Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » П.А. Моргунов. «Героический Севастополь»

Итоги отражения первого наступления противника на Севастополь

В ходе многодневных боев с 30 октября по 21 ноября 1941 г. защитники Севастополя — до 10 ноября моряки и отдельные части Приморской армии, а позже моряки совместно со всей Приморской армией — проявили исключительный героизм, стойкость и упорство в отражении настойчивых атак превосходящих сил противника. Хорошо налаженное управление, четкое взаимодействие всех родов сил Черноморского флота и войск Приморской армии, умелое ведение активной обороны позволили удержать Севастополь и нанести врагу тяжелые потери. За этот период противник потерял около 15 тыс. солдат и офицеров, 150 танков, 131 самолет, много артиллерийских орудий, сотни автомашин и другой техники1.

В результате кровопролитных боев план немецко-фашистского командования захвата Севастополя был сорван, и враг был вынужден отказаться от продолжения штурма. За время первого наступления противнику удалось лишь незначительно потеснить наши части на передовом рубеже обороны в I секторе восточнее Балаклавы, захватить выс. 386,6, где проходил правый фланг передового рубежа, и старый крепостной сухопутный форт. В III секторе неприятель вклинился в наше расположение в районе деревень Дуванкой, Черкез-Кермен и хутора Мекензия. Этим и ограничилось его продвижение в ходе первого штурма. Противнику нигде не удалось прорвать наш фронт и ворваться в глубь обороны.

Нужно сказать, что известный тактический прием врага — наносить удары на различных участках, дробить наш фронт и осуществлять глубокие прорывы — потерпел полный крах благодаря стойкости, героизму защитников и маневру силами и средствами, в первую очередь артиллерии.

Большую роль сыграли мероприятия Военного совета Черноморского флота по подготовке к обороне Севастополя с суши, начатые с первых дней войны и заключавшиеся в подготовке в инженерном отношении: создании трех достаточно сильных рубежей обороны; создании секторов, организации командования, взаимодействия и управления войсками; выделении максимально возможных сил и средств для обороны с суши (морской пехоты, артиллерии и т. п.); организации использования сил и средств флота — авиации, ПВО и кораблей — для целей обороны города с суши.

Эти мероприятия в значительной степени обеспечили успех в борьбе за удержание Севастополя во время отражения первого вражеского наступления, и особенно на первом его этапе, когда противник пытался овладеть Севастополем с ходу. В этот период силы флота: Береговая оборона, морская пехота, стрелковые части, корабли и авиация — успешно выполнили две задачи: не допустили прорыва противника и захвата им Главной базы флота и сорвали план противника прорваться с северо-востока через Черкез-Кермен — Шули к р. Черной и выйти на Ялтинское шоссе с целью недопущения подхода войск Приморской армии.

Все указанные выше мероприятия проводились под непосредственным руководством Военного совета Черноморского флота командованием Береговой обороны и командирами флотских соединений.

Общее руководство обороной Севастополя во время первого штурма находилось в руках Военного совета Черноморского флота. Командующий Приморской армией генерал-майор И.Е. Петров сначала приказом адмирала Г.И. Левченко от 7 ноября, а затем решением Ставки был назначен заместителем командующего СОРом по сухопутным войскам, и на него, как на заместителя командующею, непосредственно замыкались все секторы. Под руководством Военного совета ЧФ он возглавлял сухопутную оборону Севастополя. Штаб Приморской армии являлся штабом сухопутных войск СОРа, включая и приданные флотские части и соединения. Во главе сухопутного направления стоял имевший большой опыт обороны командующий Приморской армией генерал И.Е. Петров со своим штабом, возглавлявшимся опытным, талантливым начальником штаба полковником Н.И. Крыловым.

Прибывшая Приморская армия значительно усилила и подняла боеспособность гарнизона Севастополя, в первую очередь за счет опытных командиров соединений и частей, несмотря на малочисленность последних.

Командование флота совместно с командованием Приморской армии, исходя из уже существовавшей организации секторов и рубежей обороны, усовершенствовали эту систему. Это выразилось в разделении III сектора на два (III и IV), изменении разграничительных линий между секторами, расстановке дивизий Приморской армии по секторам, назначении на руководство секторами командиров дивизий с их штабами и в постановке им конкретных боевых задач, что значительно повысило организованность, боевое управление и боеспособность войск.

Прибывшая Приморская армия совместными усилиями командования флота и армии была пополнена за счет частей и соединений морской пехоты, обеспечена флотом всем необходимым. Какой-либо помощи людьми, оружием и боезапасом извне за время первого штурма армия получить не успела, кроме небольшой группы маршевого пополнения. Только после 20 ноября начали регулярно поступать пополнения.

Решающую роль в поддержке сухопутных войск и отражении наступления противника сыграла артиллерия. Береговые орудия в значительной мере восполняли нехватку полевой артиллерии, оказывая всемерную поддержку пехоте, нанося врагу большие потери. Например, основной 1-й артиллерийский дивизион, имевший на вооружении орудия калибра от 102 до 305-мм и снаряды весом от 100 до 500 кг, обладавшие очень большим разрушительным действием, за месяц боев (с 30 октября по 30 ноября) уничтожил (без учета потерь противника от огня по площадям и без корректировки): орудий — 55, танков и бронемашин — 103, пулеметных точек — 17, автомашин — свыше 300, вагонов — 20, паровозов — 1, различных складов — 0, солдат и офицеров противника — свыше 4500 человек. За это время было израсходовано снарядов: 102-мм — около 1100 штук, 203-мм фугасных — 615, 203-мм шрапнелей — 36, 305-мм фугасных — 725, 305-мм шрапнелей — 51, 305-мм фугасных дальнобойных — 59, 305-мм бронебойных — 48, а всего — 2634 снаряда2.

2-й и две батареи 4-го артдивизиона израсходовали около 2000 снарядов, 3-й артдивизион — 22963, тяжелые полевые батареи № 724 и 725 — около 1400. Бронепоезд «Железняков», вооруженный 76-мм морскими орудиями, выпустил по врагу свыше 2000 снарядов. Из 82 орудий артиллерийских дотов приняли участие в боях 48 орудий, расположенных на передовом и главном рубежах обороны. В среднем они израсходовали по 200—250 выстрелов на орудие, т. е. всего около 12 тыс. снарядов.

Таким образом, за время боев артиллерия Береговой обороны выпустила но противнику более 20 тыс. снарядов и нанесла ему значительный урон. Крупные потери, в первую очередь от артиллерийского огня, явились одной из причин, заставивших врага отказаться от продолжения первого штурма Севастополя.

Генерал Петров дал высокую оценку действиям береговой артиллерии во время отражения первого штурма4. Он писал: «решающую роль в отражении первого вражеского удара по Севастополю сыграла береговая артиллерия флота»5.

В ходе боев большую помощь оказала артиллерия 11 кораблей разных классов, которая вела огонь по сухопутным целям. Всего кораблями было проведено 54 артиллерийские стрельбы и израсходовано 2340 снарядов от 100- до 305-мм калибра6. Эта поддержка могла бы быть большей, но после гибели крейсера «Червона Украина» крупные корабли из-за слабого прикрытия с воздуха приходили в Севастополь лишь на короткое время. Надо сказать, что огонь корабельной артиллерии имел большое моральное значение. Бойцы флота и армии, видя и слыша стрельбу кораблей но сухопутному противнику, испытывали большой подъем, зная, что флот продолжает находиться в Севастополе и помогает им. Это вселяло в них уверенность в отражении вражеского штурма, в том, что корабли в трудную минуту помогут своим мощным огнем.

Генерал Манштейн в своих воспоминаниях признает эффективность огня береговой и корабельной артиллерии, которая обеспечила даже переход в наступление в начале ноября оборонявшихся войск (действия 8-й и 7-й бригад морской пехоты 7 и 8 ноября).

Следует также отметить значительную помощь в борьбе с сухопутным противником нашей зенитной артиллерии (в ней насчитывалось сначала около 200, а с середины ноября свыше 100 орудий). Ею руководили такие знатоки своего дела, как полковники И.С. Жилин, Н.К. Тарасов, И.К. Семенов, В.П. Горский.

Большая заслуга в успешном отражении атак противника принадлежит артиллерии Приморской армии (около 110 орудий), которая сразу включилась в боевые действия и своим огнем наносила большие потери врагу, особенно в восточном секторе, где он вел наступление. Плохо было лишь то, что флот не имел возможности обеспечить полевую артиллерию достаточным количеством боеприпасов. Особенно успешно действовали 265-й корпусной артиллерийский полк майора Н.В. Богданова, 51-й артиллерийский полк капитана А.В. Житкова и 3-й дивизион 134-ю гаубичного артиллерийского полка майора Н.И. Шарова. Начальник артиллерии армии полковник Н.К. Рыжи и начальник штаба артиллерии майор Васильев умело организовали управление артиллерией и успешно руководили ее действиями.

В результате усилий всей артиллерии СОРа врагу были нанесены тяжелые потери, и он был вынужден прекратить штурм.

Большую помощь защитникам города оказала авиация флота, базировавшаяся на Севастополь. Имея к началу штурма всего 82 самолета (из них 31 разведывательный), наша авиация восполняла свою малочисленность исключительной активностью. Несмотря на большое превосходство противника в воздухе, морские летчики самоотверженно дрались с врагом. Они барражировали над Главной базой, наносили удары по аэродромам, скоплениям войск, танкам и батареям противника, смело и решительно вступали в неравные бои с вражеской авиацией. За ноябрь авиагруппа Черноморскою флота, базировавшаяся на Севастополь, уничтожила в воздушных боях 38 самолетов противника и на аэродромах — 54. Авиацией с кавказских аэродромов было уничтожено 30 вражеских самолетов, а всего противник потерял 122 самолета7.

Защитники Севастополя сумели отразить трехнедельный штурм города благодаря тому, что опирались на заблаговременно построенные флотом оборонительные рубежи. Вот что писали гитлеровцы о наших оборонительных сооружениях: «Более мощные сооружения, как-то: бронированные орудия, бетонные доты с пулеметами и орудиями и т. п. были расположены таким образом, что трудно было разыскать их среди массы других сооружений, поэтому требовали борьбы с каждым из них»8.

Инженерное обеспечение первоначально было возложено на начальника инженерного отдела флота, а после прихода в Севастополь Приморской армии — на генерал-майора Л.Ф. Хренова, назначенного заместителем командующего СОРом по инженерной обороне.

В Приморской армии инженерную службу возглавлял начальник инженерных войск полковник Г.П. Кедринский, в секторах — дивизионные инженеры: подполковник Я.С. Молоткин, майоры В.И. Барсуковский, М.П. Бочаров и Я.К. Чураков.

После убытия инженерного отдела флота на Кавказ в Севастополе была оставлена оперативная группа во главе с заместителем начальника инженерного отдела военинженером I ранга И.В. Пановым. В Береговой обороне инженерной службой руководил майор П.И. Бухаров, который проводил большую работу в период строительства сухопутной обороны во время ноябрьских боев, используя 178-й инженерный батальон Береговой обороны для ремонта и восстановления разрушений на капитальных объектах, батареях, артиллерийских дотах и др.

На очень большой оборонительный район не хватало инженерных частей и управлений военно-полевого строительства. Достаточно сказать, что из прибывших из Одессы в Крым инженерных частей три батальона были расформированы из-за неукомплектованности, а два управления военно-полевого строительства из трех были переброшены под Сталинград.

Вследствие недостатка сил сухопутных войск (особенно пехоты) в Севастополе построение боевых порядков в обороне было одноэшелонным, с использованием передового рубежа. По на направлениях главных ударов противника создавался и второй эшелон, чтобы можно было вовремя ликвидировать возможное вклинение противника в нашу оборону. Так было в I секторе — в районе выс. 212,2 — Кадыковка, во II секторе — в районе Ялтинского шоссе и долины Кара-Коба, в III секторе — в районе Мекензиевых Гор и в IV секторе — на направлении Качинского шоссе.

Командование армии уделяло очень большое внимание созданию резервов. Как бы ни было трудно, всегда изыскивались части, выделявшиеся в резерв. Ввиду недостатка войск широко использовался маневр силами за счет вторых эшелонов секторов. Так было со 161-м и местным стрелковыми полками, которые были взяты из второго эшелона IV сектора и переброшены в I и II секторы, где создалось угрожаемое положение. Ради устранения угрозы прорыва пришлось пойти на риск ослабления IV сектора.

При сложившихся условиях такое маневренное использование резервов в обороне было расчетливым, правильным и значительно помогло отразить первый штурм противника.

Большую роль в обеспечении отражения штурма сыграла повседневная и целеустремленная партийно-политическая работа среди личного состава, проводившаяся политработниками армии и флота. Благодаря хорошо поставленной политической работе повышались политико-моральное состояние и дисциплина красноармейцев и краснофлотцев, укреплялась их вера в победу. Защитники Севастополя проявляли высокий героизм в борьбе с врагом, крепла дружба между бойцами флота и армии.

Ведущую роль в партийно-политической работе играли члены военных советов флота и армии дивизионные комиссары Н.М. Кулаков и И.И. Азаров, бригадный комиссар М.Г. Кузнецов, начальник политуправления флота дивизионный комиссар П.Т. Бондаренко и начальник политотдела Приморской армии Л.П. Бочаров.

Большую работу вели комиссары объединений и соединений флота и армии: М.Г. Степаненко, К.С. Вершинин, А.С. Бойко, А.Д. Хацкевич, А.С. Степанов, Я.Г. Мельников, Н.Е. Солонцев, Л.Н. Ефименко, Н.Е. Ехлаков, В.А. Митраков, И.И. Силантьев, М.С. Гукасян, И.З. Балашев, Н.А. Бердовский, А.М. Ищенко, Г.Л. Шафранский и многие другие политработники.

Все они выступали в частях и подразделениях на собраниях, митингах, осуществляли партийно-политическую работу так, чтобы выполнить боевые задачи. В напряженные моменты боя многие из них возглавляли атаки и контратаки. Заслуга политработников состояла в том, что они умели воодушевить личный состав на борьбу с врагом, прямо и открыто говорили о тяжелой обстановке и ставили конкретные задачи, нацеливая людей на решение трудных, но выполнимых задач. И бойцы отдавали все свои силы на борьбу с фашистами, проявляли невиданный героизм, дрались до последнего, по не отходили. Политическая работа способствовала росту сознательности, повышению организованности и дисциплины, стойкости в борьбе с врагом, укреплению дружбы между моряками и армейцами. Везде примером мужества служили коммунисты и комсомольцы. Ряды их росли, особенно в дни тяжелых испытаний и кровопролитных боев.

Совещания, проводившиеся руководством СОРа с командирами и комиссарами частей и соединений, помогали налаживанию партийно-воспитательной работы, обмену опытом в этой области.

Под руководством политработников парторганизации все свои усилия направляли на обеспечение боевых задач, помогали доводить боевые задачи до каждого бойца, следили за тем, чтобы на всех участках были коммунисты и комсомольцы. Поэтому, несмотря на большие трудности в боях с противником, располагавшим танками, множеством самолетов и автоматическим оружием, защитники Севастополя самоотверженно выполняли поставленные боевые задачи.

Нужно отметить большую роль печатной пропаганды. Выходившие в Севастополе газеты «Красный черноморец» (редактор П.И. Мусьяков, затем С.С. Зенушкин), «За Родину» (редактор Н.М. Курочкин), «Маяк коммуны» (редактор С.В. Суковский) и «Красный Крым» (редактор С.П. Степанов) распространялись во всех соединениях флота и армии и содействовали политическому воспитанию личного состава. Кроме того, каждое соединение имело свою многотиражную газету.

Необходимо указать на тесную связь политработников и парторганизаций флота и армии с городским комитетом партии и Городским комитетом обороны, в частности с Б.Л. Борисовым, А.А. Сариной, В.П. Ефремовым. Очень часто работники горкома партии выступали в частях и, наоборот, командиры и комиссары частей и соединений — на предприятиях.

Важной и многогранной была деятельность Городского комитета обороны, возглавляемого секретарем горкома партии Б.А. Борисовым, работавшим в тесном контакте с руководством СОРа. По инициативе населения, поддержанной Городским комитетом обороны, жители Севастополя передавали для моряков и приморцев теплое обмундирование и подарки, различное имущество для госпиталей, вносили деньги и облигации в фонд обороны. Росло количество медсестер, санитарных дружин и других групп МПВО9.

Вот что пишет Б.А. Борисово деятельности Городского комитета обороны в своей книге: «День ото дня все четче определялись боевые задачи Городского комитета обороны. В его руках сосредоточилась гражданская власть в городе; а все внимание было направлено на выполнение приказа Ставки: «Севастополь не сдавать». Городскому комитету обороны приходилось решать самые разнообразные вопросы, бюро же горкома занималось преимущественно организационно-партийной и массово-политической работой. Централизация руководства, когда первый секретарь горкома был одновременно председателем комитета обороны и комиссаром МПВО, а председатель горисполкома — членом комитета обороны, членом бюро горкома и начальником МПВО, давала возможность принимать оперативные решения. Но основные принципиальные вопросы обсуждались коллективно... Решения принимались без долгих разговоров, а часто и без протоколов, деловые, конкретные. И в жизнь они проводились немедленно»10.

Городской комитет обороны организовал производство оружия и снаряжения из местных ресурсов для нужд обороны Севастополя. На базе оставшегося оборудования Морского завода был создан спецкомбинат № 1, где было налажено производство минометов, разных мин, противотанковых гранат и некоторых других видов вооружения. Позднее этот комбинат разместился на берегу Северной бухты в Троицкой балке в штольне. В Инкермане был создан спецкомбинат № 2 по пошиву белья, обуви и обмундирования для защитников города. Большую помощь в налаживании работы спецкомбината оказывал начальник тыла Приморской армии А.П. Ермилов, имевший большой опыт работы по выпуску военного обмундирования в Одессе.

Члены Городского комитета обороны Б.А. Борисов, В.П. Ефремов, А.А. Петросян и другие много времени проводили на комбинатах, помогая налаживать работу. На спецкомбинатах не хватало людей. Городской комитет обороны обратился с призывом к женщинам Севастополя, и они пошли работать. Все в городе знали комсомолку Анастасию Кирилловну Чаус: при бомбежке ей оторвало руку, но по излечении она стала работать и перевыполняла нормы. Нужно также отметить работу рыбаков, обслуживавших на своих лодках и баркасах войска, доставляя боезапас, продовольствие со складов, ловивших в бухтах рыбу и передававших ее воинам и т. д.

Партийная организация города в связи с мобилизацией и эвакуацией резко сократилась: с 3500 человек перед войной до 700 в начале обороны, а потом стала еще меньше, но продолжала оставаться боевым организатором масс.

Много было сделано городскими властями по эвакуации предприятий и населения. Население не хотело эвакуироваться, стремясь помогать чем только можно обороне. Большую работу среди населения вел секретарь Крымского обкома партии по пропаганде Ф.Д. Меньшиков.

В самом начале штурма Городской комитет обороны принял следующее решение об организационной работе и дисциплине в городе: «Ввести в партийной организации, на предприятиях, штабах и командах МПВО еще более жесткую дисциплину. Все население города объявить мобилизованным. Эвакуировать всех женщин с малолетними детьми, всех больных и стариков. Больше строить убежищ скального типа. Укрыть в землю промышленные предприятия. Быстрее эвакуировать оборудование заводов, культурные и исторические ценности»11.

Городской комитет обороны занимался также вопросами организации партизанского движения. Им был направлен через линию фронта Севастопольский партизанский отряд в составе 200 человек, из которых 140 являлись коммунистами и комсомольцами. Командиром отряда был член горкома В.В. Красников12. Партизаны активно действовали в тылу врага и помогали защитникам Севастополя.

Особое место в отражении первого вражеского штурма принадлежит службам тыла, которые обеспечивали боевые действия армии и флота, прежде всего оперативной группе тыла флота во главе с начальником тыла контр-адмиралом И.Ф. Заяц, военкомом полковым комиссаром Г.И. Рябогиным и работниками тыла флота различных степеней и направлений снабжения. Совместно с тылом флота дружно работал тыл Приморской армии во главе с полковником интендантской службы А.П. Ермиловым, его заместителем полковником А.Б. Мегробяном и руководителями различных видов снабжения и обеспечения.

Нельзя не упомянуть при этом о колоссальной, исключительно трудной работе по снабжению Севастополя, проделанной как боевыми кораблями, так и транспортным флотом, который эвакуировал из города все ценное, но ненужное для обороны, а также большое количество населения. В крайне тяжелых условиях, при недостаточном прикрытии с воздуха корабли и транспорты перевезли за короткое время огромное количество грузов и людей.

С первых же дней прихода в Севастополь Приморской армии между бойцами и командирами армии и флота установилась прочная боевая дружба. Тесное взаимодействие и взаимная выручка — на этих принципах строились взаимоотношения личного состава Черноморского флота и Приморской армии, включая все звенья командования от секторов и выше. Примечательно совместное размещение на одном командном пункте БО командований и штабов Приморской армии и Береговой обороны, что способствовало их сплочению и налаживанию отличного взаимодействия армии и Береговой обороны. Такие же тесные контакты установились между всеми родами войск и сил флота. Эта крепкая дружба армии и флота была прочна во время всей обороны. Всех сплачивала общая задача, поставленная Ставкой: «Севастополь не сдавать ни в коем случае!» Моряки Черноморского флота вместе с бойцами Приморской армии выполнили эту задачу в ноябре, несмотря на исключительно трудные условия и превосходство противника в силах и средствах.

Примечания

1. Г.И. Ванеев, С.Л. Ермаш и др. Указ. соч., стр. 131.

2. ЦВМА, ф. 2094, оп. 17481, д. 11, лл. 136—137.

3. Там же, оп. 17268, д. 22, лл. 70—143.

4. «Севастополь. 250 дней героической обороны». М.—Л., 1942, стр. 42—50.

5. Доклады и сообщения Института истории АН СССР, вып. 5. М., 1955.

6. Г.Ф. Годлевский Н.М. Гречанюк и др. Походы боевые. М., 1966, стр. 83.

7. Архив МО СССР, ф. 288, оп. 9900, д. 33, л. 138.

8. Отд. ЦВМА, ф. 2, д. 40275, л. 8.

9. Б.А. Борисов. Подвит Севастополя, стр. 114—117, 141.

10. Б.А. Борисов. Шкода жизни. М., 1971, стр. 137—138.

11. Б.А. Борисов. Записки секретаря горкома. М., 1964, стр. 52.

12. Б.А. Борисов. Подвиг Севастополя. М., 1957, стр. 70—71.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь