в XV в. Можно предположить, что на крутую гору людей загнали жестокие нравы средневековья, и со временем жизнь постепенно сосредоточилась на берегу моря в Партените.

Историческое прошлое Крыма и естественные памятники его многовековой культурной жизни интересовали русских людей с тех пор, как территория полуострова стала принадлежать России. Генерал-губернатор новообразованной Таврической губернии князь Григорий Александрович Потемкин со свойственной ему энергией принимал все меры к возрождению юга Империи и изучению его истории. Он хотел знать экономический потенциал края, чтобы действовать не вслепую. Для этого он вызвал в Крым известных ученых, знаменитых путешественников, архитекторов, строителей, писателей из Франции, Англии, Германии, которые впоследствии сыграли большую роль в описании и развитии экономики Крыма. С целью изучения древностей полуострова Потемкин отдавал приказы разыскивать монеты, медали, снимать копии с древних надписей и собирать разные материалы.

Более 10 лет (1784—1796) жил и работал в Крыму известный немецкий естествоиспытатель, ботаник, зоолог, путешественник, почетный член Российской Академии наук Карл Людвиг Таблиц. Тавриде он посвятил крупнейшие свои работы: «Физическое описание Таврической области по всем трем царствам природы» и «Географические известия, объясняющие прежнее состояние Таврической области».

По приглашению правительства Российской Империи в 1794 году совершил путешествие в Крым и на Таманский полуостров академик Петр Симон Паллас, один из крупнейших ученых блестящего екатерининского века. Он первый составил научное описание края, в котором уделил много внимания археологическим находкам. Во времена Палласа на полпути к вершине горы Аюдаг существовала греческая церковь, или, как писал ученый, «монастырь, посвященный св. Константину и Елене». Тогда еще можно было видеть вокруг разбросанную черепицу и обломки глиняных сосудов. А на самой вершине сохранялись древние развалины: толстые каменные стены разрушенного здания, высота которых не более сажени, остатки укреплений с небольшими бойницами, сложенных из дикого камня без цемента.

Академик Петр Иванович Кеппен, составивший археологическую карту полуострова, в течение нескольких лет собирал сведения о местах древних поселений Крыма. Он отмечал, основываясь на работах профессора Кембриджского университета Э. Кларка, работавшего в Крыму вместе с П.С. Палласом, что на месте упоминаемой Палласом церкви было найдено два столба из белого и зеленого мрамора, которые по приказанию светлейшего князя Потемкина были отправлены в Херсон для строительства церкви.

П.И. Кеппену при осмотре восточного склона Аю-Дага татары показали место, где незадолго до этого находился беломраморный столб с рельефным крестом, перевезенный по воле М.С. Воронцова в Гурзуф, а оттуда, по-видимому, в Алупку. В альбоме литографий Гросса имеется изображение этой колонны, лежащей у павильона на берегу моря. В начале XX века она оставалась еще там.

И сегодня на горе Аю-Даг можно встретить следы далекой истории и мифов, остатки средневекового поселения. Сохранились они и на территории современного Детского центра «Артек», так же издавна заселенной, как и Партенитская долина.

У западных склонов Аю-Дага в 1899—1900 гг. проводились большие исследовательские работы, во время которых были обнаружены каменные и земляные гробницы с разнообразным погребальным инвентарем. Часть находок поступила в собрание известного ученого Александра Львовича Бертье-Делагарда, большого знатока и исследователя древностей Крыма, который настаивал на необходимости изучения этих могильников. Работы продолжались в 1903—1904 гг. на средства Бертье-Делагарда, ученый сам организовывал, участвовал и финансировал археологические раскопки. Тогда было обнаружено 87 погребений, в основном — коллективных. В них найдено большое количество стеклянных бус из янтаря, а также из горных пород хрусталя, сердолика. Отчет о проделанной работе позднее был опубликован ученым Н.И. Репниковым в его труде «Некоторые могильники области крымских готов».

В то время, когда проводились археологические работы, большая часть западных склонов Аю-Дага была занята дворянскими усадьбами и перерезана дорогой, ведущей из поселка Гурзуф к подножию горы. А прежде эта местность представляла собой пустырь, заросший кустарниками и загроможденный массивными камнями, свалившимися со скалистого холма, известного у местных жителей как «лысый бугор». На этом месте находилось урочище, которое носило название «Хазары».

В начале XIX в. в урочище располагалось имение полковника российской армии А. Абдурахманчика, которому эту землю подарил М.С. Воронцов. Позднее его приобрел поручик А.И. Султан Крым-Гирей, деятельный миссионер крымских татар. У его наследников имение купил инженер-строитель В.И. Березин и его супруга О.М. Соловьева, которые заложили здесь один из первых южнобережных курортов «Суук-Су». А первое частное имение в урочище Артек, расположенное у подножья Аю-Дага, принадлежало польскому графу Густаву Олизару.

И сама гора Аю-Даг, напоминающая огромного медведя, и ее окрестности необыкновенно интересны для любознательных отдыхающих. И поэтому прежде чем продолжить знакомство с историей одного из самых живописных уголков побережья, Артека, расположенного у западных склонов Аю-Дага, предлагаем подняться на вершину горы, выбрав для этого один из солнечных погожих дней.

На вершину Медведь-горы ведет тропа, по традиции называемая именем Н.Н. Раевского-младшего. Тропа каменистая и довольно крутая. Вдоль нее растут граб, кизил, мушмула, колючее держи-дерево. Путь проходит мимо развалин древней стены, мимо остатков старого монастыря, и хотя подъем окажется не легким, ваше любопытство будет вознаграждено. Каждый поворот дарит все новые и новые красоты природы, вызывая чувство ни с чем не сравнимого восторга. А с вершины, настоящими обитателями которой стали теперь только горные коршуны, вьющие гнезда в расщелинах, перед вами откроется дивная панорама безбрежного моря, далеких гор, лазурного неба, ближних и дальних окрестностей Аю-Дага.

И быть может, в одно мгновенье в вашем воображении пронесется волшебная картина многовековой истории Крыма, созвучная строкам стихов, написанных малоизвестным ныне поэтом в конце XIX века.

...Казалось мне — забытая от века
Открылась мне волшебная картина —
Тех дальних дней, когда огонь подземный
Вдруг выдвинул над спавшею пучиной
Расплавленный гранит из бездн незримых,
И огненный поток, под тучей пара,
Бросая свет мерцающему небу,
С шипеньем остывал в волне холодной,
И зарождались грозные утесы
Яйлы угрюмой, голой и безлесой...
Картина дней, когда, проснувшись, море,
Разгневано ворвавшимся потоком,
Вступило с ним в борьбу, но не могло
Сломить его железное упорство —
И ряд веков, сердясь и протестуя,
Вторгалися в расщелины гранита
И, жалкое там сделав разрушенье,
Сначала видели, как лесом стройным
Покрылись мертвые крутые горы,
Как побежал олень с ветвистым рогом,
Как зверь пушной расселся по дубравам,
Как погнались орлы за жертвой робкой;
Как человек, обросши длинной шерстью,
Едва прикрыв свой торс звериной шкурой,
Скалы кусок в секиру обратив,
Стал высекать берлогу для семьи
Над пропастью и у костра питаться
Сырым зверьем...
И много дел прекрасных
Ты, море, видело, и много злобы,
И слез, и крови, и неправды...
Сменялися народы, как мгновенья,
Как взрыв страстей восточного владыки,
Как через много лет
Легли сады, раскинулись селенья
По тем же берегам, помчались корабли
Над глубью вод в неведомые страны...
Как, наконец, над грудой диких скал,
Когда закат, стыдливо угасавши,
Озолотил недвижные вершины
Олив, чинар и тополей прибрежных,
Снопом лучей зажегся крест впервые
И благовест задумчивый пронесся
Над арками разрушенного храма,
Где свергнуты дремали по руинам
Обломки идолов, кумиров... Как потом
Среди садов поднялись минареты,
Сменивши крест, и в рощах кипарисных,
В сиянье зорь татарских муэдзинов
Раздался клич... А после снова вознесся крест...
Как над яйлой кочующие тучи...

      А. В. Жиркевич. «Черное море», 1899 г.

Трудно будет передать то впечатление, которое вы испытаете, стоя на вершине горы, ошеломленные первозданной красотой обширной Партенитской долины с мысом Плака, выступающим в море, с причудливыми башенками старинных замков, утопающих в зелени роскошных парков.

Навсегда запомнится и захватывающая дух панорама, прелесть которой составляют скалы Адалары (близнецы), Генуэзская скала, скала Шаляпина, составляющие неповторимое береговое очертание курортного поселка Гурзуф, и, конечно, живописная территория с разноцветными корпусами Международного Детского центра «Артек».

Взбирался на склоны горы Аю-Дага в далеком 1820 году и молодой Александр Пушкин, неутомимый ходок и отличный наездник. В Артеке есть пушкинская скала, там, по преданию, состоялось прощание поэта с благословенным крымским берегом.

Давно погас заката луч прощальный,
Спит Аю-Даг, глаза полузакрыв...
О чем мечтал он здесь, поэт опальный,
В последний раз оглядывая Крым?
Шумел прибой у каменной площадки,
Застыли скалы, словно на часах,
И южный ветер пробегал украдкой
В курчавых непокорных волосах.
На много верст раскинувшись без края,
За темною ночною пеленой
Невидимо вздымалась грудь морская,
Дышала рядом вольностью живой...

Эти строки крымского поэта Анатолия Милявского посвящены великому Пушкину, творчество которого связано самыми сокровенными и задушевными нитями с нашей полуденной землей, которой он посвятил свои бессмертные строки.

Счастливые дни, проведенные в Крыму, Александр Сергеевич запомнит на всю жизнь. Даже через десятилетие его «прельщает и оживляет одна лишь мысль о том, что когда-нибудь у меня будет клочок земли в Крыму». Связь с Крымом не прекращалась до последних дней поэта. За два месяца до смерти, 10 ноября 1836 года, Пушкин писал из Петербурга в Артек князю Николаю Борисовичу Голицыну, военному историку, литератору, переводчику его произведений на французский язык: «...Как я завидую вашему прекрасному крымскому климату: ваше письмо разбудило во мне множество воспоминаний всякого рода. Там колыбель моего «Онегина», и вы, конечно, узнали некоторых лиц».

Князь Н.Б. Голицын, родной брат известной в петербургских кругах княгини Татьяны Борисовны Потемкиной, владелицы имения в Артеке, стал последним крымским адресатом Пушкина.

Артек — следующий прекрасный уголок побережья, который мы с вами посетим.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь