Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

На правах рекламы:

• Смотрите www.transport-praca.pl paco praca dla przewo?nik?w szczecin opinie.

Главная страница » Библиотека » Г.А. Бабенко, В.П. Дюличев. «Шедевры мусульманской архитектуры Крыма»

Социально-экономическое развитие Крымского Ханства

Общая характеристика

Татары, как крымские, так и ногайские (кочевавшие в причерноморских и прикубанских степях), делились на племена (у крымских татар — аймаки, у ногайских — орды и колена, членившиеся на роды). Во главе родов, как уже отмечалось ранее, стояли беи — высшая татарская знать, владевшая огромными стадами и пастбищами, захваченными в Крыму или пожалованными им. Они направляли передвижение массы татар своего улуса и фактически распоряжались всей землей, т. е. пастбищами для кочевок (юртом), что и определяло власть беев над простыми скотоводами. Влияние беев распространялось поэтому на весь строй татарских родов. Беи расширяли свои земельные владения за счет присвоения целинных земель. Являясь полноправными хозяевами в своем бейлике, они творили суд над подвластным населением, устанавливали объем продуктовой ренты, размеры барщины (и если в начале она составляла 8-Ю дней в году, то впоследствии значительно возросла), вводили целый ряд и других повинностей: всеобщий налог, пошлины с купли-продажи, подать с урожая, за поголовье крупного рогатого скота, подельная или подушная подать, пошлина от продажи вина, винограда, плата за гумно, провиант и фураж, таможенная пошлина. Одной из главных обязанностей бея была вооружать свое население во время военных походов.

В пределах бейлика выделялись участки земли для мурз — членов бейского рода. Мурзы были ниже беев по социальному положению. Беи и мурзы составляли группу привилегированной крымскотатарской знати, которая резко обосабливалась от остальных групп населения. Они не имели права вступать в брак с простыми татарами, а свой доход должны были получать только с военной добычи и собственных земельных владений.

Верховным землевладельцем в государстве являлся хан. Ему также принадлежали леса и пустоши по течению рек Альмы, Качи и Салгира, он владел соляными озерами и селениями возле них. Население этих земель выплачивало хану десятину. Хану принадлежало право наследования земли умершего вассала, если у него отсутствовали близкие родственники (такими же правами обладали беи и мурзы по отношению к своим вассалам). Во владения хана входили также города Солхат, Кырк-Ор (Чуфут-Кале) и столица — Бахчисарай. Из земельных владений хана часть, с городом Ак-Мечеть, выделялась калге-султану.

Достаточно большое значение в социальной структуре крымского ханства, в повседневной жизни и, прежде всего, в религиозной имело мусульманское духовенство. Оно также входило в состав привилегированного сословия и владело вакуфными землями, с которых получало основные доходы. Вместе с тем, мусульманское духовенство имело свою долю от военной добычи, а также в его пользу взымался специальный налог со всего населения ханства. Крымские власти постоянно поддерживали священнослужителей, выделяя им дополнительные средства, различные пожалования и подарки.

Закрепление за собой большей части земельных владений, сбор различных пошлин и налогов приводили к имущественному расслоению. При этом основную массу населения ханства составляли скотоводы и земледельцы, получившие название «черный народ». Крымское ханство не знало феодально-крепостнической зависимости «черного народа», который обладал личной свободой. Крымские татары бережно сохраняли традиции родового строя, основу которого составляла патриархальная семья. Мусульманское население, расселившееся, прежде всего в степной и предгорной части Крыма, называлось просто «татарами», впоследствии к ним стали применять этноним «крымские татары» (впервые он зафиксирован в первой половине XVI в. у С. Герберштейна и М. Броневского).

Итак, в ходе становления Крымского ханства в нем утвердилось несколько форм земельных владений: ханское землевладение, бейлики (владения знатных карач-беев), султанское землевладение, вакуфные земли, принадлежащие духовенству, мурзинское землевладение и общинные земли.

Следует обратить внимание: в Крыму татары познакомились с такой формой землевладения, как земледельческая община — «джеамат». Существующая в ней форма поземельных отношений была во многом воспринята ими, и постепенно община «джеамат» пришла на смену родовой общине. В ней существовали коллективная собственность на землю, общественные сенокосы, общественные колодцы, коллективная запашка земли, для осуществления которой объединялись несколько семей. Земля в общине распределялась на паях, со временем превращавшаяся в собственность земледельца, что, в свою очередь, способствовало постепенному развитию имущественного расслоения среди общинников.

Достаточно многочисленной социальной группой населения ханства были рабы. Их количество пополнялось путем захвата пленных во время набегов на соседей или путем взимания живой дани с вассальных князей, стоявших во главе подвластных Крыму племен. Несмотря на то, что рабский труд не отличался особой эффективностью, он довольно широко использовался в хозяйстве. Крупнейшими центрами работорговли в Крыму были Каффа, Гезлев, Карасубазар.

Как уже отмечалось, к XVI в. Крымское ханство фактически охватило не только степной и предгорный Крым, но и бескрайние степные просторы между низовьями Днепра и Дона, а также степи между Доном и Кубанью.

Собственно в Крыму обитали, так называемые, татары перекопские, а степи за пределами полуострова в те времена занимала орда ногайских татар (в восточном Приазовье — так называемые ногаи), подчинявшаяся Крымскому ханству.

Скотоводство

На этом огромном пространстве с XIII в. и кочевали татары — степняки-скотоводы. По словам Сигизмунда Герберштейна, австрийского посла в Москве (в 1517 и 1526 гг.), побывавшего в Крыму, татары «не остаются долго, стравив пастбища в одном месте, они переселяются в другое со стадами, женами и детьми, которых везут с собой на повозках».

Татары кочевали отдельными небольшими селениями (аилами), которые иногда, ради безопасности, объединялись и перемешались большими таборами.

Мартин Броневский сообщал, что татары питаются кониной, бараниной. Простой народ не имеет хлеба, потребляет вместо него толченое пшено, разведенное водой и молоком».

В степной части Крыма и у ногаев, чье хозяйство представляется особенно примитивным, такой образ жизни существовал и в XVII в., и в XVIII в.. Здесь, в Ногайской Орде, даже накануне присоединения Крыма к России (конец XVIII в.) земледелие и ремесло носили вспомогательный характер и не получили широкого распространения. Аля того, чтобы хотя бы в минимальном размере обеспечить себя хлебом, ногайцы весной уходили в сторону от долины, где находилась их Орда, чтобы засеять и обработать пригодные для земледелия участки. Когда наступало время созревания хлебов, часть ногаев возвращалась с кочевок для того, чтобы убрать его.

Кочевое скотоводство традиционно основывалось на периодической смене пастбищ, с учетом их травостоя, сезонов, климатических условий и численности стада. Существовала система кочевания, которая предусматривала определенные маршруты, использование зимних, весенних, летних и осенних пастбищ, установленных для каждого коллектива.

Степь между Перекопом и Симферополем. К. Боссоли

Большинство беев и мурз предпочитали скотоводство земледелию.

В Крыму степные кочевники в течение длительного времени сохраняли свой уклад жизни, и, конечно, ими развивалась и древнейшая отрасль экономики — скотоводство, распространившееся на весь полуостров. Об этом красноречиво говорят многочисленные письменные источники. Тунманн, отмечая важную роль скотоводства у крымских татар, писал: «У них большие стада скота и овец, среди которых знаменита крымская курдючная овца. У них имеются двугорбые верблюды и много лошадей, не очень красивых, но быстрых, сильных и выносливых». Не менее красноречивы свидетельства Е.Л. Маркова и В.Х. Кондараки, отмечавших, что еще в середине XIX в. «стада овец в крымской степи встречались чаще, чем плуг», что в Крыму разводят тысячи волов, верблюдов, овей и стройных лошадей, которые представляют «гордость и богатство обитателей этой степи».

Огромными стадами владела, прежде всего, высшая крымскотатарская знать: беи и мурзы. Однако, даже у «простого» зажиточного татарина, по свидетельству современников, не казалось диковинкой наличие собственного стада, насчитывающего «от двух до трех тысяч овей, до 20 голов рогатого скота и столько же лошадей».

Особую отрасль экономики хозяйственной жизни, естественно, составляло коневодство. Лошадь для татарина имела огромное значение: это и средство передвижения, и помощник в хозяйстве, и в то же время — пища. Неслучайно с такой любовью и вниманием крымские татары ухаживали за своими лошадьми, у них даже было распространено поверье, что «каждое зерно ячменя, стравленное коню, зачтется за одно доброе дело на том свете». Татары умели делать из кобыльего молока острые и вкусные сыры, сбраживая его с ячменем, приготавливали кумыс, на молоке варили просяную похлебку. Готовили различные блюда из конского мяса, особенно ценилось мясо жеребят, которых выбраковывали из стада по определенным причинам накануне зимы.

Крымские лошади, по описанию современников, не отличались особой статью (невысокие), были быстрыми, выносливыми и удивительно сильными. При этом в Крыму, по утверждению Кондараки, разводили лошадей четырех пород: «учан-ергъа» — летающий иноходец, «ергъа» — иноходец умеренного хода, «джуббе» — отличающийся большим шагом, и «аян» — быстро перебирающая ноги».

Ханы настолько высоко ценили породу своих лошадей, что даже запрещали продажу их на вывод. Табуны лошадей у крымских татар были значительными, об этом говорит и уже известный нам факт: в отдельные походы татары брали с собой до 300 тысяч лошадей.

Чабан. Конец XVIII в. Гравюра Колпачникова

Крымская порода лошадей, действительно, была уникальной и чрезвычайно приспособленной к тем условиям, в каких она находилась: без особых проблем передвигалась в гористой местности, не боясь пропастей.

Значение лошади для крымских татар, их прирожденные качества первоклассных наездников отмечал наблюдательный Е.А. Марков: «В крымском пейзаже вас сразу поражает появление всадника.

Это уже всадник не по имени, а по существу. Вы видите прирожденность человека к верховой езде, видите органическую связь его с лошадью».

Достаточно многочисленными были и стада овец, ценимые за мясо, молоко и, в особенности, за шкуру и шерсть — зимняя одежда шилась, в основном, из овчины. Выводили и знаменитую крымскую курдючную породу.

Курдючный жир высоко ценился; считалось, что он обладает даже целебными свойствами. Овцеводством занимались, преимущественно, в степных районах, здесь отары насчитывали по несколько тысяч голов. Занимались овцеводством как в предгорном, так и горном Крыму.

Следует отметить, что существовали определенные отличия скотоводства, количества и пород разводимых животных в зависимости от региона и природно-климатических условий. Так, академик П.С. Паллас, описывая скотоводство южнобережья, отмечал: «Горских лошадей татары держат немного, зато они держат много коз. Большая часть здешних коз черные с рыжими ногами, брюхом и задом, есть и совсем рыжие. Татарские овцы, подобно козам, малорослы, с большим курдюком и тонкорунны. Шерсть южнобережных лучше, чем степных».

Татарский пастушок на Чатырдаге. Е. Марков

Специалисты называют несколько пород овец, которые получили распространение в Крыму: «машч», или «богданы», «мерлушки», («эльтир»), «чонтукъ» и «цыгейская». Каждая из указанных пород имела особые качества, за которые ценилась. Кондараки отмечает: «Цыгейская» порода давала шерсть для сукна и бурок, «мерлушки» ценились за свою овчину, овцы «чонтукъ» давали много сала и мяса. Эти бараны рыжевато-темного цвета с короткой курчавой шерстью. Овчины их легковесны и преимущественно употребляются на франтовские шубы... эти бараны, откармливаемые дома хлебным зерном для зареза, они, когда приобретают такой замечательной величины курдюки, что вынуждают хозяев привязывать к задней части их тележку на двух колесах, на которую взваливают пудовые хвосты».

В горном Крыму овец выпасали с ранней весны и до глубокой осени на прекрасных пастбищах. Следует отметить, что чаще всего местное население в сезон выпаса скота передавало своих овей профессиональным пастухам во главе со старшим пастухом — «одаманом». Это, действительно, была совсем не простая работа: необходимо было прекрасно знать местность, поляны с самым лучшим травостоем; стадо необходимо было охранять; правда, у пастухов были прекрасные в этом отношении помощники — достаточно свирепые овчарки «баракъ». Кроме того, пастухи умело лечили и стригли животных, в период окота не только «принимали» ягнят, но и в течение почти двух месяцев доили овец. Тут же, на пастбищах, на кострах, в больших плоских «легенах» готовили вкусный сыр. Такой сыр обладал еще одним, весьма важным в то время, свойством — он мог храниться до шести месяцев. Да и «производительность» овец являлась высокой: из молока одной овцы вырабатывалось такое количество сыра, какого вполне хватало одному человеку на целую зиму. Обязанностью хозяев было периодически подниматься на пастбище и забирать уже готовый сыр и «къатык».

Когда сезон выпаса на яйлах завершался (выпас на яйлах обычно продолжался с 23 апреля по 26 октября), овец сгоняли вниз, где они паслись на полях, которые после уборки урожая покрывались травой.

Для того, чтобы животных прокормить в зимнее время, хозяева заготавливали сено из прекрасных крымских трав во время сенокоса. Скошенную траву складывали в копны «басым». По утверждению Домбровского, трава «сохраняла свой зеленый цвет и ароматный запах».

У крымских чабанов существовало гадание на бараньей лопатке. «Зарезав барана, они варили мясо, а затем, держа лопатку против солнца, по количеству извилин определяли: 10 марта — каким будет окот, 10 июня — какой будет зима, 10 января — каким будет лето».

Разводили в Крыму коров, волов, верблюдов, позднее излюбленным верховым и вьючным животным стал осел. В домашнем хозяйстве было много кур и другой птицы. Широко использовалось молоко коров: его также добавляли в кумыс, из него делали острые сыры. Одним из самых распространенных продуктов питания в Крыму считался катык — кислый напиток из коровьего и овечьего молока («къатыкъ»). Волов, верблюдов прежде всего использовали в качестве рабочего скота.

Успешное развитие скотоводства обеспечивало сырьем многочисленные ремесленные мастерские Гезлева, Бахчисарая, Карасубазара. Крымские ремесленники из местного сырья изготавливали прекрасные ковры, замши, сафьяны, шагрени и т.д.

Земледелие

Появившись в Крыму, крымские татары оказались в регионе с высокой земледельческой культурой. Расселившись рядом с местными жителями, они начинают осваивать эту культуру.

О том, что сбор урожая имел важное значение для крымских татар, свидетельствует, в частности, послание русского посла Ромадановского Ивану III в 1491 г. В ответ на наказ великого московского князя поторопить Менгли-Гирея I с посылкой войск против общего неприятеля, Ромодановский пишет: «Только Менгли-Гирей I хлеб свой возьмет, а рати на него не будет». Как видим, наравне с ратью поставлена «уборочная компания», как дело, которое настолько может озаботить и отвлечь внимание хана, что ему будет не до других дел. Урожай и своевременный сбор его уже стал важным жизненным вопросом Крыма. Так было и в XVI, и в XVIII в. Об этом неоднократно сообщают современники. У татар-кочевников возникла связь с землей, что вело к появлению собственности на землю в различных формах.

Во второй половине XVI — первой половине XVII веков в экономической жизни Крымского ханства произошли значительные изменения, обусловленные переходом большей части населения Крыма к оседлому образу жизни и развитием земледелия (племена, жившие за пределами полуострова, в основном, продолжали привычный кочевой образ жизни). Этот процесс проходил не совсем просто. Известны случаи, когда крымские ханы пытались административными мерами прекратить кочевание соплеменников, превратить их в оседлых жителей. В частности, хан Сагиб-Гирей (1532—1553) наделял кочевников, желавших перейти к оседлой жизни, землями в Крыму. Он в принудительном порядке удерживал татар от постоянного передвижения, приказывая рубить телеги кочевников. Чтобы воспрепятствовать выходу их за пределы полуострова, хан распорядился восстановить и углубить ров через перешеек, соединяющий Крым с материком.

Путешествующая семья татар. А. Раффе

Постепенно этот процесс привел к тому, что наряду со скотоводством, оставшимся ведущей отраслью хозяйства, все большее место в экономике Крымского ханства занимает земледелие. Еще при кочевом образе жизни татарское население постепенно осваивало прилегавшие к зимовьям земли под сенокосы и пашни. Летом, когда основная часть кочевников выпасала скот на летних пастбищах, чаще всего за пределами Крыма, некоторые из них оставались в зимовьях, где вели полевые работы — косили сено, сеяли и убирали хлеб. Постепенно прежние кочевые пастушеско-родовые общины оседали в зимовьях на постоянное жительство, создавая таким образом целые поселения. Родовое устройство общества, существовавшее в Крымском ханстве при преобладании скотоводства, начало уступать место оседлой жизни.

К началу XVII в. в Крыму окончательно утвердилась, как самостоятельная общественно-экономическая единица, сельская территориальная община — джеамат — с коллективным землепользованием, общественными сенокосами и колодцами. Улучшилась обработка земель и повысилась урожайность.

Переход к оседлому земледелию сравнительно быстро происходил в долинах и вдоль рек, начиная от Каффы до Старого Крыма и верховьев р. Карасу, а также в районах бахчисарайских долин. Здесь для орошения использовались реки, от них на участки отводили воду по небольшим каналам. На развитие земледелия у татар оказали влияние и народы, издавна населявшие Крым, особенно греки. Под их влиянием у татар развивается садоводство и виноградарство. Крымские татары с благоговением относились к источникам воды, всячески охраняли их и проявляли заботу, очищали от загрязнений ключи, обкладывали их камнем или деревом, сооружали всевозможные фонтаны или водоемы.

Долина Коккоз. К. Боссоли

Процессу оседания татар на земле содействовала ее доступность. По крымско-мусульманскому праву бывшие пустоши, на которых «садились» новые хозяева, переходили в их собственность по определению ислама: «Обрабатывающий землю ею и владеет...»

Землю обрабатывали с помощью деревянного плуга с железным лемехом в виде остроконечного треугольника («сабан»). Интересно заметить, что пахали два раза подряд, так как считалось, что таким образом вспаханная земля давала два урожая. Для боронования использовали колючие деревья, а более зажиточные — четырехбрусковые, в форме трапеции, бороны с деревянными, реже железными зубьями («тырнакъ»). Обработанную землю засевали вручную. Выращивали ячмень, пшеницу, просо. Преобладали посевы ячменя и проса. Ячменную или просяную поджаренную муку, а также молоко брали с собой в походы; из проса же изготавливали популярный слабоалкогольный напиток — бузу. Засевали также рис, овес, тари и чечевицу.

Тунманн отмечал: «Крымцы культивируют сами и при помощи своих невольников почти все сорта хлебов, главным же образом пшеницу, ячмень, просо, особенно крупнозернистое, красное и желтое, а также немного риса, овса, тари и чечевицы».

Урожай собирали с помощью серпов, «оракъ», а также косами, «чалгъы». Для обмолота зерна использовали специальный зубчатый каменный каток. По словам О. Воропонова, «молотильная машинка состоит из каменного катка с зубчатой поверхностью, который вращается на оси, к этому катку припрягают лошадь. Где хотят молотить, там в землю вбит кол, вокруг этого кола расположена солома, из которой надо выбить зерно. Площадь, занятая соломой, имеет форму круга...»

Таким образом, лошадь, идя по кругу, тащила за собой каток, достаточно хорошо вымолачивавший зерно. Обмолоченное зерно просушивали, а затем просеивали с помощью пятилопастной лопаты, ссыпали в шерстяные мешки. Зерно хранили по древнему способу — в специально подготовленных ямах (уру), обложенных соломой или обмазанных глиной. Часто глину обжигали. Как и у всех народов, труд земледельца был нелегким, об этом прекрасно свидетельствует пословица крымских татар: «Косить — раскачиваться, жать — приседать, а вот на яйле только сыр прессуют».

Садоводство и виноградарство

В предгорных и горных районах крымские татары с успехом занимались садоводством. Тунманн пишет: «В садах своих они выращивают отличные фрукты и среди других прекрасных растений — арбузы».

С древних времен в благодатных долинах южного берега, рек Бельбека, Качи, Альмы, Салгира и других занимались садоводством. Постепенно крымские татары стали хорошими садоводами, так в «Статистическом справочнике» за 1915 г. отмечалось: «314 всех фруктовых садов, правда, довольно мелких, принадлежала татарам, владельцами остальной части садов являлись русские, армяне, караимы».

По утверждению специалистов, в Крыму выращивали груши, яблоки, сливы, вишни, персики, орехи. К XVIII в. на полуострове уже были выведены местные сорта плодовых — 37 грушевых, 17 яблоневых и 10 черешни. Наиболее известными местными сортами считались синапы: «сары-синап», «къандиль-синап», «сабла-синап», «кчара-синап», а также «челеби» (благородное) — небольшое розовое яблоко с заостренными концами, «къабакъ-алма» — тыквенное яблоко, крупное по размеру, мягкое и сладкое. Из европейских сортов яблок в XIX в. в Крыму произрастали ранет бумажный, кальвиль, шафран, розмарин и другие. Из местных груш были популярны «боздурган», «султан-армут» (царская груша), «бал-армут» (медовая), «бей-армут» (княжеская), к европейским сортам относились вильямс, бера, сен-жермен.

Река Альма. К. Боссоли

Достаточно много выращивали персиков, айвы, крупноплодного садового кизила, маслин, инжира, шелковицы и др. Выращивали ягоды: красную и черную смородину, крыжовник, малину, клубнику и прочие.

За деревьями с любовью и большой заботой ухаживали, тщательно обрабатывали землю, вносили удобрения (навоз) и поливали. Те, кто занимался садоводством, с наступлением первых весенних работ в саду переселялись в долины к своим садам и трудились там до глубокой осени. Фруктовые плоды подвергались всяким способам обработки и заготавливались на зиму (в виде сушеных, вяленых, копченых, варили «бекмез» и проч.).

С особой теплотой татары относились к винограду, который также был самых различных сортов. Уход за виноградниками являлся весьма сложным и трудоемким процессом. Виноградная лоза могла пострадать от морозов, засухи, насекомых и т.д. Не случайно в татарской пословице метко отмечалось: «Ни у кого нет столько врагов, как у виноградной лозы». Многовековой опыт, прекрасно учитывавший природно-климатические условия региона, где занимались виноградарством, выработал особую технологию выращивания. По описанию П.С. Паласса, она заключалась в следующем: «Виноградные лозы не пускают здесь на ствол или на шпалеры, но заставляют их расти на венгерский манер, кустами, и обрезают их низко, оставляя на каждой ветке один или два глазка, из которого каждый год идут новые лозы, дающие плоды. Виноградные лозы в этих странах засыпают на зиму рыхлой землей, выше третьего коленца, а откапывают их, приступают к обрезке уже тогда, когда начинают показываться первые молодые отпрыски...»

Развитие ремесла и торговли

Ремесла и торговля были распространены у татар и в период их кочевой жизни. Ремесленники сопровождали племена во время сезонных миграций, а также и кочевую ставку хана; тут же находились торговцы. С оседанием же татар на земле ремесло и торговля стали развиваться ускоренными темпами.

Развитие ремесел привело к созданию цеховой организации, заимствованной у греков, принесших ее из своей старой родины — Византии.

Крымские ремесленники достигали высокого мастерства в изготовлении изделий из металла и кожи, шерсти и дерева, так что многие из них потом представляли собой настоящие произведения искусства. Крымские ножи — «пичаки», славившиеся по всему Востоку, закупались и Москвой; партии этого товара достигали 400 тысяч штук.

Ножи и кинжалы Крыма ценились прежде всего за отличную закалку и элегантную форму клинков. Но не менее привлекала любителей и отделка: рукоятка украшалась инкрустацией из моржовой кости и рога, клинки — золотой и серебряной насечкой. Такие изделия находили сбыт и в Европе, более всего во Франции. В Стамбуле даже наладилось производство подделок, на которые ставились бахчисарайские и карасубазарские клейма, после чего иена их резко поднималась.

Изделия ремесленников. Фото С. Дюличева

В Бахчисарае изготавливались и различные виды огнестрельного оружия. Особенно славились карабины: один бахчисарайский карабин стоил от 15 до 200 пиастров (для сравнения отметим, что хороший конь стоил 30 пиастров). Этого вида оружия только на вывоз производилось до 2 тысяч стволов в год; естественно, большой спрос на них имелся и внутри ханства. Крымские ремесленники удовлетворяли местные потребности в боеприпасах: в XVIII в. только к Каффе работало 10 пороховых мастерских. Селитру вырабатывали в Карасубазаре.

Вывозилось значительное количество ковров, дубленых шкур, кожи, тканей. Более всего кож выделывалось в Гезлеве, Карасубазаре и в Бахчисарае. Процесс их обработки требовал достаточно высокого мастерства, знания тонкостей этой профессии, передававшегося мастерами из поколения в поколение. Он включал в себя вымачивание кож в известковом растворе в специальных каменных чанах, промывку, тщательную очистку от жира, плевы, шерсти водой в ямах, смазанных глиной, смачивание настоем сумаха, размягчение материала специальной колотушкой «токмак», наведение глянца кизиловой палкой или, реже, с помощью турецкого прибора «пердах-шишеси» с цилиндрическим стеклом. Красили шкуры в небольших чашках краской, состав которой мастера хранили в тайне и передавали этот секрет только своим ученикам (чаще всего, от отца к сыну). Бахчисарайские сафьяны имели самые разнообразные цвета: темно-бордовый, темно-желтый, черный, фиолетовый, светло-зеленый, красный. Самое главное, такой сафьян был чрезвычайно мягкий, как атлас. О развитии кожевенного производства говорит и название реки, текущей через город, — Чурук-Су («гнилая вода») — Вода после промыва кож, темного цвета и с довольно резким запахом, выливалась мастерами в эту речку, отсюда и ее название.

Музыкальные инструменты. Фото С. Дюличева

Кожевенные мастерские имелись не только в городах, но и в селах, так как сырье существовало в изобилии и, вследствие этого стоило недорого. В обработку шли кожи овец, коз, волов, лошадей. Изготавливался товар разных сортов — сафьяны, юфти и шагрени. Множество кож шло в дальнейшую обработку: из них шили превосходные башмаки, «восточные» туфли и прочее. Но самым известным из кожевенных товаров были, конечно, крымские седла. Они отличались легкостью, удобством и красотой отделки; их вывозили за пределы полуострова в больших количествах.

Высочайшего уровня достигло изготовление в Крыму безворсовых ковров «килимов» и ковров «халы» из шерсти овец и верблюдов. Отмечая превосходное мастерство местных ткачей, специалисты писали: «Старые крымские килимы обладают мягкой и пружинистой структурой. Пряжа, из которой они вытканы, ровная, искусно выделанная». Прекрасно знавший быт и культуру своего народа, У. Боданинский подразделял крымскотатарские ковры по композиционному построению на три типа: «Первый тип ковров — «орта» (середина) весь состоял из прямоугольных рамок со схематизированными растительными мотивами. Второй тип ковров назывался «кобекш-орта», что значит «середина с пушком». По краям такого ковра располагались прямоугольные рамки, в центре — ромбы. Третий тип ковров — это коврики «намазликъ» с молитвенной нишей «михрабом» в центре».

Изделия ремесленников. Ящик ростовщика-менялы. Фото С. Дюличева

Широкое распространение в быту населения Крыма получила прекрасная медная посуда, изготавливавшаяся в местных мастерских. Видевший увлекательный процесс сотворения изящных предметов из медных листов Никольский пишет: «Из больших листов меди выковывают на вертикально вбитых в землю металлических брусьях, оригинальные формы посуды: огромные тазы, кувшины и чашки, блюдца с крышкой». Умелые руки чеканщика изготавливали из легко поддающейся обработке меди посуду самых изящных форм. Украшали разнообразными орнаментами — геометрическими, цветочными, растительными; чеканкой, гравировкой, ажурной и зубчатой резьбой, каллиграфическими надписями. Сама медь имеет красивый красноватый цвет, а чтобы она не окислялась, мастера покрывали уже готовые изделия оловом.

Весьма многочисленным был и цех мастеров-строителей самых разных специальностей.

Развитие ремесел и высокий уровень изготавливаемых изделий, спрос на шерсть, кожу и другое сырье, а также высокий спрос на «живой» товар (полон) стимулировали развитие торговли в Крыму, но такого размаха, который был до XVIII в., она уже не достигла.

Промыслы

Значительное место в экономике края занимали промыслы, в которых принимала участие большая часть населения. В этот период Крым был еще богат животными и растительным миром. Даже в степи водилась масса дичи — зайцы, лисы, дрофы. Еще богаче в этом отношении считались горные и предгорные районы. Это позволило местному населению пополнять свои продовольственные запасы.

В приморских районах, на озерах и реках занимались рыбной ловлей. Вывозили соленую и сушеную рыбу, а также икру. Далеко за пределами полуострова была известна крымская соль, основным поставщиком которой были перекопские озера.

В Крыму также выращивали большое количество табака, который не только обеспечивал местные потребности, но даже вывозился за пределы края.

Используя лен и шелковые нитки, татары ткали полотно и многоцветные шелковые ткани.

Высоким качеством обладал мед крымских серых пчел. Пчеловодство было распространено во всех районах полуострова. Мед даже вывозили, прежде всего, в Турцию. Воск поставляли на свечные заводы.

Словарь

Шариат — систематизированный свод религиозно-этических и правовых норм (предписаний).

Джеамат — крымскотатарская соседская земледельческая община.

Вакуф (вакф) — имущество, земли переданные государством или отдельным лицам на религиозные или благотворительные цели.

Вакуфные земли — земли мечетей и медресе.

Джизья — подушный налог, который платило немусульманское мужское население в Крымском ханстве.

Закят — религиозный «очистительный» налог с мусульман.

Цех — объединение ремесленников одной или нескольких специальностей для защиты своих интересов.

Цеховой устав — правила, обязательные для всех членов цеха, регламентирующие их деятельность.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь