Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » О.А. Габриелян, С.А. Ефимов, В.Г. Зарубин, А.Е. Кислый, А.В. Мальгин, А.Р. Никифоров, В.М. Павлов, В.П. Петров. «Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство»

2.1.2. Деятельность местных органов власти в Крыму по приему и размещению репатриантов

В конце восьмидесятых годов процесс неорганизованного возвращения крымских татар на Родину, несмотря на действие постановления Совета Министров СССР № 1476 «Об ограничении прописки граждан в некоторых населенных пунктах Крымской области и Краснодарского края», приобрел массовый характер. Если к весне 1988 г. их общее число в Крыму составляло 17,5 тысяч человек1, то по данным переписи населения СССР на 1 января 1989 г. в Крыму проживало 38,3 тысячи крымских татар2. Наконец, к 1 мая 1990 г. в Крымской области насчитывалось уже 83,1 тысячи крымских татар3.

Столь высокие темпы возвращения поставили перед местными органами власти и управления Крымской области серьезные проблемы, усугубляемые общим ухудшением экономической ситуации в стране. Кризис охватил и Украину, на экономику которой тяжелым бременем легла Чернобыльская катастрофа и связанные с ней последствия. Необходимость переселения жителей из зоны радиоактивного загрязнения потребовала мобилизации значительных материальных и финансовых ресурсов, а также привлечения дополнительных мощностей строительной индустрии.

Крымская область, в силу сложившихся обстоятельств, также не была готова к приему новых жителей. Здесь, как и всюду, отмечался повсеместный дефицит продовольственных и промышленных товаров, а также строительных материалов. Наиболее острой оставалась проблема жилья. Только в очереди на его получение в 1989 г. состояло по Крыму более 159 тыс. семей, еще около 100 тыс. человек проживало в общежитиях. Таким образом, к началу массового возвращения крымских татар в жилье остро нуждалось около 600 тыс. человек или 25% крымчан4.

Социальная инфраструктура области уже не справлялась с обслуживанием населения, а также многомиллионного контингента туристов и отдыхающих, и нуждалась в коренной реконструкции и крупных инвестициях.

С 1987 г. началось массовое высвобождение работников из отраслей народного хозяйства. По состоянию на 1 апреля 1989 г. на предприятиях области в связи с переходом на новые формы хозяйствования было упразднено 13886 должностей, а к лету 1990 г. число высвобождаемых работников в производственных отраслях народнохозяйственного комплекса составило 30600 человек5. По данным Управления по труду и социальным вопросам облисполкома колхозы и совхозы Крыма были полностью обеспечены постоянной рабочей силой. Потребность в дополнительных рабочих руках возникала лишь в период массовых сельскохозяйственных работ и не превышала 32 тыс. человек, покрываясь исключительно за счет местных ресурсов.

Как уже отмечалось, крымские татары переселялись не по оргнабору, а самостоятельно на свой страх и риск, без всякой перспективы на скорое получение жилья в Крыму в обмен на дома и квартиры, оставляемые в местах прежнего проживания. Части из них удалось приобрести дома, находившиеся в личной собственности у местных жителей, однако цена их в скором времени резко возросла и стала недоступной для большинства вернувшихся из депортации граждан. Земельные участки под индивидуальную застройку поначалу выделялись не в местах основного проживания крымских татар до войны, а в отдаленных, степных районах, поэтому особое возмущение репатриантов вызывали факты интенсивной раздачи земель под садово-огородные участки местному населению. Попытки переселенцев обустроиться в районах южнобережья встречали явное противодействие властей, не без оснований ссылавшихся на перенаселенность региона и нарушение экологического равновесия. Не удивительно, что лишь незначительному числу депортированных граждан удалось получить земельные участки в этой зоне, да и то преимущественно в труднодоступных местах на скальных и оползневых породах.

Отсутствие законодательной базы, регламентирующей процесс возвращения и обустройства депортированных, предоставления им материальной помощи, строительных материалов, а также непоследовательность и пассивность местных органов власти, бюрократическая волокита с пропиской, трудоустройством, предоставлением земельных участков для индивидуального строительства вынуждали репатриантов прибегать к несанкционированным митингам, демонстрациям, пикетированиям и другим акциям массового протеста, включая самозахваты земельных наделов, являвшихся колхозной или государственной собственностью.

С другой стороны, обвальный характер возвращения, резко обострившаяся конкуренция на рынке труда, отдельные проявления национального эгоизма и экстремизма способствовали росту недоверия к репатриантам со стороны местных жителей.

В настроениях многих крымчан проявились и стереотипы прошлого, связанные, в первую очередь, с событиями Великой Отечественной войны. Как свидетельствуют письма-обращения в Крымский облисполком и обком партии, образ крымского татарина — пособника оккупантов был очень широко распространен среди жителей не только в Крыму, но и за его пределами, что вносило существенный вклад в дестабилизацию межнациональных отношений на полуострове6.

Долгое отсутствие нормативных документов, осуждающих факт депортации ряда народов СССР как действий, противоречащих всем нормам морали и права, также создавало у части населения иллюзию законности и справедливости высылки.

Дальнейшее обострение ситуации могло перерасти в столкновения на этнической почве, поскольку даже бытовой конфликт с участием представителей различных национальных групп легко становился детонатором разного рода слухов и домыслов. Понадобилось несколько лет напряженной работы, чтобы преодолеть накопившиеся противоречия и найти разумный компромисс.

Одним из первых документов, наметивших конкретные меры по решению проблем, связанных с возвращением крымских татар, стало Постановление ЦК Компартии Украины от 1 марта 1988 г. «О приеме семей из числа крымских татар», во исполнение которого местным органам власти поручалось изучить возможности переселения семей крымских татар в определенные для этого районы степной и предгорной зон Крыма: Белогорский, Джанкойский, Кировский, Советский, Нижнегорский, Красноперекопский, Первомайский, Красногвардейский, а также приступить к строительству переселенческих домов. Кроме того, с этого времени на заседаниях областной комиссии по приему переселенцев регулярно заслушивалась информация о ходе выполнения разработанных мероприятий, строительстве жилья, оформлении семей репатриантов, их хозяйственно-бытовом обустройстве.

Эта работа заметно активизировалась после подведения итогов деятельности комиссии Верховного Совета СССР по проблемам крымскотатарского народа во главе с Г.И. Янаевым и обнародования Декларации от 14 ноября 1989 г.

В ноябре 1989 г. по поручению Совета Министров УССР исполком Крымского областного Совета народных депутатов принял решение № 331 «О расселении граждан крымскотатарской национальности, прибывающих в Крым на постоянное жительство в 1989—1990 годах». В соответствии с ним, Главному планово-экономическому управлению, областному управлению по труду и социальным вопросам, облагропрому поручалось разработать и представить на рассмотрение Совета Министров УССР основные положения комплексной программы переселения в Крым граждан крымскотатарской национальности. Этим решением предусматривалось расселение семей крымских татар, прибывших на постоянное жительство, осуществлять компактно в населенных пунктах согласно расчету (в соответствии с которым в 1989—1990 гг. в Крым должно было прибыть 8480 семей), принимая во внимание места их проживания до выселения из Крыма. Горрайисполкомам вменялось в обязанность в двухнедельный срок провести инвентаризацию свободной от застройки территории населенных пунктов для размещения жилья и необходимых объектов соцкультбыта7.

С целью создания нормативной законодательной базы, способствующей упрощению процедуры прописки, трудоустройства, решения жилищной проблемы возвращающихся крымских татар, 2 января 1990 г. Крымским облисполкомом принимается решение № 3 «О порядке прописки граждан крымскотатарской национальности, прибывших в область на постоянное жительство, которым выделены земельные участки для строительства индивидуальных жилых домов», в соответствии с которым горрайисполкомам, управлению внутренних дел облисполкома, в порядке исключения, разрешается осуществлять прописку граждан крымскотатарской национальности на выделенных земельных участках сроком до трех лет. Основанием для этого считалось выписка из решения горрайисполкома и договор о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка для строительства индивидуального жилого дома. Постоянная прописка должна была производиться уже в построенные дома8.

Однако приток все новых репатриантов, неорганизованный характер переселения затрудняли оперативное решение возникающих проблем. В 1989—1990 гг. горрайисполкомами области вместо предполагавшихся по плану 8480 семей было принято и размещено более 18 тысяч крымскотатарских семей, при этом свыше б тысяч семей приобрели дома, 2238 семьям были выделены дома или квартиры, около 8 тысяч получили земельные участки для индивидуального жилищного строительства9. Кроме того, обстановка с выделением земельных участков осложнялась непрерывными самозахватами. Учитывая сложившуюся ситуацию, Президиум Крымского областного Совета народных депутатов 5 июля 1990 г. принимает решение «О некоторых вопросах изъятия и выделения земельных участков», в котором ряду городских и районных Советов предлагается подготовить материал об изъятии земель под индивидуальное строительство и передать его в облисполком с целью подготовки концепции расселения крымских татар на территории области. 11 сентября 1990 г. областной Совет принимает ряд документов, направленных на практическую реализацию решений Президиума, в том числе «Об основных принципах расселения крымских татар на территории области» и «О чрезвычайной ситуации и необходимых дополнительных мерах, связанных с возвращением крымских татар»10.

Во исполнение постановления Совета Министров СССР № 666 от 11 июля 1990 г., Крымский облисполком 7 августа 1990 г. принимает решение № 210 «Об организации выполнения постановления Совета Министров СССР № 666», которое предусматривает разработку целого комплекса мероприятий, включающих в себя расселение прибывающих крымских татар, выделение рыночных фондов строительных материалов под индивидуальное строительство, ввод 80 тыс.кв.м жилья за счет централизованных капиталовложений, развитие строительного и агропромышленного комплексов, решение вопросов трудоустройства. Одновременно были приняты конкретные «Задания по строительству объектов коммунального хозяйства, народного образования, здравоохранения, культуры, госторговли, потребкооперации, бытового обслуживания по программе переселения крымских татар на 1991 г. по заказам облисполкома», а также «Задания по наращиванию мощностей строительных организаций, развитию базы строительной индустрии и промышленности строительных материалов на 1990—1991 годы», внесены изменения в план социально-экономического развития области на 1990 г. Этим решением предусматривалась разработка схемы расселения крымских татар по городам и районам области на 1991—1996 гг., райисполкомам степной зоны Крыма разрешалось устанавливать льготы для семей крымских татар, прибывших на постоянное место жительства. Намечалось подготовить 10,9 тыс. новых рабочих мест путем создания строительных организаций, предприятий перерабатывающей промышленности, а также расширения сферы обслуживания11.

Вместе с тем, для предупреждения противоправных действий со стороны неорганизованных переселенцев, связанных с самовольными захватами земельных участков, облисполкомом принимается решение № 211 «О мерах по пресечению самовольных захватов земельных участков для строительства жилых домов», которое обязывало УВД облисполкома усилить контроль за районами возможного захвата земель, оперативно реагировать на поступающие сообщения, а прокуратуру — обеспечить надлежащий надзор за соблюдением законности и правопорядка в области12.

Вопросы, связанные с возвращением и обустройством крымских татар, решались и на уровне местных Советов. Примером может служить 4-я сессия Симферопольского городского Совета народных депутатов, состоявшаяся в ноябре 1990 г., на которой слушался вопрос «О мерах городского Совета, связанных с возвращением крымских татар». В соответствии с мероприятиями, принятыми сессией, Симферопольский горисполком должен был провести инвентаризацию всех самовольно занятых под строительство земельных участков, привести их в соответствие со СНиПами, санитарно-гигиеническими нормами и закрепить за крымскими татарами, депортированными из г. Симферополя. Райисполкомам города разрешалось осуществлять прописку семей репатриантов на закрепленных за ними земельных участках. На базе группы по делам депортированных граждан в Симферопольском горисполкоме был образован соответствующий отдел, которому поручалось разработать график планомерного возвращения крымских татар в г. Симферополь13.

В ноябре 1990 г. принято решение Крымского облисполкома № 198 «Об организации приема, размещения и трудоустройства рабочих и служащих из числа крымских татар». Этим решением ГлавПЭУ облисполкома, Комитету по делам депортированных народов, горрайисполкомам поручалось разработать сводные показатели создания дополнительных рабочих мест с учетом строящихся объектов промышленного и санаторно-курортного хозяйства, развития агропромышленного комплекса. Объединениям «Крымстрой» и «Крымоблагрострой» поручалось до конца 1990 г. разработать структуру строительных организаций, определить географию их размещения, объемы строительных работ и потребность в рабочей силе14. В декабре того же года одобрена и принята «Примерная схема расселения крымских татар по городам и районам области до 1996 г.», в соответствии с которой предполагалось возвращение в 1991—1996 гг. 230 тыс. крымских татар. По годам эти прогнозы выглядели следующим образом: 1991 г. — 22,5 тыс. человек, 1992 г. — 31,5 тыс. человек, 1993 г. — 45 тыс. человек, 1994 — 45 тыс. человек, 1995 г. — 45 тыс. человек, 1996 г. — 41 тыс. человек. Принимая во внимание, что на 1 октября 1990 г. крымских татар в области насчитывалось не менее 100 тыс. чел., к концу указанного в примерной схеме расселения срока их число должно было достигнуть 330 тыс. человек. Субъективность этих расчетов стала очевидной уже в следующем 1991 г., когда в Крым возвратилось более 40 тыс. репатриантов вместо прогнозируемых 22,5 тысяч15.

Меры, предпринимаемые властями, явно не поспевали за темпами переселения. Несовершенство действующего законодательства, не учитывающего экстремальность ситуации, зачастую не позволяло использовать даже имеющиеся возможности для обустройства репатриантов. Так, из 20 млн. руб., выделенных в 1990 г. целевым путем на предоставление кредитов под индивидуальную застройку, было фактически использовано лишь 9 млн. Главной причиной было то, что кредит мог получить только работающий переселенец, в то время, как большинство репатриантов не имело возможности трудоустроиться сразу же по возвращению в Крым16.

Другим сдерживающим обустройство фактором стали хронические недопоставки строительных материалов. Минторгом СССР в 1990 г. на эти цели было выделено 11 тыс. куб. м пиломатериалов, однако в область они так и не поступили, из запланированных 63 тыс. куб. м столярных изделий было получено лишь 10 тыс. куб. м. Были практически сорваны поставки цемента, линолеума, металлопроката17.

Для решения практических вопросов, связанных с реализацией мероприятий по возвращению и обустройству депортированных граждан, в Крыму учреждается ряд государственных структур. В соответствии с Постановлением Совета Министров УССР от 16 августа 1990 г. создается служба единого заказчика — Объединенная дирекция строящихся предприятий Крымского облисполкома (ОДСПК), как орган управления процессом обустройства репатриантов и освоения капитальных вложений, выделяемых на эти цели правительствами СССР и Украинской ССР. По рекомендации Государственной комиссии по проблемам крымскотатарского народа в сентябре 1990 г. в составе Крымского облисполкома был организован отдел по вопросам межнациональных отношений, основными задачами которого являлись: «обеспечение практического выполнения Законов Союза ССР и Украинской ССР по вопросам межнациональных отношений и координация деятельности советских органов, государственных, общественных и самодеятельных организаций в вопросах межнациональных отношений»18. Для организации работы по возвращению и обустройству депортированных граждан сессия Крымского областного совета 11 сентября 1990 г. приняла решение об образовании временного органа управления — Комитета по делам депортированных народов при облисполкоме19.

Создание Комитета проходило в обстановке серьезного противоборства между двумя наиболее представительными организациями национального движения. Еще до проведения сессии 2 августа 1990 г., на имя председателя Крымского облисполкома В.В. Курашика поступило обращение ОКНД, в котором говорилось: «В соответствии с решением Государственной комиссии по проблемам крымскотатарского народа от 20 июля 1990 г. о необходимости создания в Крыму единого органа по управлению процессом возвращения крымских татар на свою Родину, направляем Вам предложения ОКНД по структуре этого органа и список рекомендуемых специалистов». К письму прилагались предложения, которые предусматривали создание трех отделов с числом сотрудников не менее 16 человек. В список рекомендуемых специалистов вошли ученые, архитекторы, инженеры-строители, юристы, экономисты20.

НДКТ также направило в Крым свой вариант проекта Положения о Комитете. Несколько позже, 17 сентября 1990 г., к нему был приложен «Статус гражданина СССР, крымского татарина, возвращающегося на свою историческую родину — Крым». В нем предусматривалось предоставление различных льгот и компенсаций лицам крымскотатарской национальности и их близким родственникам другой национальности, а также крымским татарам, гражданам иностранных государств, оказавшимся за рубежом вследствие насильственного вывоза в Германию или попавшим в плен в период Великой Отечественной войны, жертвам сталинских репрессий и их потомкам, проживающим за рубежом. Одновременно в адрес Верховного Совета Крыма начали поступать из Узбекистана телеграммы с просьбой назначить председателем Комитета по делам депортированных народов Ю.Б. Османова21.

2 октября 1990 г. Крымским облисполкомом были утверждены структура и штаты нового органа, а исполняющим обязанности председателя назначен Ю.Б. Османов22, которому поручалось в месячный срок укомплектовать аппарат Комитета. Начало работы Комитета сопровождалось принятием торжественной клятвы — присяги на верность интересам крымскотатарского народа23.

В связи с преобладанием в составе Комитета представителей НДКТ руководство ОКНД с самого начала фактически игнорировало вновь созданную структуру, обвиняя ее в затягивании решения национального вопроса.

В такой обстановке Комитет приступил к работе по организации строительства жилья и объектов соцкультбыта, созданию дополнительных рабочих мест для возвращающихся крымских татар. Им была разработана примерная схема расселения прибывающих по городам и районам области до 1996 г., подготовлены необходимые расчеты по освоению государственных капиталовложений и распределению материальных ресурсов на 1991 г.

За полгода деятельности под руководством Ю.Б. Османова сделано было немало, однако явно недостаточно для того, чтобы придать процессу возвращения организованный и планомерный характер. Комитет не стал координирующим и связующим звеном между облисполкомом и горрайисполкомами. Здесь сказывалось отсутствие опыта административной и хозяйственной деятельности у многих работников Комитета, поэтому на заседании облисполкома в марте 1991 г. его члены проголосовали за то, чтобы не рекомендовать кандидатуру Ю.Б. Османова для утверждения в должности председателя Комитета на ближайшей сессии областного совета24. Были приняты меры по укреплению руководства Комитета. Вскоре Комитет возглавил опытный хозяйственник Л.Р. Безазиев25. В составе комитета было организовано два отдела — по распределению и использованию ресурсов и по организации возвращения репатриантов. В полном объеме развернула свою деятельность служба единого заказчика и дирекция строящихся предприятий, обязанная обеспечить комплекс строительно-монтажных работ по созданию новых населенных пунктов и расширению жилой застройки в местах возвращения крымских татар. Создаются новые строительные организации, комплектуемые, в основном, из числа крымских татар. В штаты исполкомов городских и районных Советов вводятся должности уполномоченных Комитета. В конце 1991 г. в связи с назначением Л.Р. Безазиева заместителем председателя Совета Министров Крымской АССР председателем Комитета становится Р.И. Джемилев.

К 1 апреля 1991 г. численность крымскотатарского населения в республике достигла 125 тысяч человек. Фактически за первые три месяца был превзойден рубеж, намеченный Примерной схемой расселения на весь 1991 г. Этот процесс сопровождался новыми массовыми захватами земельных участков для строительства жилья (к весне 1991 г. было самовольно захвачено 4182 земельных участка, в то время как в местные Советы народных депутатов подано 3500 заявлений на их выделение)26.

Советом Министров Крыма были внесены коррективы в программу организованного переселения крымских татар на территорию республики, определены новые районы и населенные пункты для их компактного расселения. С учетом растущего количества репатриантов были произведены расчеты объемов строительства жилья, объектов социально-культурной сферы, инженерных сетей и коммуникаций, а также определены дополнительные потребности в развитии учреждений здравоохранения, народного образования, торговли.

По данным отдела здравоохранения Крымоблисполкома, для организации медико-санитарного и лекарственного обеспечения прибывающих требовалось дополнительно пополнить штат медицинского персонала 580 врачами и 1600 работниками среднего звена, организовать в дополнение к существующим еще 198 фельдшерско-акушерских пунктов, 43 сельских врачебных амбулатории, столько же аптек, увеличить сеть центральных районных больниц на 2300 коек, построить 2 участковые больницы на 200 мест, расширить возможности поликлиник для дополнительного приема 2500 посетителей в смену27.

Для удовлетворения образовательных запросов репатриантов необходимо было построить в течение пяти лет педучилище в г. Симферополе, 17 средних и 6 восьмилетних школ, 8 пристроек к школам и 26 детских садов28.

Обеспечение жильем сотен тысяч репатриантов в соответствии с нормативами, утвержденными Госпланом СССР, требовало дополнительных капиталовложений в размере более 1 млрд. 500 млн. рублей, а формирование социальной инфраструктуры еще от 1 млрд. 100 млн. до 1 млрд. 350 млн. рублей.

Особое внимание уделялось созданию в течение ближайших пяти лет новых рабочих мест в городах и районах Крыма. Были также определены источники финансирования для поэтапного выполнения заданной программы.

Всего к апрелю 1991 г. из 50 тыс. крымских татар трудоспособного возраста было трудоустроено 34 тыс. человек. Для обеспечения занятости репатриантов в Крыму были созданы два крымскотатарских колхоза «Авдет» и «Ватан», совхозы «Аграрный» и «Водопойный», а также ряд строительных организаций.

В 1990 г. строительство жилья, объектов соцкультбыта, коммунального хозяйства для возвращающихся крымских татар в области практически не велось. Основные усилия направлялись на разработку проектно-сметной документации и подготовку строительных площадок. Только в 1991 г. наметились некоторые сдвиги. Разрабатываются мероприятия по освоению выделенных на 1991 г. государственных капитальных вложений в сумме 210 млн. руб. Для выполнения строительной программы в объединении «Крымоблагрострой» создается строительный трест «Крым-спецагрострой-2», а в системе «Крымстроя» — 2 строительных управления и 4 передвижные механизированные колонны, формируемые в основном из числа крымских татар. Значительные средства перечисляются УКСу Совета Министров Крыма, ОКСам горрайисполкомов на долевое участие в строительстве жилья и развитие коммунального хозяйства29.

Серьезное внимание уделялось укреплению собственной производственной базы строительных организаций, увеличению производства стройматериалов. Только трестом «Крымспецагрострой-2» на создание собственной базы и техническое перевооружение в 1991 г. было затрачено 42 млн. рублей. Приступили к осуществлению строительно-монтажных работ организации Минстроя, Минмонтаж-спецстроя, Агропромстроя, Минэнерго и другие строительные объединения. В свою очередь, ОДСПК привлекает к реализации строительной программы ряд малых предприятий и кооперативов, в том числе: «Мимар» в Симферополе, «Венера» в Евпатории, «Кзурувши» в Ялте, «Старатель» в Бахчисарае, «Кристалл» в Черноморском районе и др., им в 1991 г. было выделено более 34 млн. руб. Всего в 1991 г. в различных городах и районах Крыма для репатриантов возводилось около 300 объектов, в т.ч. педучилище, поликлиника, 2 школы, более 10 многоквартирных и 240 индивидуальных домов, однако масштабы работ далеко не соответствовали потребностям переселенцев. Более того, практика тех лет показала сравнительно низкую эффективность использования бюджетных средств. Значительная часть из них ушла на сооружение собственной базы вновь организованных трестов в ущерб жилищному и коммунальному строительству, была распылена по многочисленным подрядным организациям. Крупные капиталовложения были затрачены на проект-но-изыскательские работы по объектам, к сооружению которых впоследствии так и не приступили. Наконец, многие из малых предприятий, финансируемые из бюджета, оказались не в состоянии своевременно осваивать выделяемые ресурсы, а то и просто разбазаривали их. В результате, несмотря на полное освоение выделенных в 1991 г. средств, в строй было введено лишь 30 тыс. кв.м жилья вместо намечаемых 80 тыс. Остались невыполненными задания по вводу инженерных сетей и объектов социально-культурного назначения.

Руководство Крымской области, а затем Крымской АССР неоднократно обращалось в вышестоящие органы, добиваясь завершения разработки Государственной программы возвращения крымских татар, выполнения общесоюзных и республиканских обязательств по поставкам в Крым строительных материалов, техники, автотранспорта, решения правовых аспектов возвращения и обустройства депортированных граждан, усиления контроля за освоением ресурсов, но эти действия не всегда находили понимание в Москве.

Вместе с тем, объемы предстоящих затрат наглядно свидетельствовали, что ни Крымская АССР, ни Украинская ССР не в состоянии самостоятельно профинансировать и реализовать программу возвращения и обустройства крымских татар. Для этого нужны были общегосударственные усилия, однако накануне распада СССР проблемы репатриантов все более отступали под натиском факторов, необратимо дестабилизирующих политическую и социально-экономическую обстановку в стране.

Примечания

1. Губогло М.Н., Червонная С.М. Указ. соч. — Т. 1. — С. 153.

2. Национальный состав населения Крымской АССР (данные переписи населения 1989 г.). — Симферополь, 1991.

3. Губогло М.Н., Червонная С.М. Указ. соч. — Т. 1. — С. 153.

4. Крымские татары: история и современность (К истории депортации крымскотатарского народа). — Киев, 1995. — С. 85.

5. Там же, с. 86.

6. Собеседник. — 1989 (сентябрь). — № 40; Крымская правда. — 17 октября 1989 г.

7. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Совета Министров Крыма по вопросам возвращения депортированных народов. — Симферополь, 1992 (август). — С. 16—18.

8. Там же, с. 23—24.

9. Там же, с. 73—74.

10. Там же, с. 5—6, 7—9, 10—14.

11. Там же, с. 26—49.

12. Там же, с. 50—51.

13. Решение 4-й сессии Симферопольского городского Совета народных депутатов XXI созыва от 22 ноября 1990 г.

14. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Совета Министров Крыма по вопросам возвращения депортированных народов, с. 60—67.

15. Там же, с. 68—69.

16. Справка об организации выполнения Постановления Совета Министров УССР от 16 августа 1990 г. № 192 «О первоочередных мероприятиях по выполнению задач, связанных с возвращением крымских татар в Крымскую область».

17. Там же.

18. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Совета Министров Крыма по вопросам возвращения депортированных народов, с. 19—22.

19. Там же, с. 15.

20. Письмо Председателя ОКНД Мустафы Джемилева и ответственного секретаря ЦС ОКНД Шевкета Кайбуллаева Председателю Крымского облисполкома В.В. Курашику.

21. Проект НДКТ «Положение о Комитете по организации возвращения крымскотатарского народа на свою историческую родину — в Крым».

22. Сборник нормативных актов Верховного Совета и Совета Министров Крыма по вопросам возвращения депортированных народов, с. 52—59.

23. Крымская правда. — 7 декабря 1990 г.

24. Крымская правда. — 22 марта 1991 г.

25. Крымская правда. — 18 апреля 1991 г.

26. Справка об организации выполнения Постановления Совета Министров УССР от 16 августа 1990 г. № 192.

27. «О состоянии медико-санитарного обеспечения граждан татарской национальности, прибывающих в Крымскую область» от 28 ноября 1989 г., № 01/ 109.

28. Письмо начальника управления народного образования Исполнительного комитета Крымского областного Совета народных депутатов В.П. Романенко заместителю председателя облисполкома Красиковой Т.А. от 13 ноября 1989 г., № 1808-01-4/1.

29. Справка об организации выполнения Постановления Совета Министров УССР от 16 августа 1990 г. № 192.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь