Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » Е.В. Веникеев. «Севастополь и его окрестности»

1. Гераклейский полуостров, Бельбекская и Байдарская долины

...Создали века и природа
Из балок, степей, пестрых гор
Ландшафтный, особого рода,
Неповторимый узор...

В. Диваков

Все знают, что существует Южный берег Крыма с почти субтропическим климатом, Главная, Внутренняя и Внешняя гряды Крымских гор и северная, степная часть полуострова. Каждая из зон имеет свой климат и природные особенности. Севастополь — это вершина угла, где сходятся вместе все эти природные и климатические районы, где они встречаются друг с другом. Здесь все рядом: горы, предгорья, степь. И еще море, неповторимое и прекрасное Черное море, море мифов, легендарных мореплавателей, сражений и подвигов. Оно то яростно бьется об отвесные стены мысов Айя и Фиолент, то набегает на бесконечные пляжи, то далеко пронзает сушу многокилометровой Севастопольской бухтой.

Однако начнем по порядку. Севастополь — город республиканского подчинения. По этой причине он не может быть районным центром, но район ему нужен как сельскохозяйственная зона для снабжения продовольствием. Поэтому окружающие Севастополь земли объявлены частью его территории. Сейчас город в административных границах занимает очень большую площадь — 77 тысяч гектаров.

Северная граница города отодвинута в сторону Евпатории, за поселки Андреевка и Солнечный. Здесь холмистая степь, покрытая совхозными виноградниками. К морю она обрывается высоким клифом (береговым обрывом), сложенным из глинистых сланцев, у подножия которого в обе стороны до горизонта протянулись песчаные пляжи. Обрыв не стабилен, от удара волн и действия подпочвенных вод часты оползни и обвалы. Огромные глыбы рушатся в море, создавая опасный хаос.

В двух местах клиф прерывается, давая выход к морю рекам Каче и Бельбек, образовавшим обширные долины. Плодородные земли по берегам рек издавна используются под садоводство и наиболее густо заселены. Населенные пункты следуют здесь друг за другом, почти соприкасаясь околицами. Они как бы нанизаны на берег реки, несущей воду в степи под палящим солнцем юга.

Житель севера, впервые попавший в эти места, увидев придорожный указатель с надписью «река Кача» или «река Бельбек», будет неизбежно разочарован, когда под колесами его машины промелькнет мелкий водный поток шириной метров в пять. Но для маловодного Крыма это большие реки, особенно во время паводков, которые здесь бывают дважды в год — весной и осенью. Речушки, которые на севере, возможно, считались бы ручьями, не заслуживающими специального названия, разливаются иногда так, что покрывают водой долины из конца в конец и доставляют много хлопот местным жителям. Недаром же слово «Бельбек» переводится как «крепкая, сильная спина, хребет». Небольшая речка после дождей или таяния снегов в верховьях превращается в бурный поток, мчащийся к морю, увлекая за собой вырванные с корнем деревья.

В междуречье Качи и Бельбека оканчивается Внешняя гряда Крымских гор. Она не высока (около 300 метров над уровнем моря) и представляет собой возвышенность типа «куэсты» — хребта с обрывистым склоном в верхней части.

Административные границы Севастополя включают часть Бельбекской долины с прилегающими возвышенностями вплоть до сел Верхнесадовое и Фронтовое.

Вдоль берега моря к Северной стороне города тянется всхолмленная степь, занятая виноградниками, а в глубь полуострова простираются невысокие возвышенности (200—300 м), покрытые густыми лесами с низкорослыми деревьями. Это Мекензиевы горы и Инкерманские высоты, места жарких сражений как в Крымскую, так и в Великую Отечественную войну. Здесь редко бывают туристы, но места эти обладают своеобразной прелестью. Здесь нет асфальтированных шоссе, надо ехать или идти по узкой проселочной дороге с глубокими колеями, над которой ветви деревьев нередко образуют свод. Иногда приходится спускаться в сырые овраги. Не редкость здесь зайцы, лисы, косули.

На восемь километров вдается в глубь Крымского полуострова Севастопольская бухта. Ее берега извилисты, образуют множество внутренних бухт и бухточек, которые продолжаются балками — длинными глубокими оврагами с почти отвесными известняковыми стенами, с глубокими бороздами, образованными в течение тысячелетий под воздействием ливневых потоков.

К югу от собственно Севастопольской бухты отходит другая, именуемая Южной. Бухты делят город на три части, или «стороны», как говорят здесь: Северную, Корабельную и Южную (она же Центральная или Городская). По берегам бухт, а также на запад, в сторону открытого моря, террасами по холмам на многие километры раскинулся город.

Южнее Севастополя живописно раскинулась Балаклава — до 1957 года самостоятельный город, а теперь часть Балаклавского района Севастополя. Врезанная в горы узкая Балаклавская бухта, протянувшаяся в сторону оконечности Севастопольской, отделяет от земли Крыма часть суши, именуемую Гераклейским полуостровом. Это суровое, каменистое плоскогорье, изрезанное балками, полого спускается с высот Сапун-горы к морю. Здесь царство камня. Чтобы посадить дерево, надо вырубить яму, привезти туда растительный грунт, а потом сажать, если, конечно, есть возможность доставлять сюда воду.

Весной Гераклейский полуостров покрывают буйные, сочные травы с яркими алыми маками. Но это ненадолго. Прекращаются дожди, нещадно палит солнце, сохнут травы, выживают только цепкие колючие растения «перекати-поле». Осенью сильный ветер вырывает их из земли, сбивает в большие шары, которые в сумерках кажутся летающими бесшумными призраками. Но в этой выжженной солнцем, колючей, каменной степи есть своя суровая красота. Именно так должна выглядеть древняя земля, из-за которой веками спорили народы, разыгрывались драматические события.

Эти места, особенно мыс Фиолент, невольно ассоциируются в нашем сознании с мифом об Ифигении. У подножия отвесных двухсотметровой высоты скал пенится море. А.С. Пушкин, бывший здесь в 1820 году, писал:

«К чему холодные сомненья?
Я верю, здесь был грозный храм,
Где крови жаждущим богам
Дымились жертвоприношенья».

Неподалеку Балаклава, древнегреческое Сюмболон-лимне (бухта символов, предзнаменований) — «бухта с узким входом, возле которой преимущественно устраивали свои притоны тавры... нападавшие на тех, кто скрывался в эту бухту»1. А на Фиоленте, возможно, был их храм, где захваченных пленников приносили в жертву богине Деве.

В десятой песне «Одиссеи» Гомер описывает некую бухту, куда попадают его герои:

«В славную пристань вошли мы: ее образуют утесы, Круто с обеих сторон подымаясь и сдвинувшись подле Устья великими, друг против друга из темныя бездны Моря торчащими камнями, вход и исход заграждая.

Люди мои, с кораблями в просторную пристань проникнув, Их утвердили в ее глубине и связали, у берега тесным Рядом поставив: там волн никогда ни великих, ни малых Нет, там равниною гладкою лоно морское сияет»2.

Сравнив описание Гомера с видом Балаклавской бухты, академик К. Бэр пришел к выводу: «Трудно нарисовать более верную и более ясную картину Балаклавы, чем она изображена в этих стихах старика Гомера... В его рассказе описание местностей строго соглашено с действительностью»3.

Главная гряда Крымских гор идет от Балаклавы, постепенно повышаясь, вдоль берега моря. Горы крутыми обрывами обращены к морю, их противоположный, более пологий склон, повернут к долинам, отделяющим Главную гряду от Внутренней. В двух местах горные стены отодвигаются от моря, образуя маленькие, но сказочно прекрасные урочища Аязьма и Ласпи, поросшие реликтовыми соснами Станкевича и древовидными можжевельниками. Урочище Ласпи замкнуто мысом Сарыч — самой южной точкой Крыма и одновременно границей земель Севастополя и Большой Ялты. Над Ласпи высота Главной гряды достигает уже почти 700 м над уровнем моря, за ней лежит обширная Байдарская долина, со всех сторон окруженная горами. Центр долины занимает большое искусственное озеро — Чернореченское водохранилище — основной источник питьевой воды для Севастополя. Черная река, которая образуется из слияния нескольких более мелких речек и источников, впадает в верховье Севастопольской бухты, но, чтобы попасть туда, ей приходится пробиваться через возвышенности Внутренней гряды и при этом преодолевать перепад высоты в триста метров.

Каньон Черной реки, вырубленный водой в мраморовидных известняках, — одно из красивейших, если не самое красивое, место Крыма. Река, сжатая вздымающимися к небу отвесными стенами, с ревом преодолевает пороги, гремят покрытые пеной водопады, в глубоких гротах крутятся водовороты. Узкая и извилистая тропа то лепится по левому берегу у самой кромки воды, то круто взбирается на десятки метров по заросшему лесом обрыву, то опять стремительно спускается к воде. Наконец река вырывается из теснин Внутренней гряды и по Инкерманской долине течет к бухте.

Чем привлекали эти места человека, обитавшего в окрестностях Севастополя по меньшей мере со времен среднего палеолита? Сравнительно невысокие, но лесистые горы служили местом охоты, здесь же человек находил гроты, скальные навесы и пещеры, пригодные для жилищ. Недалеко было море, на его берегах он собирал моллюсков, ловил рыбу. Когда культура охотников и собирателей сменилась земледельческой, то местом обитания стали долины с плодородной почвой, орошаемой реками. Они сравнительно невелики, замкнуты горами, в которых можно было укрыться в случае опасности. Море снабжало людей не только рыбой и моллюсками, оно было дорогой мореплавания и торговли. По нему приплыли древние греки, сначала с целью торговли, а потом и колонизации.

Решающее значение в истории этих мест издавна играли безопасные для стоянки судов бухты, которых так мало в Крыму. Здесь можно было устроить базу, разместить военный флот, устроить перевалочный пункт для перевозки товаров. Это делало Гераклейский полуостров и соседние земли ценной добычей, лакомым куском, которым стремились овладеть греки, скифы, римляне, византийцы, генуэзцы, турки и многие другие народы. Вся история края — почти непрерывная цепь военных столкновений. Обратим ся к истории.

Примечания

1. Страбон. География. — ВДИ. 1947, № 4, с. 203.

2. Гомер. Одиссея. М., 1959, с. 125.

3. Бэр К. Балаклава и ее окрестности. — ЗООИД, т. 10. Одесса, 1877, с. 533.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь