Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Главная страница » Библиотека » С.А. Пинчук. «Крымская война и одиссея Греческого легиона»

Переход за Дунай. Дело при селении Черни (Черное)

С осени 1854 г. военные действия переместились на Крымский полуостров. Одновременно с высадкой союзных войск в Крыму турецкие войска, расположенные в Валахии, начали сосредотачиваться на Нижнем Дунае и в Добрудже с целью оказывать давление на Бессарабию. Австрийские войска также стягивались к западной границе Российской империи, заняв правый берег реки Прут в Молдавии. В этих крайне непростых условиях происходил вывод русских войск княжеств.

Архивные данные свидетельствуют, что отряды греческих волонтеров фактически прикрывали выход русских пехотных частей. Известно, что с 3 сентября по 20 октября 1854 г. они несли аванпостную службу в Бабадагской области, где «с пользою занимали лесные места»1. Неутомимый Папа-Дука вызвался отправиться со своей командой «охотников» из Мачина в Гирсово для рекогносцировки, «но как в Болгарии отделять в подобную экспедицию волонтеров было затруднительно, по наклонности их к грабежу, то ему это дозволено не было»2. Собрав около 100 человек, он отправился в Бабадагскую область, где «целый месяц, без всякого казенного содержания, этот импровизированный отряд находился в авангарде и участием в боях заслужил прощение»3. На правой стороне Дуная оставался и отряд генерала-лейтенанта Ушакова вместе с греческими волонтерами под предводительством А. Хрисовери. Вместе со своим отрядом он находился на передовой линии вплоть до конца августа 1854 г. Единственным исключением стало участие греков в церковном параде 1 июля в гарнизоне Измаила в честь дня рождения «государыни-императрицы»: «...в числе прочих находились отважные жители Эллады, совершившие пред тем славный подвиг противу англичан у Сулинского гирла Дуная»4.

Последним сражением греков в Дунайской кампании стала стычка с турецкой кавалерией 18 октября 1854 г. при селении Черни близ Монастырщины5.

В ходе этого боя, имевшего трагические последствия, турецкая кавалерия и башибузуки атаковали авангардные позиции русской армии, состоявшие из 3-й роты греческого батальона и двух казачьих полков — Донских № 1 и 39. Необычайно интересен рассказ чудом уцелевшего участника этой битвы Триандафилла Галиури, ярко иллюстрирующий нравы и обычаи греков. Приведем его практически целиком.

«Сдвоенный отряд (был расквартирован. — Авт.) в городе Мачин, а отряд, в котором был и я, — писал он, — направлен в поселок Черни, где также находилась часть из трехсот казаков; и в общем количестве тех было 1500 и до 1200 греков по всему турецкому государству для сохранения такого положения, начиная с сентября и до 17 октября 1854 года; как в один день пришел молдаванин и известил, что турки недалеко от нас в количестве 5000 человек, а с ними и 4 полевые пушки, которые намеревались ударить по нам из Черни. Мы, как только услышали это известие, начали ликовать, ринулись в таверны и каждый потратил столько серебра, сколько у него было, собираясь уже завтра получить его в несколько раз больше; и наутро мы это осуществили; а именно — мы вновь напились, понимая, что нам никак не миновать надвигающуюся опасность, ни холод, ни падающий дождь. Но это веселье разрушил пришедший казак, известив нас, что враг уже совсем близко и нас зовет предводитель казаков.

Бог свидетель тому, как у нас взыграли нервы! Но благодаря главному командиру мы собрались там, где уже были собраны войска казаков и турок друг напротив друга; так как все были в ступоре, мы предложили перебазироваться к подошве холма и там же укрепиться на трех каменных жерновах, другие предлагали оставаться на месте, будучи греками, рода коего мы и были. Эта группа и передний ряд казаков ввязались в бой с турками, другие же отдалились совсем далеко, не боясь многочисленных турок.

Моментально подходят на помощь три другие части турок, превышающие количество первой, но пали, и они после такой атаки против казаков. А затем волей-неволей казаки обращаются в бегство и выкрикивают: "Братья греки! У вас есть здравие, а мы не смогли более защищать самих себя". Но, к сожалению, был обращен в бегство, так как ситуация стала хуже некуда, и наш командир Харасис, а мы, простые вояки, были брошены, чтобы сражаться с двадцатью врагами, и в конце концов были беспощадно изрезаны турками; и почувствовали тогда казаки надвигающийся полный разгром греков и заново организовали атаку против турок, обратили их в бегство. Поэтому, как только нам представился удобный случай, мы смогли убежать к холму, расположенному ближе всего к нам. В той операции участвовал один отряд из восьмидесяти человек, и только 28 спаслось, а пятьдесят два пали на поле боя; что касается казаков, то более двадцати из них получили ранения, а двое пали»6.

Очень похожее описание мы находим и в русских источниках. Генерал-адъютант А.Н. Лидерс составил подробное описание этого дела в рапорте на имя главнокомандующего 22 октября 1854 г., легшее в основу донесения военному министру: «18-го числа после полудня разъезды наши открыли показавшиеся по двум дорогам, из Дояны в Мачин, шесть колонн регулярной кавалерии. Пользуясь сильным туманом, турки быстро подошли к нашей цепи и атаковали казаков впереди с. Черное; казаки отступили к деревне и потом к лесу с боем; причем один казак убит и пять ранено. В Черном была расположена 3-я рота греческих волонтеров; ей было приказано также отступать из деревни к лесу. Во время перестрелки, при коей греки явили вообще отличную храбрость, часть волонтеров со своим командиром, увлеченные запальчивостью, бросились в штыки на неприятельскую кавалерию. Турки не выдержали натиска и были отброшены на поляну, но потом, заметив малочисленность греков, обскакали их кругом и отрезали 26-ть человек на поляне, из коих 18-ть убито, а остальные пропали без вести. Со своей стороны, турки оставили при сем до 40 тел на месте. В этой сшибке у неприятеля было два эскадрона гусар, два эскадрона улан и до 400 башибузуков»7.

Пропавшие без вести греки были зверски замучены башибузуками: их всех посадили на кол и подожгли. По свидетельству крымского историка В. Кондараки, весь отряд волонтеров записал имена этих мучеников и с того времени каждый из греков, становясь на утреннюю и вечернюю молитву, по списку молился о своих павших сослуживцах8.

Сопротивление греков и донцов на время все же притормозило активность турок. К вечеру того же дня все 9 сотен казачьих полков и 6 рот греческих волонтеров с ракетною казачьей батареей заняли оборону у села Монастырища, но неприятель «остановился и более их не тревожил». Это локальное боестолкновение, как оказалось, было частью «глобального» плана турецкого главнокомандующего Омер-паши по растягиванию линии фронта и нанесению точечных ударов русским войскам. Именно так западные пропагандисты преподносили события, рукоплеща туркам, которые «очистили от врага Добруджу». Иностранная пресса всячески раздувала масштаб «победы 5 полка султанской гвардии и башибузуков во главе с Хаджи Али-Пашей и полковником Ахмед-беем, разбившим донских казаков и греческих добровольцев на высотах Черни в серии блестящих боев, и вернувшихся в Исакчу». Как сообщалось в корреспонденции бельгийского официального журнала Moniteur belge: journal officiel, «отряды турецкой армии преследовали убегавших добровольцев в горах и лесах, в Бабадаге, Тульче, Мачине и других важных точках»9.

На самом деле вывод войск из Добруджи — южного фланга русской армии — за исключением этого инцидента, прошел без особых осложнений. Месяцем ранее, 20 августа 1854 г., Зервас и Панос Коронеос спокойно вывели греческих волонтеров в российский портовый городок Рени в Бессарабии10. 14 сентября 1854 г. генерал-адъютант Лидерс распорядился об отводе войск генерала Ушакова. На правом берегу Дуная задержали Смоленский полк с батарейной № 1 батареей, Донские № 1 и 39 полки, ракетную батарею, роту сапёров и дружины греческих волонтёров, среди которых был отряд А. Хрисовери. Оставшиеся на правом берегу войска были подчинены командиру Смоленского пехотного полка полковнику Игнатьеву, которому было предписано при обнаружении намерений неприятеля напасть на его малочисленный отряд немедленно перевести его на левый берег и развести мост.

18 октября получено было донесение, что громадные турецкие силы наступают по Бабадагской дороге и берегом Дуная. Опасаясь за участь своего отряда, генерал-лейтенант Ушаков приказал трём батальонам Смоленского полка и батарейной № 1 батарее перейти мост, орудия поставить за заблаговременно приготовленными эполементами (особый род бруствера, употребляемый для прикрытия войска на открытой местности), а четвёртому батальону вместе с греческими волонтёрами занять tete de pont (предмостное укрепление). В 11 часов вечера 19 октября перешли через мост донцы с конно-ракетной батареей, а за ними 4-й батальон и греческие дружины. В 12 часов перешёл последний солдат и ближайшие к неприятелю четыре плота сняты. Всю ночь и следующий день разводили мост; 20-го числа к 7 часам вечера разводка была окончена и плоты отправлены в Измаил11.

Так для греческих добровольцев закончилась первая фаза Восточной войны. В ходе сражений с марта по октябрь 1854 г., по самым приблизительным подсчетам, так как статистикой никто не занимался, они потеряли убитыми более 70 человек. Точно известно, что два бойца погибли во время обстрела со стороны Рущука, 20 человек пали во время сражения на острове Радоман, 52 волонтера, по данным Галиури, погибли у деревни Черни, полностью оправдавшей свое мрачное название. Несколько десятков греков получили ранения и увечья разной степени тяжести.

Примечания

1. Рапорт командира 5-го пехотного корпуса А. Лидерса начальнику штаба Коцебу — 4 октября 1854 г. // РГВИА. Ф. 9196. Оп. 2/243. Св. 30. Д. 148. Л. 158—159.

2. В свое время в Фокшанах греки были замечены в беспорядках. Папа-Дука уговорил волонтеров загадить свою вину боевой службой // РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 5741. Л. 317 об.

3. Кибовский Александр. Легион Императора Николая I. Греческие волонтёры в Крымскую войну 1853—1856 // Альманах российской военной истории «Военный сборник». М., 2004. С. 96.

4. Перечень военных событий с 15-го Июня по 1-ое Июля 1854-го года, у побережья Черного моря между устьями Дуная и Буга // Одесский вестник. № 75. 10 июля 1854 г.

5. Селение Черна (Cerna) — ныне коммуна в жудеце Тулча, Румыния), деревня, расположенная в гористой местности западной части уезда Тулча, в расстоянии примерно 55 км от одноименного города и 150 км от крепости Измаил, куда отступали русские части. В середине XIX в. Тульчинский уезд был центром ислама в Румынии из-за большого количества турок и крымских татар, хотя селение Черна (Черни) было заселено преимущественно болгарами.

6. Απομνημονεύματα της Ελληνικής Φάλαγγος, ο.π., σ. 18—19.

7. РГВИА. Ф. 9196. Оп. 2/243. Св. 38. Д. 290. Л. 35—35 об.

8. Кондараки В.Х. В память столетия Крыма. История Крымской войны с частными эпизодами (портретами и видами). Эпизоды и рассказы из Крымской войны. М., 1883. С. 53.

9. Moni teure belge: journal officiel. 1854, № 35, 1 décembre 1854. P. 4006.

10. РГВИА. Ф. 9196. Оп. 2/243. Св. 30. Д. 148. Л. 000409 об.

11. Максутов В.П. История 25-го пехотного Смоленского полка за два века его существования. 1700—1900 годы. СПб., 1901. С. 817.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь