Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » С.А. Пинчук. «Крымская война и одиссея Греческого легиона»

«Греко-славянский легион» в освещении российских и зарубежных средств массовой информации

Крымская война стала одной из первых войн, где противоборствующие стороны активно применяли методы информационной пропаганды как рычаги идеологического воздействия. Впервые в истории события, происходившие на разных театрах военных действий, благодаря газетам и телеграфу, разветвленной сети корреспондентов, практически сразу становились достоянием общественности и получали широкий резонанс. Так и новость о наборе балканских волонтеров в Придунайских княжествах быстро просочилась в печать. Уже в феврале 1854 г. официальный орган российского Министерства иностранных дел «Journal de St. Petersbourg», ссылаясь на публикацию «Прусской корреспонденции», сообщал своим читателям о том, что в Бухаресте «собирают отряд волонтеров из валахов, сербов, болгар и греков и что в Яссах, Галаце и Журже равным образом явилось много охотников из болгар и греков в ряды волонтеров». Заметку тут же перепечатал «Одесский вестник»1. В несколько расширенном виде та же информация попала в официальный сборник военных известий Н. Путилова. Правда, в статье речь шла уже не об отряде, а целом «корпусе из волонтеров валахских, сербских, болгарских, греческих и проч.». В ней также содержалось важное замечание о том, что в Яссах для этой цели специально будут учреждены «конторы для набора рекрут»2.

Заметки, касающиеся балканских волонтеров и участия непосредственно греков в войне на стороне России, публиковались европейской, американской3 и даже австралийской и новозеландской прессой4. Иногда встречались материалы чисто информационного характера, сухих и лаконичных сводок с полей военных действий, как, например, в сообщении французского «Journal de Toulouse» о боевых действиях «солдат комбатантов в греческих одеждах», добровольно пришедших в «Бессарабию», где их глава Аристид Хрисовери «сформировал ополчение»5. Гораздо чаще в изданиях присутствовали тенденциозные комментарии, являвшиеся частью сознательной антироссийской и антигреческой кампании, особенно в контексте революционных событий в Эпире, Фессалии и Македонии. Тональность оценок и суждений западных журналистов и публицистов была важным инструментом политической борьбы вокруг определения курса Запада в отношении Греческого королевства, неформально вставшего на сторону России. Греки изображались «варварами», «дикарями», «религиозными фанатиками», попавшими в тенета «московской пропаганды», а восстание в населенных греками провинциях Оттоманской Порты преподносилось исключительно как результат действий русской пропаганды и русских агентов6.

В феврале 1854 г. баварская газета «Нойе Мюнхенер Цайтунг» сообщала своим читателям о начале формирования генералом Саллосом ополчения в Бухаресте, куда стекаются добровольцы со всех стран, преимущественно валахи, болгары и греки. Как отмечалось, добровольцам будет выплачиваться жалованье в 6 дукатов, а их отряды получат «греческие фески с греческим крестом синей ткани на передней части». «В самом Бухаресте набор весьма многочисленный, и вы уже можете увидеть множество добровольцев в головных уборах, описанных выше, но по-прежнему пока еще не в мундирах, бродящих по улицам», — подчеркивал корреспондент немецкого издания7. Но уже во французской, а тем более англоязычной прессе мы встречаемся с более пристрастными комментариями и тенденциозной оценкой по отношению к греческим добровольцам и Греческому легиону. Западные публицисты считали, что этот легион создавался с целью спровоцировать восстание христианских подданных султана и обвиняли Россию в нарушении легитимистских принципов и в двойных стандартах.

К примеру, в парижском журнале «Военный обозреватель» писали, что «этот легион, члены которого борются за защиту православия и смотрят на Россию как на ее хранителя, состоял из нескольких тысяч человек из всех частей Турции в Европе. Он зарекомендовал себя под стенами Силистрии, и когда русская армия пересек Дунай, греки попросили князя Горчакова отправить их в Крым». Как сокрушался французский комментатор, греки известны своим мужеством, однако если бы они были более «вдумчивы», то «поняли, что их энтузиазм был бы намного благородней, если бы они не служили со слепой преданностью делу московского деспотизма»8. Далее следовал идеологически выдержанный пассаж о том, что «Греция может быть восстановлена только благодаря вмешательству держав Запада, но поведение греков в тех местах, где они оказались в контакте с союзными войсками, не возбуждает сочувствия; и когда с ними сравнивают турецких славян, спокойных, трудолюбивых, терпеливых, то признают, что греческий народ им уступает и не заслуживает уважения и интереса»9. О кознях «греческих заговорщиков», большинство из которых «были греческими субъектами Порты и фанариотами Валахии», создавших якобы целую «шпионскую» сеть на Балканах, пугал читателей французский еженедельный журнал «Иллюстрация»10. Французские авторы открыто восхищались «казачьим легионом» Садык-паши, противопоставляя его «бурлескному легиону греческого креста», в который «московские власти зачислили под знаменем креста толпу бомжей и бандитов-фанариотов, настоящих башибузуков Православия, которые никогда не осмелятся противостоять лицом к лицу с десятью башибузуками мусульманами». В ход шли риторические пассажи по поводу «трусости» греков, «предпочитающих трофеи без риска», и о том, что Москва «стимулирует» своих наемников возможностью грабежей турецкого и христианского имущества в Болгарии11. Тему грабежей греческими волонтерами, только уже татарского населения в Крыму, поднимал в своей книге «Иллюстрированная история войны с Россией» историк Эдвард Нолан. По его утверждению, «царь... распорядился о конфискации имущества этого населения (крымских татар), в пользу греческих добровольцев, сражавшихся с яростным фанатизмом»12.

Французская карикатура периода Крымской войны «Искуситель». Николай I соблазняет греческого короля Оттона грезами о Византийской империи

Ярким примером подобной риторики стала и статья, опубликованная 21 февраля 1854 г. в издании «New York Daily Tribune», внештатным корреспондентом газеты, немецким политэмигрантом Карлом Марксом. «Как вы, вероятно, помните, в первом воззвании царя султан обвинялся в том, что собирает под своим знаменем революционные "подонки" со всей Европы, — иронизировал Маркс. — И вот в то время как лорд Стратфорд де Редклифф заявляет лорду Дадли Стюарту, что не сможет помочь ему организовать легион добровольцев из какой-либо части этих "подонков", сам царь первый создает "революционный" отряд, так называемый греко-славянский легион, с прямой целью — спровоцировать восстание подданных султана. Этот отряд формируется в Валахии и, судя по русским сообщениям, насчитывает уже свыше 3000 человек, которым будут платить не bons a perpétuité13, как платят самим валахам: полковникам обещают по 5 дукатов в день, майорам — 3 дуката, капитанам — 2 дуката, унтер-офицерам — 1 дукат, а солдатам по 2 цванцигера; оружием их должна снабдить Россия»14. Если не брать в счет общеизвестную русофобию основоположника социальной революции, то мотивы Карла Маркса были вполне прозаичны: стесненное материальное положение и зависть к более удачливым коллегам по перу, в то время как он мечтал довести гонорар до 3 фунтов за статью15.

В валашской (румынской) прессе известие о формировании корпуса волонтеров также было воспринято неоднозначно, скорее негативно. С подачи венского издания «Дер Вандерер» (Der Wanderer. 8. Febr. 1854) румыны стали писать о добровольцах как об очередной «греко-славянской этерии», чьи корни связаны с «греческим проектом» Екатерины II, гегемонистскими устремлениями Санкт-Петербурга и планами по реставрации правления ненавистных фанариотов при помощи русских штыков. Масла в огонь подлило появление среди руководителей добровольцев греческого офицера П. Коронеоса, что было воспринято румынами как прямое свидетельство вмешательства России во внутрирумынские и греческие дела16.

В самой Элладе, родине доброй половины всех волонтеров, новости о событиях на Дунае были не менее актуальными, чем известия из Эпира и Фессалии, где развернулось антитурецкое восстание. Первый этап военной кампании русской армии, ее вступление в Валахию, форсирование Дуная и занятие ключевых позиций, вызвали большой отклик в греческой прессе. Комментарии изобиловали символическими сравнениями и намеками на скорое свершение мессианских предсказаний о восстановлении Византии. К примеру, императора Николая греки стали называть Николаем Великим. Тот факт, что он был первым императором с именем Николай, которое обозначает «побеждающий народы», воспринималось ими как Божье знамение. С особенной эйфорией греки восприняли весть о появлении в качестве главнокомандующего Дунайской армией самого именитого русского полководца И.Ф. Паскевича. Генералу-фельдмаршалу, чью фамилию украшала приставка Варшавский за взятие столицы мятежной Польши, греки авансом присвоили наименование Византийский. Русская армия превозносилась и представлялась в афинской печати «как доблестная и непобедимая»17.

Французская карикатура «Греция в кипящем котле»

В этом плане особенно усердствовало «политическое и литературное» издание уже известного нам фанариота И. Филимона «Зон» («Αίων»). Начиная с сентября 1853 г. в нем регулярно стали появляться заметки о ходе формирования отрядов добровольцев, желавших «воевать вместе с братьями русскими в священной войне против Турции»18. В публикациях подчеркивалось, что «легион добровольцев греков... имеет ценность не столько численную, сколько моральную. Этот легион носящий прославленное имя греков, представляет собой народ-мученика восточной христианской культуры, он равнозначен многим тысячам штыков. Этот маленький грекославянский легион должен стать ядром армии, которую сформируют в будущем все добровольцы, христиане, взявшие оружие против турок... Болгары и сербы в сильном волнении, и все ждут шаг греков, идущих вперёд. Для всех, кто пожелает вступить в легион, есть вооружение и в необходимом достатке, так как из России поставленно недавно сюда сто тысяч винтовок, большое количество пороха. Россия, представляемая во славе великим мужем, императором Николаем, хочет наконец-таки оправдать пожелания надежды Восточных народов, взор которых направлен в её сторону в этот час»19. 27 марта 1854 г. бухарестский корреспондент газеты писал о необыкновенном «восторге, который в сердца каждого присутствующего вселило братство и объятия греков и русских, этих двух оплотов Востока и Православия, неразлучных братьев», во время церемонии присяги греческих волонтеров и молебна, отслуженного в храме, по случаю национального праздника Греции — Дня независимости20.

О ситуации с балканскими добровольцами были хорошо осведомлены в самой России, особенно в славянофильских кругах. 20 июня 1854 г. в своем письме к родным И.С. Аксаков, русский писатель и общественный деятель, один из лидеров славянофильского движения, сделал приписку: «На Дунае сформировался таким же образом и Греческий полк. Эти полки теперь учатся. Кроме того, множество болгар и греков вступают в волонтеры. Но в России волонтеров не принимают, и потому русские, болгаре и греки обыкновенно поступают просто в рядовые и потом, когда их переведут за Дунай, позволяют им перечислиться в волонтеры. Грекам также посланы большие суммы от русских греков и, как уверял меня приказчик, от русского правительства. Он уверял меня, что три корабля, задержанные теперь в австрийских портах, подарены государем Греции... Когда он выезжал из Одессы, то проездом из Афин в Петербург были там три грека, посланные будто бы от греческого правительства к государю за советами и наставлениями»21.

Русская пресса — «Русский инвалид», «Русский художественный листок», «Московские ведомости», «Северная пчела», «Библиотека для чтения», «Москвитянин», «Одесский листок» — не скрывали своих симпатий к восставшим грекам. Тема греческого восстания, горячего сочувствия героическим повстанцам, а тем более действия греческих добровольцев, сражавшихся в рядах русской армии, была близка для прогрессивной, патриотически настроенной русской интеллигенции.

Примечания

1. Одесский вестник. № 18. 16 февраля 1854.

2. Сборник известий, относящихся до настоящей войны, издаваемый с высочайшего соизволения Н. Путиловым. СПб., 1855. С. 54.

3. «The Russians have formed a corps of Greek volunteers, at Odessa, under command of Chrysoveri and carrying at their head the Orthodox Standard. They will be employed in the Crimea. Bulgarian volunteers have been sent to the Danube» // Sacramento Daily Union, Volume 9, Number 1265, 13 April 1855.

4. «In the 17th, a new Russian corps, composed oi Greek volunteers, recruited in Wallahia, Moldavia, and Bulgaria, made its appearance for the first time. The Government of St. Petersburg attached great importance to its formation, in order to prove that the Greek population was ready to take arms in its favor. Notwithstanding all the means it employed to maintain that corps, the deserters from its ranks are numerous, and its effective force scarcely amounts to 1600 men, who wear the classic fustlanelle and the Greek oak, with the white cross in front» // The Sydney Morning Herald from Sydney, New South Wales Tuesday, Sydney. June 19, 1855. P. 3.

5. Journal de Toulouse. 1 mai 1855.

6. La Question d'Orient // Annuaire historique universel, ou, Histoire politique, Paris, 1855. P. 120.

7. Neue Münchener Zeitung, № 39, 15 Februar 1854. S. 340.

8. Sur la questin d Orient // Le Spectateur militaire: Recueil de science, d'art et d'histoire militaires, 11 volume Quillet, août et septembre 1855), Paris, 1855. P. 54—55.

9. Ibid.

10. L'illustration: journal universel, Vol. 25, Paris, 1855. P. 40.

11. Jouve, Eugène. Voyage à la suite des armées alliées en Turquie, en Valachie et en Crimée: guerre d'Orient. Paris, 1855. P. 185.

12. Assassinations of English and Frenchmen by Greeks// Edward Henry Nolan. The Illustrated History of the War against Russia, Vol. 2. London, 1857. P. 67—68.

13. Обязательства на вечность. (Авт.)

14. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. 2-е изд. Т. 10. М., 1958. С. 59.

15. В письме к Фридриху Энгельсу он искренне жаловался: «В последнее время Tribune вновь присвоили все мои статьи, в качестве редакционных, и поставить свое имя не под чем, кроме мусора. Она присвоил, например, подробный отчет об австрийских финансах, статьи о греческом восстании и т. д. Я положительно намерен — как только Дана ответила на мое последнее замечание — просить более высокую плату, ссылаясь, в частности, расходы, понесенные в связи с военным статьям. Ты не согласен? Ребята должны заплатить, по меньшей мере, £ 3 на статью. Они выложили £ 500 на отправку Тейлора в Индию, а его репортажи оттуда все хуже и короче, — что он мог узнать о стране больше чем, о быстром путешествии? — чем мои собственные корреспонденции на ту же тему. £ 3 на статью дало бы мне возможность выбраться из той трясины, в конце концов» // MECW. Vol. 39. P. 438.

16. Gazeta de Transilvaniei, № 20, 10 Martiu 1854. P. 79; Spumarea despre Eteria greco-slav // Ibidem. № 14, 17 Februariu 1854. P. 55; № 15, 20 Februariu 1854. P. 58—59.

17. Εφημερίδα Αιών, 1451, 15 Απριλίου 1854.

18. Εφημερίδα Αιών, 1383, 17 Σεπτεμβρίου 1853.

19. Εφημερίδα Αιών, 1450, 7 Απριλίου 1854.

20. Ibid.

21. Аксаков И.С. Письма к родным (1849—1856). М.: Наука, 1994. С. 158. Серия «Литературные памятники».


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь