Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Нехоженый Крым И.И. Пузанова

Среди крымских зоологов наибольшей известностью пользуется имя профессора Ивана Ивановича Пузанова (1885—1971). Многие справедливо называют его легендарным естествоиспытателем. Будущий ученый открыл для себя полуостров в 1900 г.:

«Огромную роль в развитии моей личности сыграла первая поездка в Крым, раскрывшая передо мной совершенно новый, яркий мир».

Тогда он посетил Южный берег, предгорный Бахчисарай, любовался ландшафтами Главной гряды и особенно был поражен громадой массива Чатырдаг, красотами мыса Фиолент и Георгиевского монастыря... В последующем И.И. Пузанов неоднократно приезжал в Крым, долгое время работал здесь. Его по праву называют теперь одним из крупнейших знатоков-крымоведов.

Родина И.И. Пузанова — российский город Курск. Окончив там гимназию, он в 1904 г. поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, причем в 1905—1906 гг. учеба продолжалась в Лейпцигском и Гейдельбергском университетах. В 1909 г. студент из главного российского вуза проходил практику на Севастопольской биологической станции, которой руководил С.А. Зернов — открыватель промышленных запасов водорослей в северо-западной части Черного моря, «филлофорного поля Зернова». Способности молодого Пузанова не прошли незамеченными, и он был приглашен С.А. Зерновым в экспедицию по изучению донных биоценозов Крымского Южнобережья. Это была прекрасная школа для формирующегося исследователя, и два месяца практики, по словам Ивана Ивановича, стоили года обучения в университете.

Из выдающейся московской профессуры на студента оказали огромное влияние физиолог растений К.А. Тимирязев, геолог А.П. Павлов и орнитолог М.А. Мензбир, который в 1911 г. оставил выпускника в своей лаборатории.

В 1914 г. И.И. Пузанов был направлен Московским обществом испытателей природы в специальную командировку в Германию, Францию и Италию с целью перенять опыт организации работы природоведческих музеев и других научных учреждений. По пути было немало встреч и дискуссий с выдающимися европейскими учеными той эпохи. В Йене молодому специалисту посчастливилось даже встретиться с Э. Геккелем.

Первая мировая война сделала будущего зоолога военным синоптиком в Севастополе, и, демобилизовавшись, он с тех пор осел в Крыму.

Лучшие десятилетия своей жизни ученый посвятил исследованиям крымской природы, исходив и изъездив этот край вдоль и поперек. Внимание исследователя привлекали и природные редкости знаменитого древневулканического массива Карадаг, и грязевые вулканы Керченского холмогорья, где он путешествовал вместе с профессором-ботаником Е.В. Вульфом, которому спас там жизнь, и фауна Горного Крыма, в особенности ее происхождение, и прибрежные зооценозы Черного моря, которые он изучал, экскурсируя вдоль берегов полуострова вместе с академиком-геологом Н.И. Андрусовым, и проблемы облесения крымской яйлы, и многое другое...

Начиная с 1917 г. И.И. Пузанов преподает в различных крымских учебных заведениях. Он был одним из тех, кто ратовал за создание первого в Крыму высшего учебного заведения — Таврического университета, учрежденного в 1918 г. В Таврическом университете (а затем в его вузах-преемниках — Крымском университете и Крымском педагогическом институте) ученый проработал более 15 лет: сначала доцентом кафедры зоологии позвоночных, а затем — профессором (1923 г.) и заведующим (с 1922 г.) этой кафедрой.

Как мы уже знаем, в те времена профессорский состав вуза был по-настоящему «звездным», и новый профессор пришелся вполне ко двору. Можно только позавидовать студентам, которым он читал лекции, держась достойно и независимо в суждениях, свободно ориентируясь в достижениях отечественной и зарубежной науки, привлекая яркие примеры из своих путешествий по странам Европы, Азии и Африки, ссылаясь на собственные полевые исследования в Крыму. Единственное, что портило портрет замечательного лектора — его тихий голос. Но такой недостаток компенсировался «мертвой тишиной», стоявшей на занятиях: это была, как говорится, благодарная аудитория, в которой, впрочем, кроме студентов, было немало коллег, приходивших послушать интереснейшие лекции.

К сожалению, с 1930-х гг. в вузах страны начал внедряться так называемый бригадно-лабораторный метод обучения, одно из извращенных проявлений новой власти в сфере образования, язвительно прозванное И.И. Пузановым «педагогическим загибом». Вместе с другими блестящими преподавателями он был обвинен в «университетомании», а затем, в 1931 г. и вовсе снят с «довольствия» и в 1933 г. — покинул вуз.

Но жизнь продолжалась. Далее были Батуми, Горький и Одесса. В Одесском университете И.И. Пузанов с 1947 г. заведовал кафедрой зоологии. И до конца своих дней не забывал о Крыме. В последний раз он посетил любимый им полуостров в 1970 году.

Интенсивная научная деятельность в крымский период позволила И.И. Пузанову сделать представление на получение докторской степени без защиты диссертации в 1938 г. А направлений в исследованиях фауны полуострова у него было много. Глубоко изучив местных наземных моллюсков, он на основе этого обосновал наличие родственных палеогеографических связей Крыма и Средиземноморья. Большое место в его исследованиях занимали ихтиофауна и рыбоводство, а в тесной связи с этим ему пришлось заниматься и пресноводными беспозвоночными. Ученый много внимания уделил изучению крымских птиц, их исчезающим видам. В 1933 г. в результате ревизии региональной орнитофауны он насчитал здесь 337 видов. Особенно интересовался пернатым миром самого глубокого в Крыму озера Донузлав, где теперь создан заповедный ландшафтный заказник — преемник памятника природы, учрежденного здесь еще в 1947 г. В задачи (и интересы) зоолога входило также изучение земноводных, пресмыкающихся и млекопитающих. И.И. Пузанов наиболее целеустремленно занимался изучением зоогеографических связей Крыма (1927, 1929). Он установил здесь три наслоения, соответствующих последовательным этапам историко-географического развития местной фауны:

1 — древний слой образуют виды, сохранившиеся с конца третичного периода, когда, по мысли Пузанова, горный Крым находился в составе Понтийской суши, — понтические реликты;

2 — слой, состоящий из видов, проникших в Крым в течение четвертичного периода, — плейстоценовые иммигранты;

3 — наконец, слой, связанный с периодом последнего оледенения, холодным и влажным временем, — дилювиальные реликты.

В 1933 году, подводя итог многолетним исследованиям, И.И. Пузанов публикует краткую сводку по видовому составу крымской орнитофауны; он же продолжает разрабатывать вопрос происхождения фауны Крымского полуострова. Всего им опубликованы 235 научных произведений, в том числе 16 книг.

Даже работая в послевоенные годы в Одесском университете, И.И. Пузанов активно сотрудничал с Крымской научной базой Академии наук СССР, созданной в 1948 году (позднее она стала филиалом Академии наук), где создал сектор зоологии и организовал серию природоведческих исследований полуострова и выпуск научных трудов по зоологии.

И.И. Пузанов оказался среди образованной элиты начала XX века, которая была у истоков первого на полуострове Крымского природного заповедника, организованного в 1917—1923 гг. Тогда, как мы уже писали, развернулась нешуточная борьба ученых за сохранение бывшей «царской охоты» в качестве эталона дикой крымской природы, и эта борьба приобрела перманентный характер.

В дальнейшем, в 1926 г., профессора специально пригласили для координации научных работ в новом заповеднике, куда ему пришлось наведываться дважды в месяц. «При Пузанове» здесь развернулась интенсивная и многосторонняя исследовательская работа, сопровождавшаяся приездом видных естествоиспытателей, изданием трудов, путеводителя, а также организацией богатейшего музея природы, который, увы, целиком погиб во время войны. Не случайно ученого, как одного из основателей Крымского заповедника, в 1944 году включили в состав Всесоюзной комиссии, занимавшейся его восстановлением после фашистской оккупации (туда вошел также и ботаник С.С. Станков).

Однако в 1957 г. Крымский заповедник был реорганизован в заповедно-охотничье хозяйство — фактически новую «царскую охоту» для партийных бонз. С этим статусом уникальной охраняемой территории профессор И.И. Пузанов, запомнившийся современникам как бескомпромиссный защитник крымской природы, не смог смириться никогда. Его упрямая борьба за заповедник, как показала история, далеко не была романтической блажью: в 1991 г.

Кабинет Министров Украины таки вернул жемчужине дикой горнокрымской природы настоящий заповедный режим. Но по-прежнему остается нереализованной заветная мечта выдающегося крымоведа о национальном парке...

Чувство долга И.И. Пузанова в вопросах, которые касались природы и науки, проявлялись, конечно, и в те ранние творческие годы (1925—1931 гг.), когда ученый руководил отделом природы Центрального музея Тавриды, и ему, как когда-то В.А. Обручеву в Ялтинском музее, пришлось бороться за предоставление достойного помещения, где можно было бы полностью развернуть богатейшую экспозицию. Создание и поддержание музейных коллекций как одно из постоянных направлений работы вообще было неотъемлемой частью жизни ученого — в Москве, в Симферополе, в Крымском заповеднике, в Горьком и Одессе. Конечно, его европейский музейный вояж 1914 г. не прошел даром.

Из всех заслуг знаменитого естествоиспытателя особо выделяется одна, связанная с крупным географическим открытием. Речь идет о Большом каньоне Крыма.

Первым, кто совершил открытие крымского каньона, был ялтинский ботаник И.В. Ваньков. В поисках редких видов папоротников и орхидей он побывал здесь пять раз, а результаты своих исследований опубликовал в «Трудах Петербургского общества естествоиспытателей». Настоящим же, полноценным научным описанием Большого каньона Крыма мы, бесспорно, обязаны профессору И.И. Пузанову, который фактически сделал это чудо крымской природы известным широкой, в том числе научной, общественности.

Летом 1923 года, путешествуя по яйле со своим другом, астрономом Симеизской обсерватории В.А. Альбицким, И.И. Пузанов направлялся от массива Бойка в сторону Ай-Петри:

«Возьмем вот на этот мыс, — сказал я, указывая на высокий утес...Часа через полтора будем на Ай-Петри. Прошагав с полчаса, мы вдруг оказались на краю бездонной расселины, протянувшейся параллельно Яйле. Заглянув с замиранием сердца в преградившую нам путь бездну, мы увидели, что на дне ее течет речка. Противоположный край расселины был так же абсолютно отвесен, как тот, на котором мы стояли. По прямому расстоянию до него было не больше 200—250 метров. Через разделяющую нас бездну со свистом проносились белобрюхие стрижи...

Пораженный величием виденной мною расселины каньона и крайне заинтересованный... я решил его исследовать поосновательней и весной 1924 года подговорил моих друзей (среди них был известный ботаник Е.В. Вульф. — Авт.) принять участие в небольшой исследовательской экспедиции».

Сообщением И.И. Пузанова сразу заинтересовались кинодокументалисты, и в 1925 г. в каньон отправилась съемочная группа из Москвы, а уже через несколько месяцев фильм «По большому Каньону Крыма» показали во многих кинотеатрах Советского Союза.

Теснина, которую обнаружил И.И. Пузанов, представляет собой древний тектонический разлом, где впоследствии р. Аузунузень пропилила глубокое ущелье. Чудом природы называют это дикое, величественное место, упрятанное в глубине северного склона Ай-Петринской яйлы, в 4-х км к юго-востоку от с. Соколиного. Глубина ущелья достигает 250—320 м. Большой каньон Крыма объявлен памятником природы в 1947 г., а с 1974 г. — это ландшафтный заказник общегосударственного значения.

Об этом, а также многих других своих крымских открытиях ученый написал захватывающую книгу, названную так романтично, нетрафаретно и даже парадоксально: «По нехоженому Крыму» (1960). Страницы издания вновь продемонстрировали не только обширные знания ученого, его горячую любовь к Крыму, но и редкий талант естествоиспытателя-беллетриста. К сожалению, его обширная рукопись воспоминаний все еще ждет издателя.

Одному из авторов этой книги (В.Г. Ене) довелось встречаться с И.И. Пузановым, обсуждать с ним крымские природоохранные проблемы. Вспоминается высокая оценка ученым серии изданий «Природа Крыма», вышедшей в Симферополе в 1964 и 1966 гг. В частности, Иван Иванович тепло отозвался о нашей книге из этой серии «Ландшафтные памятники», которую зоолог назвал «уникальными очерками об уникальных ландшафтах Крыма».

В дань гражданским, научным и педагогическим заслугам И.И. Пузанов был удостоен звания Заслуженный деятель науки УССР. Его именем названо несколько видов животных.

И.И. Пузанов как ученый европейского склада воспринимал науку, в отличие от современной ему зашоренной советской среды, как явление международное. В этом отношении он был под стать Е.В. Вульфу. Если Е.В. Вульф перевел и опубликовал для русскоязычной аудитории ключевые сочинения А. Гумбольдта, то И.И. Пузанов сделал доступным отечественным читателям труд другого гиганта всемирного естествознания — А. Уоллеса.

Как и многие настоящие ученые, И.И. Пузанов находил радость не только в научном, но и в литературном творчестве. В периодической печати от времени ко времени публиковались его стихи. Одним из его любимых жанров стала так называемая пинакопоэзия — стихотворный комментарий к живописи, иногда же он делал переводы. Среди самых оригинальных его замыслов можно назвать фенологическую поэму (фенопоэму) «Двенадцать», где разворачивался калейдоскоп утонченных ландшафтных образов по типу венка сонетов. Как и многие настоящие поэты, И.И. Пузанов остался навсегда верен своей первой любви.

Вот так и я, мой Крым! Пройдя немало стран,
Обильных через край, прекрасных и могучих,
Я так теперь хочу разбить последний стан
У берегов твоих, на голых кручах.
Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь