Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » В.Д. Блаватский. «Античная археология Северного Причерноморья»

Предметы обихода и быт

Письменные источники мало говорят о быте обитателей северопонтийских городов. Уже упоминавшееся нами свидетельство Ксенофонта1 позволяет предполагать, что там были в ходу доставлявшиеся из Средиземноморья ложа (κλῖναι), лари (κιβώτια), книги (βίβλοι γεγραμμέναι) и еще какие-то неизвестные нам товары, которые перевозились в деревянных ящиках. Более определенный характер имеют свидетельства Страбона2 о торговле в Танаисе приезжих купцов с европейскими и азиатскими кочевниками. По словам географа, в числе предметов ввоза были текстильные изделия (ἐσϑῆτα) и «предметы, свойственные культурному образу жизни». Это показывает, что в Танаис, вероятно, привозились ковры, покрывала и различные предметы домашнего обихода.

Археологические материалы (находки остатков отдельных предметов и особенно изображения их на рельефах и в живописи) в большей мере освещают этот вопрос. Эти данные позволяют заключить, что мебель в северопонтийских городах вряд ли существенным образом отличалась от мебели метрополии. В широком ходу были кресла с фигурными ножками, богато разукрашенными спинками и особенно ручками. Последние нередко украшались небольшими скульптурными изваяниями3. Под ноги сидевшим на таких креслах обычно ставилась небольшая низенькая скамеечка.

Подобные парадные кресла постоянно изображаются на надгробных рельефах и в росписях склепов последних веков до нашей эры и первых веков нашей эры. Обычно покойницы представлены сидящими в таких креслах. Однако вряд ли кресла могли быть единственными сидениями. Вероятно, в Северном Причерноморье, как и в метрополии, применялись также табуреты и стулья. Живописец за работой, изображенный на стенке расписного саркофага 1900 г.4, сидит на накрытом чем-то табурете. Широко распространены были ложа — клины, которые служили не только для сна, на них также возлежали пирующие на пирах-симпосиях. Изображения клин в большом количестве нам известны на боспорских надгробных рельефах и в росписях пантикапейских склепов. Части такого ложа с бронзовыми украшениями были найдены в 1879 г. в одном из фанагорийских курганов5. В Куль-Обском кургане были найдены украшенные резьбой пластинки из слоновой кости, вероятно, служившие украшениями клины6. Судя по этим данным, ложа имели довольно высокие, обычно фигурные ножки и невысокое изголовье, нередко украшенное скульптурными изображениями животных. Обеденные столы, вернее, столики — трапедзы были небольших размеров и несколько ниже, чем клины. Чаще всего трапедзы стояли на трех ножках и обычно были круглыми. Ножки этих столиков иногда украшались скульптурными изображениями животных. Так, в одном пантикапейском склепе I в.н. э., раскопанном в 1948 г., были обнаружены остатки деревянной трапедзы, ножки которой были украшены фигурками пантер. Хорошо сохранившаяся головка пантеры имеет глаза, инкрустированные белой и черной пастой7. Одежда и различная утварь хранились в массивных ларях, которым близки по форме деревянные саркофаги IV в. до н. э. Такую же форму имели и небольшие женские шкатулки для уборов, туалетных принадлежностей и предметов, связанных с рукоделиями.

47. Боспорское надгробие с изображением: вверху сцены загробной трапезы и внизу — пеших воинов

Такие шкатулки нередко снабжались запорами. Ключи, чаще всего бронзовые, имели кольцо такого диаметра, что их можно было надеть на палец. Стержень был очень короткий, а бородки — нередко весьма сложные. Такое устройство ключей позволяло их носить как перстни, что, вероятно, было связано с отсутствием карманов в античной одежде.

В домашнем обиходе большую роль играли ковры, покрывала, подушки, тюфячки, которые подкладывались на сидения и ложа. Некоторое представление о коврах нам дают находки их обрывков в пантикапейских и таманских могилах в 1878—1879 гг.8; ковровым узорам вероятно подражали мозаики ольвийских домов. Изображение ковра мы видим на плафоне Васюринского склепа9. Этот ковер, почти квадратный по форме, глубокого голубого цвета, обрамлен очень широкой пурпурной каймой. Внутренние очертания каймы образуют сложный зубчатый узор. По углам ковра небольшие пурпурные кисти.

Для освещения домов служили светильники10, иногда металлические, чаще глиняные плошки с одним или несколькими рожками, куда вставлялись фитили; горючим обычно служило оливковое масло. В VI—V вв. до н. э. светильники были круглыми, открытыми; невысокие стенки их сильно загибались внутрь, а рожок имел небольшие размеры. С IV в. до н. э. вместилище стало более закрытым, а рожок значительно более вытянутым. В III—II вв. до н. э. и позднее отверстие для вливания масла в светильник нередко снабжалось небольшим раструбом. В первых веках нашей эры получает распространение круглый светильник с чуть вогнутым щитком на верхней поверхности, нередко украшенным рельефным изображением. Посередине щитка находится небольшое отверстие для наливания масла.

48. Светильники с одним рожком

В позднеантичное время на Боспоре известны круглые светильники с прорезной муфтой посередине; горючим для них, вероятно, служило не масло, а сало; по-видимому, они широко применялись в сельских местностях.

Обычные светильники для частных жилищ имели один, два или три рожка. Кроме того существовали многорожковые светильники с десятью и большим количеством рожков, применявшиеся в общественных зданиях. Чтобы лучше осветить помещение, светильник иногда ставился на высокий бронзовый канделябр. Такой канделябр11 был найден в одной из пантикапейских усыпальниц I в. н. э. — в так называемом склепе Деметры. Этот канделябр имеет три маленькие низкие ножки, поддерживающие высокий узкий стержень, завершающийся массивной чашечкой с маленькой круглой площадкой, на которую ставился светильник.

Отопление домов осуществлялось различными способами: применялись переносные глиняные жаровни, печи, открытые очажки, в помещениях для мытья устраивалось духовое отопление: горячий воздух проходил по трубам, проведенным под полом (гипокаусты).

49. Девятирожковый светильник

Для мытья существовала специальная посуда — лутерии. Глиняные лутерии представляли глубокие тазы с небольшими ручками и сливом; стенки этих лутериев в раннее время были крутыми, позднее стали более отлогими.

Мраморные лутерии представляли большие неглубокие круглые чаши, стоявшие на довольно высоких (примерно, по пояс человеку) тонких подставках, постепенно расширяющихся книзу, наподобие ножки рюмки. Поверхности подставок оживлялись каннелюрами, почти такими же как и на колоннах.

Застольная посуда12 в северопонтийских городах, видимо, не отличалась от последней в Греции. Эта посуда в VI—II вв. до н. э. обычно была глиняной, покрытой глазурью (так называемым черным лаком), иногда украшенная росписью, реже рельефами. Применялась также и металлическая посуда, бронзовая и даже серебряная. Бо́льшая часть посуды предназначалась для вина. Вино подавали к столу в больших двуручных сосудах-амфорах. Вино греки обычно пили, смешав с водой, которая приносилась в кувшинах с тремя ручками — гидриями. Смешивание вина с водой производилось в больших широкогорлых глубоких сосудах — кратерах. Чтобы охладить напиток, в кратеры ставились особые холодильники — псиктеры, наполнявшиеся холодной водой или льдом. Вино разливалось по чашам большой бронзовой ложкой — киафом. Для того, чтобы отцедить осадок, применялось особое бронзовое ситечко — эфмос. Сосудами для питья вина служили: килики — обычно довольно плоские двуручные чаши, глубокие скифосы и котилы, канфары, фиалы в виде блюдца с выпуклостью посередине, ритоны в виде головы животного, шея которого переходит в широкий раструб. Эти многочисленные типы сосудов усложнялись бесчисленными разновидностями и вариантами, перечисление которых потребовало бы очень много места. По сравнению с сосудами для питья, посуда для пищи была более простой.

50. Бронзовый канделябр

В I в. до н. э. исчезает чернолаковая и расписная посуда. На смену ей приходит значительно более однообразная по формам краснолаковая керамика, иногда украшенная рельефами.

В греческом столе главную роль играли: хлеб, пшеничный или ячменный, оливки, лук, чеснок, бобы и другие овощи, рыба, нередко соленая или консервированная, мясо (обычно жареное), фрукты. Эту еду обедающие по большей части легко могли брать со стола руками, не применяя тарелок.

Посудой для пищи служили тарелки — пинаки. Употреблялись также специальные блюда для рыбы (ἰχϑύαι). Это были широкие и плоские блюда с загнутыми вниз краями, имевшие массивную низкую ножку. Посередине такого блюда было небольшое углубление для соуса, вокруг по широкой поверхности, нередко украшенной подобающей росписью, раскладывалась рыба и различная морская снедь.

Мы коснулись вопроса о пище обитателей северопонтийских государств; разумеется, она не была одинаковой для всех и зависела от социального положения и имущественного достатка.

51. Краснофигурный кратер V в. до н. э.

Пища рабов, насколько мы можем судить по далеко не достаточным данным13, состояла из хлеба (по большей части ячменного), небольшого количества дешевой соленой рыбы в качестве закуски, и низкосортного вина, смешанного с водой. Вероятно, мало чем отличалась от этой пищи и повседневная еда беднейших кругов свободного населения. Нужно думать, что в Северном Причерноморье, так же как и на Балканском полуострове, недорогими продуктами были некоторые овощи, в том числе бобы и лук. Кроме того, на Северном Понте было широко распространено просо.

Значительно богаче и разнообразнее была пища состоятельных кругов. Помимо пшеничного хлеба, различных овощей и сыра (типа нынешней брынзы) в нее входило мясо крупного и мелкого рогатого скота, а также свиней, рыба различных пород (в том числе осетры, сельди, камса), некоторые морские моллюски. Среди этих блюд видное место занимала рыба (ὄψον); для приправы к ней из рыбы же приготовлялись особые соусы, считавшиеся большим лакомством; наиболее дорогим из них был гарум14. О большом потреблении рыбы в городах Северного Причерноморья свидетельствует наличие специального рыбного рынка (ἰχϑυοπὼλιον) в Ольвии15, упоминаемого в декрете в честь Протогена, и рынка для торговли рыбой и рыбными соусами (ὀψόπωλις) в Херсонесе16.

В качестве десерта служили: мед, виноград и различные фрукты. В числе этих фруктов, несомненно, были инжир, гранаты, яблоки и груши, ибо наличие соответствующих фруктовых деревьев около Пантикапея надежно засвидетельствовано Феофрастом17.

52. Чернолаковый килик V в. до н. э

Тара для съестных припасов, применявшаяся в домашнем обиходе, не имела, видимо, каких-либо особых отличий. Для хранения запасов зерна, а также и вина применялись большие глиняные бочки — пифосы. Вино и оливковое масло, привозившееся из-за моря, обычно доставлялись в остродонных амфорах, которые затыкались керамической пробкой и заливались смолой. В таком виде они хранились и в погребах. Глиняная тара применялась также для оливок и соленой рыбы. Вероятно, в качестве тары употреблялись и деревянные ящики, упоминаемые Ксенофонтом18, о чем мы уже говорили выше.

Об одежде, обуви и головных уборах обитателей северопотнийских городов в первые века их существования мы знаем сравнительно мало. По всей вероятности, поначалу они не отличались от тех, что применялись в греческих полисах. Там мужская рабочая одежда — эксомида — представляла безрукавную рубаху, не закрывавшую правое плечо и доходившую до колен. Повседневной одеждой рабовладельцев была рубаха — хитон (безрукавная или с короткими рукавами) и одевавшийся поверх хитона плащ — гиматий. Гиматий представлял большой прямоугольный кусок материи, один из углов которой удерживался с левой стороны груди, остальная масса ткани перебрасывалась через левое плечо и проходила за спиной, за тем под мышкой правой руки через грудь, и остающаяся часть ее перебрасывалась опять через левое плечо.

Гиматий не было принято закреплять какими-либо заколками. В углах гиматия находились небольшие грузики. Оттягивая гиматий, они способствовали более эффектному расположению складок. В путешествиях, походах, при езде верхом гиматий заменялся хламидой — коротким плащом, закалывавшимся на плече застежкой. Женская одежда состояла из хитона — длинной рубахи, доходившей до щиколоток, и верхней одежды — гиматия (или пеплоса). Ношение гиматия у женщин не имело столь строго установленных норм, как у мужчин. Гречанки могли накидывать край его на голову, прикрывать им нижнюю часть лица или, напротив, спускать его с плеч или даже перебрасывать с руки на руку, как шаль.

53. Краснофигурное блюдо для рыбы

Одежда обычно делалась из шерстяной ткани, цвет ее у мужчин, кроме красных боевых плащей, по большей части был естественного цвета шерсти, для женской одежды широко применялась окраска ткани в яркие цвета: голубой, розовый, оранжевый, зеленый и т. п.

Обувью как мужчин, так и женщин служили сандалии — кожаные подошвы, привязывавшиеся посредством ремешков к ступням ног. Находки кожаной обуви и остатков последней неоднократно встречались в боспорских могилах. Примером может служить хорошо сохранившаяся, видимо, женская сандалия I в. н. э.19 В Пантикапее в первых веках нашей эры встречались также и деревянные сандалии20.

Головные уборы в античном мире, по-видимому, применялись реже, чем в наше время.

54. Херсонесская терракотовая статуэтка — задрапированная фигура молодой женщины

Путешественники носили низкую широкополую шляпу — петас, ремесленники и работники — конусовидную шапку — пилос. Женщины иногда изображаются в небольших плоских шляпах с конусообразным завершением посередине.

Описанные одежды, обувь и головные уборы первоначально, нужно думать, применялись во всех северопонтийских городах. Боспорские статуи и херсонесские надгробия свидетельствуют о том, что подобная одежда не вышла из употребления и в первые века нашей эры, когда наряду с нею получила распространение и одежда кочевников. Наиболее стойко классический костюм, вероятно, держался в Херсонесе,, где, по словам Плиния21, сохранялись эллинские обычаи.

Как мы отметили, в северопонтийских городах, особенно во времена усиления роли сарматов, широкое распространение получила кочевническая одежда, более приспособленная для зимнего времени и более удобная для верховой езды. Мужская одежда состояла из плотно прилегающих к телу кафтана и штанов, невысоких сапожек и плаща, застегивающегося на плече. Изображения пантикапейцев в подобной одежде нередки на надгробных рельефах.

55. Надгробие Гокона сына Папия с изображением боспорца в кочевнической одежде

Описание одежды юноши — ольвиополита нам сохранил Дион Хрисостом22„ По словам оратора, одежду этого юноши составляли «шаровары и прочее скифское убранство, на плечах был небольшой тонкий черный плащ, какой обыкновенно носят борисфениты». Далее Дион сообщает, что и остальная одежда ольвиополитов обычна черного цвета, по примеру одного из скифских племен.

В парадном, особенно женском костюме, большую роль играли различные украшения. Это были уборы типа кокошников, серьги и ушные подвески, ожерелья, бусы из стекла, пасты и янтаря, перстни, браслеты. Мужчины нередко носили перстни* в период сарматизация применялись особые шейные обручи — гривны, как это видно по портретной статуе из Анапы. Материалом для украшений служили бронза, серебро и золото, употреблялись также полудрагоценные и драгоценные камни: сердолики, хрусталь, альмандины, рубины и др.

Большую роль в обиходе женщин играла косметика — румяна и белила, которые хранились в особых туалетных коробочках — пиксидах. Духами служили душистые масла; их держали в специальных сосудах — алабастрах, амфорисках и лекифах. Такие сосуды часто украшались росписью, реже скульптурными украшениями.

Примечания

1. Xenoph., Anab., VII, 5, 14.

2. Strab., XI, 2, 3.

3. Ю.Ю. Марти. Новые эпиграфические памятники Боспора. — ИГАИМК, вып. 104, 1935, стр. 81 и сл., рис. 17.

4. М.И. Ростовцев. Античная декоративная живопись..., стр. 378, табл. ХСІІ, 1.

5. И. Толстой и Н. Кондаков. Русские древности в памятниках искусства, вып. I. СПб., 1889, стр. 35, рис. 40; стр. 38.

6. E.H. Minns. Scythians and Greeks. Cambridge, 1913, стр. 204 и сл., табл. A—D; А.А. Передольский. Слоновая кость из кургана Куль-Оба. Гос. Эрмитаж. Труды Отдела истории искусства и культуры античного мира, т. I. Л., 1945, стр. 69 и сл.

7. В.Д. Блаватский. Строительное дело Пантикапея.... — МИА, № 56, 1957, стр. 42 и сл., рис. 20, 3.

8. ОАК, 1878—1879, стр. 112 и сл.; М. Хвостов. Текстильная промышленность в греко-римском Египте. Казань, 1914, стр. 25 и сл.

9. М.И. Ростовцев. Античная декоративная живопись..., стр. 62 и сл., табл. XV.

10. О. Вальдгауер. Античные глиняные светильники. Имп. Эрмитаж. СПб., 1914.

11. М.И. Ростовцев. Античная декоративная живопись..., стр. 207 и сл., табл. LX.

12. В.Д. Блаватский. История античной расписной керамики. М., 1953.

13. В этом предположении мы исходим из свидетельства Демосфена (Demosth., c. Laer. 32) о подкисшем вине и соленой рыбе, закупленных одним феодосийцем для эргатов (работников); последние, вероятно, были рабами.

14. О соусе «гарум» см. М.Е. Сергеенко. Помпеи. М.—Л., 1949, стр. 118 и сл.

15. IOSPE, Iа, № 32.

16. С. Семенов-Зусер. Рыбный рынок в Херсонесе. — ВДИ, 1947, № 2, стр. 244 и сл.

17. Theophr., h. р. IV. 5, 3.

18. Xenoph., Anab. VII, 5, 12.

19. ОАК, 1878—1879, стр. 142 и сл., табл. VI, 5—6.

20. ОАК, 1878—1879, стр. 143 и сл.

21. Plin., N. H., IV, 85.

22. Dio Chrys, or., XXXVI.


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь