Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки Статьи
Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

Главная страница » Библиотека » З.Г. Ливицкая. «В поисках Ялты. Записки музейщика»

Алла Назимова: звезда Голливуда из Ялты

«У этой актрисы, рекламированной как "чудо экрана", было бледное лицо, черные волосы, большой и выразительный рот. Она была "вместилищем эмоций и восприимчивости", воплощенных на сцене Сарой Бернар десятью годами раньше», — писал об Алле Назимовой кинокритик Льюис Джекобе. Назимовой удалось, считал он, «показать в женщине глубоко чувствующую личность, сильную не только страстью, но и творческим интеллектом, который обычно приписывался лишь мужчинам» (1).

Ее называли «русской Дузе», ей посвящали рецензии и статьи, восторженные отзывы и даже стихи. Ее друзьями и гостями дома в Америке были Дуглас Фербенкс, Мери Пикфорд, Рудольфо Валентино, Сомерсет Моэм, Федор Шаляпин, Анна Павлова и Михаил Фокин. О ней до сих пор ходят легенды. Писали, что именно Назимова была «крестной матерью» в кинематографе американского актера Рудольфо Валентино. Говорят, что именно она познакомила начинающего актера, будущего президента США Рональда Рейгана с его женой Нэнси...

Будущий великий американский драматург Теннесси Уильямс, однажды увидевший Назимову на сцене, решил посвятить свою жизнь театру... Она была королевой Голливуда. Обладательница титула «Само совершенство», именем которой назывался театр на Бродвее, законодательница мод и хозяйка продюсерской студии. Любят вспоминать о ее умопомрачительных костюмах, а также о том, что она ввела в Голливуде моду на узкие брюки...

Красивая, умная, элегантная и экстравагантная женщина... Ее подарил миру наш город. Она родилась в Ялте. Но на ее родине о ней знают мало.

В 1995 году в Москве вышла первая отечественная монография «Американские сады Аллы Назимовой» доктора искусствоведения М.Г. Литавриной. Блестяще написанная книга, казалось, источала ту особенную энергетику актрисы, которая заставила современников Назимовой написать о ее таланте: «Это — не игра, это — массовый гипноз» (2). Находясь «под гипнозом» этой книги, я начала работу в архивах, музеях, библиотеках Крыма, Херсона и Одессы. Я попыталась сделать то, что в силах сделать музейщик, провела свои «раскопки», обозначив несколько «белых пятен» в биографии Назимовой, а именно: дата рождения актрисы (метрического свидетельства у нее не сохранилось, и эта дата определялась по письмам и другим документам); дом Левентона в Ялте; Аделаида Левентон в ялтинской женской гимназии; актриса Алла Назимова в Ялте; музыкальные классы Одесского отделения Русского музыкального общества; сезон в Херсоне.

Дом Левентона в Ялте сохранился до наших дней, он находится на главной улице города, набережной имени В.И. Ленина, под № 27 (3). Первые документы о семье Левентонов в Государственном архиве Крыма датируются 1875 годом. В фонде Ялтинской городской управы хранится заявление провизора Левентона с прошением о разрешении устроить в Ялте ледодельню, которую предполагалось открыть в доме Э.К. Шенебеера, содержателя первой ялтинской аптеки. Заявление датировано 10 мая 1875 года (4). Спустя несколько дней Я.А. Левентон вновь обращается в Ялтинскую городскую управу с прошением разрешить пользоваться городским водопроводом для охлаждения холодильника, при этом просит отдать место бесплатно, а потом с платою 50 рублей в год. Он убедительно пишет о всех преимуществах и удобствах, которые «будут испытывать жители и приезжие, имея в летнее время лед» (5). «Словом, всякий беспристрастный гражданин г. Ялты, не смотрящий близоруко на свои и общественные интересы <...> — заключает он, — по нравственному убеждению своему согласится, что ледодельня, как купальни, виноградное лечение и т. д., суть необходимые предметы приезжающего сюда лечиться люда. А потому весьма естественно вывести отсюда, что стремиться к осуществлению подобных учреждений, как ледодельня в Ялте, есть необходимость для всех честных и смотрящих неэгоистично на вещь граждан» (6). Ялтинская городская управа разрешила Я.А. Левентону занять свободное место при городском водопроводном резервуаре, но, по неизвестным нам причинам, идея строительства ледодельного завода не осуществилась. Мы же будем считать 1875 год начальной датой жизни семьи Левентонов в Ялте. Это было время, когда город рос и развивался быстрыми темпами, и энергичный, предприимчивый Я.А. Левентон искал здесь свою нишу.

Следующий документ архива датируется уже 1876 годом. В деле «О причислении Якова Левентона в ялтинские окладные 2-й гильдии купцы» сохранилась справка от 5 мая 1876 года о семейном положении Якова Левентона (7). Согласно документу, в 1876 году семейство Левентонов состояло из провизора г. Кишинева Левентона Якова Абрамова, его жены Софии 20 лет, сына Владимира и дочери Анны одного года. Таким образом, семья Левентонов — отец, мать и двое детей — переезжает в Ялту в 1870-х годах. Третий и последний ребенок в этой семье родился в Ялте, о чем свидетельствует следующий архивный документ — «Метрическая выпись за 1879 год», составленная помощником раввина в Ялте. Документ выполнен на типографском бланке, личные данные вписаны от руки. В графе «год, месяц, число рождения, смерти и бракосочетания» читаем: «1879, 21 мая», «имя родившегося» — «дочь Марем Идес», «родители» — «аптекарь Яков Абрамов Левентон и его жена Сара Лейвина дочь» (8). Если перевести эту дату из старого в новый стиль, то мы получим день рождения Аллы Назимовой — 2 июня 1879 года. По американским источникам и документам Алла Назимова родилась 4 июня 1879 года. Эта дата вошла во все справочники и энциклопедии. Предполагаю, что такое смещение произошло из-за путаницы при переводе со старого стиля, по которому жили в России до 1918 года, на новый стиль, по которому жил весь остальной мир. Для того, чтобы перевести дату рождения актрисы с одного стиля на другой, надо было прибавить к дате ее рождения, т. е. 21 мая 1879 года, 12 дней, а так как она оказалась в Америке в начале XX века, то, вероятно, к этой дате прибавили 13 дней. Кроме того, искомой датой по новому стилю должно стать то число, которое получилось при сложении (например, 1 марта 1879 г. по ст. ст. — это 13 марта по н. ст.), а не следующее за ним, как бывает и как получилось в случае с великой актрисой. Таким образом, найденный документ позволяет уточнить дату рождения Аллы Назимовой. При рождении она была наречена именем Марем Идес, на русский лад ее звали Аделаида. Жизнь семьи сложилась не очень счастливо: родители развелись в 1887 году, когда девочке было 8 лет (9). Скоро отец женился, и у Аделаиды появилась мачеха, а потом и сестры Эва (10), Гетель и Геллен и брат Александр (11).

Метрическая выпись помощника раввина в Ялте за 1879 год о рождении Марем Идес Левентон, будущей великой актрисы Аллы Назимовой. Публикуется впервые

Когда же был построен дом Левентона на набережной Ялты? По документам Госархива Крыма первые известные нам свидетельства о доме относятся к 1883 году. Среди заявлений граждан на постройку жилых и других зданий за 1883 год в Ялтинскую городскую управу есть и заявление домовладельца провизора Я.А. Левентона от 23 марта с просьбой утвердить план надстройки дома на набережной (12), к заявлению были приложены план надстройки и копия плана дома, а также отзыв архитектора П.К. Теребенева (13). Таким образом, дом был построен до 1883 года. Но уже 1 ноября 1883 года Теребенев слагает с себя обязательства по наблюдению за производством работ по дому Левентона, так как работы проводятся без всякого его уведомления; надзор за строительством с 3 ноября 1883 года берет на себя К.И. Эшлиман (14), старейший архитектор Ялты. Спустя год случилось несчастье — пожар, дом сгорел, и пришлось все начинать заново. 12 февраля 1885 года Я.А. Левентон обращается в Ялтинскую городскую управу с просьбой разрешить разборку стен сгоревшего дома и вывоз мусора, при этом над планом дома уже работал архитектор Яворский (15). Вскоре план был готов и уже 18 марта, как положено, представлен на утверждение в городскую управу. Архитектор А.Н. Яворский, автор проекта, вел наблюдение за его строительством (16). И чтобы закончить с домом, скажем о том, что уже после смерти Я.А. Левентона наследники еще раз его перестраивают. По проекту архитектора Л.Н. Шаповалова (17) в 1902 году была выполнена пристройка к дому в стиле модерн, придавшая ему нарядный и даже щеголеватый вид. Сейчас дом находится в частной собственности, а на первом этаже расположились бутики.

В фондах Ялтинского историко-литературного музея сохранилась фотография «Дом Левентона в Ялте» (18). На фото — два разных по стилю здания: слева мы видим двухэтажное каменное здание с колоннами, обширным каменным балконом, балюстрадой и вазонами на крыше, справа — тоже двухэтажное, каменное, с маленьким деревянным балконом с резными карнизами в виде подковообразной арки. Оба этих дома принадлежали семье Левентонов, один из них использовался как доходный, и, вероятно, там в 90-х годах XIX века была открыта аптека. Стилевое различие этих зданий позволяет предположить, что одно из них (с деревянным резным балкончиком) построено по проекту П.К. Теребенева, другое — по проекту гражданского инженера архитектора А.Н. Яворского. Кроме того, вышеизложенные факты позволяют датировать фото 90-ми годами XIX века. На каменном балконе первого дома стоит, облокотившись на балюстраду, черноволосая девочка-подросток. Возможно, это Аделаида Левентон.

Из воспоминаний американских потомков Аллы Назимовой известно, что она получила хорошее домашнее образование и год училась в Ялтинской женской гимназии. В Государственном архиве Крыма обнаружены документы, свидетельствующие о том, что Аделаида Левентон училась в Ялтинской женской прогимназии два года: в 1890/91 и 1892/93 учебных годах. Заглянем в «Общую ведомость об успехах, прилежании, внимании и поведении учениц IV класса Ялтинской женской прогимназии за 1892/3 учебный год» (19), где под № 5 значится ученица Аделаида Левентон. Сразу скажем, что ученицей она была не очень прилежной, средний балл от 3 до 3⅗, при этом она умудрилась иметь «4» по поведению, а по истории «2» годовую и экзаменационную. После переэкзаменовки в августе по истории Аделаиде было выдано свидетельство об окончании прогимназии. Здание прогимназии находилось тогда на Почтовой улице (ныне им. Свердлова), темноволосая живая девочка бегала туда по набережной, мимо роскошных магазинов и гостиниц, оставляя позади дом отца.

В 1893 году Аделаида переехала в Одессу, где жили родственники по материнской линии, по фамилии Горовиц. Согласно справочнику «Вся торговая Одесса» и «Алфавитному указателю жителей города Одесса» за разные годы, в Одессе было несколько семей с такой фамилией. М. Горовиц владел петле-металлической мастерской на Мясоедовской, Г. Горовиц — бакалейно-табачной торговлей на Болгарской улице, С. Горовиц, зубной врач, обитал на Ришельевской (20). Известно, что дядя Аллы Назимовой, дантист по профессии, в начале XX века жил в Америке. Он изменил там свою фамилию Горовиц на Гарвит. Можно предположить, что Аделаида жила либо бывала в доме на Ришельевской. В Одессе она поступила учиться в гимназию и одновременно в музыкальные классы Одесского отделения Императорского Русского музыкального общества по классу скрипки, сразу на высший курс. Сначала она училась у свободного художника Санкт-Петербургской консерватории К.А. Гаврилова. На публичных экзаменах музыкальных классов 20 мая 1894 года ученица Аделаида Левентон исполнила 13-й этюд и анданте 13-го концерта Крейцера (21). В 1894/95 учебном году она училась у известного музыканта и педагога Э.К. Млынарского (22). В концертах музыкальных классов в составе симфонического оркестра Аделаида играет партию 1-й скрипки, поет в хоре — меццо-сопрано (23). Именно здесь, в Одессе, Аделаида решает стать актрисой. Она охладевает к музыке, и хотя весной 1895 года участвует в концертах музыкальных классов, но экзамены не сдает.

В 1895 году она едет в Москву. И именно там произойдет ее чудесное превращение в Аллу Назимову, под этим именем ее узнает мир. В Москве она поступает в Музыкально-драматическое училище при Филармоническом обществе, где преподавал В.И. Немирович-Данченко. В 1898 году Назимова, окончив училище, вместе с другими выпускниками влилась в Московский художественный театр, основанный в том же году В.И. Немировичем-Данченко и К.С. Станиславским. Два года, с 1898-го по 1900-й, Алла Назимова работала в Художественном театре, и, хотя роли были второстепенные, она помнила об этом всю жизнь. Затем была работа в провинциальных театрах. Провинция дала ей то, чего она так ждала: много разных ролей. Бывало, что она исполняла пять ролей в неделю, сама шила себе костюмы, играла на рояле, скрипке, гитаре (вот где пригодились уроки музыки!). Она пела в оперетках, участвовала в пантомимах. По собственному признанию актрисы, в провинции она исполнила более двухсот ролей.

В конце 1900 года в Костроме в труппе Д.А. Бельского произошла ее встреча с Павлом Орленевым, знаменитым артистом-гастролером, который влюбился в нее сразу «умопомрачительно», но не только — он разглядел в ней «звезду», поверил в ее талант. Орленев решил, что Назимова будет играть роль Грушеньки в «Братьях Карамазовых». «Труппа, да и сам Бельский протестовали против этого, но я уже почувствовал, что слово гастролера — закон, и настоял на своем», — вспоминал об этом позже Орленев (24). И великий актер не ошибся. В рецензии газеты «Костромской листок» на «Карамазовых» отмечен был не только Орленев, но и Назимова, которая хотя и молода годами для роли Грушеньки, но «каждое ее появление вызывало живейший интерес в публике» (25). С этого времени началось их партнерство на сцене и их роман, встречи и расставания, общие планы, мечты о своем театре... Ей пришлось сопереживать ему во всем: взлетах и падениях, мучительных поисках и фанатичной преданности искусству, в его перепадах настроения, которые он лечил алкоголем. Они будут вместе несколько лет, потом их пути разойдутся — она останется в Америке, а он вернется в Россию. Русский актер А.А. Мгебров, друг Орленева, вспоминал: «Алла Назимова была, быть может, единственной женщиной в жизни Орленева, которую он действительно глубоко любил. Из нее создал актрису...» (26).

Тогда, после гастролей в Костроме, Орленев ездил в Рязань к антрепренерше З.А. Малиновской, после выступлений там он возвратился в Кострому — ведь там его ждала Назимова. Тогда для Назимовой он решил «сделать пьесу из романа "Воскресение" Л.Н. Толстого». Он считал, что роль Катюши Масловой сделает ее знаменитой. Уже заказаны инсценировка и декорации, «снято было много городов, выпущены анонсы». Но в феврале 1901 года Святейший Синод отлучил Л. Толстого от церкви и запретил его произведения на сцене. Идея провалилась.

Дом Я.А. Левентона в Ялте (сейчас дом № 27 по набережной им. В.И. Ленина). 1890-е гг. Публикуется впервые

Летом 1901 года А. Назимова вместе с Орленевым приезжала в Ялту. Жили они в доме отца Аллы на Набережной, где по-прежнему работала аптека, которой управлял старший брат Владимир.

Орленев несколько раз встречался с Чеховым. Из переписки Чехова с О.Л. Книппер можно определить, что Орленев бывал на Белой даче 25 и 27 августа, 7 и 10 сентября, 20 декабря. 27 августа А.П. Чехов побывал у Орленева в доме Левентона. 28 августа он пишет Ольге Леонардовне: «Вчера я был у Орленева, познакомился с Левентон: она живет с ним на одной квартире» (27). Исследователи отмечают скрытое осуждение Чеховым этого факта — ведь Орленев был женат. Чехов любил Орленева и прощал ему многое. Он любил разговаривать с ним, слушать его рассказы и анекдоты об актерах. В тот год, по воспоминаниям Орленева, Антон Павлович часто звонил в аптеку Левентона, спрашивал: «Где Орленев? Скажите, чтоб приходил ко мне, не все ли ему равно, где пить... Красное вино его подогревается и папиросы "Гвардейские" ждут его на окне» (28). Родственники Назимовой уговорили Орленева попросить Чехова «замолвить словечко» за младшего брата Аллы, очень способного мальчика, но из-за процентной нормы для евреев не принятого в гимназию. Вскоре представился удобный случай. К Чехову с визитом приехал окружной инспектор Сольский. Орленев, узнав об этом, пригласил мать и мальчика на Белую дачу, ввел их в кабинет Чехова, и «старуха-мать» «так молитвенно сложила руки» и так умоляюще посмотрела на Антона Павловича, что он, обратившись к окружному инспектору, сказал: «Слушайте, сделайте что-нибудь для этого мальчика — у него круглые пятерки» (29). Так благодаря Чехову младший сводный брат актрисы Александр Левентон был принят в гимназию.

В Ялте Назимова много читала, тогда она не расставалась с томиком своего любимого Ибсена. Она предложила Орленеву прочитать пьесу Ибсена «Привидения» («Призраки») в переводе К. Бальмонта. Пьеса увлекла его настолько, что он решил поставить ее, но заказал другой перевод — своему другу К.Д. Набокову. Размышления над ролью Освальда, главного героя пьесы, так захватили актера, что у него появилось особое «непонятное скорбное настроение».

В то лето в Ялте собралось много актеров. Орленев и Назимова, решив немного заработать, устраивают спектакли и концерты. Так, в газете «Крымский курьер» № 195 от 31 августа заявлено, что «в зале Ялтинского общественного собрания 2 сентября 1901 года состоится спектакль артиста Санкт-Петербургского литературно-артистического общества П.Н. Орленева при участии артистки А.А. Назимовой, В.М. Бежина, а также гг. любителей. Представлены будут картины из романа Достоевского "Братья Карамазовы", приспособленные для сцены К.Д. Дмитриевым. В заключении будет представлено "Под душистою веткой сирени", комедия в 1-м действии Корнелиевой. Роль гимназистки исп. Назимова, роль гимназиста — Орленев» (30).

Они также участвуют в концерте в пользу Ялтинского благотворительного общества. Чехов сообщал Ольге Леонардовне 5 сентября 1901 года: «...хлопочу неистово насчет спектакля в пользу Благотворительного общества. Будет играть Орленев, петь цыганка Варя Панина, которая теперь здесь» (31). Спектакль состоялся 6 сентября. Газета «Крымский курьер» сообщала: «В зале Ялтинского общественного собрания сегодня, 6 сентября, в пользу попечительства о нуждающихся приезжих больных имеет быть литературно-музыкальный вечер при благосклонном участии артиста С.-Петербургского литературно-артистического общества П.Н. Орленева, известной цыганской певицы Вари Паниной, артистки А.А. Назимовой, В.Е. Голубининой, В.К. Петровой, артиста А.Н. Любского, С.Н. Магита и Я.Ф. Пригожева» (32).

Осенью 1901 года Алла Назимова едет в Херсон. Она поступила в труппу «милейшей и умнейшей» З.А. Малиновской. Надо сказать, что театр в Херсоне был открыт в 1830-х годах. Сначала он помещался в простом деревянном строении без какой-либо внутренней отделки. В 1889 году по проекту херсонского архитектора В.А. Домбровского было построено новое здание театра на 900 мест. На сцене этого театра выступали труппы П.К. Саксаганского, М.Л. Кропивницкого, Н.К. Садовского, а также, после Назимовой, в сезоны 1902—1904 годов, В.Э. Мейерхольда и А.С. Кошеверова. В зимний сезон 1901 года театр в Херсоне открывался после долгого перерыва. Театралы с нетерпением ждали этого события. Состав труппы госпожи Малиновской был новым и незнакомым Херсону, все новым было и для Назимовой: город, публика, актеры, амплуа...

«Общая ведомость об успехах, прилежании, внимании и поведении учениц IV класса Ялтинской женской прогимназии за 1892/3 учебный год». Публикуется впервые

Сезон был открыт 1 октября пьесой В. Немировича-Данченко «Последняя воля», в анонсе имя Назимовой стоит на первом месте, она играет главную роль. Дебют оказался удачным. Назимова в роли Юлии Вешневодской показала херсонцам «немало данных, привлекающих внимание: красивая внешность, умение держаться на сцене, грациозные манеры и позировка — все это уже говорит в пользу молодой артистки» (33). Несмотря на заметное волнение, роль ей удалась, и журналист, писавший под псевдонимом «А. Н-нъ», делает пророческий вывод, что «на основании этого первого впечатления можно ожидать от этой артистки в будущем немалого» (34).

4 октября херсонские зрители увидели Назимову в драме М.Ю. Лермонтова «Маскарад» в дуэте с актером и режиссером Левицким. Молодая актриса смогла передать «всю поэзию и красоту слога» Лермонтова. В Херсоне она играла буквально через день, 2—3 раза в неделю, всякий раз давали новую пьесу. Назимова, выступавшая в главных ролях, всегда получала положительные отзывы. Правда, как-то критик отметил не всегда четкую дикцию, скороговоренье — недостаток, с которым актриса будет бороться долго. 7 октября в комедии Шекспира «Укрощение строптивой» она «очень мило и вполне естественно» сыграла Катарину, а «в некоторых сценах — прямо-таки художественно прекрасно» (35). 9 октября 1901 года в Херсонском театре шла драма А.П. Чехова «Три сестры», которая оставила «очень большое впечатление», роль Маши «госпоже Назимовой удалась блестяще» (36). Грациозна, женственна и тепла была Алла Назимова в роли Зазы из одноименной пьесы Бертона и Симона в переводе князя Барятинского. Публика встречала дружными аплодисментами каждое появление актрисы на сцене. В конце первого акта ей был поднесен букет живых цветов с надписью на лентах: «Очаровательной Зазе» (37).

Великолепна была Назимова в роли Нибеи из пьесы Шатриана «Друг Фритц». «Нибея — праздник г-жи Назимовой, — писал все тот же А. Н-нъ, — по совершенству пластического изображения статуи она была годна для любого знаменитого музея и поразила публику при открытии занавеса. Даже было жаль видеть, — продолжает критик, — что она сошла с пьедестала. Мимика для статуи Нибея — чудная. Нам такой видеть не приходилось» (38). 21 октября Назимова сыграла роль Раутенделейн в «Потонувшем колоколе» Г. Гауптмана. В этой роли «много игры на полутонах и гармоничных переходах», с которыми актриса справилась блестяще, удачны были и мимические сцены. В Херсоне она играла и в пьесе своего любимого автора Ибсена «Доктор Штокман». В роли Роксаны из пьесы «Сирано де Бержерак» она показала снова много тонкой мимики, своеобразной и красивой интонации (39).

Назимова отмечена во всех рецензиях на спектакли труппы Малиновской, успех был полный. На 16 ноября 1901 года был назначен бенефис А.А. Назимовой, для которого она выбрала веселую комедию «Трактирщица» Карло Гольдони. На бенефис актрисы приехал П. Орленев, который выступил с Назимовой в одноактной комедии «Невпопад» Людвигова. Это был подарок не только молодой артистке, но и херсонской публике. В бенефис Назимовой театр был переполнен, пьеса прошла довольно весело. Публика встретила актрису очень тепло: ей был подарен красивый букет с лентами, на сцену сыпались конфетти, цветные приветственные листки, серпантины. В антракте бенефициантке был преподнесен подарок от благодарных херсонских зрителей. «Вообще говоря, — писал о бенефисе актрисы А. Н-нъ, — молодой талант А.А. Назимовой служит крупной величиной для подвизающейся у нас труппы и выносит на себе немало пьес» (40). Участие же в бенефисе знаменитого актера П. Орленева придало особое праздничное настроение этому вечеру.

Весь декабрь 1901 года Назимова продолжает выступать в ведущих ролях, всякий раз заслуживая положительные отзывы в херсонской газете «Юг». Критик отмечал ее умение передавать легкие полутона, выразительную мимику, а также богатые и изящные костюмы, она прилично играла даже бесцветные и недосказанные роли, часто ее игра бывала «выше пьесы». Так, в пьесе Пьера де Кур-селя «Два подростка» Назимова буквально «захватила и увлекла публику на весь спектакль художественным исполнением роли подростка», поразив всех внешностью и костюмом (41).

10 января 1902 года начались гастроли П.Н. Орленева в Херсоне. Назимова участвовала во всех спектаклях Орленева и была ему достойной партнершей. Она играла с ним в «Братьях Карамазовых», «Микаэле Крамере» Гауптмана, в нашумевшей пьесе С.А. Найденова «Дети Ванюшина», в «Царе Федоре Иоанновиче» А.К. Толстого. С успехом шли и водевили с участием Орленева и Назимовой: «Школьная пара», «Невпопад». Последняя гастроль и бенефис П. Орленева были назначены на 16 января, ставили комедию Островского «Без вины виноватые». В день спектакля театр был буквально битком набит. «Вместе с Орленевым, — сообщал А. Н-нъ, — покидает Херсон и симпатичная артистка г-жа Назимова, вынесшая на себе немало пьес этого сезона. Оба артиста, по слухам, отправляются в турне по России — Кавказу — Волге и Сибири, а затем за границу, оставляя по себе в херсонцах свежее и хорошее воспоминание последними гастролями. Добрый путь!» (42). Однако по неизвестной причине Орленев едет на гастроли в Николаев и Екатеринодар один. Назимова же осталась в Херсоне, но на сцену не вернулась, хотя и посещала спектакли как зритель.

В этот период Орленев загорелся инсценировкой романа Д. Мордовцева «Лжедмитрий и Ксения». Он заказывает пьесу, костюмы, декорации. Для роли Ксении он вызывает из Херсона Аллу Назимову. Первый спектакль должен был состояться в Самаре весной. Однако, как часто бывало у Орленева, «роковой случай разбил все предприятие» (43): актер из-за долговой расписки попал в зависимость от антрепренера Потехина и вынужден был гастролировать под его руководством. К этому спектаклю Орленев и Назимова больше никогда не возвращались. А тогда Назимова уехала в Ялту к родным. Орленев же после скитаний по российским театрам оказался в Одессе. Он гастролировал в летнем театре на Большом фонтане у антрепренера П.И. Владыкина. Большефонтанский театр был открыт 23 мая после реконструкции, он был довольно обширным — вмещал до тысячи человек. К открытию театра были приготовлены декорации лучших художников, приглашены хорошие актеры. В тот сезон здесь играли И.М. Шувалов, М.И. Велизарий, А.А. Пасхалова, Э.Т. Днепрова и М.Т. Багров. С этим составом выступал Орленев. Гастроли начались после 6 августа. В репертуаре были спектакли «Преступление и наказание», «Горе-злосчастье», «Микаэль Крамер», «Ложь», «Дети Ванюшина», «Три сестры» и др. Роли Назимовой в этих спектаклях играла Велизарий (44).

Алла Назимова и Павел Орленев. 1901 г.

23 августа одесситы простились с Орленевым, а он отправился в Ялту к Назимовой. 27 августа они вместе посетили А.П. Чехова. В тот же день он сообщил в письме О.Л. Книппер: «Сегодня был у меня Орленев, была Назимова» (45). В этот приезд Орленев дал несколько спектаклей в Ялте и Алуште, но без участия Назимовой (46). Она же по приглашению антрепренера П.П. Струйского вскоре уехала на сезон в Вильно. Весной 1902 года в Виленском театре гастролировала Вера Комиссаржевская. Может быть, поэтому Алла в первых спектаклях здесь выступила робко и неудачно. Постепенно отзывы прессы стали более теплыми. Положительно оценено ее участие в спектаклях по пьесам Чехова «Три сестры» и «Дядя Ваня». В Вильно на гастроли, а значит и к ней, приезжал П.Н. Орленев.

В начале 1903 года в Петербурге по проекту архитектора В.А. Шреттера был построен новый театр В.А. Линской-Неметти. Он открылся 1 мая. Владелица театра В.А. Неметти предложила Орленеву контракт на два-три месяца гастролей, он согласился и, вероятно, тогда же рекомендовал в новый театр Аллу Назимову.

Получив от Неметти аванс, Орленев и Назимова летом 1903 года едут на отдых за границу, в Вену, оттуда в Венецию, потом в Милан, остановились они на озере Комо в местечке Белляджио. Назимова наслаждалась югом, теплом, долгожданным отдыхом. Орленев же в этот период был захвачен образом Освальда из «Привидений» Ибсена и находился в мрачном настроении роли. Он был удручен и тем, что деньги кончились, счета росли, а вторую часть аванса от Неметти забыли выслать. Актер предложил нескольким российским антрепренерам гастроли, и, получив от них аванс, тут же «отвел душу», «дня три пил и безумствовал» (47). Назимова скрылась от этих «безумств» в Петербург.

Работа в театре Неметти — новый этап в творчестве Назимовой. Она стала актрисой столичного театра, здесь играли братья Адельгейм и И.И. Судьбинин. Она страшно волновалась, и ее первые шаги в театре Неметти были неуверенными и получили строгую критику. Постепенно она справилась с волнением. С Орленевым она играла в «Братьях Карамазовых», водевилях «С места в карьер», «Невпопад», в пьесе С.А. Найденова «Дети Ванюшина». Пять раз в театре Неметти была дана пьеса М. Горького «На дне», где Орленев — Актер, а Назимова — Настя. Критика на эти спектакли была хорошей. Но Орленев по-прежнему был одержим пьесой Ибсена «Привидения» и всеми правдами, а скорее неправдами (цензура не давала разрешения на постановку этой пьесы), добивался ее разрешения. Его раздражало то, что Назимова не верила в успех. Он все-таки получил разрешение, буквально приставив к виску пистолет. Отпраздновав победу, Орленев взялся за репетиции, и через две недели спектакль был готов. Премьера ибсеновских «Привидений» состоялась в начале января 1904 года в театре Неметти. Первый спектакль был благотворительным, сбор от него предназначался «в пользу Севастопольского общества борьбы с туберкулезом на устройство в Крыму общедоступного санатория для чахоточных больных» (48). Назимова играла в «Привидениях» Регину, возлюбленную Освальда, но роль Освальда была одной из самых сильных в репертуаре Орленева, и ей пришлось уйти в тень. Пьеса в Петербурге прошла с потрясающим успехом 16 раз.

Весной Орленев получил приглашение совершить турне по России с «Привидениями» в том же составе, что и у Неметти. Они проехали через всю Россию и Украину, «играли на каждой станции: в Горловке, Дружковке, Константиновке, Синельникове, Лозовой, везде, где был хотя бы маленький клуб» (49).

Весну встречали в Ялте. 8 марта А.П. Чехов сообщает О.Л. Книппер: «<...> получил от Орленева письмо: пишет, что едет в Ялту, что хочет возвратить мне 100 рублей, которые взял три года назад. Посмотрим. Играет он с Горевой в ибсеновских "Призраках", говорят, с успехом» (50). 15 марта в письме жене опять упоминает Орленева: «Завтра здесь играет Орленев в "Искуплении"1, я, вероятно, пойду, если не будет дождя» (5l).

Газета «Крымский курьер» от 14 марта 1904 года сообщала о том, что 16 марта в общественном собрании состоится «только один спектакль Павла Николаевича Орленева» по знаменитому произведению Генриха Ибсена «Привидения»; в ролях были заявлены Орленев, Горева и Назимова (52). 18 марта в ялтинской газете появляется рецензия на спектакль, в общем положительная, но все же, «если это игра петербургского театра Неметти, то говорить о ней как о чем-то особенном — не приходится» (53). Чехову спектакль не понравился, о чем он сообщает Ольге Леонардовне: «Видел я Орленева в "Искуплении" Ибсена. И пьеса дрянная, и игра неважная, вроде как бы жульническая» (54).

Алла Назимова. Рисунок Джулии Браун. XX в.

Почти целую неделю пробыли в Ялте Назимова и Орленев. Актер, по его собственному признанию, почти не расставался с Чеховым. Тогда же Чехов пообещал Орленеву написать для него трехактную пьесу для заграничного турне, которым уже загорелся артист.

После весеннего спектакля в Ялте Орленев и Назимова гастролируют с «Привидениями», они изъездили почти всю Россию, Крым и Кавказ, Волгу и Закаспийский край, играли в Варшаве, Ковно, Шавли, Либаве и Риге.

Летом они опять в Ялте. В этот последний свой год в России маршруты Назимовой несколько раз пройдут через Ялту. В газете «Крымский курьер» от 6 июля 1904 года анонсируется «спектакль Павла Николаевича Орленева "Привидения" ("Призраки"). Семейная драма в 3-х действиях, перевод К. Набокова. Роль Освальда исполняет П.Н. Орленев, Регины Энгстранд — А.А. Назимова. Идет в настоящий сезон в 123-й раз» (55). На этот раз они выступали в другом составе: с ними играли артисты В.С. Кряжева, И.Н. Вронский и А.И. Фохт. Спектакль проходил в зале Ялтинского общественного собрания 11 июля. Спустя два дня в разделе «Театр и музыка» той же газеты печатается рецензия, которая отражает вкусы и интересы театральной публики курортного города. Рецензент пишет: «Драма эта у нас в Ялте ставится не в первый раз (с тем же Орленевым недавно, но в другом ансамбле) <...> Пьеса зрителя не захватывает. По крайней мере, как казалось в настоящий и прошлый раз, наша ялтинская публика "созерцала" без особого напряжения, а по окончании даже как бы с удовольствием уходила. <...>

Посещать зал Ялтинского общественного собрания вообще, а летом в особенности, ради какого-то ни было артиста — большая жертва, видеть г. Орленева в "Призраках" собралось немало публики, ансамбль был также хороший (хотя и не без некоторой дозы шаржа). Но сама пьеса довольно скучна. Впрочем, — заключает рецензент, — возможно, в Норвегии даже в июле "Призраки" интересны» (56).

В Ялте Орленев и Назимова узнали о смерти Чехова. На страницах ялтинской газеты того времени появляются самые разные статьи, сообщения и воспоминания о писателе. Для Орленева Ялта опустела без Чехова, и он после прощального спектакля 14 июля уезжает с «Привидениями» по России, но без Назимовой, — та остается в Ялте. 21 июля она играла в пьесе «Звезда» Барра, спектакль прошел с успехом, и хотя публики было немного, он оставил благоприятное впечатление. «Удачно играла Лону Ладинзер г-жа Назимова, — писал рецензент ялтинской газеты, — которая вместе с тем сценически была очень эффектна и изящна» (57). 6 августа Назимова принимала участие в вечере Ялтинского благотворительного общества в пользу нуждающихся приезжих больных, посвященном памяти А.П. Чехова. Вечер проходил в зале мужской гимназии и «собрал крупные артистические силы». В нем участвовали примадонна Императорской оперы Е.И. Збруева, артистка той же оперы М.Д. Турчанинова, драматическая актриса М.В. Ильинская, артист Императорского Малого театра Л.Н. Худолеев. В отчете о вечере в «Крымском курьере» за 8 августа отмечено, что его «можно считать наиболее интересным за истекший летний сезон». Назимова в тот раз «прочла рассказ Чехова с грацией, не лишенной доли кокетства» (58). В августе в Ялту возвращается Орленев: пора организовывать труппу для поездки за границу.

Газетные публикации того года за август — сентябрь передают нам динамику жизни актрисы того времени:

30 августа на курорте Суук-Су с благотворительной целью в пользу Таврического лазарета проводилось грандиозное гулянье и концерт, в котором участвовала и А. Назимова (59);

Алла Назимова в роли Гедды в первом англоязычном спектакле «Гедда Габлер» в США. Рисунок 1906 г.

15 сентября в зале Ялтинского общественного собрания состоялся спектакль «Призраки» с участием П.Н. Орленева и А.А. Назимовой (60);

19 сентября в помещении казино в Суук-Су — литературно-музыкальный вечер при участии П.Н. Орленева и А.А. Назимовой, исполнены были комедия «Красный цветок» и водевиль «Невпопад» (61).

22 сентября в зале Ялтинского общественного собрания Орленев и Назимова выступали в спектакле «Братья Карамазовы» (62). Видимо, это было последнее выступление А. Назимовой на ялтинской сцене. После 22 сентября Орленев дает в Суук-Су и Ялте два спектакля, драму «Горе-злосчастье», участвует в благотворительном вечере в пользу бедных евреев Ялты (63), но уже без Назимовой.

В конце сентября Алла Назимова прощается со своим городом навсегда — она выезжает в Германию для устройства гастролей труппы. Гастроли орленевской труппы в Берлине проходили в роскошном «Theater der Westens» с 22 ноября 1904 года (по ст. ст.). С 30 января 1905 года они выступали в Лондоне. И наконец, в марте 1905 года состоялся их первый спектакль в Америке.

Не будем останавливаться на подробностях гастролей Орленева и Назимовой в Америке, об этом достаточно написано в мемуарах П.Н. Орленева и других актеров, в книге М.Г. Литавриной «Американские сады Аллы Назимовой». Гастроли прошли с успехом, но доходов не принесли. Назимова, получив предложение работать в театре, остается в Америке.

Несколько штрихов к портрету нашей героини добавляет статья, опубликованная в 1907 году в России в «Новом журнале литературы, искусства и науки» (64). Она свидетельствует о триумфальном дебюте Аллы Назимовой как англоязычной актрисы. Ее появление на американской сцене критики оценивали как «нечто большее, чем начало крупной карьеры», считая, что это «означает эволюцию драмы и развитие драматического исполнения» (65). Алла Назимова, оставшись в Америке, подписала контракт, по которому через семь месяцев она должна выйти на сцену и исполнять роли на английском. Начав учиться языку в июне 1906 года, она уже через пять месяцев дала «Гедду Габлер» Ибсена, при этом Назимова не просто выучила роль — она руководила всеми репетициями. Еще через два месяца на первом спектакле «Кукольного дома» она сказала, обращаясь к публике, несколько фраз по-английски.

В феврале 1907 года А. Назимова получила предложение прочитать лекцию о литературе в Йельском университете. Такая честь не оказывалась до того времени ни одной актрисе. Темой для выступления Назимова выбрала творчество своего любимого Ибсена.

Алла Назимова в роли Норы в спектакле «Кукольный дом». США. Рисунок 1907 г.

Уже после первых англоязычных спектаклей она была признана актрисой огромной драматической силы, преемницей Э. Дузе и Сары Бернар. Отзывы американских критиков о ее игре «не имели ничего равного» (66). Игра Назимовой имела огромное влияние на современные ей драму и сцену, которые до сих пор довольствовались тем, что «были источником отдыха и развлечения». Теперь же, как писали американские журналы о Назимовой, появилась «сила, которая обещает быть интеллектуальной истолковательницей драматического искусства в его непосредственном обращении к душе людей» (67). Сама же Алла Назимова в 1907 году выразила свое кредо так: «Я стремлюсь не к тому, чтобы заставлять зрителей плакать и смеяться; многие актрисы способны на это. Мне хочется чувствовать, что я заставила их думать после того, как они ушли из театра» (68). Алле Назимовой 27 лет. Так она начинала в Америке.

В течение многих лет актриса с блеском выступала на американской сцене, очаровывая публику изысканностью, причудливостью таланта, интеллектом и неожиданными перевоплощениями.

В 1916 году она начинает сниматься в кино и уже за первую свою роль в фильме «Невесты войны» режиссера Г. Бреннона получает фантастический гонорар — тысячу долларов в день. Фильм имел огромный успех, после него Назимова снималась очень много, но по-настоящему индивидуальность актрисы проявилась в фильмах режиссера А. Капеллани («Из тумана», «Красный фонарь», «Око за око»). Фильмы этого режиссера, необычайно утонченные, сделали Назимову звездой. Она царила в Голливуде. Ее карьера была стремительной и кратковременной и удивительной хотя бы потому, что Алла Назимова начинала в кино, когда ей исполнилось 36 лет, — это в то время, когда в Голливуде блистали совсем молодые звезды.

Жила Назимова «во внушительном квадратном особняке со светло-кремовыми стенами по дороге в Беверли-Хиллз. Вокруг дома очаровательный сад, куда более пышный и густой, чем обычно в Голливуде. Вечером гостиная освещалась янтарным светом ламп, затянутых темно-фиолетовой и черной сетчатой тканью. Громадные пурпурные диваны, изделия из лака, зеркала в золотых кружевах...» (69) — ее дом был таким же причудливым и странным, как она сама.

Занималась Назимова и продюсерской деятельностью, но после создания кинематографического балета «Саломея» она потеряла все: дом, студию, деньги, но не сломилась. Она вернулась в театр, где играла с блеском, еще раз проявив свой сильный характер и оригинальный талант. В 30-х — 40-х годах Назимова снималась в кино, но уже во второстепенных ролях.

Алла Назимова умерла в 1945 году, в возрасте 66 лет, оставшись в памяти людей прекрасной и загадочной, властной и гордой женщиной.

Назимова всегда помнила город, в котором родилась, помнили об этом и в Америке, — один из некрологов о ней был озаглавлен так: «Женщина из Ялты».

Киновед Виталий Вульф на Чеховских чтениях в Ялте как-то рассказал о том, что в Америке есть люди, которые мечтают приехать в Ялту только для того, чтобы встать на колени перед домом Антона Чехова и домом, где жила Алла Назимова...

Литература

1. Садуль Жорж. Всеобщая история кино. Т. 3. М.: Искусство, 1961. С. 387.

2. Литаврина М. Американские сады Аллы Назимовой. М., 1995. С. 185.

3. См. «Список к подробному плану города Ялты с показанием всех существующих и вновь строящихся дач, а также и пустопорожних земель». Ялта, 1886. С. И; Систематический указатель домов, в порядке расположения их по улицам // Ялта и ее ближайшие окрестности. Справочная книжка. Издание Н.Р. Лупандиной. Ялта, 1897. С. 184; Список владений по улицам города Ялты к плану 1905 года. Ялта, 1908. С. 38.

4. ГААРК. Ф. 522, оп. 1, д. 188, л. 1.

5. Там же. Л. 3.

6. Там же.

7. ГААРК. Ф. 620, оп. 1, д. 484, л. 9.

8. Там же. Л. 7.

9. Там же. Л.8. Свидетельство о разводе от 22 августа 1887 г.

10. Там же. Л. 6.

11. ГААРК. Ф. 623, оп. 2, д. 17, л. 1—3. Списки учащихся Ялтинской женской гимназии.

12. ГААРК. Ф. 522, оп. 1, д. 428, л. 20.

13. Теребенев П.К. (1841—1903), архитектор, выпускник Санкт-Петербургской Академии художеств, работал в Крыму с 1881 г., с 1881 по 1888 г. — городской архитектор Ялты, автор проектов собора Александра Невского и других зданий Ялты.

14. ГААРК. Ф. 522, оп. 1, д. 428, л. 89—90.

15. Там же. Д. 470, л. 28.

16. Там же. Л. 50.

17. Там же. Д. 12, л. 455.

18. ЯИЛМ КП № 22400.

19. ГААРК. Ф. 623, оп. 1, д. 22, л. 48; ф. 623, оп. 1, д. 23, л. 21—22.

20. «Вся торговая Одесса». Одесса, 1914. С. 126; Алфавитный указатель жителей города Одесса. Одесса, 1914. С. 115.

21. Отчет Одесского отделения ИРМО с 1 сентября 1893 г. по 1 сентября 1894 г. С. 40.

22. Там же.

23. Отчет Одесского отделения ИРМО с 1 сентября 1894 г. по 1 сентября 1895 г. Одесса, 1895. С. 33, 52.

24. Жизнь и творчество русского актера Павла Орленева, описанные им самим. Л.; М., 1961. С. 84.

25. Мацкин А. Орленев. Жизнь в искусстве. М., 1977. С. 152.

26. Там же. С. 153.

27. Чехов А.П. ПССиП: В 30-ти т. Письма в 12-ти т. Т. 10. М.: Наука, 1981. С. 67.

28. Жизнь и творчество русского актера Павла Орленева, описанные им самим. С. 98.

29. Там же. С. 99—100.

30. Газета «Крымский курьер», 1901, 31 августа, № 195.

31. Указ. соч. С. 72.

32. «Крымский курьер», 1901, 6 сентября, № 201.

33. Газета «Юг», Херсон, 1901, 3 октября, № 1027.

34. Там же.

35. «Юг», 1901, 9 октября, № 1032.

36. Там же. 11 октября, № 1034.

37. Там же. 12 октября, № 1035.

38. Там же. 19 октября, № 1041.

39. Там же. 31 октября, № 1050.

40. Там же. 18 ноября, № 1065.

41. Там же. 15 декабря, № 1085.

42. «Юг», 1902, 18 января, № 1110.

43. Орленев П.Н. Указ. соч. С. 110.

44. «Одесские новости», 1902, 16 июля № 5691; № 19 июля № 5694; 24 августа № 5727.

45. Чехов А.П. Указ. соч. Т. 11. С. 25.

46. «Крымский курьер», 1902, 29 августа; 1 октября; 3 октября; 4 октября; 6 октября; 8 октября; 10 октября № 223—233.

47. Жизнь и творчество русского актера Павла Орленева, описанные им самим. С. 121.

48. Там же. С. 309.

49. Там же. С. 135.

50. Чехов А.П. Указ. соч. Т. 12. С. 57.

51. Там же. С. 62.

52. «Крымский курьер», 1904, 14 марта, № 61.

53. «Крымский курьер», 1904, 18 марта, № 64.

54. Чехов А.П. Указ. соч. С. 65.

55. «Крымский курьер», 1904, 8 июля, № 153.

56. «Крымский курьер», 1904, 13 июля, № 157.

57. Там же. 23 июля, № 166.

58. Там же. 8 августа, № 178.

59. Там же. 28 августа, № 196.

60. Там же. 14 сентября, № 209.

61. Там же. 19 сентября, № 213.

62. Там же. 22 сентября, № 215.

63. Там же. 26 сентября — 4 октября, № 219—225.

64. Алла Назимова (Новизна в драматическом искусстве) // Новый журнал литературы, искусства и науки. СПб., 1907, № 9, сентябрь. С. 174—181.

65. Там же. С. 174.

66. Там же. С. 176.

67. Там же. С. 181.

68. Там же. С. 175.

69. Садуль Жорж. Всеобщая история кино. М.: Искусство, 1982. Т. 4, полутом 2. С. 87.

Примечания

1. Так Чехов называет «Привидения».


 
 
Яндекс.Метрика © 2024 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь