Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Главная страница » Библиотека » Е.М. Литвинова. «Крым: православные святыни: путеводитель»

Топловский Троице-Параскевиевский монастырь

Впереди, в окружении фруктовых садов, зеленых лесов, высоких гор, — село Тополевка.

В прошлом веке эта греческая деревушка носила название Топлу, что означает «место, страна, местность». Неподалеку, на склоне горы Каратау, находится Топловский Троице-Параскевиевский женский монастырь. Судьба этой обители очень интересна.

Расположен монастырь в живописном месте: вокруг — густой лес, сквозь который виднеются обрывы скал, рядом очень красивая долина реки Мокрый Индол. Еще в средние века христиане строили здесь свои святыни. До сих пор в окрестностях Тополевки сохранились развалины древней греческой церкви, в которой еще в XIX веке проводились службы в день Святого Пророка Ильи, и армянская церковь, она стоит на вершине крутобокого холма и хорошо видна с трассы. Церковь была построена и существовала в XVI—XVIII веках, когда здесь жили армяне. После того как армяне покинули эти места в 1778 году, храм оказался заброшенным. Над входом в него было изображение Божией Матери с Младенцем, внутри справа — икона архангела Гавриила. В 1905 году храм был отреставрирован силами монастыря.

Место для Топловского монастыря выбрал архиепископ Иннокентий во время его путешествия по Крыму.

Архиепископ Иннокентий (Иван Алексеевич Борисов) (1800—1857) родился в городе Ельце Орловской губернии. Начал обучение в Воронежской и Севской семинариях. В 1823 году окончил Киевскую духовную академию и принял должность инспектора Петербургской семинарии, а затем ректора Александро-Невского духовного училища. 10 декабря 1823 года принял пострижение в Петербургской духовной академии и рукоположен в иеродиакона, а в 1826 году был возведен в сан архимандрита. С 1825 года архимандрит Иннокентий — инспектор Киевской духовной академии и экстраординарный профессор, а с 27 августа 1830 года стал ректором. За богословские уроки и изданные сочинения в 1829 году получил ученую степень доктора богословия. Архиепископ Иннокентий славился искусством оратора: лекции читал наизусть, понятно для всех, увлекательно, громким и звучным голосом. За свои прекрасные проповеди был назван русским Златоустом.

В 1841 году он был возведен в сан епископа, служил на кафедрах в Вологде и Харькове, где в 1845 году стал архиепископом. В Херсоно-Таврическую епархию назначен 24 февраля 1848 года, здесь он служил до своей смерти в 1857 году. Владыка много сделал для восстановления крымских монастырей: специальными указами императора им выделили земли из государственных фондов, на собственные средства Иннокентий приобрел землю для Кизилташской киновии, пожертвовал всем обителям 224 акции Общества пароходства и торговли по Черному морю.

В общении архиепископ Иннокентий был прост и добр, отличался необыкновенной смелостью. Во время Крымской войны Владыка находился рядом с солдатами, участвовал в совещаниях командования, лично исповедовал и причащал адмиралов Истомина, Корнилова и Нахимова. Однажды во время совещания в палатку попала бомба, военные тут же упали на пол, боясь осколков. Один лишь архиепископ остался сидеть спокойно, с укором говоря: «Господа, но я же с вами». Взрыва не последовало.

Академик Императорской академии наук, почетный член Московской, Санкт-Петербургской, Киевской и Казанской духовных академий архиепископ Иннокентий оставил обширное духовное наследие: 10 томов богословских трудов, церковно-исторических сочинений и проповедей. За свою деятельность был награжден драгоценным наперсным крестом, орденами Св. Анны II и I степеней, Св. Владимира II степени, Св. Александра Невского, греческим орденом Спасителя и алмазным крестом для ношения на клобуке.

Но вернемся к истории Топловского монастыря. Владыке рассказали о целебном источнике Чокрак-Саглык-су (по-татарски «источник живой, здоровой воды»), находящемся здесь. Этот источник почитался святым и христианами, и мусульманами и был известен не только в Крыму, но и за его пределами. К тому же местное население хранило в памяти древнее предание о том, что именно здесь претерпела свои последние мучения святая преподобномученица Параскева. Ее именем и назван источник.

Святая Параскева родилась в Риме во II веке, в царствование императора Антонина. Ее родители, благочестивые христиане, долго не имели детей и молились Господу, прося дать им дитя. Свою единственную дочь назвали в честь дня ее рождения — Пятницы (пятницей у греков называется шестой день недели). Параскева с детства воспитывалась в духе христианской веры и отличалась благочестием. После смерти родителей она раздала все имущество нищим и отправилась проповедовать Христово Евангелие языческим народам. В Риме, центре язычества и языческой образованности, она выступила в первый раз с проповедью о Христе Спасителе, здесь же претерпела первые страдания во имя Христово. На святую Параскеву донесли императору Антонину, обвиняя в распространении среди его подданных ненавистной им веры. Царь велел привести к нему святую Параскеву, ласками и угрозами старался заставить отказаться ее от веры в Христа, но безуспешно. Тогда царь повелел предать святую Параскеву мучениям: на ее голову надели раскаленный медный шлем, затем заставили войти в котел, наполненный кипящей смолой и маслом, но святая осталась невредимой. Видя это, царь усомнился, действительно ли горячи смола и масло и приказал святой Параскеве плеснуть в него расплавленной жидкостью. От кипящего масла лицо царя обварилось, он почувствовал страшную боль и мгновенно ослеп. Тогда царь обратился к святой с мольбой: «Раба истинного Бога, помилуй меня и возврати свет очам моим, чтоб мог я уверовать Того Бога, Которого ты проповедуешь!» Святая просветила царя и других язычников учением христианской веры и была отпущена с миром.

В другой стране она пришла к царю Асклипию, исповедала себя христианкой и стала проповедовать Христово учение. Христианская проповедь возмутила Асклипия, поклонявшегося языческим богам. В той стране был обычай осужденных на смерть отдавать на съедение страшному змею, обитавшему вблизи города, и святую Параскеву тоже послали ему на растерзание. Но она помнила слова Господа Иисуса: «Змия возьмут, аще что смертное испиют, не вредит им» (Марка 16, 17—18). Безбоязненно приблизилась святая к страшному змею, осенила его крестным знамением, и страшное чудовище распалось надвое и исчезло. Такое поразительное чудо, сотворенное святой Параскевой, вразумило язычников. Асклипий и народ того города уверовали в Господа Иисуса Христа, а святая Параскева отправилась проповедовать Христово учение другим народам. Наконец святая пришла в город, в котором царствовал некто Тарас и й. Она и перед ним предстала с проповедью благовестия Христова. Тарасий подверг ее многим страшным мучениям, но видя, что ничто не может отвратить святую от веры во Христа, приказал отсечь честную ее голову. Так святая преподобномученица Параскева запечатлела свои апостольские труды мученическою смертью за имя Христово.

Мощи святой Параскевы находятся на Афоне в Русском Пантелеимоновском монастыре.

В Крыму у святого источника была найдена икона с изображением святой Параскевы. В 1778 году греческие переселенцы увезли ее в Мариуполь, где она сохранялась в церкви Рождества Богородицы. По преданию, эта икона спасла город от холеры.

Архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий обратился в Святейший Синод с ходатайством об устройстве монастыря в урочище Топлу, так как это место особо чтимо в народе и удобно для основания иноческой обители. Однако Крымская война помешала осуществлению этих планов.

В пятидесятых годах XIX века у источника святой Параскевы поселилась болгарская девушка Константина. Она жила в соседнем селении Кишлав (ныне село Курское), была простой, богобоязненной и трудолюбивой девушкой. Однажды, когда месила тесто для хлеба, услышала голос Господа и ушла из дома. Семь лет жила одна в Кизилташской пещере, питаясь скудным подаянием, одетая в рубище. После того, как там появились странствующие богомольцы, Константина перешла в Топлу. Она мечтала и неутомимо молилась об основании женской обители и церкви во имя святой Параскевы. Ради осуществления своей мечты ходила по окрестным селам, пытаясь собрать средства на строительство церкви. Людям, которые говорили, что на открытие монастыря нет денег, она объясняла, что деньги на людях. На собранные ею средства у источника построили часовню. Поселившиеся здесь несколько сестер читали по усопшим псалтырь, служили молебны. Константина до конца своей жизни оставалась при монастыре. Никто точно не знал, сколько ей лет, но казалась она очень старой; некрасивая, маленькая, вся в морщинах, она привлекала внимание блеском своих черных глаз. Была неграмотной, не знала молитв и молилась своими словами. Перед смертью Константина приняла постриг с именем Параскевы. Она умерла в 1874 году и была похоронена в лесу у монастыря, над холмиком установили скромный памятник, который напоминал сестрам о первой потрудившейся духом молитвы и веры к созиданию их обители и сооружению храма во имя святой преподобномученицы Параскевы. К сожалению, могила ее не сохранилась, после закрытия обители она была разорена и уничтожена. Но сохранилась память об этой удивительной женщине, подвижнице, стараниями и горячими молитвами которой родились на крымской земле два монастыря — Кизилташский и Топловский.

Имение Топлу принадлежало сестрам Зотовым, которые пожелали пожертвовать половину доходов с принадлежащей им земли в пользу женского монастыря с тем, чтобы после их смерти все 230 десятин земли перешли в собственность обители. Единственным условием сестер было получать половину доходов от земли при жизни. Одна из сестер, Ангелина Алексеевна, в замужестве Ламбири, обратилась 29 июня 1862 года к архиепископу Таврическому и Симферопольскому Алексию с просьбою открыть в ее имении Топлу женскую обитель. Пока шло официальное оформление документов, что затянулось на 4 года, Высокопреосвященный Алексий предложил создать комитет для постройки храма у источника. В комитет вошли настоятель Кизилташской киновии игумен Парфений, священник церкви села Салы (ныне Грушевка) Иоанн Новицкий, церковный староста Кишлавского храма Иов Узунбеев и дьячок Стефан Михо. Игумену Парфению было поручено собрать средства для строительства. Постройка церкви была начата в мае 1863 года и окончена в рекордный срок: всего через два месяца. Церковная утварь, облачения священника, одежды на престол и на жертвенник были собраны в разных церквах, часть взята в архиерейской Крестовой церкви. Колокола члены строительного комитета приобрели в Симферополе. 26 июня в день памяти святой преподобномученицы Параскевы храм был торжественно освящен архиепископом Алексием.

25 августа 1864 года пришел указ Святейшего Синода о разрешении открыть монастырь, а через месяц состоялось торжественное открытие.

В 9 часов утра на монастырскую гору прибыл крестный ход из Кишлавской Вознесенской церкви с иконой Преподобного Сергия. Архиепископ Алексий отслужил молебен при источнике святой Параскевы, а в храме совершил Божественную литургию, после которой дал наставления первым семи сестрам, жившим при Параскевиевском храме со дня его сооружения. Епархиальным начальством был составлен устав для новой обители, а настоятелем назначен игумен Парфений, который должен был избрать настоятельницу и своими советами помогать сестрам.

Из-за затянувшегося процесса передачи земли Зотовых монастырю в первые два года ничего не было сделано для благоустройства обители. Сестры жили в сырых и холодных землянках и только молились Господу, прося у него лучших дней, но богослужения в обители не прерывались ни на день. Наконец все вопросы были улажены. Новый архиепископ Гурий поручил временное управление монастырем монахине Надежде. При ней был построен большой одноэтажный дом, в котором и поселились сестры.

Но уже в 1872 году в обитель была назначена новая управительница — монахиня Аполлинария, переведенная в Топловскую обитель из Одесского Михайловского женского монастыря. Она зарекомендовала себя умелой и заботливой хозяйкой. За два года ее управления были построены дом для священнослужителей, трапезная с кухней, скотный двор и другие хозяйственные постройки. Монастырское хозяйство стало крепнуть.

В 1874 году в Симферополь прибыла игуменья Московского Страстного монастыря Валерия. Крым был ее родиной, поэтому, узнав, что есть возможность стать настоятельницей Топловской обители, Валерия выразила желание потрудиться в деле ее устроения. 14 февраля 1875 года указом Святейшего Синода игуменья Валерия была назначена первой настоятельницей монастыря. Архиепископ Гурий надеялся, что образованная игуменья будет более полезна обители, чем ее предшественницы. Но все вышло иначе. За три года управления обителью она наделала много долгов, построила совершенно ненужный дом для настоятельницы, запутала хозяйственные дела, поэтому только что устроенное хозяйство пришло в полный упадок. Архиепископ Гурий помог уплатить самые неотложные долги. Для этого он ссудил 1500 рублей, из них тысячу по завещанию отказал в пользу монастыря, а остальные были постепенно выплачены монахинями.

После увольнения игуменьи Валерии в монастыре был создан Совет. Председательницей Совета назначили монахиню Манефу, казначеем — послушницу Алевтину, экономкой послушницу Веру, благочинной послушницу Капитолину и секретарем послушницу Вячеславу. Теперь все решения по управлению обителью решались большинством голосов, документы подписывались всеми членами монастырского Совета. Постепенно дела монастыря стали приходить в порядок. Благодаря помощи жертвователей монастырь приобрел в 1880 году 125 десятин хорошей земли. А к 1883 году был решен спор с Феодорой Алексеевной Зотовой из-за владения имением, пожертвованным ее покойной сестрой А.А. Ламбири монастырю. Доходы с земли теперь полностью переходили обители, а Зотова получала в качестве компенсации 5000 рублей. Выплатить ей эту сумму сестры смогли благодаря пожертвованиям: архиепископ Гермоген передал в дар 1000 рублей и вдова унтер-офицера Мария Петровна Киркина — 2000 рублей. В то же время монастырь приобрел еще 124,5 десятины земли, в этом ему опять помогла благотворительница М.П. Киркина. Теперь во владении монастыря оказалось 480 десятин хозяйственных и лесных угодий, что, однако, не повлияло на его благосостояние. Монахини по-прежнему жили в тесных кельях, не было гостиницы для паломников, а маленькая церковь не вмещала даже сестер.

Монастырский совет ходатайствовал перед епархиальным начальством о дозволении расширить храм, но, даже получив дозволение, не мог приступить к постройке — не было необходимых средств. И все же некоторые работы по благоустройству обители были проведены. В 1880 году отреставрировали монастырскую баню и прачечную, для облегчения труда сестер туда провели водопровод, по которому вода из родников поступала в колодец прачечной. В 1882 году благоустроили источник святой Параскевы: резервуар выложили крымским гранитом, место около источника расчистили и обложили камнем. Около источника устроили полукруглую стену в виде иконостаса, на которой укрепили иконы. Среди них был список с чудотворной иконы, обретенной у источника. По желанию богомольцев устроили купальню, имеющую два отделения с резервуаром, наполняющимся водой из святого источника.

В 1885 году благоустроили дорогу, ведущую в монастырь. Эти работы потребовали значительных средств, но были необходимы, так как дорога в монастырь шла вдоль обрывов и имела несколько крутых поворотов, для безопасности их оградили деревянными столбиками. От Топлу дорогу в монастырь указывал большой белый крест, с одной стороны его была икона святой Параскевы, а с другой икона Казанской Божией Матери. Также соорудили мельницу на реке Мокрый Индол. Правда, мельница могла работать только весной и осенью, когда дожди наполняли реку водой. За это время монахини успевали заготовить запас муки для обители на целый год. И хоть мельница не приносила дохода, ее устройство облегчило труд монахинь, которым приходилось по нескольку недель ожидать своей очереди на соседних мельницах. У церкви был устроен фонтан, посреди которого возвышался мраморный крест.

За плодотворную деятельность члены Монастырского совета были награждены епархиальным начальством. В 1885 году председатель совета монахиня Манефа была возведена в сан игуменьи, а члены совета казначея Вячеслава и благочинная Капитолина удостоены грамот. В 1889 году игуменью Манефу сменила монахиня Параскева, бывшая послушница Вячеслава. 16 июня 1889 года она была пострижена в монашество с именем Параскевы епископом Таврическим и Симферопольским Мартинианом, а 26 июля 1890 года возведена в сан игуменьи и управляла обителью до 1928 года, то есть до ее закрытия.

Огромно было желание сестер построить новый храм во имя Живоначальной Троицы, так как церковь святой Параскевы была мала, и вновь возведенные монастырские постройки скрывали ее от глаз паломников, но не хватало денег. Монастырский совет решил постепенно готовиться к строительству и испросил разрешение в Управлении Государственных Имуществ заготавливать камень на горе Обикир, что в пяти верстах от обители. 17 мая 1887 года состоялась закладка храма во имя Святой Живоначальной Троицы, который предполагалось построить в русском стиле, двухэтажным. В нижнем этаже располагалась бы церковь во имя Параскевы, усыпальницы и отопительные паровики. Верхний храм должен был быть трехпрестольным: главный престол во имя Святой Троицы, северный — во имя Архистратига Михаила и южный — во имя Успения Божьей Матери. На постройку требовалось 100 тысяч рублей. Три тысячи пожертвовал К.П. Победоносцев, граф Н.Ф. Гейден в честь рождения дочери Марии пожертвовал девять тысяч рублей и пять тысяч помещик Таврической губернии П.В. Попов. Но этих денег не хватило для завершения работ, недостроенный собор был взорван в 1929 году.

Одновременно стали перестраивать старый храм во имя святой Параскевы, поскольку он не вмещал уже всех сестер и богомольцев. Княгиня Горчакова так описывала ее: «Сквозная галерея, которой храм был окружен, была обнесена каменной стеной и непосредственно соединена с церковью, а колокола, которые в ней находились, были повешены на колокольню, пристроенную к церкви». Кресты на церкви и колокольне заблестели на солнце позолотой. Иконостас отреставрировали и окрасили светло-розовой краской, два боковых иконостаса заново позолотили. Перестроенная церковь была вновь освящена архиепископом Мартинианом (Муратовским).

В это же время начинается строительство двухэтажной монастырской гостиницы. Рядом с ней располагалась кухня и трапезная для богомольцев. 26 июля 1890 года, в день храмового праздника монастыря, съехавшиеся в обитель богомольцы удобно разместились в просторных комнатах. В 1891 году был разобран дом, построенный игуменьей Валерией, который к тому времени пришел в полную негодность. На его месте построили новое двухэтажное здание, на втором этаже разместились комнаты настоятельницы и для приема почетных посетителей монастыря, а на первом — кельи для сестер, монастырская канцелярия, иконописная мастерская и комната для спевки хора.

В 1897 году начали строить больницу на двенадцать коек с домовой церковью во имя иконы Божьей Матери «Всех Скорбящих Радосте» и богадельни для престарелых монахинь.

Топловский монастырь обладал священными реликвиями, пожертвованными ему в разное время. В мае 1886 года обитель посетил иеромонах Русского Пантелеимоновского монастыря на Старом Афоне отец Варсонофий. Он рассказал, что в его монастыре хранится честная глава святой преподобномученицы Параскевы, и по просьбе монастырского совета Топловской обители им могут быть переданы частицы святынь. Братия Пантелеимоновского монастыря решила даровать Топловской Параскевиевской обители частицу Честного и Животворящего Креста Господня, частицы мощей святого великомученика и целителя Пантелеимона и святой преподобномученицы Параскевы. Пожертвованная святыня была доставлена в Параскевиевскую обитель отцом Варсонофием 26 апреля 1887 года. Ее встретили с подобающими почестями и крестным ходом принесли в монастырский храм.

Долгие годы благотворителем Топловской обители был граф Николай Федорович Гейден, староста Санкт-Петербургского Казанского собора. Он пожертвовал монастырю свою дачу, находившуюся в Феодосии. Даритель пожелал, чтобы здесь было устроено подворье монастыря с церковью во имя Казанской Божией Матери, приютом для богомольцев и начальной школой для девочек.

11 апреля 1890 года граф Н.Ф. Гейден сделал обители еще более ценный дар. В память чудесного избавления Государя Императора и Его Августейшей Семьи от гибели 17 октября 1888 года, он пожертвовал семейную реликвию — икону Казанской Божией Матери, которая досталась ему по наследству от рода Вяземских и Зубовых.

Икона была украшена серебряной с позолотой ризой, лик Богородицы окружал жемчужный убрус с драгоценными камнями, в числе которых были бриллианты, пожертвованные фрейлинами М.Б. Глинкой-Мавриной и М.Ф. Головиной. Икона была торжественно доставлена в обитель. Жители Феодосии обратились в Святейший Синод с просьбой разрешить им приносить икону Божией Матери крестным ходом в день спасения императора 17 октября в Феодосию, где бы она оставалась до 22 октября, дня явления Казанской иконы Божией Матери. Прошение это было удовлетворено. Ежегодно 17 октября икону крестным ходом несли из монастыря через села Салы, Кишлав, Изюмовку и город Старый Крым в Казанское подворье города Феодосии. А 22 октября через села Байбуга и Карагозы вновь возвращали в обитель. По свидетельству княгини Горчаковой, это торжество вызывало благоговейные чувства у всех окрестных жителей. В каждом селе икону встречали с большими почестями, проводили всенощное бдение с чтением акафиста, а утром совершали литургию с молебном. Затем икону приносили в дома, где были больные. 16 октября икона прибывала на Казанское подворье в Феодосии, а на следующий день совершали торжественный крестный ход в Александро-Невский собор. Духовенство собора выходило навстречу с иконой Знамения Пресвятой Богородицы и хоругвями, по дороге к ним присоединялись священники из греческой и военной церкви. В этом торжестве принимали участие все учебные заведения и войска, военный оркестр исполнял во время крестного хода «Коль славен». Затем оба крестных хода соединялись и следовали в собор. На улицах устанавливали большие жаровни с курящимся ладаном, так что воздух был наполнен тонким ароматом, это придавало особенный опенок всему торжеству. В этот день никто не работал, школы были закрыты. Толпы народа шли за иконой, нищие, больные и убогие прикладывались к образу Царицы Небесной и молили о помощи и исцелении. Крестный ход продвигался очень медленно, так было много желающих нести святую икону.

В том же году граф Гейден вновь передал драгоценнейший дар монастырю — Крест со святыми мощами Киевско-Печерских угодников. Эта семейная реликвия перешла в наследство графу от его деда графа Зубова. На Афоне на средства графа Гейдена приобрели живописное распятие в натуральную величину. На нем были сделаны надписи на еврейском, греческом и латинском языках, а в подножие вложен камень от живоносного Гроба Господня, привезенный графом из Иерусалима в 1884 году.

Были у монастыря и другие пожертвования. Симферопольский мещанин Федор Кашунин завещал Параскевиевской обители свой дом с тем, чтобы его наследникам было уплачено 1500 рублей. Этот дар сестры приняли с благодарностью. Им часто приходилось бывать в Симферополе по делам, теперь они могли остановиться на подворье, которое также освятили во имя Казанской Божией Матери.

Такое количество святынь, хранящихся в Топловском монастыре, привлекало в обитель множество богомольцев и путешественников, желающих увидеть святые реликвии и им поклониться. Сотни крестьян из окрестных сел приходили на службу в воскресные и праздничные дни. Даже мусульмане относились с благоговением к святой иконе и источнику. Они приезжали издалека, чтобы омыться в целебной воде и попросить здоровья у Божией Матери, Заступницы всех людей. Посетители оставляли монастырю денежные пожертвования, что повышало его благосостояние.

Но залогом процветания монастыря стал труд монахинь. Ни одна из сестер и послушниц не сидела без дела, они поддерживали идеальный порядок в монастыре, ухаживали за цветником. На приобретенных землях в долине реки были устроены два хутора. Там монахини разбили огороды и фруктовый сад, занимались хлебопашеством. На лугах они сами косили сено, сушили, а затем грузили на повозки и отвозили в монастырь, где хранили в стогах. В трех верстах от монастыря находился еще один хутор Ималакташ, где содержали скот. Позже там построили каменный дом, разбили огород и фруктовый сад, а в лесу устроили пасеку.

Фруктовый сад монастыря славился своими урожаями. В 1914 году в Москве состоялась Всероссийская ремесленная фабрично-заводская выставка, в ней приняла участие и Топловская обитель. Монахини привезли на выставку живопись, ковры и фрукты.

Сестры сами шили необходимую одежду, занимались штукатурными и малярными работами, учились живописи и золочению по дереву. Благодаря упорному труду монахинь хозяйство обители крепло.

Топловский женский монастырь отличался строгим образом жизни. Богослужение в храме совершали каждый день, сестры читали псалтырь с поминовением всех записанных в монастырском синодике. В воскресные дни на службе присутствовали все монахини — и те, кто работали в обители, и те, кто трудились на хуторах.

Топловский Троице-Параскевиевский монастырь пользовался заслуженной любовью и уважением. Не раз окрестные жители обращались в монастырь за помощью и всегда получали ее: деньгами, продуктами или лекарствами. Все больше женщин стали принимать постриг в этой обители. Если в день открытия монастыря здесь нашли приют 7 сестер, то к 1917 году их стало 241.

Тяжелые годы войн и революций почти не отразились на образе жизни монастыря. Став духовным центром, он объединил всех христиан, которые приходили в обитель за поддержкой и утешением, вместе с сестрами просили в молитве победы над врагом, мира и спокойствия своей стране. В годы Первой мировой войны монастырь оказал материальную помощь армии, отсылал на фронт лекарства, бинты.

Но смутные времена всегда поднимают со дна человеческой души самое злое, и тогда, забыв о святынях, люди думают об обогащении. 17 января 1919 года в монастырской церкви шло богослужение. В рано наступившей зимней темноте по верхней лестнице из леса в сад спустились восемь вооруженных людей и направились к парадному крыльцу дома игуменьи. Монастырские сторожа, вооруженные японскими винтовками, засели за кирпичами у главной площади и открыли беспорядочную стрельбу вверх. Завязалась перестрелка, нападавшие отвечали, не переставая ломиться в покои игумении. В это время у сторожей кончились патроны, они пошли к экономке за новыми и вновь стали стрелять. Монахини, напуганные выстрелами, умоляли сторожей прекратить стрельбу во избежание жертв. Поскольку было очень темно, в перестрелке никто не пострадал.

Грабители ворвались в игуменские покои, разбили конторку и шифоньерку, и, стуча прикладами о пол, требовали от казначеи — сестры Сергии — монастырскую кассу. Денег искали повсюду — у послушниц, в больничной церкви, где посмели стрелять, и в других помещениях. У стариков-священников забрали два настольных креста, из алтаря похитили вызолоченный крест. Бандиты разделились на две группы: первая вынесла из покоев игумении все, что было возможно — серебряные ложки и вилки, ботинки, часы, винтовку и прочие; другая же отобрала у экономки сестры Магдалины сданные ей на хранение деньги — монастырские, принадлежащие монастырским рабочим и свои личные. Сестра Магдалина спрятала шкатулку с деньгами на чердаке амбара между старыми досками, но тайник был обнаружен. У проживавшей во флигеле престарелой графини Татищевой похитили четыре золотых кольца. После ограбления нападавшие избили казначею. Вот тогда-то, скорее всего, и были похищены монастырские святыни — Казанская икона Богородицы и ларец с частицами мощей. Если уж грабители обшаривали амбарные чердаки — могли ли они оставить монахиням богато украшенную икону и окованный серебром ларец? Может быть, бесчинства еще продолжались бы, но остальные налетчики стали торопить активных участников банды. Они поспешно скрылись в лесу, уйдя по шоссе. Бандитов было 21.

В монастырь на автомобилях прибыл отряд во главе с начальником уезда И.И. Спичаком, который осмотрел окрестности. В деревне Орталан были задержаны подозрительные лица, служившие в Красной гвардии, у них нашли винтовки. Дальнейшие розыски продолжались, но конкретных результатов не дали.

Кто же были эти грабители? Скорее всего, судя по количеству бандитов и их вооружению, это были «зеленые», укрывавшиеся в горах в годы гражданской войны. Кстати, чуть более года спустя, 22 апреля 1920 года при подобных обстоятельствах был совершен налет на Кизилташский монастырь, который также ограбили, унеся вместе с деньгами все документы.

Перемены в жизни монастыря начались с установлением в Крыму Советской власти. 23 марта 1921 года в Топловский монастырь прибыла комиссия, которая составила опись всего церковного имущества. Монастырские земли, постройки, инвентарь и рабочая сила перешли в ведение Топловского совхоза, а мебель — санаторно-курортного управления. Монахини и послушницы образовали религиозно-трудовую общину, которую назвали «Женский труд», и обратились в комиссию по отделению церкви от государства при Феодосийском Ревкоме с просьбой передать им в бесплатное пользование имущество церквей, находящихся на территории общины.

В голодный 1922 год из Топловской обители были изъяты 15 предметов из золота и серебра. Но уже с 1923 года отношение государства к церкви изменилось, монастыри и церкви закрывались по всей стране. 5 октября 1923 года на заседании Президиума КрымЦИК было принято решение о ликвидации сразу трех монастырей: Космо-Дамиановского, Кизилташского и Топловского. Спас Топловский монастырь, как ни странно, фруктовый сад — гордость обители. Техник-инструктор Государственного земельного имущества Крыма В.Н. Лукьянчиков сделал доклад о хозяйственной деятельности монастыря, в котором отметил, что «в смысле обработки бывший сад монастыря может смело занять одно из первых мест среди садов Крыма. Община, арендовавшая сад, не считаясь с особенностями плодоношения, производит полную ежегодную обработку всему саду, чего не достигает большинство арендаторов других садов, производя некоторую обработку только той части, которая обещает быть с урожаем. Благодаря ежегодной и полной обработке молодые насаждения быстро и правильно развиваются, плодоносящие деревья имеют здоровый вид и могучую крону». В докладе было отмечено, что в идеальном порядке содержатся также постройки, инвентарь и все прочее имущество. Это сыграло положительную роль: решение о закрытии монастыря отменили, имущество и земли передали трудовой артели. В 1924 году закрыли монастырские храмы, что вызвало недовольство не только монахинь, но и жителей окрестных деревень. Бывший армянский храм передали музею.

В монастырь была направлена комиссия, которая указала на существующие недостатки: не ведется политико-воспитательная работа, есть библиотека, но ею никто не пользуется, фактически артелью руководят монахини, возглавлявшие монастырь, и сохраняется уклад монастырской жизни. В 1928 году монастырь был закрыт окончательно. Монахинь разогнали, особо недовольных отправили в Симферополь. На территории сельхозартели создали совхоз с символическим названием «Безбожник». Работники этого совхоза в короткий срок развалили отличное монастырское хозяйство, которое десятилетиями создавали нелегким трудом монахини Параскевиевского монастыря.

Через три месяца после закрытия монастыря скончалась игуменья Параскева (1849—1928), она звалась в миру Ольгой Ивановной Родимцевой, была московской мещанкой слободы Садовой. Образование получила в Московском мещанском училище. В 22 года поступило Ольга в Московский Страстной монастырь, где в 1874 году было определена в число сестер и облечена в рясофор с наречением имени Вячеславы. Когда игумен и я Страстного монастыря Валерия изъявила желание перейти в Топловский монастырь, вместе с ней в Крым в 1875 году прибыло и послушниц о Вячеслава. После ухода игумении Валерии из обители Вячеслава за ней не последовало, а осталось в монастыре и было выбрано секретарем монастырского совета, а позднее — казначеей. В 1884 году за отличную и полезную службу ей было преподано благословение Святейшего Синода и выдано грамота. 16 июня 1889 года владыка Мартиниан постриг ее в монашество с наречением имени Параскевы, в декабре этого же года она было назначено настоятельницей монастыря, а 26 июля 1890 года, в день памяти преподобномученицы Параскевы, своей небесной покровительницы, возведена в сан игумениих. Тридцать девять лет она управляла Топловской обителью, на ее глазах и ее стараниями бедная обитель превратилась в крепкое, хорошо налаженное хозяйство. За труды на пользу обители в 1894 году матушка Параскева была удостоена самой высшей награды, какую только могут иметь монашествующие женщины — наперсного креста.

Тяжело было видеть игуменье Параскеве, как постепенно гибнет созданная ею обитель. Еще в 1922 году она написала завещание, но пока жил монастырь, билось и ее сердце. 16 декабря 1928 года в воскресенье игуменья почувствовала себя плохо и через полтора часа умерла от паралича сердца. Она успела исповедаться и причаститься, простилась с сестрами, всех благословила и сама приняла благословение от иеромонаха Ювеналия (Литвиненко). Похоронили игумению Параскеву на монастырском кладбище. Но ее могила была разорена искателями «сокровищ». В начале 1980-х годов рабочие хотели взять с монастырского кладбища памятник для братской могилы. Но когда надгробие подняли и перевернули, оказалось, что оно принадлежит игуменье Параскеве, о чем свидетельствовали слова: «Зде покоятся честныя мощи игумении Параскевы. Молитвенная свеча души ея полвека горела любовию велией и пламенной, прошениями об обители сей святой ко Господу. Любим, кланяемся ти, добрая и мудрая мати наша, 3.XII.1928 (ст. ст.)». Сейчас оно находится Внутри часовни, посетители монастыря стремятся побывать здесь и приложиться к святыне, прося здоровья и благополучия. На могиле матушки Параскевы и в наши дни происходят чудеса. Вот что рассказала паломница Нерук Любовь Ивановна, побывавшая в монастыре 7 июня 2001 года: «Я приехала в монастырь, пошла на кладбище поклониться матушке Параскеве, попросить за деточек о благополучии в семье и несла зажженные свечи. Они на пути к могилочке погасли. Я поскорбела, что погасли свечи, и решила их просто незажженными поставить на могилку. Когда я их поставила на могилку игуменьи матушки Параскевы, то свечи сами зажглись».

В 1933 году на территории монастыря организовали экспериментальную базу Крымской плодово-ягодной опытной станции. От монастыря остались лишь постройки, старые склепы и надгробия, тенистый парк, фонтан. Да еще долго в народе ходили слухи о спрятанных монахинями сокровищах, некоторые даже искали их, но не нашли. В годы Великой Отечественной войны в зданиях станции устроили штаб гитлеровцы. В 1942 году его разгромили партизаны, уничтожив средства связи и важные документы. А 13 апреля 1944 года в бою за освобождение села Учебное погибли четверо бойцов, они похоронены на кладбище, где им поставили памятник.

После войны в Учебном организовали сельскохозяйственную школу, в которой готовили садоводов и виноградарей. Впоследствии в этом живописном месте с чистым лесным воздухом открыли пионерский лагерь «Тополек».

Возрождение единственного в Крыму женского монастыря началось в 1992 году, когда собрание верующих сел Учебное и Тополевка решило создать православную общину храма «Всех скорбящих Радость». Они обратились в Совет министров Крыма и к председателю Белогорского Совета народных депутатов с просьбой вернуть храм, в котором в то время находился спортзал и бильярдная. Первую Божественную литургию 8 августа 1992 года совершил архимандрит Филипп (Стецюренко), преподаватель Одесской семинарии, ему помогали протоиерей Алексей Емельяненко, благочинный Белогорского округа, настоятель Никольского храма в городе Белогорске и священник Владимир Карпец, настоятель Успенского храма в городе Старый Крым. В храме провели молебен с водосвятием.

8 июля 1993 года Совет по делам религий при Кабинете министров Украины зарегистрировал устав Топловского женского монастыря преподобной мученицы Параскевы. Его настоятельницей стала монахиня Алевтина (Латай), возведенная в сан игуменьи. Это на ее плечи легли тяжелые заботы о восстановлении обители. Она управляла монастырем до 1996 года, а затем отправилась на покой в Покровский монастырь в Киеве. Ее сменила старшая сестра монахиня Рафаила (Краснова). А в 1998 году в истории монастыря в четвертый раз появилось имя Параскевы.

Новая игуменья Параскева (Нина Михайловна Тищенко) родилась 19 сентября 1946 года в Черкасской области. Окончила Черкасский педагогический институт, изучила три иностранных языка: английский, французский и испанский. Преподавала в школе и в сельскохозяйственном техникуме. В Топловский монастырь приехала впервые в храмовый праздник, ступила на плиты перед храмом и вдруг поняла, что это ее дом. Сначала осталась послушницей, выполняла любую работу, а в 1997 году приняла постриг в Топловском монастыре. В 1998 году ее возвели в сан игуменьи. Владыка Лазарь отслужил Божественную литургию прямо под сенью высоких деревьев. К этому дню из Одесского Свято-Михайловского монастыря привезли в подарок пять икон: Спасителя, Богородицы, Николая Чудотворца, Божией Матери Касперовской и Целителя Пантелеимона. В монастыре хранится и другая святыня: ковчежец с мощами Киево-Печерских святых в виде креста. Он сделан в 1989 году по заказу архимандрита Василия (Златолинского), ныне архиепископа Запорожского и Мелитопольского. Частицы мощей находились в ларце с двойным дном и попали к отцу Василию, когда он жил в Средней Азии. 3 мая 1994 года Владыка Лазарь передал святыню в Параскевиевский монастырь. Святые мощи несли торжественным крестным ходом из Старого Крыма в Тополевку.

8 августа 2002 года монастырь отметил 10 лет со дня своего возрождения. Постепенно отстраиваются здания, обитель украшается, хорошеет. Восстановлена часовня над могилой первой игуменьи Параскевы, открылась новая благоустроенная купальня, куда попадают воды не только целебного источника святой Параскевы, но и двух других, находящихся в лесу, — святого Георгия и Трех Святителей, рядом возвели еще одну часовню. В обители и сегодня происходят чудесные исцеления, в которые здесь свято верят, и другие свидетельства благодатной помощи паломникам. В специальной тетради люди, получившие исцеление от недугов, записывают свои рассказы, возносят хвалы Господу.

В монастырь приезжают и в будни и в праздники не только совершить омовение в целебной воде, но и поприсутствовать на богослужении, помолиться, получить благословение, а иной раз спасительное слово или совет.

Особый интерес вызывает у паломников «Пещерка Константины», хотя экскурсоводы поясняют, что Константина жила не здесь, а в устроенной собственными руками землянке. Проникнуть в пещерку в складке оврага довольно сложно: нужно протискиваться лежа. Внутри она напоминает крест, высота — в рост человека. Очевидно, здесь уединенно молились схимницы.

В настоящее время в обители живут тридцать монахинь. У сестер свое хозяйство: огород, коровы, козы, куры, небольшая пасека. Молоком и творогом монахини делятся с пенсионерами села Учебное, не требуя никакой платы — понимают, как трудно нынче живется старикам. Мечтают устроить пруд и разводить в нем рыбу, восстановить мельницу и водопровод, который заполнялся водой горных ручьев, — из него раньше все огороды поливались. Но больше всего монахини мечтают обрабатывать сад, который в прошлом веке был гордостью обители. Они верят, что их труд и защита святой Параскевы помогут возродить это удивительное место.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь