Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

Главная страница » Библиотека » X Дмитриевские чтения. История Южного берега Крыма

Л.В. Петренко. Музей, который был (Восточный музей г. Ялты)

Одним из интереснейших музеев довоенной Ялты был Восточный, открытый 25 марта 1921 года.

Музей размещался в здании дворца, построенного в начале XX века по проекту архитектора Н.Г. Тарасова для эмира Бухары Сеида эмира Абдул Ахада (ныне один из корпусов санатория «Ялта» Черноморского флота Российской Федерации).

Основу коллекции музея составили произведения искусства, находившиеся ранее в музее Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба, а также произведения искусства, национализированные из дворцов и имений Южного берега Крыма в годы Гражданской войны. В апреле—июне 1919 года, в ходе проведения повторной национализации южнобережных имений, Наркоматом просвещения Крымской ССР был командирован в Ялту в качестве уполномоченного по сбору культурных ценностей поэт и художник М.А. Волошин. 6 июня 1919 года он присутствовал на заседании правления Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба, на котором предложил сотрудникам Ялтинского естественно-исторического музея принять участие в национализации. Правление не поддержало предложения, но тем не менее постановило: «Вещи, поступившие в музей от отдела просвещения, представляющие культурную ценность, принять на хранение с правом пользования». Самым значительным приобретением Ялтинского музея того времени явилась археологическая коллекция великого князя Александра Михайловича из 2000 предметов, перевезенная из его имения «Ай-Тодор». В это же время в музей поступила коллекция оружия канцлера России А.И. Горчакова [1].

После окончания Гражданской войны, с декабря 1920 года, вновь начался процесс изъятия и учета художественных ценностей из национализированных дворцов и имений Южного берега Крыма, который проводился секцией по делам музеев и охраны памятников старины и искусства Крымобраза (Крымохрис). Процесс этот активизировался после принятия в феврале 1921 года Совнаркомом РСФСР Постановления об образовании государственного фонда художественных ценностей для вывоза за границу. В Крыму для проведения этой работы специально были созданы экспертные комиссии из числа представителей Внешторга, Финотдела и Крымохриса. Ввиду подписания торгового договора с Англией работа этих комиссий объявлялась особо важной и ударной [2]. До 1 марта 1921 года в специально оборудованные хранилища было свезено 1250 предметов [3]. Сколько и какие художественные ценности были вывезены за границу, пока неизвестно. Многие из них были утрачены в связи с открытием здравниц в бывших дворцах и имениях ЮБК. Оставшиеся предметы искусства (около 4 тысяч) были сконцентрированы в двух музеях Ялты — народно-художественном и Восточном [4].

Первоначально в Восточном музее были открыты четыре отдела:

— персидский, в котором были представлены образцы интересных старых ковров;

— арабский, со старинным оружием и деревянными изделиями;

— бухарский, где были сосредоточены старобухарские ковры фантастически смелого рисунка;

— крымскотатарский, представляющий собой внутреннее убранство татарской сакли [5].

Первым директором музея был Иосиф Александрович Роджеро. В 1926 году его на посту директора сменил Якуб Кемаль (1885—1939), ученый-тюрколог. Биография Якуба

Кемаля на сегодня известна плохо. Имеются сведения, что он получил образование за рубежом, а в 1913—1914 годах учился у академика Агатангела Крымского в спецклассах Лазаревского института восточных языков в Москве. Встав во главе Восточного музея, Якуб Кемаль много сделал для его развития. За короткий период им и сотрудниками музея был собран большой фольклорно-этнографический и рукописный материал [6].

В 1925 или 1926 году в музей поступили предметы из бывшего дворца князя Ф.Ф. Юсупова в Коккозах (ныне село Соколиное Бахчисарайского района), преимущественно декоративные произведения Персии и предметы быта крымских татар [7].

В 1927 году здание Восточного музея пострадало в результате землетрясения. Наружных повреждений было сравнительно немного: попадали трубы, отделились тонкими трещинами угловые пилястры, срезаны были поперечными трещинами стройные колонки декоративной башенки — минарета с куполом, растрескалась мавританская аркада балкона второго этажа и др.

Однако внутри здания разрушения были более серьезными, многие посетители не рисковали заходить во дворец, а особенно подниматься на верхний этаж и выходить на балкон. В залах богатые туркестанские персидские ковры сплошь были засыпаны штукатуркой и обломками алебастровых лепных карнизов, кафельные печи отделились щелями от стен, потолки были разбиты многочисленными трещинами. Крупные вазы попадали со шкафов и полок, а многие из них выкатились даже в соседние комнаты, все вазочки и безделушки в шкафах тоже попадали, в алькове окна декоративный со стеклянной инкрустацией фонарь так сильно качался, что разбился вдребезги; упали и разбились резные ширмы [8].

В 1928 году в здании был сделан ремонт на сумму 11 тысяч 373 рубля, и музей стал принимать посетителей [9].

В связи с закрытием после землетрясения 1927 года Ялтинского народно-художественного музея часть его коллекций была передана в Восточный музей, что позволило открыть японский отдел, в который вошли произведения китайских и других мастеров. В начале 30-х годов XX века в Восточном музее были открыты среднеазиатский и анатолийский отделы.

В 1932 году Восточный музей вошел в состав созданного Ялтинского объединенного музея краеведения (вместе с Ялтинским естественно-историческим музеем). Д. Урсу в своей книге «Очерки истории культуры крымскотатарского народа (1921—1941)» пишет, что ялтинский Восточный музей прекратил свое существование в 1930 году, влившись в Ялтинский объединенный музей краеведения, что не соответствует действительности [10].

В 30-е годы XX века в Восточном музее началась реорганизация.

В первой половине 30-х годов было принято решение о реорганизации Восточного музея в музей культуры и быта Востока, в связи с чем Всероссийская Ассоциация востоковедов обещала оказать музею всемерное содействие как в идейном, так и в материальном плане.

В период реорганизации менялась и структура музея. Сложным для музея стал 1934 год. Крымский обком партии в ходе проверки выявил ошибки в работе Ялтинского райкома ВКП(б) в руководстве сельским хозяйством, национальном вопросе и самокритике. В постановлении было записано: «Ялтинский район засорен... националистическими элементами... решающие звенья культурной работы... находятся в руках классово-враждебных, буржуазно-националистических, непроверенных и ненадежных людей. Во главе музейного дела в Ялте стоят Меситский — перерожденец (в то время директор Ялтинского объединенного музея краеведения), Якуб Кемаль — буржуазный националист, активно ведущий контрреволюционную работу» [11].

16 февраля 1934 года заведующий Восточным музеем Якуб Кемаль был обвинен в буржуазном национализме как активный в прошлом член Курултая и за извращение политических установок в музейном строительстве был уволен с должности, а сама должность ликвидирована [12]. В музее были созданы отделы: доклассовый (заведующая отделом Асланова), феодализма (его заведующий Куртсеитов одновременно исполнял обязанности заведующего фондами Восточного музея и заместителя директора объединенного музея краеведения), капитализма (заведующая отделом Саиде Трупчу, которая одновременно исполняла обязанности экскурсовода). В 1935 году в результате очередной реорганизации должность заведующего музеем была восстановлена. В период до 1939 года музеем заведовали: Куртсеитов, С. Трупчу, М. Сабри и другие; в это же время заведующими отделами, научными сотрудниками, экскурсоводами работали: Сливин (заведовал доклассовым и античным отделами), Л.А. Афанасьева (экскурсовод, научный сотрудник, заведующая доклассовым и античным отделами), Куртсеитов, С. Трупчу, Хайбуллаева, В. Корниенко, О.Д. Кондратенко, Р.В. Соколов и другие. Все заведующие отделами являлись одновременно и хранителями. Однако новые названия отделов не прижились в музее, и в учетной документации (книгах поступлений) по-прежнему указывались старые названия. Крымскотатарский отдел в самостоятельный выделен не был, а состоял из залов, где были представлены образцы крымскотатарских тканей и воссозданы интерьеры комнаты колхозника, жилища бедняка, середняка и комнаты невесты.

Коллекции Восточного музея всегда представляли огромный интерес для исследователей, они изучались такими учеными, как Якуб Кемаль, В.А. Гордлевский, Н.А. Деревицкий, Каминский, Вальдман (или Вельдман) и другими.

Исключительный интерес для ученых представляли рукописные книги. Их изучал В.А. Гордлевский [13], но значительный вклад в исследование старинных рукописных книг внес Якуб Кемаль, опубликовавший ряд работ. В частности, им была найдена книга «Нахджюль Ферадис», написанная в XIV веке в городе Сарае, столице Золотой Орды. Книга эта дала совершенно новый материал по золотоордынской культуре, литературе и языку, так как ранее она была лишь известна по сообщению казанского ученого Шихабютдина Бин Багаутдина Эльмерджания, сам же ее текст считался утерянным [14].

На протяжении всех лет существования фонды Восточного музея пополнялись новыми экспонатами по этнографии татар Южного берега Крыма, изделиями артелей крымскотатарских мастеров. В 1937 году в фонды музея поступили экспонаты выставки «Советский Узбекистан».

Но были и существенные утраты. В 1932 году организацией «Крымсоюззаготэкспорт» из музея было изъято более 40 ковров — персидских, азербайджанских, киргизских, кавказских и турецких — для продажи за рубеж. В 1934—1936 годах часть ценных экспонатов была передана в музеи Москвы, Ленинграда, Таджикистана, Крыма [15].

Но самый большой урон наносили кражи, которые совершались довольно часто. Только в 1932—1934 годах из музея были похищены произведения мастеров Китая, Японии, ювелирные изделия из драгоценных металлов и камней, ткани, книги из библиотеки — всего около 1 тысячи единиц [16].

К 1940 году в фондах Восточного музея насчитывалось более 4 тысяч единиц хранения [17].

Значительно пострадала музейная коллекция в годы Великой Отечественной войны.

В связи с создавшейся угрозой оккупации Крыма часть коллекции Восточного музея в составе коллекции Ялтинского объединенного музея краеведения была эвакуирована сначала на Кавказ и далее в город Уральск (Казахстан). Но значительную часть коллекции вывезти не удалось.

В первые месяцы войны, выполняя директивы СНК РСФСР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, которая требовала уничтожать все ценное имущество, чтобы оно не досталось врагу, был в числе других дворцов подожжен и бывший дворец эмира Бухарского, в котором размещался Восточный музей и оставались экспонаты, не вывезенные в период эвакуации. Сотрудники музея, производившие разбор после пожара, извлекли 1400 предметов и весь период оккупации сохраняли их в помещении ялтинского Дома учителя [18].

Но не все удалось уберечь от разграблений оккупантов.

Согласно Акту Государственной комиссии по установлению и расследованию разрушений, произведенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками по городу Ялте, фашистами была украдена коллекция из 86 персидских и туркменских, турецких и кавказских ковров XVIII и XIX столетий, 310 японских и китайских ваз XVIII—XIX веков, свыше 100 экспонатов японских и китайских ваз коллекции клаузонне XVIII—XIX веков, коллекция из 18 экспонатов японских и китайских изделий из слоновой кости, а также художественные вышивки, бронзовые и лакированные изделия.

Полностью разграблена коллекция иранского искусства — 320 штук посуды резной, гравированной и покрытой эмалью высокохудожественной работы, ткани и вышивки, среди которых особую ценность представляло панно XVII века, изображавшее знатную персианку за туалетом, семь штук фаянсовых ваз XVII века. Фашисты на куски разбили три майоликовые плиты тонкой художественной работы. Они уничтожили также коллекцию арабского, турецкого и узбекского искусства, среди которых были вышитое турецкое панно XVIII века, гарнитур мебели турецкой художественной работы из орехового дерева, богато инкрустированный слоновой костью и перламутром XIV века и особо ценная коллекция в 250 экземпляров восточного оружия XVI—XIX веков. Разграблено более 1000 экспонатов этнографической коллекции музея, среди них старинные вышивки, ткани, костюмы, бытовые предметы [19].

Уничтожена также и наиболее ценная часть археологической коллекции, которая до войны была представлена в доклассовом и античном отделах Восточного музея: погребальный инвентарь таврских могильников в количестве около 130 предметов, свыше 50 экспонатов древнегреческих сосудов VII—VI веков до н. э., 152 предмета античной краснофигурной художественной посуды V—IV веков до н. э., ценнейшая коллекция посуды Боспорского царства из 57 предметов и уникальная коллекция в 330 предметов из раскопок древней римской крепости на Ай-Тодоре, среди которой исключительную ценность представляли два мраморных барельефа с изображением бога Диониса и богини Артемиды [20].

Когда в ноябре 1944 года были возвращены из Уральска (Казахстан) в Ялту экспонаты музея, при сверке выяснилось, что часть из них тоже утрачена.

После освобождения Ялты от фашистских захватчиков Восточный музей открыт не был. Здание бывшего дворца эмира Бухарского, в котором размещался до войны Восточный музей, было отдано под санаторий для моряков Черноморского флота. Ялтинскому музею краеведения были выделены под экспозиции здания бывшей Армянской церкви и католического костела.

В связи с депортацией крымских татар в мае 1944 года этнографическая экспозиция открыта не была, но коллекция пополнялась.

В соответствии с распоряжением № 592 от 23 июня 1944 года СНК Крымской АССР в августе—сентябре того же года сотрудник музея Л.А. Афанасьева совместно с представителем Управления по делам искусств отобрала для музея со складов спецпереселенцев предметы художественного и этнографического характера: ткани, вышитые полотенца и вышивки по бархату и атласу, филигранные металлические украшения художественной работы, образцы парчовых тканей, одежду, медную и глиняную посуду [21].

Во время этой работы отыскались и экспонаты, пропавшие во время оккупации, среди которых ваза (лампа) арабско-турецкая расписная, глиняные светильники и сосуды, панно с изображением персиянки, мраморные барельефы из Ай-Тодора с изображением бога Диониса и богини Артемиды [22].

В послевоенные годы коллекция произведений искусств мастеров Китая, Японии, Персии (Ирана) была представлена в экспозиции дореволюционного отдела Ялтинского краеведческого музея. С 70-х годов XX века эта коллекция особенно активно используется в выставочной работе.

Этнографическая коллекция татар Южного берега Крыма с 1944 года хранилась в спецфонде и почти 50 лет не экспонировалась. В начале 50-х годов из нее были изъяты все ювелирные изделия из драгоценных металлов и драгоценных камней, а в 1954-м была списана и изъята коллекция книг и монограмм — всего 202 единицы.

Впервые после Великой Отечественной войны небольшая часть этнографической коллекции была представлена в 1987 году на выставке «Реликвии из фондов Ялтинского исторического музея» (так музей назывался с 1984 по 1991 год) в Выставочном зале Союза художников СССР (Ялта, ул. Гоголя, 2), а с 1992 года Ялтинский историко-литературный музей постоянно организовывает выставки на основе этой коллекции.

Литература

1. Андросов С.А. Судьба культурного наследия Крыма на изломе исторической эпохи (1917—1920 гг.) // Историческое наследие Крыма. — Симферополь, 2004. — № 3—4. — С. 134, 136.

2. Государственный архив в Автономной Республике Крым (далее ГААРК). Ф. Р-1188, оп. 3, д. 63, л. 344.

3. ГААРК. Ф. Р-1188, оп. 3, д. 108, л. 176.

4. Коренев А.Г. Художественные ценности Ялты // Записки Ялтинского естественно-исторического музея. — Ялта. — 1922. — № 1. — С. 11.

5. Там же. — С. 12—13.

6. Урсу Д. Очерки истории культуры крымскотатарского народа (1921—1941). — Симферополь: Крымучпедгиз, 1999. — С. 31—32.

7. Государственный исторический музей (Москва). ОПИ, ф. 54, д. 1008, с. 88—107.

8. Двойченко П.А. Черноморские землетрясения 1927 года в Крыму // Черноморские землетрясения 1927 года и судьбы Крыма. — Симферополь: Крым. гос. изд-во, 1928. — С. 88.

9. ГААРК. Ф. Р-114, оп. 2, д. 1063, л. 90.

10. Урсу Д. Указ. соч. — С. 33.

11. Гусев И., Лейкин С. Уроки Ялты (об ошибках Ялтинского РК ВКП(б) в руководстве сельским хозяйством, национальном вопросе и самокритике). — Симферополь: Крымпартиздат, 1934. — С. 17—18.

12. Архив Ялтинского историко-литературного музея (далее ЯИЛМ), оп. Л, д. 1, л. 3.

13. Gordlevskiy. Les manuscrits du Musee Oriental de la ville de Jalta (представлено академиком В.В. Бартольдом в ОГН 26.X.1927). — М., 1927.

14. Навширванов З.Ш. Предварительные заметки о племенном составе тюркских народностей, пребывавших на юге Руси и в Крыму // Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. — Симферополь, 1929. — Т. III (60). — С. 78—98.

15. Книги поступления Восточного музея.

16. Там же.

17. Там же.

18. Андросов С.А. Музеи Крыма в годы Великой Отечественной войны // Историческое наследие Крыма. — Симферополь, 2004. — № 6—7. — С. 173.

19. Архив ЯИЛМ, оп. 2, д. 1, л. 2—3.

20. Там же.

21. Там же, оп. 2, д. 2, с. 1—15.

22. Там же, оп. 2, д. 2, л. 3.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь