Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Главная страница » Библиотека » С.А. Пинчук. «Крымская война и одиссея Греческого легиона»

Тайная миссия капитана Хрисовери

В этом контексте информация о появлении в декабре 1853 г. в Одессе таинственных греческих «депутатов» вызвала оживленный интерес при царском дворе1. Несмотря на меры крайне предосторожности, тайну не удалось сохранить: скоро весь город судачил о приезде таинственных греков, во главе которых был некий Аристид Хрисовери. Так, один из лидеров русских славянофилов, писатель Иван Аксаков, писал из Одессы своим родным: «А здесь я узнал, что в то время приезжал в Одессу один грек (о пребывании в Одессе какого-то грека с дипломатическими поручениями в Одессе — я помню — было тогда говорено), уполномоченный от греков объявить, что они готовы помогать России, но с тем, чтобы Россия не давала ходу славянским племенам и не отдавала им областей, на которые видно изъявляют притязания византийские грезы»2.

4 февраля 1854 г. греков доставили в Санкт-Петербург, где с ними провели первый подробный опрос. Выяснилось, что целью делегации была передача «посылки к его величеству императору всероссийскому» и получение, «буде возможность, высочайшие поэтому повеление». По его словам, прибыл он в Петербург «по назначению народного греческого общества, именуемого союз "Фрако-булгаро-сербов"». Как явствует из бумаг, замысел греков заключался в восстановлении Византийской империи с возведением на ее престол сына российского императора, формально являвшегося главой греко-российской церкви и признававшегося простыми греками в качестве духовного лидера. Греческие «делегаты» наивно рассчитывали на согласие Николая I, чтобы его сын Константин, носивший имя последнего императора Византии, знаковое для греков, лично возглавил движение.

Обложка первой книги А. Хрисовери, 1836 г.

Настало время рассказать о личности главы греческих «делегатов», скрывавшегося под псевдонимом Анастасия Савы3. Это был капитан греческой пограничной службы, литератор и общественный деятель Аристид Хрисовери. Согласно записям формулярного списка, он родился в 1809 г. и происходил родом «из дворян города Месемврии Греческого королевства» (Месемврия — современный город Несебр в Болгарии). Детство и юность Хрисовери про-вел в Одессе, учился в знаменитом Греческом коммерческом училище4. Он участвовал в борьбе за независимость Греции, сражаясь в партизанском отряде клефтов, в провинции Этолия в 1821—1829 гг. Когда османское иго было свергнуто, Хрисовери был зачислен старшиной на военную службу в первом пехотном батальоне, расквартированном в Навплионе, а в 1833 г., пройдя переаттестацию, получил вакантную должность младшего офицера5. Как оказалось, молодой офицер не был лишен творческих талантов. Просветительское осмысление Аристидом Хрисовери исторических задач, стоящих перед Грецией и ее культурой, отчетливо проявилось уже в его первой поэме — «Диоген, или Фактическое положение Греции», вышедшей в 1836 г. Всего же, с 1836 по 1887 г., им было создано не менее 11 разножанровых произведений6. В 1835 г. А. Хрисовери был осужден судом по обвинению в покушении на убийство своей невесты на почве ревности7. Но и в тюремной камере Хрисовери не оставил своих литературных трудов, занимаясь переводами античных авторов и остросоциальной публицистикой. Только в ноябре 1843 г. на основании королевского указа Хрисовери оказался на свободе8. Долгожданная свобода стала синонимом нужды и нравственных страданий. Бывший заключенный в общественном мнении оставался преступником и не мог претендовать на какие-либо должности на военной или гражданской службе.

К Пасхе 1845 г. материальное положение Хрисовери настолько ухудшилось, что он был вынужден продать два пистолета и одну из двух своих винтовок «по причине нехватки денег для... ежедневных расходов»9.

Предводитель греческих волонтеров Аристид Хрисовери

По собственному признанию, страдания его были «на пределе»10. Хрисовери решился на отчаянный шаг — обратиться, как «верное дитя», напрямую к лидеру франкофильской партии Иоаннису Колеттису, достигшему к этому времени поста премьер-министра Греции. На удивление, Колеттис отреагировал достаточно быстро, приняв решение назначить бывшего офицера своим личным адъютантом. Это назначение стало пиком карьеры Аристида Хрисовери в греческий период его жизни. Свои успехи на новом поприще он оценивал скромно, отдавая должное шансу оказаться рядом с одним из могущественных политических деятелей Греции. «Те полгода, которые я служил в качестве адъютанта подле вас, казалось, получив неоцененную пользу и премного восхваляясь этим», — вспоминал Аристид Хрисовери11. Этот эпизод из биографии Хрисовери нашел отражение и в русских документах. В августе 1854 г., когда рассматривался вопрос о награждении Хрисовери боевым орденом, наградное отделение запросило представить «сколь возможно поспешно формулярный листок о службе начальника... греческих волонтеров капитана Аристиди Хрисовери». В справке, подготовленной генерал-лейтенантом Саллосом, указывалось, что «Аристиди Хрисовери служил поручиком греческих регулярных войсках и состоял по особым поручениям при греческом Президенте и Министре Колети и имеет Греческий крест Агонос»12.

Адъютантом Колеттиса Хрисовери пробыл недолго: в результате аппаратных интриг его убирают подальше из Афин в Фессалию, в 3-й батальон пограничной стражи-орофилаков на греческо-турецкой границе13. Вряд ли режим службы был достаточно строгим и обременительным для Хрисовери, так как он эпизодически появлялся в столице. Уже в 1850 г. специальным указом короля «О лейтенанте Аристиде Хрисоверги», опубликованном в официальном вестнике Греческого королевства, он был переведен в 1-ю тетрархию королевской фаланги (подразделение иррегулярной греческой армии)14.

Генерал Хаджи-Христо Дагович

Юношеское увлечение идеалами французской революции, прошедшее испытание во время сражений за свободу Греции, в зрелом возрасте трансформировалось у Хрисовери в реальную политическую и общественную деятельность. В 1846 г. вместе с известным политиком, болгарином по происхождению, генералом Хаджи-Христосом Даговичем, Хрисовери учреждает первую правозащитную организацию в Греции — «Фрако-Булгаро-Сербский союз». Союз отстаивал гражданские права греков, болгар, сербов, рожденных за пределами Греческого королевства15. Кроме того, Хрисовери занимался вопросами расселения и обустройства ветеранов греческой войны за независимость в рамках еще одной общественной организации — «Клуба Христидиса». О присутствии Хрисовери на политической арене с середины 40-х гг. до 1853 г. напоминают его публикации и брошюры, касающиеся самых острых, злободневных проблем социально-политической жизни страны.

Следующим его шагом стало самостоятельное основание тайной политической организации — Братства благовещенных (Αδελφότηςτων Ευαγγελιζομένων) с целью «продолжения греческой революции». В тот день, 20 июля 1849 г., в эту организацию записалось всего два человека, причем один из них — А. Хрисовери — в качестве «отца» братства16. В книге «Греческая раса» греческого публициста К. Левиди, человека весьма осведомленного, опубликованной сразу после Крымской войны, содержится информация, что некое тайное общество было образовано в 1849 году в Афинах — это дата совпадает с датой основания Братства благовещенных17.

Список членов Братства благовещенных

Обратим внимание на само название тайного общества. Оно многозначно и символично. Апостолы Петр и Павел в Риме «благовествовали» (ευαγγελιζομένων), то есть говорили о пришествии Христа, и основали Церковь. В православной традиции слово «благовещение» означает добрую и радостную весть о том, что началось освобождение человеческого рода от греха и вечной смерти. В некотором смысле «братья» из тайного общества А. Хрисовери также были провозвестниками «благой вести» — скорого восстановления греческого православного царства со столицей в Константинополе. Рассматривая вопрос национальных перспектив, члены этой организации надеялись на «честное и славное возрождение эллинизма». В социальном плане они ставили задачу по «узакониванию естественных прав человечества», что было вполне созвучно прекраснодушным идеям европейских гуманистов, французских и греческих просветителей XVIII—XIX вв.

Структура Братства копировала аналогичные общества масонов и карбонариев, нарушение клятв сурово каралось, а для переписки члены Братства использовали сложный криптографический код. О численном составе и целях Братства благовещенных нам известно из его устава, находящегося среди рукописей Библиотеки греческого парламента под номером 8518. Среди них было немало выдающихся людей, общественных деятелей, политиков, ученых, пользовавшихся заслуженным авторитетом в греческом обществе. Этот факт сам по себе заслуживает отдельного разговора. Есть целый ряд теорий лидерства: как лидеры появляются и как они превращаются в Наполеонов, Лениных и т. д. И все же возникает вопрос: был ли Хрисовери самостоятельной фигурой, или он позволял использовать свое имя для достижения каких-то целей, которые он разделял? Однозначного ответа на этот вопрос у нас нет, хотя рукопись со списком членов Братства и клятвы из библиотеки Греческого парламента, как и последующие письма и документы Хрисовери, выполнены его рукой. В любом случае несомненно, что Хрисовери ощущал себя лидером, имеющим и свой собственный взгляд на происходящее в стране, и свои сферы влияния, свободные от любого контроля.

Криптографический код Братства благовещенных

Интересен и другой факт. Основатели Братства, являвшиеся представителями всех регионов и территорий Греции, оккупированных турками, считали, что в него рано или поздно войдут и туркоговорящие греки из Малой Азии, а также из других районов греческого мира. Так, список членов Братства благовещенных, вступивших в организацию между 20 июля 1849 г. и февралем 1851 г., содержит имена девятерых человек из Фракии, троих из Македонии, шестерых из Эпира, одного из Болгарии и из Сербии, троих из Фессалии, троих из Малой Азии, троих с Ионических островов. Демократичные взгляды Хрисовери на природу и сущность эллинизма отражал и многонациональный состав Братства, в котором были не только этнические греки, но и болгары, и сербы.

В феврале 1851 г. А. Хрисовери учредил еще и военизированную организацию «Батальон бессмертных» (Τάγματων Αφανατων) — своеобразное боевое крыло Братства. Она предназначалась для проведения диверсионных акций против турецких властей на оккупированных греческих территориях19. Согласно первой клятве нового члена «Батальона бессмертных», желаемой целью Братства является «наше славное и почетное возвращение». За эвфемизмом «наше возвращение» подразумевалось не что иное, как возрождение Византийской империи под эгидой греков и православных народов, населявших Балканский полуостров. По-видимому, также следует трактовать и четвертую клятву, в которой речь идет об освобождении уже «всей Греции»20. По справедливому замечанию болгарского ученого В. Тодорова, географический термин «вся Греция» в данном случае применим не только к территориям, где проживало исключительно греческое население, а ко всем Балканам, что указывало на мечту Хрисовери о возрождении Византийской империи. Не случайно его кумиром был последний византийский император Константин XI Палеолог, павший во время осады Константинополя турками.

Клятва этеристов, Д. Цокос. 1849 г.

Вот такой человек зимним февральским утром появился в мрачном здании Третьего отделения на Фонтанке. Интенсивные переговоры с греками в Санкт-Петербурге длились с 5 по 19 февраля 1854 г. За это время А. Хрисовери близко познакомился с целым рядом влиятельных российских чиновников и был, по его словам, «обласкан лицами, служащими Его Императорскому Величеству и удостоенный притом монаршего человеколюбия и благоволения». Он общался с военным министром В.А. Долгоруковым, шефом жандармов А.Ф. Орловым, начальником Третьего отделения Л.В. Дубельтом, товарищем (заместителем) министра иностранных дел Л.Г. Сенявиным21, которому царь адресовал для проработки записку «Изложение капитана Аристида Хрисоверги о политическом состоянии свободной Греции».

Этот факт опровергает тезис, господствующий в отечественной историографии, об «уклонении» царского правительства от прямых контактов с представителями национально-освободительного движения. Однако личной встречи с царем А. Хрисовери так и не удалось добиться. На докладной записке шефа жандармов Николай I карандашом наложил примечательную резолюцию: «Намерения их могут быть чисты, но неисполнимы; дети мои рождены для службы своего отечества, в подобные же замыслы ни я, ни кто из них вступать не будем. Иное дело, ежели, восстав против турок, ожидают нашей помощи и покровительства; в оном не откажу, ибо помощь эта будет бескорыстна. Объяви им это, прибавя, что не только от одних них поступали ко мне подобные сведения, что я их не принимаю, а отвечаю всем одинако. Что сведения имею, что восстание началось, и что от них зависит, или воротиться через княжества или на Триест, в чем даю им полную свободу»22. Военному министру князю В. Долгорукову, склонному поддержать проект А. Хрисовери, царь рекомендовал «не выпускать вздор». Ответ царя, которого настойчиво добивались греки, просившие передать им «копию с отеческого решения», подвергся политической цензуре со стороны А.Ф. Орлова. Он вычеркнул из него рискованные фразы о «восстании против Турции» и о поддержке подобных планов греков, предписав дальнейшую судьбу греческого проекта Хрисовери «на соизволение К. Горчакова»23.

Когда к середине марта 1854 г. Хрисовери доехал до придунайских княжеств, восстание греков в турецких пашалыках было в самом разгаре. В Эпире и Фессалии шли ожесточенные бои, а новости о греческих «инсургентах» занимали первые полосы европейской и российской прессы. Даже находясь в Валахии, Хрисовери поддерживал связь с заговорщиками из Афин. Вся корреспонденция, характеризующая настроения в греческом обществе, общую политическую ситуацию в стране, действия восставших, а также передвижения англо-французской эскадры в греческих водах, поступала к нему через порт Сира — средоточие торговой деятельности всей Эллады. Об этих событиях Хрисовери регулярно информировал графа Орлова, которому доставляли переводы писем вплоть до лета 1854 г.

Генерал Леонтий Дубельт

В то же самое время, когда Хрисовери и его товарищи появились в России, другие греческие офицеры направлялись в качестве эмиссаров в хорошо знакомые им турецкие провинции. Так, эпириот Д. Караискакис был направлен в Арту для организации там восстания. Сын арматола24 из Южной Македонии, более известный под уменьшительным именем Цамис25, высадился на полуострове Халкидики, откуда попытался пройти маршем по направлению к Фессалоникам. Уроженец Трикалы Х. Хаджипетрос26 открыл очередной фронт борьбы с турками в Фессалии, а фракиец А. Хрисовери надеялся «вторгнуться чрез Фрако-Булгарию», чтобы соединиться с другими отрядами восставших в Южной Фракии для «первого шага». Вполне естественно, что предводители восстания планировали воспользоваться началом боевых действий на Дунае, куда летом-осенью 1853 г. была стянута основная часть регулярных турецких войск под общим командованием Омер-паши. На Балканах, в греческих провинциях, оставались малочисленные турецкие гарнизоны, насчитывавшие не более 4—5 тысяч человек, в основном иррегулярных частей27.

В этом контексте вырисовывается и общий стратегический замысел греков. Он заключался в том, чтобы заставить турок вести боевые действия сразу на два фронта: на западе, в труднодоступных Артских горах, и на востоке, в горах Пинда, с которых начинался проход к долинам Фессалии и Фракии. Оттуда рукой было подать до крепости Видин, расположенной в северо-западной части Болгарии, на берегу Дуная, где русская армия первоначально намеревалась осуществить переправу, «дабы, войдя в непосредственную связь с сербами и другими славянскими племенами, содействовать их восстанию против Турции»28. Руководители тайных обществ и греческий генералитет, сочувствовавший повстанцам, увязывали партизанские действия с быстрым продвижением русской армии в глубь турецкой территории, как это произошло в Русско-турецкую войну 1828—1829 гг.29 Однако этим надеждам не суждено было сбыться.

Политическая карта Балкан осталась практически неизменной вплоть до следующей Русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

Примечания

1. Здесь и далее мы будем приводить фамилии и имена греков в русской транслитерации того времени: Хрисовери вместо греческого варианта Хрисовергис и т. д. (Авт.)

2. Иван Сергеевич Аксаков в его письмах: Письма 1851—1860. СПб., 1892. С. 201.

3. Псевдоним Сава, или Савва (Σάββας), избранный Хрисовери, указывает на религиозные и мистические предпочтения членов Братства благовещенных: Савва — от древнегреч. имени Σάββας (Саббас), происх. от арамейск. אבס (саба) — «старик, старец», либо от краткой формой имени Σαββάτιος (Саббатиос), происх. от Σάββαττον (саббатион, савватион) — «суббота».

4. В целом ряде исторических публикаций род Хрисоверги упоминается как «Византийский королевский род», но в других источниках это оспаривается. В любом случае этот род, как указывают специалисты по генеалогии, ведёт своё начало из Константинополя и связан с Византийской империей. Известна ключевая роль константинопольского патриарха Николая II Хрисоверга в крещении князя Владимира в Корсуни (Херсоне) в 987 г. и в дальнейшем крещении Руси в 988 г. Сама фамилия Хрисоверги по-гречески означает следующее: «хрисо» = золото, «верги» = вериги, т. е. предмет, связанный с религией. (Авт.)

5. Αριστείδης Χρυσοβέργης προς Ιωάννη Καποδίστρια, Ναύπλιο 18.5.1831 Πρωτότυπο Σχετ. 37: 241, 248, 257 ГАК 39.

6. Χρυσοβέργης, Αριστείδης. Διογένης ή Ενεστώσα κατάστασις της Ελλάδος: Ποίημα / Εν Υδρα: Εκ της Τυπογραφίας Ο Ανεξάρτητος του Παντελή Κ. Παντελή, 1836; опоэтическомнаследии Хрисоверисм.: Αριστείδης Χρυσοβέργης // Παπουλίδης, Κωνσταντίνος Κ. Από την πνευματική δημιουργία του Ελληνισμού της διασποράς: Poetae Minores της Οδησσού το 190 αιώνα. Βαλκανικά Σύμμεικτα, Θεσσαλονίκη, 1998, σσ. 145—148.

7. См.: Λόγοι, προσφωνητικοί της δίκης και καταδίκης του Αριστείδη Χρυσοβέργη, συνταχθετές υπό του αυτού εν τω νοσοκομείω Ακροναθπλιας τη a Νοέμβριου του έτος 1835. — Εν Ναύπλια), 1838. — 16 σ.

8. «Εφημερίς της Κυβερνήσεως του Βασιλείου της Ελλάδος» αριθ. 38, 1843 εν Αθήναις, 9 Νοεμβρίου.

9. Αριστείδης Χρυσοβέργης προς Ιωάννη Κωλέττη. Επιστολή. 1845 Απριλίου 18. Αθήνα // Ταυτότητα Τεκμηρίου: ~Ακαδημία Αθηνών~Αρχειακή συλλογή ΚΕΙΝΕ~Αρχείο Κωλέττη~Αρχείο Ιωάννη Κωλέττη (Τμήμα Ιδρύματος Τοσίτσα)~079~0539, φύλλο 1.

10. Ibid.

11. Αριστείδης Χρυσοβέργης προς Ιωάννη Κωλέττη (Πρωθυπουργό). Επιστολή. 1845 Αυγούστου 3. Αθήνα // Ταυτότητα Τεκμηρίου: ~Ακαδημία Αθηνών~Αρχειακή συλλογή ΚΕΙΝΕ~Αρχείο Κωλέττη~Αρχείο Ιωάννη Κωλέττη (Τμήμα Ιδρύματος Τοσίτσα)~090~1770, σελίδες 4.

12. РГВИА. Ф. 9196. Оп. 2/268. Св. 7. Д. 38. Л. 5.

13. Σφυρόερας, Βασίλειος «Η "Αδελφότης των Ευαγγελιζομένων", μυστική επαναστατική οργάνωση του 1849», Επιστημονική Επετηρίδα Φιλοσοφικής Σχολής Πανεπιστημίου Αθηνών, 1972—1973, σ. 215—216.

14. Η Εφημερίς της Κυβερνήσεως του Βασιλείου της Ελλάδος, № 44, 1850. Εν Αθήναις 6 Δεκεμβρίου, σελ. 363.

15. Частично документы о «Фрако-Болгаро-Сербском союзе», или «дружестве», как его называют болгарские историки, сохраняются в национальном архиве Болгарии (БИА. № 1 Б, 1827—1834). В ходе архивных изысканий среди бумаг 1-й экспедиции Третьего отделения, хранящихся в Главном архиве Российской Федерации (ГАРФ), автором почти случайно были найдены опросные листы Аристида Хрисовери, заполненные писарем Третьего отделения с его слов. В этом же деле содержалась и переведенная на русский язык краткая аналитическая записка «Изложение капитана Аристида Хрисоверги о политическом состоянии свободной Греции». Эти документы проливают свет на участие А. Хрисовери в деятельности «Фрако-Болгаро-Сербского союза» и дают наглядное представление об идеологической программе организации. В бурной общественной жизни Греции, разделенной на три условные главные партии («английскую», «французскую» и «русскую»), кланы бывших «капитанов» войны за независимость и придворные группировки, внефракционный «Фрако-Болгаро-Сербский союз» быстро набирал политический вес и авторитет. Уже в 1843 г., по данным болгарского историка В. Трайкова, членами «Союза» было порядка 3020 семей, или 15 тысяч человек (Трайков Веселин. Тракобългарско дружество (Организация на българите в Гърция през 40—60 години на XIX в.) // Юбилеен сборник в чест на акад. Димитър Косев. София, 1985. С. 165).

16. Σφυρόερας, Β. «Η "Αδελφότης των Ευαγγελιζομένων", μυστική επαναστατική Οργάνωσις του 1849», Επιστημονική Επετηρίς της Φιλοσοφικής Σχολής του Πανεπιστημίου Αθηνών, τ. ΚΓ΄, 1972—1973, σ. 217—220.

17. Levidi, C.N. La race hellénique et l'occident réponse au Constitutionnel, Paris, 1856. P. 4.

18. Λάμπρου, Σπυρ. Π. «Κατάλογος των κωδίκων των εν Αθήυαις βιβλιοθηκών πλην της Εθνικής. Α΄. Κώδικες της βιβλιοθήκης της Βουλής» // Νέος Ελληνομνήμων. Τ. 4, 1904, σελ. 236.

19. Σφυρόερας, Βασίλειος. «Η "Αδελφότης των Ευαγγελιζομένων", μυστική επαναστατική οργάνωση του 1849», Επιστημονική Επετηρίδα Φιλοσοφικής Σχολής Πανεπιστημίου Αθηνών, 1972—1973. σελ. 211—213.

20. Там же. σ. 212.

21. Сенявин Лев Григорьевич (1805—1862) — товарищ министра иностранных дел в 1850—1856 гг., сенатор, тайный советник. В 1841—1848 гг. был директором Азиатского департамента МИД. Департамент вел переписку по делам, «касающимся собственно до Азии, а также до областей турецких и Греции». В сферу его деятельности входили политические и торговые отношения с этими странами, вопросы, связанные с пребыванием в них российских подданных и пребыванием в России подданных азиатских стран, Турции и Греции, а также деятельность российских миссий и консульств в этих регионах.

22. ГАРФ. Ф. 109. Оп. 29. Д. 21. Ч. 1. Л. 14—15.

23. ГАРФ. Ф. 109. Оп. 29. Д. 21. Ч. 1. Л. 14—15.

24. Предводитель греческого вооруженного отряда, подвластного туркам. (Авт.)

25. Каратассос Димитриос Цамис (греч. Καρατάσος Δημήτρης Τσάμης; 1798—1861) — участник греческого освободительного движения. Сын Анастасиоса Каратассоса. Во время Греческой войны за независимость (1821—1829) участвовал во многих сражениях вместе с отцом. Затем был адъютантом короля Оттона, наместником Аргоса. Возглавлял антитурецкие восстания в Македонии в 1841 и 1854 гг.

26. Хадзипетрос (Хаджипетрос) Христодулос (греч. Χατζηπέτρος Χριστόδουλος; 1794—1863) — участник Греческой войны за независимость, генерал-майор армии Греческого королевства. Во время Крымской войны возглавил экспедицию и восстание против турок в Фессалии. После поражения восстания в июне 1854 г. ушел на территорию Греческого королевства, где был встречен приграничным населением как герой.

27. Παπαδόπουλος, Στέφανος. «О Κριμαϊκός πόλεμος και ο Ελληνισμός», Ιστορία του Ελληνικού Ηθνους, Εκδοτική Αθηνών, Τόμος ΙΓ΄, σ. 143 κ. εξ.

28. Богданович М.И. Восточная война 1853—1856 годов. Том II. СПб., 1876. С. 1.

29. Большая часть греческого генералитета (Т. Гривас, К. Цавеллос, Х. Хаджипетрос, Л. Заикос, включая нового (с 1854 г.) министра военных дел, эпириота М. Спиромилиоса) присоединилась к восставшим. (Авт.)


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь